Макаров М. Л. М15 Основы теории дискурса




НазваниеМакаров М. Л. М15 Основы теории дискурса
страница4/35
Дата08.03.2013
Размер4.44 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

Глава 1. ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ДИСКУРС-АНАЛИЗА


Первая глава посвящена концептуализации философских и методологиче­ских оснований, на которые мы будем в дальнейшем опираться при разработ­ке интерпретативной модели дискурс-анализа. Необходимость подобного экскурса обусловлена целым рядом причин: кризисными явлениями в «человековедческих» науках, динамикой научного знания в лингвистике и смеж­ных с ней дисциплинах, а также чуткостью анализа языка и речевой коммуни­кации к этим переменам.

1.1. НОВАЯ ОНТОЛОГИЯ


The physical world is elegant in design, predictable in action, and fixed in purpose. The social world, the world we have made, is vastly inelegant, unpredictable, and unfixed. Made of ambiguity and ambivalence, contradiction and conflict, it is a clown in the temple. It can change as you look at it. Sometimes, it changes because you are looking at it. It requi­res alertness, curiosity, impatience, courage, and skepticism.

W. BENNIS [1990: 48]

1.1.1 «Дискурсивный переворот» и новая онтология


Вопрос о научной природе языкознании, как дис­циплины, занимающейся «исследованием языка, или человеческой речи во всем ее разнообразии» [Бодуэн де Куртенэ 1963, I: 206], всегда имел определяющее значение: от принадлежности лингвистики к гуманитарным или, наоборот, естественным наукам зависят ее теоретическая ориентация, методологические установки и исследовательские практики.

Категория гуманитарные науки вызывает в памяти резкое возражение Бодуэна де Куртенэ [1963, II: 65—66]: «Здесь я позволю себе решительно вы­сказаться против термина гуманитарные науки. Термин этот возник на фоне ограниченности средневековых понятий и обязан своим появлением филоло­гам, охваченным манией величия, для которых "человек начинается только от грека". Гуманитарные науки — это просто науки психические, точнее го-

15

воря, психико-социальные». И хотя сегодня отказаться от этого термина не так просто, поскольку он прочно утвердился в истории науки, далее, учиты­вая замечание Бодуэна, под гуманитарными науками мы будем подразуме­вать именно науки социально-психологические или просто социальные, тем более что последнее наименование закрепилось в новых языках [social scien­ces — Schütz 1940; Hagège 1990; Sozialwissenschaften — Habermas 1985 и др.].

Социальные науки сегодня все больше обращаются к языку и дискурсу как методологическому основанию научного анализа. Одними из первых были философы. Изучением повседневной речи занимались этнометодологи и ко­гнитивные социологи. К языковому материалу также обращались символи­ческий интеракционизм, теория социальных представлений и социальный конструкционизм. Эти тенденции усилились в общенаучном контексте постструк­турализма и постмодернизма, причем настолько, что их рассматривают как лингвистический или дискурсивный переворот в социальных науках [dis­cursive turn — Harré 1995: 146; Flick 1995b: 94 и др.].

Смена парадигм основывается на принятии принципиально новой онто­логии социально-психологического, человеческого гуманитарного мира, про­тивопоставляемой традиционной онтологии материального физического мира. «Старую» механистическую онтологию Ром Харрэ и Грант Жиллет условно называют «онтологией Ньютона», а новую дискурсивную — «онтологией Вы­готского» [Harré, Gillett 1994: 29—30].
Таблица 1. Две онтологии

Онтологии

Локализация

Сущности

Отношения

Механистическая (Ньютона)

Пространство и время

Предметы и события

Каузативный детерминизм

Дискурсивная (Выготского)

Сообщества лю­дей, социальные миры

Речевые акты, дис­курс

Вероятностные зависимости, пра­вила и нормы диа­лога

Сопоставляя «старую» и «новую» онтологии, необходимо оговориться, что этот термин здесь понимается не как соответствующий раздел философии, охватывающий проблемы бытия, а скорее как система взглядов и базовых категорий относительно той части действительности, которая подлежит исследованию в данной сфере научного знания, иначе говоря, как научный

16

способ вычленения и представления предмета анализа из совокупного объек­та познания [ср.: Панфилов и др. 1983].

1.1.2 «Человеческое пространство»


Любому исследователю необходимо установить си­стему координат, с помощью которой локализуются объекты исследования. В старой онтологии эту роль играют пространственно-временные рамки: какая-либо сущность идентифицируется и описывается по своему месту в простран­стве и времени, причем в данный момент времени она может быть только в одной точке пространства; нечто, занимающее другую точку в пространстве в тот же самый момент времени, даже обладая абсолютно теми же свойствами, рассматривается уже как другая сущность.

Для дискурсивных изысканий физическое время и место феномена обще­ния, хотя и играют роль (заметим, опосредованную языковой, точнее, комму­никативной проекцией), решающего значения не имеют: когда что-то сказа­но, намного важнее знать, кто это сказал, кому, как, о чем, с какой целью. Слово (в самом общем смысле) «в равной степени определяется как тем, чье оно, так и тем, для кого оно» [Волошинов 1929: 102]. Дискурсивные явления имеют место и время в качественно иной среде: социально-психологическом «человеческом пространстве» [people-space — Harré, Gillett 1994: 31], которое конституируется общающимися индивидами, играющими соответствующие коммуникативные, социальные, культурные, межличностные, идеологические, психологические роли. Здесь уместно вспомнить понятие коммуникативно-социальное поле [ср.: Сусов 1979: 95; Романов 1988: 28], родственное идее гештальта в психологии и не лишенное феноменологических импликаций.

1.1.3 Дискурс и речевой акт в новой онтологии


С теоретической, да и с практической точек зрения необходимо выделить сущности, которые, собствен­но, и составляют объект анализа. В механистической онтологии Ньютона это предметы, вещи, «материя», с одной стороны, и события, явления, «силы», с другой. Соответствующими единицами в новой онтологии стали дискурс и речевой акт. Отметим сразу, что последняя категория содержательно не совпадает с единицей, послужив­шей основанием теории речевых актов, хотя и подчеркнем методологическое значение главной идеи Дж. Остина [Остин 1986; Austin 1962], заключавшейся уже в самом названии знаменитого курса лекций «How to Do Things with Words», буквально указывающем на то, что «слова» как «действия» занимают в онто­логии место «вещей» [ср.: «What People Say They Do with Words» — Verschueren 1985; 1987].

17

Выделение в сложной структуре высказывания совокупности действий за­ставило многих пересмотреть свое отношение к анализу языка и особенно — его коммуникативной функции. Именно взгляд на высказывание в качестве атомарного факта социального мира в аналитической философии, а затем и в прагматике обусловил этот теоретический прорыв: анализ дискурса как пос­ледовательности или комплекса актов принципиально отличен от граммати­ческого анализа языковых форм, «овеществляющих» эти акты, и от семантического анализа актуализованных в них пропозиций по признаку истинности — ложности.

Следует напомнить, что такой поворот во взглядах на язык новым можно назвать лишь с известной долей условности: деятелъностное представление языка, восходящее к идеям В. фон Гумбольдта [см.: Постовалова 1982: 67; Чупина 1987], было неотъемлемой частью теоретических рассуждений мно­гих отечественных лингвистов. Например, Л. В. Щерба [1974: 102] последова­тельно доказывал тезис о том, что «язык есть деятельность человека, направ­ленная всякий раз к определенной цели, к наилучшему и наиудобнейшему выражению своих мыслей и чувств...» Л. П. Якубинский [1986: 17] также был уверен, что «язык есть разновидность человеческого поведения ... есть факт психологический (биологический), как проявление человеческого организма, и факт социологический, как такое проявление, которое зависит от совмест­ной жизни этого организма с другими организмами в условиях взаимодей­ствия». Из этого неизбежно следовал вывод об онтологии языка: «Язык жи­вет... в конкретном речевом общении, а не в абстрактной лингвистической системе форм языка...» [Волошинов 1929: 114].

Обобщая сказанное выше, можно воспользоваться хрестоматийной фра­зой Роя Харриса: «Language is, undeniably, a type of activity» [Harris 1981: 4; cp. : Ромашко 1984]. В традициях социально-психологического, деятельностного подхода к языку категории речевой акт и дискурс взяли на себя роль сущнос­тей в новой онтологии.

1.1.4 Вероятностные зависимости и правила диалога


Итак, после того как исследуемые сущности выделены и локализованы, требуется охаракте­ризовать природу отношений, связывающих их. В традиционной мировоззренческой систе­ме Ньютона доминирующим типом отношений был каузативный детерминизм. Классические законы механики идеально иллюстрируют это отношение, на­пример, если тело находится в свободном падении, его скорость меняется в строгой зависимости, описываемой известной формулой.

Язык в узком смысле (соссюровский langue или щербовская языковая система) может быть описан в терминах причин и следствий, но это будет

18

каузативность принципиально иного качества по сравнению с физикой, хими­ей или биологией: функционирование языка помимо естественной, матери­альной или «объективной» причинности предполагает обязательное включе­ние «субъективных», присущих только человеку факторов [Dinneen 1995: 8— 9]. Научный анализ языковой коммуникации не должен осуществляться по об­разцу и подобию естествознания (если только не иметь в виду «физику» и «фи­зиологию» речи): всему «тому, что существует вне мозга, т. e. собственно го­воря, вне психики человека (и животного), свойственна своя закономерность — закономерность естественных наук в широком значении этого слова. То, что существует и движется в мозгу, а собственно говоря — в психике, облада­ет другой закономерностью — закономерностью психических наук» [Бодуэн де Куртенэ 1963, II: 65].

По сравнению с механическим миром вещей, пространства, времени и каузативности дискурс представляет собой совершенно иную социальную «мате­рию», где один речевой акт не может однозначно определять тип и свойства последующего акта: он скорее задает условия, в которых появление того или иного продолжающего диалог акта будет более или менее ожидаемым, умест­ным, соответствующим нормам и правилам общения. Тип отношений в но­вой онтологии не допускает однозначного детерминизма, он в большей степени характеризуется размытыми вероятностными зависимостями, обусловленны­ми стратегиями, правилами и нормами «речи-во-взаимодействии» [talk-in-interaction — Schegloff 1987; Zimmerman, Boden 1991: 8—9; Psathas 1995 и др.].
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

Похожие:

Макаров М. Л. М15 Основы теории дискурса iconМакаров М. Л. М15 Основы теории дискурса
М15 Основы теории дискурса. М.: Итдгк «Гнозис», 2003. 280 с. Isbn 5-94244-005-0
Макаров М. Л. М15 Основы теории дискурса iconСовременные теории дискурса мультидисциплинарный анализ
Современные теории дискурса: мультидисциплинарный анализ (Серия «Дискурсология»)– Екатеринбург: Издательский Дом «Дискурс-Пи», 2006,...
Макаров М. Л. М15 Основы теории дискурса iconЛитература 1 Бидерман В. Л
Культербаев Х. П. Основы теории колебаний. Основы теории, задачи для домашних заданий, примеры решений. Нальчик, 2003. 130 с
Макаров М. Л. М15 Основы теории дискурса iconА. И. Макаров ф е н о м е н н а д ы н д и в и д у а л ь н о й
Выявляется функциональная и смысловая структура, функции и формы бытия надындивидуальной памяти. Анализируются ключевые теории
Макаров М. Л. М15 Основы теории дискурса iconМакаров В. Г. Промышленные термопласты / Макаров В. Г. Коптернармусов В. Б
Технология полимерных материалов. Синтез. Модификация. Технологическое оформление. Рециклинг. Экологические аспекты / Под ред. В....
Макаров М. Л. М15 Основы теории дискурса icon8. Математика и ее приложения
Макконелл, Дж. Основы современных алгоритмов: учеб посоьие для вузов: пер с англ./ Дж. Макконелл. 2-е доп изд. М.: Техносфера, 2004....
Макаров М. Л. М15 Основы теории дискурса iconI. Введение Цель дисциплины
Изложить основы теории множеств и бинарных отношений, изложить основы теории вероятности и математической статистики. Изложить основы...
Макаров М. Л. М15 Основы теории дискурса iconМ. Л. Макаров Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор
Работа выполнена на кафедре теории языка и перевода Тверского государственного университета
Макаров М. Л. М15 Основы теории дискурса iconОрлова Е. И. Основы теории литературы: для отделений и факультетов журналистики государственных университетов
Сборник методических материалов по курсу «Основы теории литературы». – М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2003. – 19 с
Макаров М. Л. М15 Основы теории дискурса iconОсновы теории коммуникации
Володина Л. В. Основы теории коммуникации (спец. 30602. 65 (350400) /ивэсэп. – Спб., 2006
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница