В. В. Долгов Социально-антропологическая проблематика в трудах по истории Древней Руси XI-XIII веков: дореволюционная историография




Скачать 173.89 Kb.
НазваниеВ. В. Долгов Социально-антропологическая проблематика в трудах по истории Древней Руси XI-XIII веков: дореволюционная историография
Дата03.03.2013
Размер173.89 Kb.
ТипДокументы
В. В. Долгов


Социально-антропологическая проблематика в трудах по истории Древней Руси XI—XIII веков: дореволюционная историография


В историческом исследовании всегда существуют и соперничают две тенденции. Одна из них может быть представлена в виде быстрого бега по ленте времени: год за годом, столетие за столетием. Этот подход к изложению материала называется диахроническим. Таким образом строились исторические описания, начиная с глубокой древности.

Но иногда по ходу исследовательской работы хронологический бег замедляется, внимание фиксируется на какой-либо эпохе. Историк останавливается, чтобы осмотреться повнимательней, отойти в сторону от генерального пути развития политических событий, присмотреться к мелочам быта, характеру людей, уловить какие-то более тонкие взаимосвязи в экономике, культуре, религии. Это синхронический подход. Зародился он также с самого начала формирования исторической традиции, но первоначально служил вспомогательным средством, дополняющим диахроническое описание.

Однако со временем соотношение начало изменяться. Синхроническое описание стало институализироваться в качестве самостоятельного метода. Историк вышел из воображаемой машины времени, за окном которой в стремительном движении мелькали войны, политические реформы и «великие» деятели, и пустился в «пешее путешествие» по изучаемой эпохе. Именно тогда был сделан первый шаг к формированию антропологически ориентированной истории.

В отечественной историографии родоначальниками направления стали «бытописатели» XIX века. Изучение бытового уклада в работах русских исследователей не было простым составлением «описи экспонатов» древнерусского хозяйства, это был, по выражению И. Е. Забелина, рассказ о «житье-бытье». Предметом научного анализа помимо «вещей» становились устойчивые формы социальной жизни, повседневное мировоззрение, стереотипные модели построения отношений в обществе на уровне микрогруппы. То, что на языке современной науки принято называть «историей повседневности», «историей ментальности», в терминологии того времени именовалось «домашним бытом», «умственным и нравственным развитием эпохи» и др.

«Домашний быт человека есть среда, в которой лежат зародыши и зачатки всех так называемых великих событий истории, зародыши и зачатки его развития и всевозможных явлений его жизни, общественной и политической, или государственной. Это в собственном смысле историческая природа человека» 1,— писал И. Е. Забелин. Именно его можно считать родоначальником антропологического подхода в исторической науке. В трудах, дневниках и записных книжках ученого содержится множество идей, созвучных идеям, получившим в современной историографии повсеместное распространение благодаря работам французских ученых, принадлежащих школе «Анналов».

Именно И. Е. Забелин первым выступил против увлечения историков «громкими, гремящими войнами, поражениями и т. п.», против сведения истории лишь к «внешним фактам» 2. Уже в середине позапрошлого века он сетовал, что «позабыли о человеке», и призывал обратить основное внимание на повседневную жизнь народа, из которой, согласно его концепции, вырастали и религиозные установления, и политические институты любого общества. Жизнь народа должна была занять место «правительственных лиц» и «правительственных документов», которые, по характеристике Забелина,— «материал чисто бумажный, мертвый».

Сам он в своих работах, главной из которых, несомненно, является «Домашний быт русских царей», создал живую картину русского повседневного уклада XVI—XVII веков. Будучи по убеждениям западником, он создавал точный и правдивый, без идеализации и дискредитации, образ допетровской Руси. В поисках подлинных реалий жизни прошлых веков за консультацией к И. Е. Забелину и к его трудам неоднократно обращались художники и писатели. Его личный архив содержит данные об общении с И. Е. Репиным, В. И. Суриковым, В. М. и А. М. Васнецовыми, И. С. Остроуховым, М. М. Антокольским, К. Е. Маковским, В. В. Верещагиным, С. А. Коровиным, С. В. Малютиным, Н. К. Рерихом, А. Н. Бенуа и Л. Н. Толстым 3. Привычный зримый образ средневековой Руси, которую мы представляем себе по живописным и литературным произведениям, восходит большей частью к трудам все того же И. Е. Забелина. Историк исходил из того, что «прадедовский кафтан, мебель, посуда и всякая вещь дедовского домашнего обихода скорее переносят вашу мысль в среду старой действительности, чем все книжные сказания и писания» 4.

Пользуясь исключительным вниманием людей искусства и широкого круга читателей, чутких к воссозданию духа эпохи и к исследованию человеческого материала истории, Забелин был явно недооценен коллегами. Будучи сыном мелкого чиновника, историк большую часть жизни балансировал на грани нужды. Систематического образования он не получил. Несмотря на то что его труды по истории Москвы приобрели широкую известность и признание, отношение к нему профессоров Московского университета было весьма прохладным. Забелин не был привлечен к профессорской деятельности в городе, для изучения которого сделал так много. Даже степени доктора он был удостоен не Московским, а Киевским университетом 5. Достойный чин и более или менее достаточное материальное обеспечение им было получено сравнительно поздно и только благодаря исключительному трудолюбию. Сыграло свою роль и долголетие Забелина: историку, по счастью, удалось дождаться официального признания своих заслуг. 1 января 1901 года в возрасте 80 лет И. Е. Забелин, занимающий пост фактического руководителя Исторического музея, был произведен в чин III класса — тайные советники 6. Это была вершина его служебной карьеры. Но его положение в русской исторической науке так и осталось обособленным, а его имя долгое время оставалось в тени 7. Такая судьба постигла многих ученых, которые, опережая время, старались вывести свои труды в сторону от наезженной колеи господствующей исследовательской парадигмы: ее в науке той поры олицетворял, например, не менее великий, но гораздо более успешный С. М. Соловьев. Несмотря на трудности, Забелин упорно продолжал работу, представляя себе ее огромное значение и перспективность: «Сознание собственной силы, сознание того, что я делаю прочное дело, что я кладу те неуклюжие, но твердые камни, которые хотя и будут скрыты глубоко в земле, но составят основание будущего здания,— такое сознание и может двигать человека на медленный и неблагодарный, черновой первичный труд, истинная оценка которого большей частью лежит в будущем» 8. Слова эти оказались пророческими.

Современником и в значительной степени соперником И. Е. Забелина был его петербургский коллега Николай Иванович Костомаров. Книга последнего «Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI—XVII столетиях» вышла раньше книги Забелина, но позднее публикации отрывков из забелинского исследования в «Отечественных записках» 9. Получилось, что Костомаров перехватил у Забелина тему. Кроме того, жаркая дискуссия разгорелась между историками по поводу трактовки событий смутного времени. Будучи очень разными людьми и по воспитанию, и по жизненному опыту, оба ученых открывали разные грани исторической действительности. Один из рецензентов статьи Забелина о Минине и Пожарском советовал читателям, желающим познакомиться с Россией XVII века, читать труды обоих историков параллельно 10.

Книга Костомарова о русском быте была адресована не только и не столько ученой публике, сколько широкому кругу читателей. Сам историк объяснял во введении, что очерковая форма избрана им для того, чтобы донести исторические знания до людей, «погруженных в свои занятия», которые не имеют ни времени, ни сил осваивать «ученые» статьи и «сырые материалы», подобные актам Археографической комиссии 11. В целом работа Костомарова читается гораздо легче, чем труд Забелина. Подробность в ней уступает место беглости изложения и широте охвата материала. В ней нет тяжеловесной скрупулезности забелинского текста. Костомаров больше внимания уделяет бытовому укладу простого народа.

Следует отметить, что, несмотря на разницу подходов, Забелина и Костомарова роднило живое и в лучшем смысле художественное восприятие прошлого. Если Забелин своими консультациями помогал живописцам и литераторам, то Костомаров сам был писателем. Его перу принадлежат исторические повести и рассказы («Сын», «Холоп», «Сорок лет»), действие которых происходит в XVII—XVIII веках. Литературные достоинства его художественных произведений далеко не бесспорны, зато их отличает исключительная точность передачи бытовых и социально-политических деталей. Некоторая схематичность композиционного построения с лихвой окупается ощущением исторической достоверности.

Часто интерес к «человеческому измерению» прошедших эпох выражался у историков XVIII—XX веков через изучение психологических аспектов социально-политической, этнокультурной реальности. При этом психология бралась как в ее индивидуализированном виде (как «историко-психологиче­ский портрет»), так и в виде исследований коллективного сознания, социальной психологии.

Психологические аспекты культурных практик — одна из неотъемлемых частей исследовательского поля современной социальной антропологии. Конечно, в дореволюционной историографии нельзя найти работ, которые были бы «социально-антропологическими» в строгом смысле слова: все-таки исследовательские парадигмы были иными. Однако подчас то, что мы читаем у историков XVIII—XIX веков, даже ближе современным подходам, чем работы отечественных историков ХХ века; вряд ли это свидетельствует о регрессе, скорее о том, что наука развивается по спирали. Тема «психология и история», несомненно, была одной из тех, через которые антропологическая проблематика начала проникать в работы по отечественной истории.

Уже историки XVIII века часто объясняли «нравами эпохи» особенности протекания политических событий, «странности» социальных институтов и пр. Одной из первых привлекла внимание ученых проблема реконструкции славянского и русского этнического характера.

В труде Мавро Орбини, одном из первых переводных гражданских изданий петровской эпохи, посвященных истории, читаем: «Славяне мало почитали книжную науку, и ученых людей. Не предуспевало им время внимати учению и наукам, они бо быша природою варвары, и жительствовали между такими же людьми свирепыми и варварскими...» 12. Славяне предстают на заре своей истории народом воинственным, жестоким, варварским, ничем не отличающимся от других европейских народов на аналогичной стадии развития. Мысль эта нашла развитие в трудах М. В. Ломоносова 13. Особенно ярко воинственная храбрость, варварская жестокость, веселый музыкальный нрав, отсутствие коварства и злости были показаны К. Г. Антоном 14. Грубыми, но не склонными «к мучениям и к насилованию» видел славян М. М. Щербатов 15. И. Н. Болтин считал, что в развитии своего, говоря современным языком, социально-психологического облика славяне повторяли путь, одинаковый для всех народов: «...не должно приписывать единому народу пороков и страстей общих человечества» 16.

Совсем по-иному выглядят древние славяне в изображении И. Г. Гердера. Они совсем не похожи на германцев или римлян. Главная отличительная их черта — гуманность, миролюбие, покладистость 17. Идеи Гердера были результатом не столько научной работы, сколько частью его общеисторических воззрений, и проистекали из превратностей личной биографии немецкого философа: ему пришлось оставить Германию и переехать в Прибалтику, где он нашел радушный прием именно у славянского населения. Тем не менее идеи Гердера получили большую популярность. «Нестрашные оружием, кроткие от природы <...> Простота нравов без всякой злости, откровенность, тихость и человеколюбие составляли отличительное свойство народов Славянских»,— писал продолжатель гердеровских идей Л. Суровецкий 18. Но поистине всеобщую известность получили названные представления после выхода в свет трудов П. И. Шафарика: «...настоящие Славяне укрылись в Подкарпатских ущельях, всегда желая лучше платить дань другим разбойническим народам, нападавшим на них, нежели расстаться с своим мирным образом жизни, земледелием и скотоводством, и, подобно прочим грабителям, заниматься убийством и разбоем» 19.

Таким образом, наметились две противоположные точки зрения. Каждая имела своих сторонников. Первый подход поддержали Н. М. Карамзин, М. С. Дринов 20, Д. И. Иловайский 21, И. Е. Забелин 22, А. Н. Пыпин 23.

В то же время идеи П. И. Шафарика были восприняты огромным количеством исследователей. Их поддержали западнославянские ученые Я. Э. Воцель 24, В. А. Мацеевский 25. В отечественной науке точка зрения словацкого ученого на долгое время стала господствующей; ее придерживались О. М. Бодянский 26, В. Н. Лешков 27, О. Ф. Миллер 28, А. Котляревский 29, К. Д. Кавелин 30, К. Н. Бестужев-Рюмин 31, С. М. Соловьев 32. В том же направлении рассуждает М. П. Погодин. Сравнивая детально «начала» русской и западной истории, он писал, «что очень удивительны для мыслящего наблюдателя совершенно соответственные отличия физические и нравственные». К «нравственным» относятся у него народный характер, религия, образование. «Славяне были и есть народ тихий, спокойный, терпеливый», и «вера Восточная», избранная ими, оказалась созвучна этим качествам 33. Приняли указанные взгляды славянофилы А. С. Хомяков 34, К. С. Аксаков 35, А. Ф. Гильфердинг 36, И. Д. Беляев 37.

Дискуссия имела большой резонанс. Уже в прошлом веке И. М. Собестианским была предпринята попытка подвести некоторый итог изысканиям 38. В работе этого исследователя критиковались воззрения Шафарика и его по­следователей. Тем не менее обе точки зрения продолжали развиваться до тех пор, пока возросший теоретический уровень науки не перевел рассуждение в несколько иную плоскость. Однако отголоски их до сих пор встречаются в литературе, главным образом, учебной и научно-популярной.

Не меньше копий было сломано в дореволюционной отечественной историографии и по поводу национального характера великороссов. Н. И. Костомаров видел противоречие между Украиной и Россией в глубоком различии национального психологического склада населения. Интересны историософские построения Н. О. Лосского 39, Н. А. Бердяева 40. Немало ценных соображе- ний было высказано о влиянии на психологию людей климата (например, у С. М. Соловьева 41, В. О. Ключевского 42), христианства и пр.

Особое место в историографии общественного сознания принадлежит А. П. Щапову. Наследие его разнообразно. Демократ по убеждению, обусловленному всем ходом его нелегкой жизни, он сделал главным предметом своей научной работы народ. Одним из важных аспектов его историко-психологических исследований стал русский национальный характер или, в терминологии самого ученого, стилистически несколько тяжеловесной, «естественно-психологические условия умственного и социального развития». Для русского народа характерна «во-первых, общая посредственность, умеренность или медлительность возбуждения его нервной восприимчивости», сочетаемая со склонностью «к наиболее живому восприятию только впечатлений наиболее напряженных и сильных» 43. Особенности эти коренятся в климатических условиях Севера, воздействующих посредством «общих физиологических и психологических законов». Внимание было уделено ученым и идеологической сфере, именуемой им «социально-педагогическими условиями умственного развития» 44.

В советской исторической науке тема «русского национального характера», «социальной психологии» ввиду связанных с ней сильных идеалистиче­ских и националистических реминисценций оказалась в числе забытых. Это тем более удивительно, что первоначально с марксизмом связывались большие надежды на продвижение вперед исследований в этой области. Особенно хорошо это прослеживается в работах Н. А. Рожкова. Будучи одним из первых историков-марксистов, он в то же время оказался последним из ученых — перед большим перерывом,— обращавших специальное внимание на психологию масс 45, обыденные представления людей прошлого 46, характерные черты древнерусского национального психического облика 47.


1 Забелин И. Е. Домашний быт русских царей в XVI—XVII столетиях. Кн. 1. Государев двор или дворец. М., 1990. С. 38.

2 Рубинштейн Н. Л. Иван Егорович Забелин. Исторические воззрения и научная деятельность (1820—1908) // История СССР. 1965. № 1. С. 58.

3 Формозов А. А. Историк Москвы И. Е. Забелин. М., 1984. С. 183—185.

4 Цит. по: Рубинштейн Н. Л. Иван Егорович Забелин. Исторические воззрения... С. 68.

5 См.: Там же. С. 54—55.

6 См.: Формозов А. А. Историк Москвы И. Е. Забелин... С. 179.

7 Сахаров А. Н. «Светлый русский ум» // Забелин И. Е. Домашний быт русских ца-рей... С. 5.

8 Забелин И. Е. Современные взгляды и направления в русской истории // Опыты изучения русских древностей и истории. М., 1872. С. 356. Цит. по: Сахаров А. Н. «Светлый русский ум»... С. 37.

9 См.: Формозов А. А. Историк Москвы И. Е. Забелин... С. 150.

10 См.: Там же. С. 154.

11 См.: Костомаров Н. И. Домашняя жизнь и нравы великорусского народа в XVI и XVII столетиях. М., 1993. С. 8—9.

12 Орбини М. Историография початия имене, славы, и расширения народа славянского. СПб., 1722. С. 1.

13 См.: Ломоносов М. В. Древняя Российская история от начала российского народа до кончины Великого князя Ярослава первого или до 1054 года // М. В. Ломоносов. Полн. собр. соч. В 11 т. М.;Л., 1950—1983. Т. 6. С. 167—286.

14 См.: Anton K. G. Erste Linien eines Versuches ber der alten Slawen Ursprung, Sitten, Gebrauche Meinungen und Kenntisse. Leipzig, 1783. S. 18—91.

15 См.: Щербатов М. М. История Российская с древнейших времен. В 7 т. СПб., 1901—1904. Т. 1. С. 249.

16 Болтин И. Н. Указ. соч. Т. 2.С. 2.

17 См.: Herder J. G. Ideen zur Philosophie der Geschichte der Menshheit Vierter Theil. Riga;Leipzig, 1791.

18 Суровецкий Л. Исследование начала народов славянских. Рассуждение, читанное в торжественном заседании варшавского общества любителей наук, 24 января 1824 го-да. М., 1846. С. 2.

19 Шафарик П. И. Славянские древности. М., 1848. С. 416.

20 См.: Дринов М. С. Заселение Балканского полуострова славянами. М., 1873. С. 149.

21 См.: Иловайский Д. И. Историко-критические заметки // Русский вестник. 1888. Декабрь. С. 15—16; Он же. Рассказы о начале Руси. М., 1882. С. 188.

22 См.: Забелин И. Е. История русской жизни с древнейших времен. М., С. 413—414.

23 См.: Пыпин А. Н. Спасович В. Д. История славянских литератур. СПб., 1881. Т. 2. С. 786.

24 См.: Воцель Я. Э. Древнейшая бытовая история славян вообще и чехов в особенности. Киев, 1875. С. 140—151.

25 См.: Мацеевский В. А. История славянских законодательств // ЧОИДР. М., 1858. Кн. 1. С. 80—90.

26 См.: Бодянский О. М. О народной поэзии славянских племен. М., 1837. С. 34—39.

27 См.: Лешков В. Русский народ и государство. М., 1858.

28 См.: Миллер О. Ф. Опыт исторического обозрения русской словесности. СПб., 1865. Ч. 1, вып. 1. С. 287—288.

29 См.: Котляревский А. Древности юридического быта балтийских Славян. Прага, 1874. С. 29—151.

30 См.: Кавелин К. Д. Взгляд на юридический быт древней России. М., 1856. Ч. 1. С. 319—323.

31 См.: Бестужев-Рюмин К. Н. Русская история. СПб., 1872. С. 55—63.

32 См.: Соловьев С. М. История России с древнейших времен // С. М. Соловьев. Соч. В 18 т. М., 1993. Т. 1—2. С. 55.

33 Погодин М. Н. Русская история до монгольского ига. М., 1872. С. 150—154; Он же. Исследования, замечания и лекции о Русской истории. М, 1846. Т. 2. С. 321—322. См. также: Дурновцев В. И., Бачинин А. Н. Разъяснять явления русской жизни из нее самой: Михаил Петрович Погодин // Историки России. XVIII — начало XIV века. М., 1996. С. 211.

34 См.: Хомяков А. С. Полн. собр. соч. М., 1878. Т. 1. С. 392; Он же. Обзор всемирной истории с древнейших времен (вторая часть Записок о всемирной истории). М., 1873. С. 52, 508.

35 См.: Аксаков К. С. Начало Русской истории // К. С. Аксаков. Полн. собр. соч. М., 1861. С. 616.

36 См.: Гильфердинг А. Ф. История балтийских славян // А. Ф. Гильфердинг. Собр. соч. СПб., 1874. Т. 4. С. 29, 31, 37—41.

37 См.: Беляев И. Д. Рассказы из Русской Истории. М., 1865. Кн. 1. С. 5—6.

38 См.: Собестианский И. М. Учения о национальных особенностях характера и юридического быта древних славян. Историко-критическое исследование. Харьков, 1892.

39 См.: Лосский Н. О. Характер русского народа // Условия абсолютного добра. М., 1991. С. 238—362.

40 См.: Бердяев Н. А. Судьба России. М., 1990.

41 См.: Соловьев С. М. История России с древнейших времен... Т. 1—2. С. 55.

42 См.: Ключевский В. О. Русская история. Полный курс лекций в 3 кн. М., 1993. Кн. 1. С. 56.

43 Щапов А. П. Естественно-психологические условия умственного развития русского народа // А. П. Щапов. Соч. В 3 т. СПб., 1906. Т. 3. С. 1—2.

44 Щапов А. П. Социально-педагогические условия умственного развития русского народа // А. П. Щапов. Соч. Т. 3. С. 132.

45 См.: Рожков Н. А. Психология характера и социология // Исторические и социологические очерки. М., 1906. Ч. 1. С. 176.

46 См.: Рожков Н. А. История, мораль и политика // Исторические и социологиче­ские очерки... Ч. 1. С. 3—15.

47 См.: Рожков Н. А. Русская история в сравнительно-историческом освещении. Л.;М., 1927. Т. 1. С. 218—263, Т. 2. С. 354.

Похожие:

В. В. Долгов Социально-антропологическая проблематика в трудах по истории Древней Руси XI-XIII веков: дореволюционная историография iconВопросы для экзамена по истории отечества
Возникновение государства. Правления киевских князей с Рюрика по Владимира Мономаха. Социально-экономические отношения на Руси. Внешняя...
В. В. Долгов Социально-антропологическая проблематика в трудах по истории Древней Руси XI-XIII веков: дореволюционная историография iconУрок, тема: Культура Киевской Руси в IX-XIII веках
Ознакомления учащихся с достижениями культуры Древней Руси в различных ее отраслях
В. В. Долгов Социально-антропологическая проблематика в трудах по истории Древней Руси XI-XIII веков: дореволюционная историография iconПрограмма экзамена по истории древней греции
Источники по истории Древней Греции/греческая историография/ Полибий, Диодор, Страбон, Плутарх
В. В. Долгов Социально-антропологическая проблематика в трудах по истории Древней Руси XI-XIII веков: дореволюционная историография iconПлан семинарских занятий по истории Семинар 1
Этнокультурные и социально-политические процессы становления Древней Руси (IX-XI вв.)
В. В. Долгов Социально-антропологическая проблематика в трудах по истории Древней Руси XI-XIII веков: дореволюционная историография iconБиблиография по истории древней руси
Алексеев Ю. Г. Псковская Судная грамота и ее время: развитие феодальных отношений на Руси XIV – xviвв
В. В. Долгов Социально-антропологическая проблематика в трудах по истории Древней Руси XI-XIII веков: дореволюционная историография iconПеречень вопросов, выносимых на собеседование по истории Древней Руси для поступающих на второй и последующие курсы (3 и 4 курсы направления «Социально-экономическое образование» профиль «История» (дневное и заочное отделение)
...
В. В. Долгов Социально-антропологическая проблематика в трудах по истории Древней Руси XI-XIII веков: дореволюционная историография iconРазработка урока истории в 6 класе Тема: Культура Древней Руси
Цель: формирование у учащихся целостного представления о Киевской Руси; ее значении в системе европейских и восточных государств
В. В. Долгов Социально-антропологическая проблематика в трудах по истории Древней Руси XI-XIII веков: дореволюционная историография iconГорода владимиро-суздальской руси ХII первой трети ХIII века: социально-экономическое развитие, власть и управление (в контексте истории средневековых городов Германии)
Охватывает IX первую треть XIII в., для него типична «договорная» легитимность; во втором периоде (вторая треть XIII первая четверть...
В. В. Долгов Социально-антропологическая проблематика в трудах по истории Древней Руси XI-XIII веков: дореволюционная историография iconРусь Древняя и Удельная Библиографический указатель
Киевской Руси (09–xi в.), а также период феодальной раздробленности страны (xii–xiv в.). Представлены книги по истории, философии,...
В. В. Долгов Социально-антропологическая проблематика в трудах по истории Древней Руси XI-XIII веков: дореволюционная историография icon2. Особенности становления государственности и социально-политического развития древней Руси.  — начало  веков
Угрофинские, финские, прибалтийские и балтийские народы, чуваши жили на территории современной России. Через территорию России проходили...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница