Седьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010




НазваниеСедьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010
страница14/52
Дата01.03.2013
Размер7.88 Mb.
ТипДокументы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   52

В основе подхода к периодизации морального развития К. Гиллиган лежит эмпатийная ориентация на нужды и потребности, чувства и переживания другого человека (Гиллиган К., 1977). В отличие от когнитивного направления, в эмпатийном подходе ключевым, ориентационным моментом является принцип заботы о других людях, основанный на сочувствии и переживании. В когнитивном направлении же делается акцент на норме справедливости. В дальнейшем два этих взгляда были интегрированы Н. Айзенберг (1982, 1986), выделившей шесть стадий морального развития, ориентирующихся на критерии справедливости и заботы [21] (см. Табл. 2):

Так же стоит выделить интегративную теорию Э. Хиггинс, в которой центральным понятием является – ответственность, представление о которой и определяет решение об альтруистическом поведении. Э. Хиггинс выделяет четыре стадии развития представлений об ответственности, которые включают как когнитивный, так и эмоциональный компоненты и совмещают принципы заботы и справедливости[21] (см. Табл. 3):

Таблица 3.

Периодизация Э. Хиггинс.



Ориентация стадии

Характеристика стадии

1

Тождественность представлений об ответственности и обязательствах

Человек не считает необходимым выполнять команды вышестоящих и авторитетных лиц или правила установленные ими.

2

Различение ответственности и обязательств

Человек ответственен только перед самим собой, своим благополучием, собственностью и поставленными перед ним целями.

3

Ответственность и за себя, и за других (тех, с кем находится в хороших отношениях, к кому испытывает симпатию)

Ответственность ограничивается кругом тех людей, с кем человек находится в хороших отношениях и поддерживает общение. Необходимо жить с общепринятым представлением о «порядочном человеке».

4

Ответственность за всех людей, на основе выработанных правил, запрещающих нанесение психологического ущерба и эмоционального дискомфорта другим людям

Забота о чувствах другого человека и психологическом самочувствии становится главной. Здесь пересекается принцип справедливости и равенства прав всех людей и ответственность за собственный выбор.


Анализируя подходы К. Гиллиган, Н.Айзенберг и Э. Хиггинс, можно сделать выводы, что вторая стадия Э. Хиггинс (различение ответственности и обязательств) соответствует стадии самоозабоченности у К. Гиллиган и Н. Айзенберг. Так же четвёртая стадия Э. Хиггинс (ответственность за всех людей) соответствует стадии К. Гиллиган – самоуважение, и 5-6 стадии Н. Айзенберг – соотнесение личностью норм свободы и справедливости. Все авторы отмечают путь развития личности от самоозабоченности, эгоцентризма, к ответственности за всех людей и внимания к их чувствам, переживаниям.

Взглядов различных авторов на морально-нравственное развитие личности достаточно много и все концепции более или менее подтверждены исследованиями и наблюдениями и каждая несёт в себе интересный взгляд на становление личности, делая акцент на различные элементы. Но на данный момент нет общей теории, объединяющей все аспекты морально-нравственного развития личности. Необходимо представить личность как целостную систему, обладающую различными проявлениями и имеющую потенциал к нравственному развитию.


МЕЖКУЛЬТУРАЛЬНЫЙ АСПЕКТ ГЕНДЕРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ ЖЕНЩИН
Боллигер Л.В. (Иркутск)



Исторически сложилось так, что мало изменяемые до конца Х1Х века социально-деятельные функции женщины, разительно начали меняться во второй половине ХХ века. С процессом развития социальной эмансипации женщин в обществе наблюдаются большие изменения системы ценностных установок, традиций, ритуалов и стереотипов восприятия. В свою очередь, эти изменения, происходящие в современном обществе, оказывают сильнейшее влияние на формирование у человека своего внутреннего образа во всем многообразии поведенческих характеристик, образцов, идеалов, в том числе и как представителей определенного пола.

На фоне феминизации культуры и науки в середине прошлого века формируется гендерный подход, изучающий проблемы социализации, стереотипизации, социальных отношений и гендерной идентичности. Понятие гендерной идентичности обычно используется для описания субъективных ощущений индивида в отношении себя как мужчины или как женщины.

Гендер часто называют социальным полом, рассматривается он как одно из базовых измерений социальной структуры общества наряду с классовой принадлежностью, возрастом и другими характеристиками, организующими социальную систему. С помощью гендера измеряются социальные отношения, укорененные в данной культуре. Гендер так же можно рассматривать как социальный статус, который определяет индивидуальные возможности в образовании, профессиональной деятельности, доступе к власти, сексуальности, семейной роли и репродуктивного поведения. Социальные статусы действуют в рамках определенного культурного пространства данного сообщества. Это означает, что гендеру как статусу соответствует гендерная культура.

В различных культурах мы находим большое многообразие гендерных ролей, что может свидетельствовать об их культурной детерминации и связанных с ними стереотипов. Эти стереотипы, убеждения, нормы разделяются группой людей и передаются ими из поколения в поколение с помощью языка или другого средства коммуникации. Это означает, что предписания и исполнения, соответствующие мужественности и женственности, могут быть различны для разных поколений, разных этнокультурных и религиозных групп, разных слоев общества. Поэтому в каждом обществе, особенно многокультурном и многонациональном, присутствует гендерное разнообразие.

Некоторые ученые считают кросс-культурное исследование пола важным, потому что полагают, что на стыке межкультурных различий можно выяснить, какие черты гендера определяются биологическими характеристиками, а какие культуральными. Они полагают, что если конкретное гендерное различие существует в культурах, то можно предположить, что у этого различия есть биологическая основа. На практике, оказывается, сложно определить, указывают ли гендерные сходства и различия на эволюционные факторы, а значит они заложены генетически, или же они отражают общие способы разрешения проблем выживания, с которыми сталкиваются люди во всех культурах, т.е. являются результатом культурного научения [3]. В настоящее время, к сожалению, существует крайне мало работ, связанных с систематическим обзором психологических исследований гендера по всем странам мира.

В психологических исследованиях, посвященным кросс-культурным вопросам, встречаются такие понятия как «этика» и «эмика». Этика — характеризует общие, универсальные аспекты обществ, эмика — уникальные для данной культуры характеристики. Так, например, представители разных культур по-разному решают вопрос о распределении домашней работы, воспитании детей, отношении к карьере и т.п. Соответственно и детей по-разному социализируют, так чтобы приготовить их к разным гендерным ролям. Большинство исследователей приходят к выводу, что существует четыре аспекта гендерной этики, которые сходятся в разных культурах. Это: 1) разделение труда по половому признаку (гендерные роли), 2) убеждения или стереотипы, связанные с различиями между женщинами и мужчинами (гендерные стереотипы), 3) дифференциальная социализация мальчиков и девочек, и 4) меньшая власть и более низкий статус женщин [2].

В различных психологических направлениях виды и формы гендерной идентичности рассматриваются по-разному. Так, в социальной психологии на сегодняшний момент развития науки принята дифференциация гендерной идентичности, основанная на исследованиях С. Бем: маскулинная, фемининная, андрогинная.

Школа интегративной психологии предлагает 12 типов женской и 12 типов мужской гендерной идентичности, которые связаны с пониманием архетипической структуры социального бессознательного (концепция В.Козлова) [6]. Эта теория рассматривает гендерную идентичность как совокупность фрагментов Эго, связанных, с одной стороны, представлением личности о самой себе, а с другой стороны, социально-психологические характеристики собственных обязанностей, формирующиеся под воздействием установок и оценок со стороны социального окружения. Классификация типов гендерной идентичности личности основана на том, что все формы поведения обусловлены архетипами, обозначающими суть, форму и способ связи наследуемых бессознательных первичных человеческих первообразов и структур психики. Среди, которых, центральное место занимают архетипы Анимы и Анимуса, выражающих женское и мужское начало в интерперсональном бессознательном. Каждая архетипическая реализация Анимы и Анимуса имеют три способа манифестации, в основе которых лежит одно из качеств энергии, которые условно названы свет, страсть и тьма:

- свет - уравновешенное, духовное, возвышенное, гармоничное, благое начало;

- страсть - подвижное, чувственное, эмоциональное, вовлеченное, деятельное, стремящееся начало;

- тьма - косное, инертное, темное, деструктивное, разрушительное начало.

В данном исследовании нами использовалось 12 типов гендерных особенностей женщин. Символы, обозначающие 4 основных типа гендерной идентичности женщин – Ева, Елена, София и Мария, соответствуют основным традиционным характеристикам женского начала - импульсивности, эмоциональности, интеллектуальности и добродетели. Кроме того, содержание каждой из характеристик зависит от качества энергии ее представляющей (свет, страсть, тьма).

Для изучения особенностей женской гендерной идентичности, в современных условиях, обусловленной межкультуральным аспектом, нами использовался опросник [7]. Опросник содержит 72 вопроса, на которые испытуемые отвечают «да» или «нет». Интерпретация данных проводилась по двенадцати шкалам, соответствующим двенадцати типам гендерной идентичности женщин, представленных в теории профессора В. Козлова, их характеристики следующие:

Тип гендерной идентичности - Мария.

Бессознательные поведенческие установки этого типа женщин связаны со стремлением их к добродетели, которая понимается ими сообразно качеству энергии, определяющей вид гендерной идентичности.

Для представительниц вида Мария – свет высшим предназначением женщины является безусловная любовь к ребенку (или к идее ребенка). Бессознательная установка женщин, относящихся к виду Марии – страсть, заключается в преданном, бесконечно искреннем и честном служении и сохранении традициям. Основная установка женщин типа Мария – тьма формируется под действием деструктивной материнской любви к своему детищу.


Тип гендерной идентичности – София.

Приоритет в бессознательных установках и принципах женщин этого типа отдается интеллектуальности, женской мудрости и рассудительности. В зависимости от видов идентичности эти установки имеют ряд особенностей. Так София – свет считает, что ее основным жизненным предназначением должна стать передача следующим поколениям в процессе воспитания и социализации конструктивного опыта, основанного на моральном поведении. Для женщин, относящихся к гендерному виду София – страсть главным принципом является передача детям традиции, знания, умения, навыки и способы приспособления к жизни на земле среди людей. Бессознательные установки Софии – тьма являются деструктивными, так как она уверена в том, что знает о том, что надо другим, тем самым она использует свои знания, опыт и социальные возможности для того, чтобы ограничивать личность, тормозить ее развитие.

Тип гендерной идентичности – Елена.

При формировании бессознательных установок женщин данного типа приоритетным является такое женское качество как эмоциональность.

Тип Елена – свет живет с убеждением, что любви и сопереживания достойно все сущее на земле. Установки Елены – страсть связаны с эмоциональной вовлеченностью, страстностью, вожделением, быстрой сменой желаний и интересов. Деструктивность бессознательных установок женщин типа Елена – тьма выражается в высшей степени безнравственности, для них не существует никаких моральных ограничений.

Тип гендерной идентичности – Ева.

Основой для формирования бессознательных установок женщин этого типа служат такие женские качества – как импульсивность и чувственность. Поведение женщин типа Ева – свет строится на таком жизненном убеждении, что она является во всем помощницей мужчины. Между ней и ее мужчиной непременно должна существовать духовная близость. Целью этих женщин является рождение его детей. Установки, руководящие поведением женщин типа Ева – страсть основаны на идеи прагматичности плотской любви и сладострастия. Средства реализации данной установки маскируются ею в социальные ритуалы, эмоциональные, интеллектуальные и поведенческие алгоритмы. Бессознательные установки женщин типа Ева – тьма основаны на безудержной, разнузданной сексуальности, которая руководит желаниями, действиями и целями представительниц данного типа гендерной идентичности женщин.

Уровень выраженности той или иной установки определялся тремя значениями: низкий, средний и высокий.

Ранее нами сравнивались подходы к типам женского поведения с точки

зрения социальной и интегративной психологии. Анализ показал, что типы гендерной идентичности, отнесенные нами к фемининной форме, отличаются тем, что их поведение характеризуется традиционно женскими проявлениями: принятием ведомой позиции, смирением, преданностью, искренностью, опорой на социальное одобрение, а значит гибкостью и многоформностью. Кроме того, к высокоадаптивным фемининным типам мы отнесли два типа – Мария-свет и Елена – свет. К низкоадаптивному фемининному типу - Ева – тьма.

Поведение, характерное для типов, отнесенных к маскулинной форме гендерной идентичности, определяется такими качествами, которые культура определяет как мужские: лидерство, проявление активности для достижения своих целей, способность к самостоятельному выбору. Высокоадаптивный маскулинный тип, по нашему мнению, это - тип Мария – страсть, а низкоадаптивный маскулинный – София – тьма.

Стиль поведения женщин с андрогинной формой идентичности характеризуется тем, что он соединяет в себе возможности мужского и женского способов поведения в социальном поле: они эффективно используют природные данные для достижения прагматичных целей. К высокоадаптивному андрогинному типу мы отнесли тип София – страсть, а к низкоадаптивному – Елена – тьма.

Остальные гендерные типы отнесены к различным формам поведения, но со смешанным уровнем социальной адаптации [4, 5].

В нашем исследовании приняли участие женщины из России и центральной Европы (немецкоговорящие жительницы Швейцарии, Германии, Австрии). Цель его заключалась в том, чтобы выявить особенности гендерной идентичности женщин, проживающих в разных странах.

Всего было опрошено 325 представительниц прекрасного пола. Всех испытуемых мы разделили на две группы: одну группу составили 177 наших соотечественниц, проживающих в районах Восточной Сибири, Бурятии и центральной части России, вторая группа - это 148 немецкоговорящих женщин, проживающих в Европе (Швейцария, Австрия, Германия). Социальные характеристики выборки представлены в достаточно широком диапазоне: возраст респондентов находился в пределах от 17 до 80 лет; уровень образования - высшее, среднее и средне специальное. Широкое разнообразие профессий опрошенных: преподаватели вузов и школьные учителя; женщины, имеющие, экономические, инженерные и медицинские специальности; руководители фирм и государственные служащие; парикмахеры, продавцы, домохозяйки и др. Семейный статус опрашиваемых женщин также разнообразный: замужние, незамужние, вдовые, разведенные, живущие в незарегистрированном сожительстве, имеющие различное количество детей и бездетные.

В таблицах 1 - 4 предъявлены результаты частотного распределения по каждому типу гендерной идентичности, полученные нами после обработки данных по методике.

Таблица 1

Распределение результатов выбора установок испытуемыми

по гендерному типу Мария

Вид гендер-ной идентич-ности женщин

Уровень выраженности установок в процентах

Российские женщины

Европейские женщины

0

1

2

3

4

5

6

0

1

2

3

4

5

6

М-с

7,9

22,5

40,5

16,3

9,0

3,1

0,5

0

15,3

35,8

28,2

17,8

2,5

0

М-ст

5,2

13,5

25,9

31,6

19,2

3,3

0

2,5

0

46,0

30,7

17,9

2,5

0

М-т

6,7

27,6

28,8

27,6

8,4

5,6

0

2,5

35,8

33,3

20,5

7,6

0

0


В данной и последующих таблицах основные виды гендерной идентичности женщин обозначены следующим образом:

Мария-свет – М-с; Мария-страсть – М-ст; Мария-тьма – М-т;

София-свет – С-с; София-страсть – С-ст; София-тьма – С-т;

Елена-свет – Ел-с; Елена-страсть – Ел-ст; Елена-тьма – Ел-т;

Ева-свет – Е-с; Ева-страсть – Е-ст; Ева-тьма – Е-т.

Цифрами указаны в процентах доли испытуемых, показавших аналогичный результат.

Анализ частотного распределения ответов женщин обеих групп, характеризующих бессознательные установки гендерного типа Мария, показывают, что в большинстве своем, они находятся на низком и чуть выше низкого уровня выраженности. Таким образом, можно предположить, что традиционное женское поведение, ориентированное на стремление к добродетели и к идеи материнства, у большинства современных российских и европейских женщин снижается на более низкий уровень в иерархии ценностей.


Таблица 2

Распределение результатов выбора установок испытуемыми

по гендерному типу София

Вид гендер-ной идентич-ности женщин

Уровень выраженности установок в процентах

Российские женщины

Европейские женщины

0

1

2

3

4

5

6

0

1

2

3

4

5

6

С-с

3,1

20,9

28,8

25,9

10,7

9,6

1,1

0

2,5

12,8

38,4

23,1

17,9

5,1

С-стр

6,2

21,4

30,5

33,3

6,7

1,6

0

2,5

12,8

33,3

46,0

2,5

2,5

0

С-т

7,9

13,5

24,2

30,5

18,0

5,0

0,5

20,5

23,1

20,5

28,2

2,9

5,1

0


Распределение результатов по гендерному типу София показывает, что большинство ответов как российских, так и европейских женщин сконцентрированы на уровне низкой и чуть выше низкой степени выраженности. Небольшие отличия наблюдаются только в позиции София – свет. В этом случае уровень выраженности установок европейских женщин несколько выше, чем у россиянок.

Эти показатели могут говорить о том что, в настоящее время женщины, проживающие в европейских странах с развитой демократией, более ценят идеалы, связанные с основами высокоморального поведения и взаимоотношений, и стремятся в этих традициях воспитывать своих детей. В ситуации смутного времени, которое последнее десятилетие существовало в России, наши соотечественницы, в большинстве своем, утратили четкое представление о том, какие навыки и способы адаптации в социуме они должны передавать своим детям.

Ответы, характеризующие уровень сформированности гендерного типа Елена, показывают, что большинство женщин из обеих групп оценивают уровень выраженности в позиции Елена – свет как средневысокий уровень, а в позиции Елена – тьма как низкий.

Некоторые расхождения наблюдаются в позиции Елена – страсть. Так, в группе россиянок большинство женщин дают ответы, показывающие уровень выраженности установок выше,, чем европейские женщины, которые в большинстве своем демонстрируют низкий уровень.

Этот факт может говорить о более высоком проявлении в поведении, взаимоотношениях и деятельности эмоциональности и страстности женщин, проживающих в России. Они более импульсивны, чаще могут «терять голову», иррациональнее, чем европейки.


Таблица 3

Распределение результатов выбора установок испытуемыми

по гендерному типу Елена

Вид гендер-ной идентич-ности женщин

Уровень выраженности установок в процентах

Российские женщины

Европейские женщины

0

1

2

3

4

5

6

0

1

2

3

4

5

6

Ел-с

0,5

1,1

7,9

16,3

23,7

35,5

15,8

0

0

5,1

15,3

33,3

38,4

7,6

Ел-ст

5,6

15,8

24,8

29,3

15,2

7,9

1,1

17,9

59,2

15,3

2,5

2,5

2,5

0

Ел-т

16,4

30,5

16,4

16,9

9,6

7,3

2,8

64,1

20,5

7,6

5,1

2,5

0

0


Таблица 4

Распределение результатов выбора установок испытуемыми

по гендерному типу Ева

Вид гендер-ной идентич-ности женщин

Уровень выраженности установок в процентах

Российские женщины

Европейские женщины

0

1

2

3

4

5

6

0

1

2

3

4

5

6

Е-с

9,0

16,9

27,1

25,9

14,6

2,8

3,3

7,6

38,4

33,3

15,3

2,5

2,5

0

Е-ст

1,1

1,1

5,6

18,6

31,6

29,9

11,8

0

0

2,5

25,6

49,6

1,2

15,3

Е-т

3,9

13,5

25,9

38,4

13,5

4,5

0

2,5

2,5

51,2

35,8

7,6

0

0


Показатели ответов, характеризующих позицию Ева – тьма практически одинаковы в обеих группах испытуемых, этот уровень низкий и чуть выше низкого. Большинство ответов, характеризующих уровень выраженности гендерной позиции Ева – свет, у европейских женщин сконцентрированы в области низкой степени выраженности, а у российских женщин выраженность этих установок несколько выше. Также у большинства наших женщин выше уровень выраженности в позиции Ева – страсть. В этом случае большинство их ответов показывают высокую степень сформированности гендерного поведения по этому типу в отличии среднего уровня у европейских женщин.

Подобная картина дает возможность предположить, что женщины, проживающие в нашей стране более ориентированны на то, чтобы строить свои отношения с мужчинами в семейном пространстве на основе духовной близости. И, тем не менее, наши соотечественницы в современном обществе, более прагматичны в утилизации мужской энергии. Скорее всего, это связано с тем, что в нестабильное время женщине необходима помощь в воспитании и обеспечении детей необходимыми условиями для полноценного развития. Стабильные условия жизни в центральной Европе позволяют женщинам рассчитывать не только на мужскую помощь, но и на поддержку государства.

Россиянки чаще, чем женщины в Европе, ритуализируют использование своей сексуальности. Вероятно, эти стереотипы межполовых отношений у большей части респондентов были сформированы еще в Советском Союзе, когда «секса у нас в стране не было».

Анализ установок, обуславливающих гендерную идентичность современной женщины в России [5], показал, что:

- наименее сформированы установки, указывающие на следующие типы гендерной идентичности – Мария – свет; Мария – страсть; Мария – тьма; София – Страсть; Елена – тьма; Ева – свет; Ева – тьма;

- наиболее сформированы установки гендерной идентичности типов Елена – страсть; Ева – страсть.

Из настоящего анализа показателей ответов двух групп испытуемых женщин видно, что:

- наибольшее количество ответов, характеризующих низкий уровень сформированности установок гендерной идентичности, сконцентрировано у женщин из первой группы на типах – Мария – свет; Мария – страсть; Мария – тьма; София – свет; София – страсть; Елена – тьма; Ева – тьма. А у женщин второй группы - Мария – свет; Мария – страсть; Мария – тьма; София – страсть; Елена – тьма; Ева – тьма.

- наибольшее количество ответов, характеризующих высокий уровень сформированности установок гендерной идентичности, сконцентрировано у женщин из первой группы на типах – Елена – свет; Ева- -страсть. А у женщин второй группы - Елена – страсть.

Видно, что, несмотря на разный уровень жизни, тип культуры и государственного устройства, уровень образования, социальный статус, иерархию ценностей результаты гендерной идентичности у женщин (по крайней мере, женщин, проживающих в Европе и России) одинаковые.

Объяснение полученных результатов попытаемся сделать, рассмотрев содержание структурных компонентов гендерной этики в России и странах центральной Европы.

Во-первых, в тех регионах, в которых проживают наши испытуемые, господствуют традиционные мировые идеологии. Основа, которых, строится на предположении, что мужчины более «значимы», чем женщины, и что именно мужчинам надлежит управлять женщинами и властвовать над ними. По данным ООН (1991), во всем мире рабочие места разделены по половому признаку. Разделение труда на основании гендера в обществах, в которых проживают опрошенные женщины, начинается рано, с детских домашних обязанностей [3]. Таким образом, в этих странах имеются похожие гендерные роли, которые сформированы на убеждении, что женщины обладают меньшей властью и более низким статусом, чем мужчины.

Во-вторых, процесс гендерной идентичности личности тесно связан с процессом социализации, когда у человека происходит соединение социального и индивидуального сознания и бессознательного. Исследования показывают, что в странах с христианской культурой имеются сходные гендерные стереотипы, связанные с различиями между женщинами и мужчинами.

В своей работе Ю.Алешина, ссылается на исследования Дж. Хантер, которая считает, что большое влияние на содержание современных полоролевых стереотипов оказала христианская традиция, рассматривающая женщину как источник зла. По мнению этих двух ученых этот и другие факторы культурно-исторического порядка, определяют периферийное место женщины и в современном обществе. Этим объясняются и полоролевые стереотипы используемые для описания типичных различий между мужчинами и женщинами в манере поведения, в «проигрывании» половых ролей и ритуалов. И в настоящее время формы неравенства между представителями разных полов тонко закамуфлированы [1].

По теории Г. Тэжфела и Дж. Тернера дифференцирующая функция социальных стереотипов, заключаюется в тенденции минимизировать различия между членами, входящими в одну и ту же группу, и максимизировать различия между членами противоположных групп. Исходя из этого, можно рассматривать мужчин и женщин как социальные группы, обладающие различным социальным статусом.

В-третьих, исследуемые нами женщины проживают в странах, где на лицо существует явная дифференциация в процессе социализации мальчиков и девочек. А это значит, что сознанию ребёнка извне навязываются определённые ролевые алгоритмы, поведенческие, гигиенические, цветовые. Стереотипы гендерного поведения входят в самосознание ребенка через подражание представителям своего пола, а затем развиваются и наращиваются на протяжении всей жизни человека. Дальнейшее развитие личности идет по пути формирования полового женского Эго личности и полового мужского Эго личности, т.е. идет дальнейшая гендерная специализация: статусная, материальная, социальная и духовная [6].

При этом предполагается, что традиционная форма воспитания должна была бы формировать типично фемининное поведение у женщин и маскулинное у мужчин. Но в связи с движением эмансипации в Европе и России происходит поведенческая трансформация, как у женщин, так и у мужчин. В связи с этим социализация начинает принимать относительно бесполый характер, появляется размытость в возникновении полового самосознания (андрогинность).

В современных условиях на фоне феминизма образ женщины и в России и в Европе складывается, в основном, благодаря зрительно воспринятым образцам, полученным из телевизионных и кино-источников, СМИ, классической литературы, наблюдением за преподавателями, учителями. Частично этот образ берется из семьи, где мать воспроизводит образец женственности в семейном пространстве. Следует отметить, что и мамы, воспитываясь не на одном только традиционном социальном женском стереотипе, частично искажают этот образец [8].

Анализ женских образцов поведения, которые предлагаются телевидением, начиная от мультипликационных образов (представленных российскими, европейскими и американскими киностудиями) и заканчивая образами в наиболее популярных и кассовых фильмах, демонстрирует явную внешнюю сексуальную привлекательность героини и мужские поведенческие стереотипы (например, героини из фильмов «Код апокалипсиса», «Убить Билла», «Дикий ангел» и др.). Кроме того, с обложек детских, а так же модных журналов, на мировых подиумах, в рекламных роликах про хорошую жизнь на нас смотрят высокие, худощавые с агрессивным макияжем «эталоны» женской красоты с соответствующим поведением. Таким образом, в современном социуме подобные символы женского поведения существуют в массовом сознании и, воспроизводятся в сознании подрастающего поколения.

Исследования Новосибирских ученых [9] показывают, что девочки, входя в фертильный возраст, опираются на два совершенно противоположных по содержанию женских стереотипа – активной, социально успешной (по маскулинному типу) «современной женщины» и «воздушной», «идеальной» женщины. Причем, стереотипа успешности по феминному типу в сознании девушек и молодых женщин нет вообще. Кроме того, при описании жизни женщины, не имеющей детей, и женщины-матери респондентки были единодушны в своем мнении. Жизнь женщины - матери описывается как «серая», «трудная», «с бесконечными заботами», а жизнь женщины, не имеющей детей как «активная», «яркая», «интересная».

Результаты нашего межкультурного исследования показывают, что у женщин, проживающих в регионах центральной Европы и в России, одинаковые механизмы гендерной идентичности. Обе группы женщин продемонстрировали, что по типам с традиционной женской гендерной идентичностью, таких как Мария (добродетель и материнство), София – страсть (соблюдение и сохранение традиций, в духе которых происходит воспитание детей), Елена – страсть (эмоциональная вовлеченность, страстность, иррациональность в любви) имеют низкие значения уровня сформированности этих установок. Наиболее популярным у наших респондентов является такая форма высокоадаптивного поведения по фемининному типу как Елена – свет (высокоразвитая способность к эмпатии, искренней поддержки). Другие адаптивные формы поведения женщин сформированы слабо.


ПРЕОБЛАДАЮЩИЕ СОЧЕТАНИЯ УСТАНОВОК, ОПРЕДЕЛЯЮЩИХ
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   52

Похожие:

Седьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010 iconПсихологических наук седьмая волна психологии
Седьмая волна психологии. Вып /Сб под ред. Козлова В. В., Качановой Н. А.– Ярославль, Минск: мапн, ЯрГУ, 2009 – с
Седьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010 iconПсихологических наук седьмая волна психологии
Седьмая волна психологии. Вып. /Сб под ред. Козлова В. В., Качановой Н. А.– Ярославль, Минск: мапн, ЯрГУ, 2007 – с
Седьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010 iconПсихологических наук седьмая волна психологии
Седьмая волна психологии. Вып. /Сб под ред. Козлова В. В., Качановой Н. А.– Ярославль, Минск: мапн, ЯрГУ, 2007 – с
Седьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010 iconПсихологических наук седьмая волна психологии
Седьмая волна психологии. Вып. /Сб под ред. Козлова В. В., Качановой Н. А.– Ярославль, Минск: мапн, ЯрГУ, 2007 – с
Седьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010 iconВ социальной работе выпуск Под редакцией Владимира Козлова Ярославль, 2003
...
Седьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010 iconВ социальной работе выпуск 10. Под редакцией Владимира Козлова Ярославль, 2005
...
Седьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010 iconПсихология XXI столетия. Т. 1 / Под редакцией Козлова В. В. – Ярославль, мапн, 2008 376с. Состав организационного комитета Симпозиума
Психология XXI столетия. Т. 1 / Под редакцией Козлова В. В. – Ярославль, мапн, 2008 376с
Седьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010 iconПсихология XXI столетия. Т. 2 / Под редакцией Козлова В. В. – Ярославль, мапн, 2007 с. 346 Состав организационного комитета Симпозиума
Психология XXI столетия. Т. 2 / Под редакцией Козлова В. В. – Ярославль, мапн, 2007 с. 346
Седьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010 iconПсихология XXI столетия. Т. 2 / Под редакцией Козлова В. В. – Ярославль, мапн, 2008 368с. Состав организационного комитета Симпозиума
Психология XXI столетия. Т. 2 / Под редакцией Козлова В. В. – Ярославль, мапн, 2008 368с
Седьмая волна психологии выпуск Под редакцией Козлова Владимира Ярославль, 2010 iconПсихология XXI столетия. Т. 1 / Под редакцией Козлова В. В. – Ярославль, мапн, 2008 376с. Состав организационного комитета Симпозиума
Психология XXI столетия. Т. 1 / Под редакцией Козлова В. В. – Ярославль, мапн, 2008 376с
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница