Седьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010




НазваниеСедьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010
страница9/52
Дата01.03.2013
Размер7.88 Mb.
ТипДокументы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   52
ОСОБЕННОСТИ КОПИНГ-ПОВЕДЕНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ РАБОТНИКОВ, ОБСЛУЖИВАЮЩИХ ПОЖИЛЫХ ЛЮДЕЙ НА ДОМУ, С РАЗНЫМ УРОВНЕМ СТРЕССОУСТОЙЧИВОСТИ
Асмаковец Е.С.(Омск)


Современное общество немыслимо без стрессовых воздействий и необходимости адекватного реагирования на изменяющуюся обстановку. Поэтому особое значение необходимо уделять методам повышения стрессоустойчивости, как устойчивости моторных, сенсорных и умственных компонентов деятельности при возникающем эмоциональном переживании и формированию адаптивного совладающего поведения сотрудников на рабочем месте.

Совладающее поведение или «копинг» поведение (от английского «to cope» – совладать, преодолевать, «coping» – совладение) представляет собой поведение, направленное на приспособление к стрессовым обстоятельствам, готовность индивида решать жизненные проблемы. По А. Маслоу, копинг-поведение - это форма поведения, которая предполагает сформированное умение использовать определенные средства для преодоления эмоционального стресса. Психологическое предназначение копинг состоит в том, чтобы как можно лучше адаптировать человека к требованиям ситуации, позволяя ему овладеть ею, ослабить или смягчить эти требования, постараться избежать или привыкнуть к ним и таким образом погасить стрессовое действие ситуации (С.К. Нартова-Бочавер, 1997).

Основные подходы к пониманию копинг-поведения (сoping) преимущественно разработаны зарубежными исследователями (Р. Лазарус и С. Фолкман, К. Карвер, Дж. Ормел и Р.Сандерман, Х. Хекхаузен и др.).

В тоже время, явления, связанные с тем, что называют «копингом», изучались и изучаются и отечественными психологами (Л.И. Анцыферова, В.А. Бодров, В.С. Мерлин, С.К. Нартова-Бочавер, В.Д. Небылицын, Б.М. Теплов и др.).

Несмотря на большое количество публикаций по проблеме совладающего поведения в различных «жизненных трудностях», стрессовых ситуациях, на наш взгляд, еще не достаточно изучены факторы, влияющие на это поведение. В частности, исследования особенностей совладающего поведения у специалистов социальных профессий (медики, педагоги, менеджеры, юристы, социальные работники и т.д.) носят фрагментарный характер. Нет публикаций, описывающих технологию развития копинг-ресурсов.

В то же время, специфические особенности деятельности социальных работников и проблемы, с которыми им приходится сталкиваться каждый день: огромная ответственность за жизнь и здоровье клиентов пожилого и старческого возраста; длительное нахождение в «поле» отрицательных эмоций - страдания, боли, отчаяния, раздражения и так далее, которые так или иначе по механизму эмоционального заражения передаются сотрудникам центров; влияние на состояние сотрудников социальных центров «угасания» и смерти пожилых клиентов; заработная плата, которая явно не соответствует степени социальной ответственности социальных работников, - все это вызывает чувство неудовлетворённости своей профессией и связанные с этим стрессы. Стрессы – постоянные спутники профессиональной деятельности специалистов по социальной работе и от того, насколько специалист может воспользоваться своими копинг-ресурсами и насколько он может помочь своим клиентам найти их копинг-ресурс, зависит не только его эффективность, но и его здоровье.

Правомерно предположить наличие взаимосвязи уровня стрессоустойчивости и способов копинг-поведения, которые могут рассматриваться как «ресурс стрессоустойчивости».

Целью нашего исследования было выявление особенностей копинг-поведения социальных работников, обслуживающих пожилых людей на дому, с разным уровнем стрессоустойчивости. Исследование проводилось в январе - апреле 2009 года на базе комплексных центров социального обслуживания населения г. Омска: Выборку составили 259 человек.

Для диагностики особенностей стрессоустойчивости в профессиональной деятельности, т.е. устойчивости к ситуациям, которые возникают вследствие негативного влияния на работника особенностей той организации, в которой он трудится и проявляется в физиологических и психологических реакциях на напряженные ситуации в трудовой деятельности человека, мы использовали «Шкалу организационного стресса» Мак–Лина. По уровню устойчивости к организационным стрессам Мак–Лин выделяет три типа поведения: поведение, свойственное людям предрасположенным к организационному стрессу, поведение, свойственное людям с высоким уровнем стрессоустойчивости, и поведение, свойственное людям со средним уровнем устойчивости к организационным стрессам.

Для диагностики стратегий копинг–поведения, т.е. поведенческих и когнитивных усилий, применяемых индивидом, чтобы справиться с внешней стрессовой средой, мы использовали методику «Стратегии копинг-поведения» К. Карвера. К. Карвер выделяет:

• активно-адаптивные копинг-стратегии, которые направлены непосредственно на разрешение проблемной ситуации: «активный копинг»; «планирование»; «поиск активной общественной поддержки»; «положительное истолкование и рост»; «принятие» - признание реальности ситуации.

• пассивно-адаптивные копинг-стратегии, которые могут способствовать адаптации человека в стрессовой ситуации, однако он не связаны с активным копингом: «поиск эмоциональной общественной поддержки»; «подавление конкурирующей деятельности»; «сдерживание».

• неадаптивные копинг-стратегии, которые только в некоторых случаях, помогают человеку адаптироваться к стрессовой ситуации и справиться с ней: «фокус на эмоциях и их выражение»; «отрицание»; «ментальное отстранение»; «поведенческое отстранение».

Результаты исследования показали, что 59% сотрудников обладают низким уровнем устойчивости к организационным стрессам, и как следствие, предрасположены к риску профессионального выгорания и коронарных заболеваний. 31% выборки обладают средним уровнем устойчивости к организационным стрессам. И только 10% сотрудников социальных центров обладает высоким уровнем стрессоустойчивости.

Соответственно уровень развития личностных качеств, повышающих стрессоустойчивость: способность к самопознанию, широта интересов, принятие ценностей других, гибкость поведения, активность и производительность, выше у сотрудников с высоким уровнем стрессоустойчивости. У социальных работников с низким уровнем устойчивости к организационному стрессу данные личностные качества развиты гораздо хуже.

Наблюдаются схожие тенденции в уровнях развития компонентов устойчивости к организационному стрессу. У социальных работников всех трех выделенных нами групп более развитым, в сравнении с другими личностными качествами, является «принятие ценностей других», далее (по убыванию) идет «способность к самопознанию», «широта интересов», «активность и производительность», наименее развитой у сотрудников социальных центров является «гибкость поведения». Это позволяет нам предположить, что профессиональная деятельность социальных работников, общение с клиентами способствуют развитию понимания и принятия других людей, их ценностей, но, в тоже время, не влияют на развитие таких качеств, как способность к самопознанию, широта интересов, активность и производительность, а также гибкость поведения.

Исследование особенностей копинг-поведения социальных работников с разным уровнем стрессоустойчивости показало, что, несмотря на схожие тенденции в использовании тех или иных копинг-стратегий сотрудниками центров, социальные работники с высоким уровнем стрессоустойчивости более активны в использовании активно-адаптивных копинг-стратегий: положительное истолкование и рост, планирование, поиск активной общественной поддержки, и реже сотрудников социальных центров со средним и низким уровнем стрессоустойчивости прибегают к неадаптивным копинг-стратегиям: фокус на эмоциях и их выражении, отрицание, ментальное отстранение, поведенческое отстранение.

Применение U-критерия Манна-Уитни показало, что существуют значимые различия в степени выраженности копинг-стратегий социальных работников с разным уровнем стрессоустойчивости:

У социальных работников с высоким уровнем стрессоустойчивости:

- степень выраженности копинг-стратегий «положительное истолкование и рост», «поиск общественной поддержки» значимо выше, а «отрицание» и «поведенческая отстраненность» значимо ниже, чем у социальных работников со средним уровнем стрессоустойчивости;

- степень выраженности копинг-стратегий «положительное истолкование и рост» значимо выше, а «подавление конкурирующей деятельности», «фокус на эмоциях», «отрицание» и «поведенческая отстраненность» значимо ниже, чем у социальных работников с низким уровнем стрессоустойчивости).

У социальных работников с низким уровнем стрессоустойчивости:

- степень выраженности копинг-стратегий «сдерживание», «отрицание» значимо выше, а «обращение к религии» значимо ниже, чем у социальных работников со средним уровнем стрессоустойчивости.

Таким образом, социальные работники с высокой устойчивостью к организационным стрессам в трудной жизненной ситуации более активно используют активные адаптивные копинг-стратегии, и реже используют неадаптивные.

Применение коэффициента линейной корреляции (по Пирсону) показало, что существует взаимосвязь между личностными особенностями (составляющими стрессоустойчивости), стрессоустойчивостью и копинг-стратегиями. Взаимосвязь выявлена только с неадаптивными копинг-стратегиями.

Чем выше уровень развития личностных качеств, составляющих стрессоустойчивости, тем реже социальные работники используют неадаптивные копинг-стратегии.

Полученные нами результаты позволили сделать следующие выводы:

Среди социальных работников, обслуживающих пожилых людей на дому, преобладают люди с низким уровнем устойчивости к организационным стрессам;

Социальные работники с высоким уровнем стрессоустойчивости более активны в использовании активно-адаптивных копинг-стратегий и реже, чем сотрудники со средним и низким уровнем стрессоустойчивости прибегают к использованию неадаптивных копинг-стратегий;

Существует зависимость между использованием неадаптивных копинг-стратегий и личностными качествами – составляющими стрессоустойчивости (способность к самопознанию; принятие ценностей других; гибкость поведения; активность и производительность) – чем выше уровень развития личностных качеств, тем реже социальные работники прибегают к использованию неадаптивных копинг-стратегий.

Поэтому, мы можем предположить, что повышению уровня стрессоустойчивости социальных работников, обслуживающих пожилых людей на дому, будет способствовать выработка у них навыков использования активно-адаптивных копинг-стратегий, а развитие таких личностных качеств как способность к самопознанию, принятие ценностей других, гибкость поведения, активность и производительность будет способствовать снижению использования неадаптивных копинг-стратегий.


НАПРАВЛЕНИЯ ПРОФИЛАКТИКИ СТРЕССА СОЦИАЛЬНЫХ РАБОТНИКОВ, ОБСЛУЖИВАЮЩИХ ЛИЦ ПОЖИЛОГО ВОЗРАСТА НА ДОМУ
Асмаковец Е.С., Мельничкин С.П. (Омск)


В настоящее время в связи с изменением возрастной структуры населения России получило особое развитие социальная работа с пожилыми людьми. Растет и число специалистов, обслуживающих данную категорию граждан на дому.

Социальные работники, обслуживающие лиц пожилого возраста на дому - эта одна из социально-незащищенных категорий специалистов с высокой ответственностью, высокой физической и эмоциональной нагрузкой, низкой заработной платой, где, зачастую, отсутствует положительное подкрепление и подтверждение своей работы. Как они сами отмечают: «Очень страшно работать, наблюдая как люди угасают». Причем проблемами пожилых людей занимаются социальные работники, которые пришли в эту профессию не по «радостному желанию». Как показал проведенный нами опрос основными причинами выбора данной профессии являются: отсутствие другой более привлекательной работы, гибкий график работы, наличие больных или пожилых родственников, возможность дополнительного заработка и др.

Все это способствует снижению стрессоустойчивости социальных работников, т.е. снижению способности противостоять стрессорному воздействию (ситуации), активно преобразовывая стресс или приспосабливаясь к ней, что в свою очередь влияет на их самочувствие, здоровье и, как следствие, на качество выполнения профессиональной деятельности, отношение к ней. Поэтому одной из задач психологического обеспечения профессионального здоровья социальных работников является профилактика причин стресса (стресс-факторов) и помощь тем специалистам, кто уже попал под негативное влияние стрессов. Для определения направлений этой работы необходимо выявить причины возникновения стрессов - стресс-факторов (стрессоров).

Анализ публикаций показал, что исследователи выделяют более 100 симптомов стресса. Например: снижение мотивации к работе; резко возрастающая неудовлетворенность работой; возрастающая небрежность во взаимодействии с клиентами; игнорирование требований к безопасности и процедурам; ослабление стандартов выполнения работы; снижение ожиданий; конфликты на рабочем месте; хроническая усталость; раздражительность, нервозность, беспокойство; дистанцирование от клиентов и коллег и др.

Целью нашего исследования было выявление доминирующих стресс-факторов в профессиональной деятельности социальных работников, обслуживающих лиц пожилого возраста на дому.

Выборку составили 259 социальных работников (женщины, средний возраст которых составляет 47 лет, около половины опрошенных - лица пенсионного возраста), обслуживающих лиц пожилого возраста на дому, центров социального обслуживания населения г. Омска.

Для выявления стресс-факторов у социальных работников мы использовали следующие методики: «Шкала организационного стресса» Мак-Лина; методика «Стрессоры» В.А. Розановой; анкета «Профессиональный стресс» Ю.В. Щербатых.

С помощью данных методик нами были получены следующие результаты:

Социальные работники, принимавшие участие в исследовании отмечают, что стресс в их жизни имеет место. Причем, это непросто осознание наличия некой трудной жизненной ситуации, но и физическое проявление стресса: головная боль, повышение артериального давления; расстройство сна; эмоциональные срывы; упадок сил.

Среди объективных причин стрессов (внешние по отношению к организации - когда источником стресса являются плохие законы, чиновники и пр.), они считают доминирующими: сложность и противоречивость законодательства и нормативных инструкций; необоснованные требования со стороны чиновников и проверяющих организаций.

Среди внутрифирменных причин стрессов (недостаток финансовых средств, руководители, подчиненные, коллеги, и пр.) социальных работников доминируют: проблемы, постоянно возникающие в процессе работы; отсутствие должного внимания к нуждам подразделения со стороны руководства; чрезмерный контроль со стороны руководства, необоснованное вмешательство в работу. Остальные внутрифирменные причины стрессов: напряженные отношения с руководством, отсутствие взаимопонимания с коллегами, конфликты с ними, перегрузка менее выражены у сотрудников; их воздействию подвергаются от 20% до 50% обследованных социальных работников.

Среди психологических причин стрессов (субъективных), заключенных в отношении сотрудников к жизненным и профессиональным проблемам или связанные с трудностью их успешного разрешения, у социальных работников доминируют: собственные ошибки и просчеты в работе; нехватка времени; несоответствие между затраченными усилиями и реальными результатами; низкая мотивация сотрудников, их незаинтересованность в конечном результате.

Все это обусловливает необходимость коррекционной и профилактической работы, направленной на повышение самооценки, уверенности в себе, самоотношения, выработки навыков конструктивного разрешения конфликтных ситуаций, трудных жизненных ситуаций, коммуникативных навыков, навыков тайм-менеджмента.

В тоже время необходима работа и с руководителями центров и подразделений по следующим направлениям: повышение уровня профессионального развития в области менеджмента, деловых коммуникаций, психологии общения и профессионального здоровья.

Рассматривая «человеческий фактор» в качестве источника стресса, социальные работники отметили следующие социальные группы как источники стресса:

Для сотрудников всех центров основным источником стрессов являются клиенты
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   52

Похожие:

Седьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010 iconПсихологических наук седьмая волна психологии
Седьмая волна психологии. Вып /Сб под ред. Козлова В. В., Качановой Н. А.– Ярославль, Минск: мапн, ЯрГУ, 2009 – с
Седьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010 iconПсихологических наук седьмая волна психологии
Седьмая волна психологии. Вып. /Сб под ред. Козлова В. В., Качановой Н. А.– Ярославль, Минск: мапн, ЯрГУ, 2007 – с
Седьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010 iconПсихологических наук седьмая волна психологии
Седьмая волна психологии. Вып. /Сб под ред. Козлова В. В., Качановой Н. А.– Ярославль, Минск: мапн, ЯрГУ, 2007 – с
Седьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010 iconПсихологических наук седьмая волна психологии
Седьмая волна психологии. Вып. /Сб под ред. Козлова В. В., Качановой Н. А.– Ярославль, Минск: мапн, ЯрГУ, 2007 – с
Седьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010 iconВ социальной работе выпуск Под редакцией Владимира Козлова Ярославль, 2003
...
Седьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010 iconВ социальной работе выпуск 10. Под редакцией Владимира Козлова Ярославль, 2005
...
Седьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010 iconПсихология XXI столетия. Т. 1 / Под редакцией Козлова В. В. – Ярославль, мапн, 2008 376с. Состав организационного комитета Симпозиума
Психология XXI столетия. Т. 1 / Под редакцией Козлова В. В. – Ярославль, мапн, 2008 376с
Седьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010 iconПсихология XXI столетия. Т. 2 / Под редакцией Козлова В. В. – Ярославль, мапн, 2007 с. 346 Состав организационного комитета Симпозиума
Психология XXI столетия. Т. 2 / Под редакцией Козлова В. В. – Ярославль, мапн, 2007 с. 346
Седьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010 iconПсихология XXI столетия. Т. 2 / Под редакцией Козлова В. В. – Ярославль, мапн, 2008 368с. Состав организационного комитета Симпозиума
Психология XXI столетия. Т. 2 / Под редакцией Козлова В. В. – Ярославль, мапн, 2008 368с
Седьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010 iconПсихология XXI столетия. Т. 1 / Под редакцией Козлова В. В. – Ярославль, мапн, 2008 376с. Состав организационного комитета Симпозиума
Психология XXI столетия. Т. 1 / Под редакцией Козлова В. В. – Ярославль, мапн, 2008 376с
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница