Бытие только и начинает быть, когда ему грозит небытие




Скачать 68.15 Kb.
НазваниеБытие только и начинает быть, когда ему грозит небытие
Дата11.03.2013
Размер68.15 Kb.
ТипДокументы
Бытие только и начинает быть, когда ему грозит небытие.

Ф.Достоевский.


Современный документальный кинематограф пытается все ближе подобраться к человеку, сейчас практически не осталось сфер жизни, где не побывало бы око документалиста. Документальное кино дошло до тем ранее запретных, табуированных, как следствие, все чаще на экране мы видим смерть. Именно этот переход из бытия в небытие интересовал человека из покон веков с его потребностью пережить и познать смерть через произведение искусства. Практика документалиста имеет множество моральных дилемм и одна из главных - вмешиваться в «происходящее» перед камерой или нет. Но что делать, если перед камерой умирает человек?

«Выражение лиц окружающих становится все драматичнее. В конце концов, становится очевидным, что человек умер. И тогда вспыхивает отчаяние. Разумеется, все это я снял, но и сейчас, через тридцать шесть лет, я не могу забыть то, что наблюдал через объектив камеры, - особенно лица людей, увидевших наступившую смерть…» Так рассказал в интервью Жоржу Садулю Михаил Кауфман о съемке одного из эпизодов для фильма «Киноглаз» Вертова. Вероятно, это первый случай в истории отечественной кинодокументалистики, когда оператор осознанно снимал умирающего человека.

Вопрос этики встает прежде всего перед оператором, готов ли он быть «свидетелем снимающим». Нередко режисер и оператор не сходятся в мнении – снимать или не снимать. И, как ни странно, зачастую операторы опускают камеру. Например, один режисер разорвал отношения с оператором, из-за того, что тот побежал вызывать скорую помощь, вместо того, чтобы снимать героя, которому стало плохо. В манифесте «Реального кино» Виталия Манского есть пункт: ”Этические вопросы решаются не на съемках, а в процессе монтажа фильма”. Майкл Рабигер же в своей книге «Режиссура документального кино» пишет, что среди американских документалистов ходит такая поговорка - если вы что-то сняли, значит обязательно используете. В противовес этой поговорке можно привести в пример Виктора Косаковского, который во время съемок фильма «Среда», случайно на площади наткнулся на мертвого человека, до которого никому не было дела. Вначале группа позвонила в специальную службу, но машина как всегда не ехала и не ехала. Вышла женщина, продавщица соседнего магазина, и сказала, что он тут три дня лежит. Кадр был снят на оставшийся от основных съемок кусок пленки, но в картину не вошел. «Когда я сделал фильм, я понял, что не могу это показывать. Как образец собственного творчества - не могу. А могу только положить пленку в архив» - так это объяснил Косаковский. Хотя если рассмотреть с режиссерской точки зрения, то этот эпизод, как раз характеризует среду обитания героев и режиссера, который, кстати, также является героем картины. Фильм рассказывает о людях, родившихся в один день в Петербурге, в их числе и сам автор картины. Косаковский вставляет в фильм другой эпизод, когда он закрывает глаза своей только что умершей матери. Дело в том, что случайно зайдя проведать мать после съемок, режиссер вышел ненадолго на кухню, а когда вернулся, то матери уже не стало, и режиссер попросил оператора снять момент, когда он закроет ей глаза. Тем самым, мне кажется, автор действительно полностью открылся перед зрителем, также как он открывал героев своего фильма.

При обсуждении этики нельзя забывать о вопросах эстетики, ведь в документальном кино эти понятия неразрывны. Именно из эстетической концепции съемки делаются выводы об этических качествах автора. Но иногда выходит так, что, какой бы путь решения подобного рода эпизода оператор или режиссер не выбрал, – эстетический или реалистический, обвинительный приговор для него уже готов. В первом случае в «циничном украшательстве», во втором – в «брутальности». Поэтому в данном случае нельзя забывать о зрителе, готов ли он стать «свидетелем наблюдающим» (воспринимающим), как он соотносит то, что видит на экране, со своими этическими понятиями. Ведь зачастую обычные зрители и критики в том числе реагируют на сцены смерти как на красную тряпку, не воспринимая после них остального материала фильма. Поэтому главным остается вопрос о том, какие цели преследует автор, включая в картину тот или иной материал. Часто после просмотра фильма понимаешь, что эпизод был использован только ради некой сенсационности и не был абсолютно оправдан структурой фильма.

Например, фильм итальянского режисера Франческо Умбольди «Жан Пол» длится всего 8 минут. Режиссер, он же и оператор, договаривается в африканской деревне о том, чтобы его привели к осужденному на медленную смерть в саванне колдуну. В конце фильма мы видим голого человека прикованного к дереву, умирающего от жажды, который не может произнести ни слова и обреченно смотрит в камеру. Проводник больше не разрешает снимать, камера уходит в лес и фильм на этом заканчивается. На обсуждении фильма европейская публика обсуждала как далеко может зайти документалист и как режиссер мог это снимать, ведь это ужасно. То есть встал вопрос об этике в документальном кино. Этика в переводе с греческого означает нравы. Думается, если показать этот фильм жителям африканской деревни, никто бы не удивился и не ужаснулся. Потому что это нравы их развивающегося общества. И, к сожалению, фильм оказывается всего лишь очередной шокирующей картинкой. Возвращаясь к современному зрителю, можно сказать, что ему не позавидуешь, потому что ежедневно на него обрушивается такое количество шокирующей и не только, визуальной информации, что автоматически, в целях самосохранения возникает своебразный блок. Зрителю не под силу, а порой просто нет времени различить что хорошо, а что плохо. И документальное кино в этом потоке занимает далеко не доминирующую роль. Происходит нечто подобное Платоновскому «Мифу о пещере» - люди прикованы к стене и могут наблюдать только тени реальности которая кипит за пределами пещеры, а когда их разворачивают к свету то для них еще долго истинными представлениями о реальности остаются тени на стене.

Сейчас в огромном потоке документальных фильмов отчетливо вырисовывается целое направление, посвященное теме борьбы человека с неизлечимыми болезнями. Другое направление составляют фильмы, герои которых сознательно обрекают себя на смерть. В том, что умирание человека на документальном экране перестало быть табу свидетельствует не столько о вседозволенности автора, но и о том, что общество открыто к подобной теме и готово быть свидетелем наблюдающим. Яркий пример – Пол Вотсон, английский классик документального кино, сделал еженедельный документальный сериал «Малькольм и Барбара. История любви», где показана 11-летняя борьба семьи с болезнью Альцгеймера их отца. На протяжении всего фильма мы осознаем, что герой обречен на смерть, и тем не менее эпизод физической смерти наполнен трагизмом, неотвратимостью и очень значим.И в данном случае режиссер ,можно сказать заработал право снимать сам уход из жизни своего героя,ведь он сопровождал его целых 11 лет. Но, самое главное, что этот фильм стал ярким примером того, как документальное кино может воздействовать на общество – после этого сериала героиня получила орден от королевы Англии, а государственный бюджет на борьбу с болезнью Альцгеймера, которая занимает второе место по смертности в Англии после сердечно-сосудистых заболеваний, был увеличен втрое. И тут можно поставить два вопроса – готово ли наше общество смотреть такие сериалы и готов ли один из наших каналов взять на себя смелость и ответственность за показ такого рода «продукта». Большая проблема в том, что документальные фильмы не становятся явлениями в нашем обществе. Также можно привести в пример фильм «Чригу», где молодой режиссер-документалист показывает историю своей жизни после того как в возрасте 21 года он узнает о своем смертельном диагнозе - рак. Здесь герой был автором фильма и снимал себя в самые тяжелые моменты. Режиссер снимал фильмы и хроники о своем окружении с пятнадцати лет и в своей последней картине он подводит черту. Несмотря на нелегкую тему и, скажем так, наличие сцен с нелицеприятными процедурами химиотеррапии, этот фильм можно назвать гимном жизни. На удивление он заряжен оптимизмом и показывает стойкость молодого человека перед лицом судьбы. А также показывает один из главных аспектов темы – друзья героя максимально старались не исключить его из нормальной жизни. Вряд ли режиссер со стороны смог бы создать такой силы историю о молодежи.

Также одной из тем этого направления документалистики раскрывают фильмы показывающие героя, который не может вынести тягот этого бытия и не видит смысла продолжать, смиряется и ведет только физическое существование. Первый пример - фильм «Одинок и анонимен» снятый в бразильской клинике скорой помощи, куда поступает человек, который умирает от истощения и не хочет называть своего имени, а главное что он вырывает все зонды и капельницы и просит, чтобы ему дали спокойно умереть. Оказалось что герой – математик и, в отличие от других подобных пациентов, мог очень четко формулировать причины своего отказа от жизни.Как раз в этом небольшом фильме и поднимается вопрос о правах героя-человека,в действительности ли он является хозяином своей жизни. Режиссер картины подрабатывает санитаром в этой клинике и имел возможность снять историю этого человека. Также очень показателен фильм польского режиссера Марчина Кошалки «Экзистенция», герой которого решил после смерти завещать свои органы науке, и после подписания документа-договора он фактически перестает жить – он существует только в ожидании своего конца. Фильм вызвал бурную реакцию в польском католическом обществе.

В качестве защиты документалиста можно привести цитату Зигфрида Кракауэра из книги «Природа фильма: Реабилитация физической реальности»: «Стало быть, кино стремится превратить взбудораженного свидетеля в сознательного наблюдателя. Поэтому свойственная фильмам несдержанность в показе зрелищ, потрясающих сознание, вполне закономерна: фильмы не дают нам равнодушно закрывать глаза на «слепой ход вещей». Ведь кино не только возрождает или продолжает традиции античных гладиаторских боев или театра «Grand guignol», но добавляет и нечто новое, весьма важное: пластическое выражение того, что обычно тонет в душевных волнениях.»

Независимо от всех теоретизирований, этот вопрос все-таки каждый автор, на площадке перед лицом факта или же за монтажным столом, решает сам в соответствии со своими принципами. Нельзя забывать, что именно авторский подход к материалу поднял документальный кинематограф на уровень искусства. Хотелось бы, чтобы документальное кино в этой «войне изображений» оставалось неким оплотом или территорией человечности и милосердия.






Похожие:

Бытие только и начинает быть, когда ему грозит небытие iconЭто должен быть молчаливый спор. Я буду задавать вопросы только жестами, а вы должны будете на них ответить
Калидасу был одним из величайших поэтов, которых когда-либо знал мир. Его отказались учить классическому санскриту, преподаваемому...
Бытие только и начинает быть, когда ему грозит небытие icon«Формула Витрувия и правило Золотого сечения в древнерусской архитектуре»
Личностью человек становится только тогда, когда начинает самостоятельно выполнять творческую задачу
Бытие только и начинает быть, когда ему грозит небытие iconПрограмма элективного курса
При этом он должен обладать качествами, помогающими ему не только найти работу в современных условиях, но и быть успешным вследствие...
Бытие только и начинает быть, когда ему грозит небытие iconВирусология как наука началась 115 лет тому назад, когда биологом Д. И. Ивановским был открыт агент, вызывающий болезнь табака, который получил название
Как ему удаётся жить, будучи кристаллом? Или, например, странная избирательность и строгая специализация: одни вирусы поражают только...
Бытие только и начинает быть, когда ему грозит небытие iconСценарий фильма
И каких только чудес не бывает в летнюю ночь, когда два влюбленных, но стеснительных существа оказываются в старинном замке. Да еще...
Бытие только и начинает быть, когда ему грозит небытие iconАнкета для родителей учащихся
Когда Вы с ребенком переходите через улицу, часто ли Вы напоминаете ему о правилах дорожного движения? ( Выберите, пожалуйста, только...
Бытие только и начинает быть, когда ему грозит небытие iconМетодические указания по выполнению и оформлению курсовой работы для студентов всех форм обучения специальности 080507. 65
Современный менеджмент только тогда может быть действительно успешным, когда он находится в постоянном и непрерывном развитии, когда...
Бытие только и начинает быть, когда ему грозит небытие iconКогда зазвонил телефон, я сидел за компьютером и честно пытался одержать победу над малышом Oki Page W. Вообще, я терпеть не могу, когда телефон начинает
Такие мысли я пестую и охраняю, как охраняют животных, занесенных в Красную книгу. Так что, телефон, в данном случае, можно сравнить...
Бытие только и начинает быть, когда ему грозит небытие iconПрограмма развития школы предполагает, что наиболее эффективным инструментом в решении поставленных задач является развитие коммуникативной компетентности обучающихся.
При этом он должен обладать качествами, помогающими ему не только найти работу в современных условиях, но и быть успешным вследствие...
Бытие только и начинает быть, когда ему грозит небытие icon«Защита людей в чс»
Недаром все мы дорожили ею. Однако, существует не мало опасений которые не только портят, но и отнимают жизнь. Каждый по нелепой...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница