«южный федеральный университет» Факультет филологии и журналистики




Название«южный федеральный университет» Факультет филологии и журналистики
страница2/6
Дата01.03.2013
Размер0.62 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6
представляют собой процесс трансформации мыслей в чувственные символы и образы. Пансексуальное толкование символических форм выглядит достаточно упрощенно: продолговатые предметы, включенные в художественный мир, соотносятся с мужским либидо, вогнутые и полые – с женским. Кроме того, Фрейд выявляет и особое соединение раз­розненных образов и элементов сновиде­ния и создание единого связного содержа­ния (фабулы, действия). Все вышесказанное характеризует процессы, приводящие к созданию художественного мира.

Искусство, дарующее нам наслаждение, в своей особо символической и условной форме позволяет реализовать наши вытесненные в бессознательное влечения. Таким образом, катарсис (и в своей интеллектуальной форме, и в форме эстетической) становится наиполнейшей и, возможно, самой безопасной реализацией бессознательных влечений зрителя. Искусство дает «эрзац удовлетворения», благодаря которому изживаются комплексы, бессознательные влечения, удовлетворение которых невозможно в реальной жизни. С этим связана, по мнению многих исследователей, особая популярность жанров массовой литературы и массового кинематографа.

Более того, современный рынок «культурной продукции» и рекламы сознательно эксплуатирует фрейдистские находки, активно продвигая товар, благодаря воздействию на сферу бессознательных мотиваций потребителя.

Модели, которые использовали современники и последователи Фрейда, предполагали связь между художественным продуктом и самим творцом. Психоаналитическое чтение предполагало распознавание в литературных произведениях бессознательные фантазии автора. Целью критики становится выявление механизмов сублимации (например, смещение, замещение, символизация и пр.) при аналитическом чтении [116].

Одной из популярных форм психоаналитической критики становится психобиография. Психобиография исследует жизнь писателя с позиций психологического развития его личности, однако с опорой на внешние источники. Психобиография акцентирует внимание на роли бессознательного в формировании личности и использует теорию Фрейда о стадиях психосексуального развития.

Яркими примерами психобиографий могут стать работы известного философа и литературоведа Ж.П.Сартра, посвященные Ш.Бодлеру [96] и Г.Флоберу.

Психоаналитическое литературоведение обращается и к психоаналитической трактовке психологии персонажей того или иного произведения. Классическим примером могут стать как работы самого Фрейда, посвященные шекспировским драмам и, в частности «Гамлету», на примере которого он иллюстрирует знаменитый Эдипов комплекс, так и монографии его многочисленных последователей. Так, знаменитый английский актер Лоренс Оливье внимательно изучал работу Э.Джонса «Гамлет и Эдип» (1949), прежде чем приступить к роли.

Устойчивый интерес литературоведов-психоаналитиков последних лет – проблема восприятия текста читателем и феминистский психологический контекст. Кроме того, постфрейдистское литературоведение, отдавая должное великим открытиям Фрейда, обращается к проблемам теоретико-лингвистического характера (Ж.Лакан).

Фрейдизм и марксизм – две революционные теории, перевернувшие культурное самосознание XX века. Обратившись к научному анализу мотиваций человеческой деятельности, обе теории предложили эффективные методики выявления до той поры скрытых от анализа фундаментальных значений. По словам философа-герменевтика П.Рикера, Фрейд и Маркс предложили «герменевтику подозрения», призывая искать за фасадом видимого скрытые подлинные механизмы, управляющие человеком и обществом. И в этом отношении значение концепции Фрейда трудно переоценить.

Вместе с тем, фрейдистское литературоведение обращаясь к генезису и структуре художественных текстов не затрагивает сущностного вопроса - вопроса об эстетической и художественной значимости произведения искусства. Более того, шедевры литературы, взывающие к высотам духа, оказываются лишь побочными продуктами либидо. Нет сомнений, что фрейдизм per se предлагает весьма эффектную и научно обоснованную теорию художественной образности, но все же он не способен исчерпать всего потенциала эстетических прозрений художника, объяснить бесконечно изменчивый духовный опыт соприкосновения с литературой читателя.

В настоящее время фрейдизм продолжает оставаться объектом поклонения, и, одновременно, объектом достаточно жесткой критики. (См. работы Ж.Делеза и Ф.Гваттари, М.Бахтина, Л.С.Выготского и др.).

Другим направлением в психоаналитической критике стал подход, связанный с аналитической психологией швейцарского психолога и философа К. Г. Юнга (1875-1961). Концептуальное решение ключевых психаналитических вопросов у Юнга иное [140].

Юнг не принял фрейдистскую трактовку всех проявлений бессознательного как вытесненных сексуальных желаний. Индивидуальное и субъективное бессознательное в концепции Фрейда замещается на витальную психическую энергию, присущую всем людям. Коллективное бессознательное – безличное психическое содержание, связывающее его носителя с древнейшими психическими формами, названными Юнгом архетипами. Таким образом, бессознательное выходит за рамки медицинско-невротического плана, становясь подлинным основанием человеческого духа. Архетипы инвариантны для представителей всех народов, рас, времен, людей здоровых и психически больных. Одновременно, архетипы, будучи образами-символами не поддаются дешифровке, противостоят сознанию и оказываются невыразимыми в языке. И все же Юнг предлагает описание, толкование и типизацию ряда архетипов. Среди них: самость, мать, младенец, старик, тень, анима и др.

Индивидуальное сексуально-эротическое начало и инфантильные комплексы и фиксации, которые, согласно концепции Фрейда, трансформируются в творчество, виделись Юнгу недостаточным основанием для создания подлинных шедевров искусства. Именно коллективное бессознательное, обнаруживаемая в ярких образах-символах искусства - «память расы» - становятся в концепции Юнга проводником подлинного творческого духа, скрытого в глубинах бессознательного. Так, истинный творец способен не только выразить в своем искусстве «память расы», но и проложить путь к глубинным слоям коллективной памяти читателя. Именно эта витальная энергия творчества способна преобразить личностный строй человека и стать залогом духовного спасения человечества.

Юнг различал разные виды творчества, особо выделяя визионерский. Представляя искусство сферой сакральной, недоступной познанию, Юнг трепетно относился к художественному творчеству, считая его предметом рассмотрения эстетики, а не психологии. Концепция Юнга оказалась исключительно влиятельна как среди художников (Д.Г.Лоуренс, Дж.Джойс, Г.Гессе), так и среди литературоведов, которые творчески развивают весьма смелые и часто далекие от эмпирической реальности «фантазии об архетипах» Юнга.

Среди проводников идей юнгианства - французский ученый Г.Башляр, который создал на основе концепции Юнга свою теорию воображения и художественных образов. Работы Башляра «Психоанализ огня», «Грезы о воздухе» и др. доступны русскоязычному читателю [15-18].

Юнгианская концепция, аналитически осмысленная, системно изложенная и весьма видоизмененная звучит отголосками также в классической работе Е.М.Мелетинского «Литературные архетипы» [76].

Вместе с тем, гипотетическое начало в яркой и образной концепции Юнга привело к появлению бума «юнгианских» работ, научная ценность которых прямо пропорциональна исполнительскому мастерству критика, способного или неспособного убедить в существовании «архетипа игрушки» или «архетипа моря» (?).

Весьма любопытны в этом отношении и психоаналитические исследования французских критиков (Bachelard G., Mauron Ch., Weber J.). К примеру, Ш.Морон выявляет во всем корпусе произведений того или иного автора продуктивные лексические блоки, которые помогают сформулировать представления о тематическом единстве и специфических художественных коллизиях, формирующих «личный миф» автора. А психоаналитик Вебер, наблюдая за навязчивыми лексическими повторами, делает вывод о бессознательных психологических травмах, каждый раз отражающихся в произведениях автора. Совершенно очевидно, что при создании словаря писательских мотивов и обращении к мотивике конкретного автора, редкий исследователь уйдет от обозначенной выше необходимости вычитывать объемный биографический, психологический, психоаналитический потенциал частотного мотива. См. по этому поводу: Яблоков Е.А. Мотивы прозы Михаила Булгакова (1997); ряд статей из книги Гаспарова Б.М. Литературные лейтмотивы (1994)[39].

Зарубежное литературоведение второй половины XX века развивается в русле лингвистических, структуралистских и постструктуралистских концепций, так или иначе связанных с концепцией знака. Работы выдающегося психолога Жака Лакана [56], которого часто называют «французским Фрейдом», развивают «семиотическую версию» психоаналитического подхода, то есть предлагают своего рода наложение идей Фрейда на лингвистическую теорию Соссюра.

Так, вместо обращения к психофизиологии и неврологии (Фрейд) и архетипам (Юнг) Лакан полагает, что речь и язык являются центральным звеном в психоаналитическом исследовании. Известное высказывание Лакана гласит: «Бессознательное структурировано как язык». Стадии психосексуального развития, выделенные Фрейдом, согласно Лакану, связаны с доязыковой фазой (стадия воображения) и фазой приобретения языковых навыков (стадия символов). Именно на последней происходит бессознательное усвоение человеком систем бинарных оппозиций, различений: мужское/женское, отец/сын, мать/дочь и т.д. Заложенные в языке культурные приоритеты являются теми формирующими сознание силами, которые управляют человеческим Я. Таким образом, бессознательное по Лакану являет себя в неких знаковых структурах, значение которых уже не зависит от конкретной ситуации, а является предустановленным.

В этом смысле интересно то, что Лакан отрицает концепцию стиля. В знаменитом высказывании Бюффона – «Стиль – это человек», Лакан видит ложную связь между сознательной рабой над словом и стилем. Напротив, «нет ни одной более или менее изощренной формы стиля, в которую не устремлялось бы бессознательное…».

Кроме того, огромное значение имела переформулировка Лаканом фрейдистского положения о трансформации бессознательных желаний писателя в текст. Бессознательное желание оказывается тем означаемым у которого появляется целый ряд означающих (разнообразные знаки в тексте).

Лакан имеет множество последователей как в рядах постструктуралистов, так и среди марксистских и феминистски настроенных критиков.


СТРУКТУРАЛИЗМ, СЕМИОТИКА

Принципиально важно то, что структурализм в гуманитаристике 1950-60-х развивается на основе лингвистической теории и семиотики. Структурализм как направление достигает своего наибольшего влияния в 60-е годы во Франции. Однако методология структуралистов в ее основных принципах оказывается востребованной в западноевропейском, американском и русском гуманитарном знании. Среди ярчайших представителей структурализма – видные философы, теоретики литературы, культурологи, лингвисты, антропологи. Междисциплинарность структурализма, вовлечение в орбиту исследований специалистов с самыми разнообразными интересами (от мифов до моды) объясняется единой лингвистической (семиотической) методологией как негласной грамматикой всех структуралистских исследований.

Упомянем «хрестоматийные» работы структуралистов: Р.Барт «Мифологии» [10], «Структурализм как деятельность» [9], «S/Z» и др.; К.Леви-Строс «Печальные тропики», «Структурная антропология» [60]; А.Греймас «Структуральная семантика», Ж.Женетт «Фигуры» [43]; Р. Якобсон «Работы по поэтике» [133]; Цв.Тодоров «Поэтика прозы», «Введение в фантастическую литературу» [106]; Ю. Кристева «Семиотика»; Ю. Лотман «Лекции по структуральной поэтике», «Структура художественного текста», «Культура и взрыв» [67-70].

Структурализм базируется на концепции выдающегося швейцарского лингвиста Ф. де Соссюра, изложенной в «Курсе общей лингвистики». Однако само название и разработка общих принципов структурализма связаны с рядом серьезных лингвистических, семиотических и литературоведческих работ Р.Якобсона, среди которых «Поэзия грамматики и грамматика поэзии».

В своих лекциях Соссюр призывал к «научному» исследованию языка, противопоставляя его исторической лингвистике XIX века. В отличие от многочисленных языковых фактов, которыми оперировала историческая лингвистика, новая концепция сводила многообразие лингвистических явлений к системе отношений, в которой элементы языка и их смысл определяется только во взаимодействии друг с другом

Структурная лингвистика исследует систему, «структурное целое», код, а не феномены речи. Работа Р.Якобсона развивает идеи, связанные с пониманием того, что элементы языка могут быть изучены только сквозь призму их функций.

Перенеся многие положения русской формальной школы (в особенности работы раннего Р.Якобсона, В.Шкловского, Б.Эйхенбаума), структурной лингвистики и Пражского лингвистического кружка, на анализ литературы, культуры, философии и пр. структуралисты стремились найти универсальные принципы и законы, по которым создается и воспринимается весь комплекс явлений культуры, научно представить его «морфологию». При этом в течение нескольких десятков лет в методологию исследования литературных и нелитературных текстов активно включались принципы лингвистические (теория оппозиций Пражского лингвистического кружка; теория морфологических оппозиций Якобсона; теория актуального членения Матезиуса; учение о функциях языка и стилях; дешифровочный подход; дистрибутивный подход; трансформационный анализ; семантический анализ; языковая теория Н.Хомского и др.)

В 1950-60е годы структурализм стал ведущим научным направлением во Франции. Интерес к структурным исследованиям в гуманитарных областях подогревался также рядом открытий в естественных науках (теория элементарных частиц, структурный анализ и пр.). Понятие структуры стало общенаучным.

Начало французскому структурализму положил видный антрополог и культуролог К. Леви-Стросс в своих работах «Печальные тропики», «Структурная антропология» [60] использовал лингвистическую модель Соссюра при исследовании таких феноменов культуры как мифология, системы родства и способы приготовления пищи. Результаты работы Леви-Стросса подтвердили возможность применения лингвистической теории в самых разных областях знания (семиотика). Леви-Стросс еще раз указал на структуралистское кредо: системы знаков, к какой бы культуре они не принадлежали, подчиняются единым принципам.

Фундаментальный принцип, лежащий в основе структурализма и семиотического анализа состоит в том, что не существует «реальности», которая не была бы осмыслена без языка. Безусловно, и абстрактные понятия, и конкретные предметы существуют как эмоциональные и физические феномены. Но свое значение они приобретают, в первую очередь, благодаря своему языковому выражению. Данное утверждение полностью переставляет акценты в традиционном понимании языка, согласно которому язык – это прозрачное средство отражения «реальности». Напротив, с точки зрения структурализма, язык абсолютно непрозрачен. Мы можем наивно полагать, что это мы контролируем язык, но в действительности, язык контролирует нас. Одним из центральных понятий становится структура. Важна как функциональная природа структуры, так и ее бессознательный характер.

Бессознательная структура – это формообразующий механизм, порождающий все продукты социально-символической деятельности человека (речевые факты, отношения родства, ритуалы, формы экономической жизни, феномены искусства и пр.), это категориальная сетка, упорядочивающая любое фактическое содержание. Таким образом, языковые структуры отождествляются со структурами мышления, принципами организации мира в сознании человека.

Так, к примеру К. Леви-Стросс в своих работах выявляет бессознательно усвоенные примитивными обществами оппозиции жизнь:: смерть; труд в поле :: война; сырое :: приготовленное и пр. А Р.Барт в работе «Мифологии» [10] обращается к многочисленным примерам повседневного бытия, чтобы продемонстрировать значимые оппозиции. К примеру, Барт «выводит формулу успеха» рекламы пеномоющих средств, в которой неизменно противопоставляется глубина :: поверхность - порошки и кремы неизменно проникают в самую глубь. Согласно логике Барта, потенциальный потребитель бессознательно «выберет» глубину.

И литература, и другие виды коммуникации – это знаковые системы. Значения и смыслы возникают как результат реляций, отношений между знаками этой системы.

Тот факт, что метод исследования является структурным, означает, что в исследуемом объекте смысл зависит от расположения частей. Важно учесть установку структуралистов на инвариант – модель – образец - «репрезентацию».«… Основная задача состоит в выявлении внутренних … законов системы» - пишет Р.Якобсон. «В отношении данного культурного содержания, будь то Бог, стол или таз, анализ является структурным, когда он выявляет это содержание как образец» - утверждает М.Серр.

Обнаружение научными методами системности и целостности структуры предполагает и ее относительную однозначность.

Весьма показательной в этом отношении представляется доступная русскоязычному читателю работа Ж.Бодрийара «Система вещей» [25], во введении к которой автор задается вопросом: « Поддается ли классификации буйная поросль вещей – наподобие флоры и фауны, где бывают виды тропические и полярные, резкие мутации, исчезающие виды?» Сама структура книги с однозначностью выстраивает искомую модель и одновременно разрушает ее, прокладывая путь постструктуралистским концепциям.

Так как структуралисты рассматривают текст как «замкнутую систему», в которой главным становится не отражение внешнего мира, а взаимные реляции внутренних структур, исследователи обращаются к «бинарным оппозициям» (принцип разделяемый всеми лингвистами и семиотиками), или парам-противоположностям – В/вне, присутствие/отсутствие, герой/антигерой, мужское/женское, верх/низ, простоянный/непостоянный, жизнь/смерть и пр.
1   2   3   4   5   6

Похожие:

«южный федеральный университет» Факультет филологии и журналистики iconГосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Факультет русской филологии и журналистики. Факультет истории и юриспруденции. Факультет татарской и сопоставительной филологии....
«южный федеральный университет» Факультет филологии и журналистики iconОтчет по учебно-методической работе факультета филологии, журналистики и межкультурных коммуникаций
В 2010 г факультет филологии и журналистики был переименован в факультет филологии, журналистики и межкультурных коммуникаций (приказ...
«южный федеральный университет» Факультет филологии и журналистики icon«Южный федеральный университет» Факультет психологии
Основные научные направления (по которым факультет осуществляет научно-исследовательскую деятельность)
«южный федеральный университет» Факультет филологии и журналистики iconЮжный Федеральный Университет педагогический институт кафедра английского языка флиС
Федеральное агентство по образованию российской федерации южный Федеральный Университет
«южный федеральный университет» Факультет филологии и журналистики iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию южный федеральный Университет
В сборнике представлены доклады участников научно-методической конференции «Современные информационные технологии в образовании:...
«южный федеральный университет» Факультет филологии и журналистики iconТитульный лист программы обучения по дисциплине (Syllabus) Форма
Павлодарский государственный университет им. С. Торайгырова Факультет филологии, журналистики и искусства
«южный федеральный университет» Факультет филологии и журналистики iconТитульный лист программы обучения по дисциплине (Syllabus) Форма
Павлодарский государственный университет им. С. Торайгырова Факультет филологии, журналистики и искусства
«южный федеральный университет» Факультет филологии и журналистики iconФедеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Южный Федеральный Университет» педагогический институт факультет технологии и предпринимательства
...
«южный федеральный университет» Факультет филологии и журналистики iconРоссийской федерации фгбоу впо «Ставропольский государственный университет» Факультет филологии и журналистики
«жзл» в творческом наследии Я. В. Абрамова и издательской практике Ф. Ф. Павленкова
«южный федеральный университет» Факультет филологии и журналистики icon«южный федеральный университет» Факультет философии и культурологии
«информация», «искусственный интеллект», «информационное общество», сми, культура смк и т д
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница