Исследование человеческих отношений в движении, будучи более реалистичным, несомненно плодотворнее любой попытки изучать их в воображаемом состоянии покоя” А. Тойнби




НазваниеИсследование человеческих отношений в движении, будучи более реалистичным, несомненно плодотворнее любой попытки изучать их в воображаемом состоянии покоя” А. Тойнби
страница1/14
Дата31.08.2012
Размер2.43 Mb.
ТипИсследование
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
ШЕВЧЕНКО ИРИНА СЕМЕНОВНА


ИСТОРИЧЕСКАЯ ДИНАМИКА ПРАГМАТИКИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ:

английское вопросительное

предложение 16-20 вв.


Харьков: Константа

1998


ШЕВЧЕНКО И.С. ИСТОРИЧЕСКАЯ ДИНАМИКА ПРАГМАТИКИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ: английское вопросительное предложение
16-20 вв. : Морнография. - Харьков: Константа, 1998. – 168 с.


ВВЕДЕНИЕ

ЭВОЛЮЦИОННАЯ ПРИРОДА ВЕРБАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ


Исследование человеческих отношений в движении, будучи более реалистичным, несомненно плодотворнее любой попытки

изучать их в воображаемом состоянии покоя” А.Тойнби1

В настоящее время в лингвистике отсутствует четкое представление о процессуальной, развивающейся и изменяющейся природе вербальной коммуникации. Стремление создать объективную картину системы и функционирования речи в обществе обусловливает необходимость для лингвистики использовать научно обоснованные представления о культуре как способе ценностного освоения действительности, о личности как средоточии общественных отношений, о ее социально-значимой деятельности по освоению и преобразованию действительности и исследовать закономерности связи этих явлений с системами языка и речи. Тем самым объектом изучения в лингвистике должна стать исторически развивающаяся система, которая функционирует во времени, в пространстве и обществе и строится с учетом взаимодействия факторов языкового и неязыкового ряда. Предпосылки такого подхода содержатся в трудах М.М.Бахтина /1979/,
Ю.Д.Дешериева /1977/, К.Пауля /1960/, А.А.Потебни /1968/, В.М.Солнцева /1971/, Г.В.Степанова /1976/, Л.В.Щербы /1915/ и др.

Вторая половина 20 века стала свидетелем расцвета целого ряда коммуникативно-ориентированных направлений анализа, среди которых прагматика речи занимает одно из ведущих мест. Прагмалингвистика сегодня — это признанное перспективное направление языкознания, накопившее обширный материал теоретического и практического плана, касающийся, в основном, современного состояния речевой коммуникации (звучащей речи), однако многие основополагающие понятия прагмалингвистики все еще не нашли однозначного решения, расплывчато очерчены ее границы.

В настоящее время существуют различные трактовки прагматики: одна — синтезированная (интегративная), понимаемая, вслед за Ч.Моррисом и Ч.Пирсом /Morris, 1938/, как элемент триады семантика — синтактика — прагматика; другая — радикальная прагматика, то есть рассмотрение лингвистики и прагматики как двух взаимодействующих областей когнитивного уровня /Moeschler, Reboul, 1994/. В соответствии с ориентацией настоящего исследования на анализ как виртуального, так и актуализированного в речевой коммуникации, наиболее релевантным представляется семиотический подход к понятию прагматики (прагмалингвистики), дополненный идеями антропоцентричности /Минкин, 1997а:103; Почепцов Г.Г., 1986/ в духе когнитивной психологии /Grice, 1975; Fodor, 1983; Sperber, Wilson, 1986/, психосистематики /Гийом, 1992/ и др.

Внутри прагмалингвистики выделяется синхроническое направление, изучающее коммуникацию в рамках одной лингвокультурной общности (В.З.Демьянков /1986/, Г.Г.Почепцов /1985/, О.Г.Почепцов /1986а/, И.П.Сусов /1980/, J.Austin /1962/, G.Leech /1983/, J.Searle /1969/ и др.), а также контрастивные межкультурные исследования прагматики (M. Clyne /1994/, T.A. van Dijk /1987/, House J., Kasper G. /1989/, G.Kasper, S.Blum-Kulka /1993/, Scollon R., Scollon S.B.K. /1981/, M.Sifianou /1992/, D.Tannen /1984/ и др.). Проблемы исторической динамики воздействующих характеристик речи, поднятые в работах немецких лингвистов (P.Polenz /1981/, B.Schlieben-Lange /1983/, H.Sitta /1980 a, b/) пока не получили исчерпывающего освещения, между тем их важность и актуальность трудно переоценить. С одной стороны, исследования в плане диахронии позволяют пролить новый свет на нерешенные вопросы синхронной прагматики как теоретического, так и практического плана, с другой, всякая лингвистическая дисциплина, как отмечал еще Е.Коссериу, не может замыкаться в рамках современного состояния изучаемых явлений и должна быть дополнена сведениями об их историческом развитии, ведь язык и речь есть явления развивающиеся. Необходимо отметить, что на современном этапе развития науки возрос интерес к анализу исторической динамики различных аспектов коммуникации (В.И.Карабан /1989а/, Н.Д.Петрова /1996/, В.Д.Ужченко /1994/), что требует новых подходов к исследованию этого комплексного явления.

Объект данного исследования — проблемы исторической динамики прагматических характеристик речевой коммуникации не могут быть решены автоматическим перенесением прагматических подходов из области синхронии на область диахронии. Комплексный характер исторической эволюции прагматики речи видится во взаимосвязи и взаимообусловленности различных аспектов вербальной коммуникации, трактуемой как деятельность и результат деятельности, как актуализация общественных отношений, как форма человеческого поведения в целом. Практически “дешифровка” типа речевого акта, реализованного тем или иным предложением на определенном историческом этапе развития культуры является многоаспектным комплексным процессом, затрагивающим языковой аспект вербальной коммуникации данного периода и социума, ее социо- и психолингвистические аспекты, в частности, конкретный этос — стиль общения, принятый в социокультурной общности в данный период, преобладающий тип мышления/сознания, соответствующий уровень развития языковой личности и т.п. Тем самым комплексный подход к анализу вербальной коммуникации в диахронии, трактующий ее как производную от этнокультурных и лингвосоциальных условий функционирования речи, способствует преодолению редукционистского подхода к теории прагмалингвистики в современной науке.

Идеи об общественной природе языка, о том, что социальное взаимодействие, понимаемое как обмен информацией, неотделимо от вербальной коммуникации, прочно утвердились в последние десятилетия. Социальная детерминация языковой эволюции с одной стороны и саморазвитие языка с другой определяют в совокупности направления исторической динамики языковой коммуникации /Никольский, 1976; Журавлев, 1982/. Общество, а вместе с ним и речь, пребывают в постоянном движении от прошлого к будущему. По словам Э.Шилза, “общество — трансвременной феномен. Оно не образуется бытием в данный момент. Оно существует только через время. Оно слагается посредством времени” /Shils, 1981:327/.

Немаловажным фактором, определяющим эволюционную природу вербальной коммуникации, является ее органическая связь с культурой. Язык — элемент к4ультуры, которая предполагает динамичность, изменчивость во времени. “Культура не является постоянной. Это система, посредством которой общество приспосабливается к окружающей среде. При изменении окружающей среды культура также, в конце концов, изменится” /Inglehart, 1990:55/ (перевод мой — И.Ш.). Большинство факторов, участвующих в развертывании речевой коммуникации, определяющих ее тему, ситуацию, взаимоотношения коммуникантов, возможный канал связи, этикетные формы коммуникации и т.п., связаны с определенным состоянием данной этнокультуры, поэтому изменчивость как свойство культуры трудно переоценить, анализируя исторические изменения прагматики речи. Язык является частью “социокультурной суперсистемы” (термин П.Сорокина) и, находясь на одном из ее уровней вместе с этикой, религией, наукой, искусством, находится постоянно в процессе изменения и развития, подчиняясь наиболее общим законам социокультурной динамики (об изучении культуры и цивилизации см., например, /Маркарян, 1983; Сорокин,1992; Sorokin, 1937/).

Понятие речевой деятельности вслед за Е.С.Кубряковой трактуем как наиболее общее, родовое наименование вербального взаимодействия, в процессе которого используется язык и его элементы, данные в речи и организованные с учетом ее правил и норм. В речевой деятельности “актуализируются свойства языка и речи” /Гийом, 1992:192/. Она представляет собой “совокупность речевых действий и речевых операций со стороны говорящего, создающего речь (речевой акт), и слушающего, ее воспринимающего, которая вызывается определенными потребностями, ставит перед собой определенную цель и совершается в конкретных условиях” /Кубрякова, 1986:10/. Наличие мотивов, целей, условий протекания речевой деятельности подчеркивает общественную природу процесса речевой коммуникации в двух аспектах: он не только протекает в обществе, но и решает социально значимую задачу организации социального взаимодействия людей.

Что касается сущности понятия речи, то из множества его широких и узких трактовок, стремясь избегнуть неоднозначности, в данном исследовании будем главным образом понимать речь как “говорение”, в отличие от речевой коммуникации — целенаправленного процесса, протекающего в определенных условиях, с определенными результатами. В известном смысле речь по отношению к речевой деятельности/коммуникации выполняет ту же функцию, что язык по отношению к речи — элементы первого являются материалом создания второго.

Исторически изменчивому, динамичному характеру речевой коммуникации, обосновываемому в данной монографии, более всего соответствует понимание ее природы как определенного вида человеческой деятельности. Речевая деятельность как часть общей деятельности человека, включенная в нее, есть процесс предметного, активного, творческого воздействия на общественно-социальную среду и природу, она предполагает осознанность цели, планируемость, структурируемость. Специфическими признаками речевой деятельности, отличающими ее от речевого материала, являются ситуативная привязанность (контекстуальность), связь с мышлением, межличностный характер вербальной коммуникации (интерсубъектность), воздейственность, включенность в другую форму деятельности /Карабан, 1989а:8/.

Принцип целенаправленности деятельности лежит в основе общей прагматической теории речевой коммуникации. Для нашего исследования методологически значимо положение Ч.Морриса о том, что в любом акте речи есть прагматический компонент, понимаемый как отношение знаков и их пользователей. Г.Пауль /1960/ также обращал внимание на то, что при понимании значений высказываний должны учитываться коммуниканты, их использующие. По Д.Вундерлиху, естественные языки всегда содержат прагматический компонент в отличие от искусственных (языка логики, математики), причем прагматичность состоит в том, что естественный язык всегда функционирует относительно координат лица, места, времени. Любой акт речевой деятельности — не только передача содержания, но и выражение интенции; он изменяет существующие отношения между коммуникантами и создает предпосылки для дальнейших речевых и неречевых действий /Wunderlich, 1976/.

Для обосновываемого тезиса о динамичном, эволюционном характере речевой коммуникации большое значение имеет ее связь с мышлением и поведением человека. В этой связи отметим, что принцип деятельности, применяемый в лингвистике и психологии В.С.Выготским /1982, 1983, 1984/, А.Н.Леонтьевым /1975/ и др., оказался методологически плодотворным для целого ряда направлений современного языкознания, а в частности, для создания теории речевой деятельности, используемой всеми интерпретативными направлениями анализа (социолингвистикой, психолингвистикой, прагматикой речи, этнометодологией).

Поскольку речевая деятельность, как и всякая деятельность есть психический процесс, ее также можно рассматривать как форму человеческого поведения.

Онтологически речевая деятельность является способом формирования мысли посредством языка /Зимняя, 1981:85/. Ее связь с мышлением подчеркивается и характером операций, используемых в данном виде деятельности (о знаковом характере речевой деятельности см., например, /Выготский, 1960:160/). Фактически данный вид деятельности есть деятельность речемыслительная. И поведение, и мышление индивидов — категории динамичные, исторически развивающиеся, их учет является обязательным условием комплексного историко-прагматического анализа речи, предпринимаемого в данной работе.

Наш анализ прагматики речи основан на понимании речевой коммуникации как протяженного (а не дискретного, фрагментированного или разорванного) процесса, как диалектически изменяющейся деятельностно-ориентированной системы. Согласно основной идее теории систем, комплексное целое состоит из множества элементов, которые объединены различными взаимосвязями и обособлены от того, что их окружает, определенными границами. Подобное обобщение приложимо к разноуровневым явлениям реального мира: типичными примерами систем служат не только живые организмы, но и общества, планеты, галактики. В языкознании принято представление о языке как системе, однако системный характер речи только находит своих сторонников.

Т.Парсонс считал понятие “система” не только ключевым, но и универсальным /Parsons, 1971/. Состояние любой системы не одномерно, оно предполагает обобщение, суммарный результат состояния многих ее компонентов. Для системы речи (речевой деятельности) компонентами являются: (1) единицы речевой деятельности — конечные элементы (речевые акты); (2) взаимосвязи элементов (порядок следования речевых актов, их совместимость и пр.); (3) функции элементов системы как целого (роль речевых актов в создании связного текста, дискурса); (4) границы (критерии выделения простых и сложных РА, типология речевых актов); (5) подсистемы (число и разнообразие специализированных типов речевых актов); (6) окружение (конситуация, взаимодействие с другими речевыми актами, положение в дискурсе и т.п.). Лишь комплексное взаимодействие компонентов системы обеспечивает ее определенное состояние: равновесие или неустойчивость.

Изучению исторической изменчивости прагматики речи наиболее соответствует понимание речи в ее общественном бытии как деятельностной системы /Сидоров, 1987/, сложно организованной и диалектически противоречивой. Такой подход позволяет, не выходя за рамки речевой сферы, продуктивно интерпретировать данные речевой системы в двух основных аспектах ее функционирования и организации: в качестве относительно самостоятельной системы и в качестве элемента многих систем, входящих в целостное явление речевой коммуникации, рассматривать полученные данные в комплексе. Тем самым речевые процессы трактуются как связанные не только с системой языка, но и с системой социального взаимодействия людей в целом.

Избранный системно-деятельностный подход к анализу исторической динамики речевой коммуникации определяет единицу нашего анализа. Ей должен стать речевой акт — “определенная совокупность речевых операций [...], характеризующаяся произвольностью, целенаправленностью, осознанностью, контекстуальностью, динамичностью, возможностью как самостоятельного употребления в речевом взаимодействии, так и включения в другую форму деятельности или способствования другой форме деятельности” /Карабан, 1989а:8/.

Поскольку наш анализ предполагает исследование письменных источников — единственного доступного речевого материала более ранних исторических периодов, понятие речевого акта как единицы анализа требует некоторого уточнения. В зависимости от характера развертывания коммуникативного акта выделяют устно-речевые, письменно-речевые и универсальные речевые акты /Почепцов О.Г., 1986а:48-52/. Такое деление основано на признаке возможной реализации и относится к типам речевых актов. Как правило, в исследуемом речевом материале мы сталкиваемся с универсальными речевыми актами. Что касается оппозиции устно-речевых и письменно-речевых актов по признаку их действительной реализации, то в соответствии с задачами данного исследования можно принять допущение о несущественности их различий для адекватного описания прагматики речи художественных произведений (подтверждение такой возможности находим, например, у Дж.Адамса /Adams, 1985/, хотя нельзя отрицать, что между такими речевыми актами существуют различия в моделях развертывания, затрагивающие этапы коммуникативного акта, существенные для анализа звучащей речи.

Речевые акты как единицы речевой коммуникации исследуются нами в их историческом развитии. Мысль о том, что дихотомия статики и динамики может стимулировать познание, как и о том, что изучать неизменные объекты не имеет смысла, пришла из естественных наук: по Уайтхеду, изменение присуще самой природе вещей /Whitеhead, 1925:179/. Такая динамическая или процессуальная установка за последние более чем полвека стала доминирующим подходом в современной науке. Для лингвистики, в частности, для анализа речевой коммуникации, это означает, что она должна рассматриваться не как статичное состояние, а как процесс, не как неизменный квазиобъект, а как постоянно длящийся, бесконечно изменяющийся поток речевых действий. Тем самым вся речевая коммуникация, как и речевое поведение личности, представляет собой динамику, поток изменений различной скорости, интенсивности, ритма и темпа, затрагивающих все компоненты систем языка и речи, все аспекты — собственно вербальный и социальный — речевой деятельности.

Понятия “процессуальный”, “процесс” используются нами в общефилософском смысле, а не для определения стадий развертывания речевого взаимодействия, как это часто принято в лингвистике. Вслед за П.Сорокиным под процессом будем понимать любой вид движения, модификации, трансформации, чередования или эволюции, короче говоря, любое изменение данного изучаемого объекта в течение определенного времени, будь то изменение его места в пространстве, либо модификация его количественных или качественных характеристик /Sorokin, 1937:153/. Эта концепция помогает точнее определить роль фактора изменчивости в существовании системы: развитие, изменение внутренне присуще системе, это форма, раскрывающая потенциал, который изначально заложен в системе. Методологическим следствием этой концепции является признание недостаточности сугубо синхронных исследований в прагматике и утверждение диахронической (исторической) перспективы, призванной воссоздать прагматические особенности исторического дискурса, что является целью данной работы.

Современные взгляды на диахронический анализ, как правило, основаны на разделении и противоставлении синхронии и диахронии, поиске законов сосуществования и выяснения, в противовес им, законов следования. По традиции синхронное (кроссекционное) исследование рассматривает объект во временной статической перспективе, а диахронное или последовательное исследование включает поток времени и делает акцент на изменениях языка и общества. Это противоречие в общественных науках удалось преодолеть лишь недавно, когда общество стало изучаться с точки зрения морфогенетического подхода (динамического социального поля), в результате чего общество стало рассматриваться не как жесткая система, а скорее как “мягкое” поле взаимоотношений (об эволюционном подходе см., например, /Штомпка, 1996; Lenski, 1984/), что представляется актуальным для понимания отдельных проблем исторической динамики речевой коммуникации.

В настоящем исследовании философская концепция постоянного развития как непрерывного процесса применяется в сфере лингвистики с учетом необходимых допущений, вызванных объектом исследования. Рассмотрение вербальной коммуникации как процесса основано на том, что между двумя точками на шкале времени, сколь бы близки они ни были, всегда есть определенное расстояние. Как бы ни уменьшалось расстояние на шкале между двумя отрезками речевой коммуникации, этот промежуток всегда содержит некоторое изменение. В сущности, изменения происходят непрерывно и любые два “моментальные снимка” не будут тождественны.

Мы не абсолютируем ни синхронного, ни диахронического подходов. Каждый из них как инструмент познания характеризуется определенной эффективностью, плодотворностью и эвристическими возможностями и дополняет другой. Поэтому в данной работе они используются в комплексе, что позволяет высветить разнообразие исторической динамики процессов речевой коммуникации.

Важность и своевременность исторической реконструкции прагмалингвистического аспекта коммуникации трудно переоценить: без знания прошлого состояния системы коммуникации нельзя адекватно оценить ее настоящее и прогнозировать будущее ни в языковом, ни в функционально-речевом плане.

Обосновывая идею исследования речевого общения как изменчивого, развивающегося явления, нельзя забывать о том, что изменчивость является диалектической противоположностью стабильности, традиции. Концепция традиции важна как для теории социальных и культурных изменений в целом, так и для теории речевой деятельности, в частности. Все, что доходит до нас из прошлого, что передается во взаимосвязанном непрерывном историческом процессе, составляет наследие общества. Изучая историческую динамику прагматики речи, нельзя не учитывать роль

относительно постоянных моментов, без которых не было бы единого объекта исследования, их важность для обеспечения принципиальной возможности понимания коммуникации (информационных обменов) более ранних эпох. К таким относительно постоянным элементам справедливо причислить основы человеческого мышления, наиболее общие виды человеческой деятельности, типичные сферы деятельности, в том числе коммуникативной и ряд других. На уровне речевой коммуникации они обеспечивают относительно стабильный набор наиболее общих типов речевых актов, которые, естественно, приобретают специфичные черты реализации в отдельные исторические периоды в различных лингвокультурных общностях. Вместе с тем, наличие достаточного количества постоянных элементов речевой коммуникации делает возможным само существование homo loquens на протяжении его исторического развития.

Таким образом, в данной работе осуществляется комплексный историко-прагматический подход к анализу речевой коммуникации, понимаемой как непрерывный процесс, как деятельностная система, изменяющаяся в параметрах общества и времени, что требует учета как лингвистических (языковых, речевых), так и социокультурных, социальных и психологических элементов этой системы в единстве их постоянных и изменчивых характеристик.


Проведению этого исследования и написанию работы прямо и косвенно способствовали многие люди, и эти строки свидетельствуют о моей им признательности.

Хочу выразить искреннюю благодарность научному консультанту профессору Г.Г.Почепцову, чей вклад в развитие современной прагмалингвистики сделал возможным это исследование, и рецензентам профессору А.И.Дородных и профессору Л.М.Минкину, которые своими замечаниями и советами оказали автору существенную помощь. Я также глубоко признательна профессору Г.В.Ейгеру, стоявшему у истоков этой работы.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Похожие:

Исследование человеческих отношений в движении, будучи более реалистичным, несомненно плодотворнее любой попытки изучать их в воображаемом состоянии покоя” А. Тойнби iconПрирода мембранного потенциала покоя
Потенциал покоя – это разность между электрическими потенциалами внутри и вне клетки в состоянии покоя
Исследование человеческих отношений в движении, будучи более реалистичным, несомненно плодотворнее любой попытки изучать их в воображаемом состоянии покоя” А. Тойнби iconИсследование электрической активности мозга 25 испытуемых, относящих себя по субъективным оценкам к категории сенситивов ("экстрасенсов"), выявило характерные изменения ээг в состоянии относительного покоя и,
Спектрально-когерентные показатели ээг выявили определенную концентрацию межцентральных отношений электрических процессов у сенситивов,...
Исследование человеческих отношений в движении, будучи более реалистичным, несомненно плодотворнее любой попытки изучать их в воображаемом состоянии покоя” А. Тойнби iconО. Ю. Артемова гармония родства
«эзотеричности». В конечном счете, как нам хотелось бы показать, сфера родства — человеческих отношений и человеческих идей, интеллектуальных...
Исследование человеческих отношений в движении, будучи более реалистичным, несомненно плодотворнее любой попытки изучать их в воображаемом состоянии покоя” А. Тойнби iconПрограмма вступительного экзамена в аспирантуру по научной специальности 03. 03. 01 «Физиология»
Избирательная проницаемость мембраны для ионов в состоянии покоя. Концентрационные и электрические градиенты основных ионов, равновесные...
Исследование человеческих отношений в движении, будучи более реалистичным, несомненно плодотворнее любой попытки изучать их в воображаемом состоянии покоя” А. Тойнби iconПсихология управления
Эволюция парадигм психологического подхода к управлению в 20 веке от «человеческого материала» к «самоценной личности». Концепции:...
Исследование человеческих отношений в движении, будучи более реалистичным, несомненно плодотворнее любой попытки изучать их в воображаемом состоянии покоя” А. Тойнби iconИсследование полтергейстной активности
Не странно, что попытки коррекции разрушительных действий, не имея под собой научной основы, носят черты экзорцизма и зачастую не...
Исследование человеческих отношений в движении, будучи более реалистичным, несомненно плодотворнее любой попытки изучать их в воображаемом состоянии покоя” А. Тойнби iconДэвид Хокинс Сила vs Насилие Скрытые мотивы человеческих поступков
Представьте себе, что вы можете получить простой ответ в виде «да» или «нет» на любой вопрос, который пожелаете задать. Точный и...
Исследование человеческих отношений в движении, будучи более реалистичным, несомненно плодотворнее любой попытки изучать их в воображаемом состоянии покоя” А. Тойнби iconЛекция-визуализация Лекция 2
Лекция физиология и биофизика возбудимых тканей. Биоэлектрические явления в возбудимых системах. Учение о биотоках. Токи покоя и...
Исследование человеческих отношений в движении, будучи более реалистичным, несомненно плодотворнее любой попытки изучать их в воображаемом состоянии покоя” А. Тойнби iconЛекция-визуализация. Лекция 2
Озбудимых тканей. Биоэлектрические явления в возбудимых системах. Учение о биотоках. Токи покоя и действия. Мембранный потенциал...
Исследование человеческих отношений в движении, будучи более реалистичным, несомненно плодотворнее любой попытки изучать их в воображаемом состоянии покоя” А. Тойнби iconПояснительная записка к программе
С развитием науки, техники, промышленности, а также с развитием международных отношений общество встало на более высокую ступень...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница