Солодов С. В. Филиппов Главный редактор-администратор В. Д. Соловьев Главный научный редактор П. А. Кротов Технический редактор И. Е. Прозоров Художник А. А. Брынза Макет, верстка Г. В. Губенкова




НазваниеСолодов С. В. Филиппов Главный редактор-администратор В. Д. Соловьев Главный научный редактор П. А. Кротов Технический редактор И. Е. Прозоров Художник А. А. Брынза Макет, верстка Г. В. Губенкова
страница3/15
Дата20.03.2013
Размер2.64 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
кувшин. — И.Д.) с лоханью оловянной, и два подсвечника медных, и по чернильнице (письменный прибор того времени. — И.Д.) оловянной, и по одной долгой салфетки для утирания лица и рук».

Комиссару следовало выделить отдельную комнату для проживания, а для текущей, повседневной работы с приходно-расходными документами и отчетностью за израсходованные денежные и материальные средства в учреждении — кабинет.

Весьма скромно планировалось обеспечить жилплощадью поваров и лиц обслуживающего персонала: выделялась комната двум поварам для проживания и для всех четырех вспомогательных работников и помощника повара одна.

Кроме того, для коллективного отдыха проживающих офицеров предусматривались хорошо обставленные мебелью комнаты, имеющие выходы во внутренний сад и на улицу. Следовало также построить специальные комнаты (больничные покои), предназначенные для приема и осмотра заболевших ветеранов приезжающими по вызовам в инвалидный госпиталь иностранными докторами и отечественными лекарями.

Священникам рекомендовалось установить жалование в пределах 15–20 руб. в год, «а ежели дешевле сыскать можно, то и лучше». Дьякону, поварам и другому обслуживающему персоналу предписывалось выплачивать средства, сообразуясь с размерами окладного жалованья, устанавливаемого данному контингенту в Москве, «по препорции». Размер жалованья комиссара зависел прежде всего от качественного выполнения им функциональных обязанностей, создания комфортных условий для призреваемых ветеранов. Поэтому следовало из числа кандидатов выбрать по рекомендациям и деловым качествам только того, «что пристойно найдется». Для контроля за здоровьем и лечения заболевших отставных офицеров требовалось нанять «одного цирюльника (лекаря. — И.Д.) и платить ему погодно по договору...».

На строительство церкви и госпиталя Б.И. Куракин выделял большую по тем временам сумму — 20 тыс. руб., однако сделал существенную приписку в духовном завещании: если этого окажется недостаточно, то следует отпустить 30 тыс. руб. На текущее содержание инвалидного госпиталя планировалось выделять по 1600 руб. в год, да «из дому сына моего, также и припасов [следует взять] по препорции всяких».

Если по истечении года будет наблюдаться экономия денежных средств, то он предлагал сыну принять еще дополнительно в госпиталь отставных офицеров сверх тех двенадцати, которые содержались по ранее установленному штатному расписанию.

Князь Б.И. Куракин уделял большое внимание сооружению кухни госпиталя и оснащению ее соответствующим технологическим оборудованием, кухонной посудой и инвентарем («поварню пристойную и камору [сделать], где хлеба и пироги печь»).

В кухне устанавливались пищеварочные котлы различного предназначения, кастрюли разной емкости, сковороды, судки, другие предметы кухонной посуды, медные и оловянные («все пристойное»), которые закупались по высоким ценам преимущественно за границей либо в Москве по заказам, но изготовленные из заграничной меди и олова. Также указывалось сыну построить теплый погреб для содержания «питья» в зимний период времени и ледник для хранения скоропортящихся продуктов, пива, квасов и других прохладительных напитков летом. Обязательно следовало иметь в этом призреваемом учреждении «пристойные магазины на всякие припасы», то есть складские помещения в виде специализированных хранилищ для сухой и «мокрой» провизии.

Подробно была расписана князем и организация совместного приема пищи в инвалидном госпитале («трапеза со всякою проприетою, пристойную, по препорции всех [ветеранов] и церковников, чтобы все вместе ели, кроме заболевших [офицеров]»).

Поражает воображение ассортимент и количество продуктов, спиртных напитков, пива, вареных медов, квасов, установленных Б.И. Куракиным для пищевого довольствия отставных обер- и штаб-офицеров, комиссара и монахов как в воскресные, праздничные, так и обычные дни104. Причем предписывалось комиссару «пиво и мед содержать самые наилучшие, как к моему властному [повелению]». Кроме того, указывалось иметь двойное вино «онисное»105 или другое высококачественное вино, которое выдавать «каждому на всякий день перед обедом и ужином, по нашему [русскому] обычаю, по препорции». Монахам предписывалось отпускать только простое хлебное вино («петровскую водку»).

В соответствии с канонами РПЦ и православным мировоззрением русских людей, горячая пища готовилась из скоромных и постных продуктов («с разными мясами и птицами и курами в обеде и ужине, так и в постные дни рыбою свежею и соленою»).

На обеденные столы по приемам пищи выставлялись столовые предметы, изготовленные из меди, олова и стекла, причем высшего качества «для проприете». Кроме того, в обеденном зале следовало содержать «довольное число белья столового».

Ветеранов предписывалось одевать по сезону в кафтаны летние и зимние, сшитые из качественного цветного сукна, которые должны носиться ими до износу. На год им отпускалось по шесть рубах, по четыре носовых платка, по две пары башмаков, летом выдавалась шляпа, зимой — шапка и шуба, которые также использовались до износа.

Б.И. Куракин не мог оставить без своего внимания организацию по поддержанию порядка и дисциплины в инвалидном госпитале, поэтому предусмотрел мероприятия по сохранению морального климата и нравственности среди коллектива отставных офицеров. Он особо отметил, что все «шпиталисты — люди старые, древние или раненые. Молодых и гуляк, чтоб чинили дебоши, не брать. А ежели такой появится — отчислять. И житья их регулу (правила. — И.Д.) добрую содержать, чтоб ночевали дома и должность свою чинили, ходили в церковь к вечерю, заутрене и обеду, и время [следует] определить, когда их отпускать для гулянья, а в другое время — для возвращения в шпиталь».

Сын исполнил посмертную волю отца в соответствии с духовным завещанием. Инвалидный госпиталь для призрения отставных офицеров «был сделан с хорошей архитектурой и добрым определением, по чужестранному обычаю106 (образцом являлся Парижский инвалидный дом. — И.Д.) и со всякой магнифиценцию и покоями»107.

В России Куракинский инвалидный госпиталь явился примером для достойного содержания ветеранов в военных учреждениях призрения. Многие его нововведения были воплощены в жизнь при открытии новых инвалидных домов и военных богаделен108.

Следует отметить, что именно князь Б.И. Куракин явился пионером в вопросе негосударственного (частного) пенсионного обеспечения отставных военнослужащих.

В этом он был предшественником российского посла при венском императорском дворе князя Д.М. Голицына109, по завещанию которого была учреждена в Москве Голицынская больница, и посла в Лондоне графа С.Р. Воронцова, также внесшего заметный вклад в развитие общественного призрения в нашей стране110.

Анализ положений руководящих документов по организации военного призрения больных и увечных чинов показал, что некоторые богадельни и инвалидные дома, учрежденные еще в XVIII в., продолжали функционировать и в двадцатые годы XX века.

Так, к 1915 г. в ведении Александровского комитета о раненых для призрения болезненных и престарелых воинов Военно-сухопутного и Морского ведомств состояли: Чесменский инвалидный дом императора Николая I, находившийся вблизи Петрограда, при нем имелись семейные инвалидные квартиры и содержался приют для временного призрения вдов ветеранов, умерших в инвалидном доме; Измайловский инвалидный дом императора Николая I вблизи Москвы, также с семейными квартирами и приютом для временного помещения вдов инвалидов; Лопухинский дом призрения инвалидов в Порховском уезде Псковской губернии. Перечисленные учреждения военного призрения управлялись Александровским комитетом на основании особых о них положений111.

Выводы. Таким образом, петровские ветераны, помещенные в Каменноостровский инвалидный корпус, кроме инвалидного содержания, которое производилось им в виде увеличенной военной пенсии по отношению к годовому окладному жалованью, которое они до увольнения в отставку получали на флотской (армейской) службе, снабжались от казны жильем, дровами, свечами, светильниками, им оказывалась бесплатно медицинская помощь.

Вероятно, цесаревич генерал-адмирал Павел рассматривал повышенную пенсию, установленную им для отставных и больных петровских ветеранов, как заслуженное материальное обеспечение престарелых людей, чей честный воинский труд уже был оплачен здоровьем при несении длительной и беспорочной военной службы. И поэтому наследник императорского трона принял на себя заботу о материальном и медицинском обеспечении таких лиц, столь усердно служивших Престолу и Отечеству.

В конце 80-х – начале 90-х годов XVIII в. с увеличением численности призреваемых, наряду с прежним выделением средств, из окладного должностного жалованья генерал-адмирала и денежной компенсации за морскую провизию и рационы на пенсии, другие расходы, связанные с содержанием жилья, ремонтом помещений учреждения, начали финансироваться по различным статьям сметы из общего бюджета Морского ведомства.

Старость и нетрудоспособность вдов морских и военных чинов, подавших прошения на зачисление во вдовские палаты Каменноостровского инвалидного корпуса, рассматривались цесаревичем Павлом как одна из важнейших причин бедности этих лиц, остро нуждавшихся в социальной защите. В каждом случае это облекалось в свои формы. Однако получение искомого места в учреждении было связано с унизительной проверкой нуждаемости, ограничением права просительницы от верховной власти, поставившей главным условием ее зачисления не только обязательный положительный послужной список покойного супруга, но и ее беспорочное вдовское поведение после смерти мужа.

Нижние чины, раненные и изувеченные на войне или получившие травмы на службе в мирное время и сделавшиеся не способными самостоятельно заработать, могли рассчитывать только на содержание в военных и общественных богадельнях, а также быть направленными на инвалидное содержание лишь в порядке установленной очереди.

Право на инвалидное содержание приобреталось исключительно беспорочной военной службой. Только те, кто отличался безупречным исполнением возложенных на него обязанностей, получали койко-место в военных и общественных богадельнях, а также могли быть направлены на инвалидное содержание. Морской и военный чин, нарушивший воинский долг на службе, относившийся к своим функциональным обязанностям небрежно, служивший без напряжения физических и умственных сил, мог быть лишен права на пенсионное инвалидное содержание. Кроме того, правительство оставляло за собой право увольнять от военной службы всех лиц, физически и духовно ослабевших и не способных выдерживать высокие нагрузки на военных учениях (в боевых действиях), а также переводить их на другие должности с меньшим объемом работы.

Именно при совместном участии представителя губернатора (как правило, это был его заместитель — «товарищ губернатора») губернии, где базировались силы флота, капитан над портом после медицинского освидетельствования штаб-лекарем и лекарями осуществлялся разбор морских, адмиралтейских и военных чинов, представленных к увольнению в отставку. Результатом разбора являлось определение отставных служителей, как не имеющих собственного пропитания и по старческой немощи, на инвалидное содержание в рабочую команду и ветеранские палаты морского (военного) госпиталя, на инвалидное содержание в инвалидную роту и повышение очередным воинским чином.

Инвалидное содержание нижним чинам, вдовские и сиротские пенсии членам семьи назначались только в том случае, если ранение, болезнь или смерть кормильца находились в причинной зависимости от прохождения военной службы мужем (отцом).

Однако инвалидное содержание было установлено не для всех нижних чинов армии и флота, унтер-офицеров, обер- и штаб-офицеров, а только для незначительной части (гвардейский, армейский, флотский и адмиралтейский инвалидный комплект).

Пенсионное обеспечение нижних чинов и унтер-офицеров, находившихся на инвалидном содержании в специальных установленных городах, в отличие от пенсионного обеспечения обер- и штаб-офицеров осуществлялось на уравнительных началах в размере прожиточного уровня.

Годовые вдовские и сиротские пенсии членов семей нижних чинов, унтер-офицеров армии и флота, убитых в сражениях или умерших на службе, были ничтожны и начали выплачиваться только при правлении Екатерины II и Павла I. Вдовы получали по 5 руб., а сыновья и дочери по 3 руб. в год до достижения совершеннолетия.

Малы были не только вдовские и сиротские пенсии членов семей рядовых и младших командиров, но и пенсии обер-офицерских вдов и их детей-сирот.

Пенсии офицерским вдовам, несовершеннолетним дочерям и сыновьям покойных офицеров в годы правления Петра III, Екатерины II и Павла I по-прежнему назначались в соответствии с положениями Устава Морского 1720 г. Вдовам старше 40 лет или моложе, но больным пожизненно выдавалось 1/8 доля годового окладного жалованья мужа.

После нового замужества или пострижения в монахини, выдача прекращалась. Вдовам моложе 40 лет единовременно выплачивалось годовое жалованье. Сыновьям до 10-летнего (с 9 января 1758 г. до 12 лет)112, дочерям до 15-летнего (с 26 февраля 1764 г. до 20 лет)113 возраста выдавалась 1/12 доля годового жалованья отца по последнему чину.

Именно малые размеры вдовских и сиротских пенсий привели к тому, что в 80–90-х годы XVIII в. при поддержке правительства начали создаваться эмеритальные кассы и общества взаимопомощи, организованные для материальной поддержки своих членов в случае болезни, для обеспечения семей потерявших кормильца, оплаты расходов на погребение, а также нуждающимся в денежных средствах по разным случаям. Средства этих касс и обществ образовывались из твердо установленных размеров членских взносов.

И лишь незначительная часть престарелых и нетрудоспособных военных и морских чинов обеспечивалась горячим питанием, одеждой, жильем, медицинским обслуживанием за счет благотворителей из числа видных русских аристократов.

__________________________________1


1 Ветеран — от лат. vetus, старый, опытный. У В.И. Даля — это престарелый служака, сановник, чиновник, делатель на каком-либо поприще, особенно на военном, одряхлевший солдат, заслуженный старец, ветхослужилый, ветшанин (Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 2005. Т. I. С. 188)

2 Стог А.Д. О общественном призрении в России. СПб., 1818. Ч. I. C. 86–88.

3 ПСЗ. СПб., 1830. Т. XV. № 11481. С. 949.

4 Там же. № 11498. С. 971, 972, 974.

5 Там же. № 11525. С. 995–996.

6 Там же. Т. XVI. № 11814. С. 246–247.

7 Розанов Н.П. История Московского епархиального управления со времен учреждения Св. Синода (1721–1821). М., 1870. Ч. II. C. 48.

8 ПСЗ. Т. XVI. № 12060. С. 551, 553, 565.

9 РГА ВМФ. Ф. 212 (Государственная Адмиралтейская коллегия). Оп. 1766 г. Д. 10. Л. 1 об.

10 Форсова В.В. Общественное призрение военных и их семей в дооктябрьской России // Вестник РАН. 1996. Т. 66, № 8. С. 751; Фирсов М.В. История социальной работы в России. М., 2001. С. 103; Торопкин А.И. Пенсии «Комитета призрения заслуженных воинов» — продолжение православных традиций // Ученые записки Нижегородского государственного университета. Н. Новгород, 2005. Вып. 17. С. 159; Россов (капитан). Исторический очерк призрения отставных военных чинов в прошлом веке и в начале нынешнего столетия // ВС. 1863. № 4. С. 388.

11 ПСЗ. Т. XVI. № 12156. С. 763–764.

12 Строев В.Н. Бироновщина и Кабинет министров : очерк внутренней политики императрицы Анны. М., 1909. Ч. 1. С. 171.

13 Записки Михаила Николаевича Киреева // РС. 1890. № 7. С. 12.

14 ПСЗ. Т. XXIV. № 12060. С. 566–567.

15 
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

Солодов С. В. Филиппов Главный редактор-администратор В. Д. Соловьев Главный научный редактор П. А. Кротов Технический редактор И. Е. Прозоров Художник А. А. Брынза Макет, верстка Г. В. Губенкова iconНаучный консультант Художник Корректоры М. Дизайн Верстка > В. Усманов М. Чураков А. Зайцев В. Попов В. Лоскутов В. Королева Рошаль, Е. Шнитникова Н. Мигаловская А. Рапопорт ббк 88. 352. 1
Главный редактор Зав гуманитарной редакцией Зав психологической редакцией Ведущий редактор Научный консультант Художник
Солодов С. В. Филиппов Главный редактор-администратор В. Д. Соловьев Главный научный редактор П. А. Кротов Технический редактор И. Е. Прозоров Художник А. А. Брынза Макет, верстка Г. В. Губенкова iconХудожник обложки Корректоры Верстка Е. Строганова Л. Винокуров Е. Цветкова А. Борин С. Маликова Т. Брылёва, М. Одинокова А. Борин ббк 88. 43
Главный редактор Заведующий редакцией Руководитель проекта Ведущий редактор Художник обложки Корректоры Верстка
Солодов С. В. Филиппов Главный редактор-администратор В. Д. Соловьев Главный научный редактор П. А. Кротов Технический редактор И. Е. Прозоров Художник А. А. Брынза Макет, верстка Г. В. Губенкова iconПрактикум по конфликтологии 2-е издание, дополненное и переработанное
Главный редактор Заведующий редакцией Руководитель проекта Литературный редактор Художественный редактор Корректор Верстка
Солодов С. В. Филиппов Главный редактор-администратор В. Д. Соловьев Главный научный редактор П. А. Кротов Технический редактор И. Е. Прозоров Художник А. А. Брынза Макет, верстка Г. В. Губенкова iconВ. П. Орлов (главный редактор)
В. П. Орлов (главный редактор), Д. А. Варламов (заместитель главного редактора), Г. М. Гейшерик (научный редактор)
Солодов С. В. Филиппов Главный редактор-администратор В. Д. Соловьев Главный научный редактор П. А. Кротов Технический редактор И. Е. Прозоров Художник А. А. Брынза Макет, верстка Г. В. Губенкова iconНаучный редактор Н. Шалаев Литературный редактор А. Петроградская Технический редактор С. Прока Иллюстрации А. Бахарев Художник Н. Биржаков Верстка Л. Пискунова ббк 32. 973. 2-018
П75 Приемы объектно-ориентированного проектирования. Паттерны проектирования. – Спб: Питер, 2001. – 368 с: ил. (Серия «Библиотека...
Солодов С. В. Филиппов Главный редактор-администратор В. Д. Соловьев Главный научный редактор П. А. Кротов Технический редактор И. Е. Прозоров Художник А. А. Брынза Макет, верстка Г. В. Губенкова iconГлавный редактор Зав психологической редакцией Зам зав психологической редакцией Ведущий редактор Редактор Художник обложки Корректор Верстка ббк 88. 35я7
Учебное пособие предназначено для психологов, психофизиологов, педагогов, а также для студентов и аспирантов психологических и педагогических...
Солодов С. В. Филиппов Главный редактор-администратор В. Д. Соловьев Главный научный редактор П. А. Кротов Технический редактор И. Е. Прозоров Художник А. А. Брынза Макет, верстка Г. В. Губенкова iconАнглийский для наших
Издатель С. Леднев Главный редактор А. Голунов Художник С. Борин Корректор Н. Либерман Вёрстка М. Мышкина
Солодов С. В. Филиппов Главный редактор-администратор В. Д. Соловьев Главный научный редактор П. А. Кротов Технический редактор И. Е. Прозоров Художник А. А. Брынза Макет, верстка Г. В. Губенкова iconВ попов Ведущий редактор а борин Научный редактор э эидеиилпер Редамор в попов Художник обложки в шимкевич Корректор 1 Бршева Верстка н марчеикова ббк53 57
Теориям практика семейной психотерапии —СПб Питер, 2001 —352 с ил—(Серия «Золотой фонд психотерапии»)
Солодов С. В. Филиппов Главный редактор-администратор В. Д. Соловьев Главный научный редактор П. А. Кротов Технический редактор И. Е. Прозоров Художник А. А. Брынза Макет, верстка Г. В. Губенкова iconАгентство по техническому регулированию и метрологии
М. В. Глушкова (зам гл редактора), И. Б. Ефанова, В. Н. Клюшников, А. Д. Козлов (научный редактор), Т. В. Лазарева (главный редактор),...
Солодов С. В. Филиппов Главный редактор-администратор В. Д. Соловьев Главный научный редактор П. А. Кротов Технический редактор И. Е. Прозоров Художник А. А. Брынза Макет, верстка Г. В. Губенкова iconС. М. Гинц. Художник Н. Н. Моос. Художественный редактор М. В. Тарасова. Технический редактор Г. А. Калашникова. Корректор Л. К. Пономарева. Подписано к печати 22/VI

Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница