Утерянное звено в христианстве




НазваниеУтерянное звено в христианстве
страница4/28
Дата30.09.2012
Размер3.74 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
ГЛАВА 4. Боги в руинах


Сияет собственнъш светом Брахман, Вечно Его присутствие во всех сердцах. Он — всем прибежище. Он — высшая цель... Достигни Его, о мой друг, — единственной цели, к которой стоит стремиться!


Мундакья Упанишада


МАРК ПРОФЕТ ЧАСТЕНЬКО ШУТИЛ ПО ПОВОДУ вечеринки в Чикаго “Явись в своем прежнем образе”, на которой ему довелось побывать. Гости должны были одеться так, как одевались в одной из прошлых жизней. Одежда буквально каждого говорила о его ко­ролевском достоинстве. “Там не было ни каменщиков, ни дворников, ни других представителей подобных про­фессий, — вспоминал он. — Там собралось гораздо больше королей и королев, чем их было за всю историю человечества”.

Трудно обсуждать реинкарнацию, не затрагивая во­проса воспоминаний людей о том, кем они были в прошлом. Мне вспоминались разные жизни, в одних я была знаменитым человеком, в других — ничем не примеча­тельным. Однако вовсе не воспоминания о прожитых — неважно, знаменитых или нет, — жизнях делают реин­карнацию столь важной для христианства. И хотя некоторые люди считают, что подобные воспоминания помо­гают им разобраться во взаимоотношениях с окружаю­щими или разрешить собственные психологические про­блемы, истинное значение реинкарнации состоит в том, что она открывает перспективы.

Это означает, что, если в этой жизни человек не на­шел Бога, он может вернуться, чтобы попробовать еще раз. Это означает, что и ребенок, который умер, так и не начав жить, и воин, убитый в расцвете лет, могут вер­нуться, чтобы продолжить начатое.

Неотъемлемой частью почти всех религиозных сис­тем, проповедующих перевоплощение душ, является идея, что человек обладает потенциальной возможно­стью стать Богом. Божественный потенциал описан как семя, которое нужно взрастить, или искра, которую тре­буется раздувать, с тем чтобы они смогли развиться в совершенное богобытие. Реинкарнация дает нам воз­можность идти по пути такого развития.

Легко понять идею вобожествления, если предста­вить скрытую в нас божественность как семя. Сотни или даже тысячи лет может пребывать семя в состоянии сна. Но напоенное водой и светом, оно начинает расти и цве­сти. “Истинное раскрытие человека суждено найти в бо­жественном семени, что посажено в нем, — говорил Марк Профет. — И семя это является семенем Христа в каждом из нас. В каждом сыне Божьем в миг его сотворения было посеяно это семя”.1

Подтверждение этой идеи Марк нашел в книге “Бытие”: “Сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему”.2 Он учил тому, что божественный об­раз является семенем божественности в наших сердцах. Если вы представляете себя обладателем божественного семени, то осознаете, что в любое время можете воспользоваться возможностью устремиться к своему богобытию и развивать его подобно тому, как это делал Ии­сус. Тогда вы выявите то, что всегда было вашим истин­ным внутренним Богопроявлением.

Что значит стать Богом, развить богобытие? Зачем стремиться к этому? Мистики описывали этот процесс, как возвращение к состоянию изначального блаженства, которое мы знали до того, как предпочли отделиться от Бога. Они стремятся вовсе не к всеведению или сверхче­ловеческой силе, а главным образом к ощущению един­ства со всей жизнью. Американские индейцы называли это “сканагоа”.

Сегодня многие проповедники Нового Века называ­ют всех людей богами и богинями. Однако тотчас же возникает вопрос; если мы — боги, то почему наш мир в столь удручающем состоянии?

Ральф Уолдо Эмерсон ответил на этот вопрос, назвав человека “богом в руинах”.3 Этот яркий образ заключает в себе и ограничивающую нас человеческую бренность, и искру, дающую нам божественный потенциал. Мы — несформировавшиеся Боги. Но у каждого из нас есть возможность прийти шаг за шагом к мистическому еди­нению с этой божественной искрой. Если мы посмотрим на жизнь как на процесс возрождения своего Божествен­ного Я, тогда мы сможем утверждать, что правильнее называть нас Богами в процессе становления, а не бога­ми в руинах.

Как же действует Бог в становлении? Может быть, он холоден и отстранен? Может быть, обладает сверхчеловеческими силами?

Вероятнее всего. Бога в становлении может быть трудно распознать. Вовсе необязательно обладать сверхчеловеческими силами. Скорее, Богу в становлении при­сущи все или некоторые качества, которые мы приписы­ваем Христу или Будде.

Такие люди, посвятившие себя любви и целительству, спокойны, исполнены мира, смиренны и отзывчивы. Об­ладая высокой духовностью, они тем не менее весьма практичны в решении мирских проблем. Они научились поддерживать Божественное осознание, занимаясь по­вседневными мирскими делами.

Подобно скульптору, они формируют свою душу по образу Бога, обитающего в них Бога. Эта метафора на­веяна Плотином, философом-неоплатоником, который советовал: “Ни на миг не прекращайте работы над своей статуей, пока... не станете этим совершенным творением,.. полностью соответствующим природе вашей сущности”.4

Мне хотелось бы сравнить процесс божественного единения с восхождением по золотой винтовой лестни­це. Джордано Бруно представлял это, как путешествие через небесные сферы. Плотин описывал путешествие внутрь [себя]. Другие мистические традиции тоже ис­пользовали представление о восхождении по лестнице или о путешествии по небесным дворцам. Позднее мы рассмотрим, какие образы использовались в иудейской и греческой традициях для описания восхождения к боже­ственному и их аналоги в христианской литературе.

В каждой религии мистики наметили разнообразные способы достижения единства с Богом. Павел говорил о Христе, который “изобразится” в нас.5 Святые раннего христианства вели аскетический образ жизни и искали божественных видений. Индусы использовали мантры, мудры и всевозможные дыхательные техники, позы йоги и ритуалы. Греческие философы ставили во главу угла поиски знаний. Джордано Бруно считал, что ключом яв­ляются “преобразованные разум и воля”,6 равно как и соучастие в “бесконечной любви Бога”.7 В следующих главах мы поговорим подробнее о процессе божествен­ного единения.


Бог внутри


Идея Бога, обитающего внутри, вкупе с идеей перевоплощения, являются центральными темами в индуизме и буддизме. Внимательный анализ обеих идей поможет нам лучше осознать важность понятия реинкарнации для Западной духовности.

В индуизме идея реинкарнации тесно связана с представлением о Боге. Несмотря на то, что индусы поклоняются многим божествам, в действительности они почитают их как аспекты единого вездесущего, безличного Бога, называемого Брахман.

Этот Бог повсюду. Все полно Им, однако Он непо­стижим. Он трансцендентен и недоступен восприятию.

Он не соответствует нашим определениям времени и пространства. Один индуистский текст характеризует Бо­га как “вечно сущего во всех сердцах”,8 живущего в каж­дом человека. Но при этом Бог столь велик, что заклю­чает в Себе все миры.

Частица Бога в нас тождественна Брахману и зовется Атман. В другом тексте Атман сравнивается с “крошечным зернышком проса”,9 но также говорится, что он “превосходит небо, превосходит пространство, превосходит землю, превосходит все сущее”.10

По индуистским воззрениям целью жизни является единение с Атманом-Брахманом. Один индийский муд­рец поведал нам, что Атман — это “мое собственное “я” — Бог внутри. Он говорит, что должен “слиться с этим “я”.11 Тот, кто достиг такого слияния, или божест­венного единства, может, оставаясь в смертном теле, получить доступ к беспредельной мощи Бога.

Джордано Бруно вторил этому индуистскому учению и, развивая его, писал о том, что назначение реинкарна­ции— предоставить нам возможность учиться, чтобы выйти за пределы человеческого состояния. Бруно ве­рил, что душа может обрести единство с бесконечным, которое есть Бог, так как все взаимосвязано.

Он писал, что и мы, подобно Земле, едины с небеса­ми и звездами. “Каждая душа... неразрывно связана” с “духом вселенной” и пребывает не только там, где живет тело, но и “пронизывает всю безмерность” так, что “сама по себе сила каждой души неким образом присут­ствует в самых отдаленных частях вселенной”. Он пы­тался найти доказательства, благодаря которым мы смо­жем осознать, что наши души “связаны с душой вселен­ной”,12 а потому нам доступны новые формы существо­вания.

В наши дни некоторые физические эксперименты свидетельствуют о том, что на уровне элементарных час­тиц все во вселенной воистину взаимосвязано. Иными словами, любая точка едина с любой другой точкой. Не­которые физики говорят даже, что человеческое сущест­во, возможно, способно достичь состояния взаимосвя­занности.13 Таким образом, наука и мистицизм могут в конечном счете прийти к одинаковым заключениям. Мы детально рассмотрим эту идею позже, в части 5.


Кармические цепи


Хотя в душе живет божественная искра, душа — не Бог. Живя на земле, души попали в западню невежест­ва, боли и страдания. Они создали кармические узы, которые вынуждают их вновь и вновь возвращаться на землю в новых телах. Один индуистский текст сравни­вает вселенную с колесом, к которому привязаны “все создания, подвластные рождению, смерти и перево­площению”.14

Слово карма на санскрите означает деяние, дело, дейст­вие или поступок. В индуизме слово карма обозначает дей­ствия, которые привязывают душу к проявленному миру. “Точно так же, как крестьянин пожинает те злаки, семена которых посеял, пожинают и плоды добрых и злых дел”, — говорится в “Махабхарате”,15 эпическом произведении древней Индии. Мы должны вернуться, чтобы пожинать плоды, ибо посеяли как добро, так и зло.

Индуизм утверждает, что некоторые души вполне удовлетворены возможностью продолжать делать это, переходя из воплощения в воплощение. Они наслажда­ются земной жизнью с ее калейдоскопом удовольствий, страданий, успехов и неудач. Они живут, и умирают, и вновь живут, вкушая горести и радости посеянной ими доброй и злой кармы.16

Но для тех, кому наскучили бесконечные возвраще­ния, есть иной путь — единение с Богом. Французский писатель Оноре де Бальзак так пояснял эту мысль: каж­дая жизнь должна быть прожита для “достижения пути, на котором сияет Свет. Смерть отмечает этапы этого пу­тешествия”.17

С того момента, когда души решают вернуться к сво­ему истоку, их целью становится самоочищение от не­вежества и тьмы. Этот процесс может занять много жиз­ней. “Махабхарата” сравнивает его с работой золотых дел мастера, который очищает металл, многократно по­мещая его в огонь. Несмотря на то, говорится в ней, что душа ценой “громадных усилий” может очиститься в течение одной жизни, большинству душ для очищения требуются “сотни рождений”.18 Очистившись, душа, единая с Брахманом, освобождается от круга рождений. Так она “обретает бессмертие”.

Буддисты тоже представляют циклы перерождения как колесо — колесо, к которому мы привязаны, покуда не разорвем цепи кармы. Сиддхарта Гаутама (ок. 563-483 до н.э.), основатель буддизма, начал свою жизнь как индуист. Он заимствовал индуистские учения о карме и реинкарнации и развил их.

“Дхаммапада” — один из наиболее известных буд­дийских текстов дает следующее толкование кармы: “То, чем мы являемся сегодня, — следствие наших вчераш­них мыслей, а сегодняшние мысли строят нашу завтраш­нюю жизнь: наша жизнь является творением нашего ра­зума. Если слова или действия порождены нечистым умом, страдания следуют за человеком, как колесо по­возки следует за впряженным в нее буйволом... Если же чист разум говорящего и действующего, радость как тень следует за ним”

Сегодня слово карма употребляют как модный сино­ним слова судьба. Однако вера в карму не предполагает фатализма. По воззрениям индуистов карма влияет на то, что люди рождаются с теми или иными склонностями и особенностями, но не заставляет их следовать этим склонностям. Карма не отрицает свободной воли.

Каждый человек “может выбирать: следовать склон­ности. ранее созданной им самим, или же бороться с ней”, — объясняет Общество Веданты, организация, содействующая распространению индуизма на Западе. “Карма не утверждает детерминизм”, — читаем мы в “Энциклопедии Восточной философии и религии”. “Поступки действительно определяют условия перерож­дения, но не действия вновь рожденного индивидуума — карма обусловливает различные ситуации, но не реакцию на них”.

Буддизм говорит о том же. Будда учил, что пони­мание кармы дает нам возможность изменить будущее. Он боролся с доктриной своего современника Маккхали Гозала, утверждавшего, что человеческие усилия не могут повлиять на судьбу, а освобождение представляет собой спонтанное событие. Будда расце­нивал веру в судьбу, или предначертание, как самую опасную из всех доктрин.

Вместо того, — учил он, — чтобы отдавать нас во власть неумолимой судьбы, реинкарнация дает нам воз­можность сегодняшними действиями изменить будущее. Добрые дела, совершенные сегодня, сделают счастливее наше завтра. В “Дхаммападе” говорится: “Точно так же как человека, благополучно вернувшегося издалека, ра­достно приветствуют родственники, доброжелатели и друзья, — так и добрые дела, совершенные человеком в этой жизни, приветствуют его в новой жизни как долго­жданного друга”.

По воззрениям индуистов и буддистов наша карма заставляет нас продолжать воплощаться, пока мы не достигнем божественного единения. Единение с Атманом может произойти постепенно при нашей жизни и стать нерушимым после смерти.

Приверженцы идеи реинкарнации среди ранних хри­стиан могли почерпнуть некоторые представления, ка­сающиеся перевоплощения душ, в индуизме. Ибо они тоже верили, что душа заключает в себе частицу Бога, семя, или искру, и имеет потенциальную возможность соединиться с этой искрой и стать Богом. Они также считали, что вобожествление представляет собой дли­тельный процесс.


Противоречие


Христиане, принявшие идею реинкарнации, склонны верить и в то, что они являются частицей Бога и им предназначено вернуться к своему истоку. С другой сто­роны, католическая и протестантская церкви учат, что человек коренным образом отличается от Бога и может обрести единство с Ним только по милости Его. Это отличие является основной причиной противоречия между христианами, верящими в реинкарнацию, такими, как Бруно, и церковью.

В течение первых пяти веков развития христианской мысли отцы церкви разверзли огромную пропасть между душой и Богом. Как поясняет католический богослов Клод Тремонтан, церковь пришла к выводу, что “человеческая душа не является... по природе своей ча­стью божественной субстанции... Она призвана разде­лить жизнь Бога, но лишь благодаря [Его] милости”.

Ка­толики полагают, что получить эту милость можно толь­ко через посредничество церкви. С их точки зрения душа не может вернуться к Богу, так как она никогда не была Его частью. “Мы являемся не частью божественной суб­станции, а творением Бога”, — пишет Тремонтан.

После того как отцы церкви сделали заключение, что душа отделена от Бога, идея сторонников реинкарнации о возможности единения души с Богом стала для них неприемлемой. Это определение поставило преграду и на пути христианских мистиков, поскольку мистицизм — это стремление к непосредственному общению или еди­нению с Богом. (Христианские мистики, такие как Мейстер Экхарт и Святая Тереза из Авилы, говоря о едине­нии с Богом, рисковали быть обвиненными в ереси.)

Диаметрально противоположный подход к воспри­ятию мира сделал неизбежным противоречие между сто­ронниками реинкарнации и ортодоксальными христиа­нами. Приверженцы ортодоксального подхода воспринимали все буквально. Многое из того, во что они вери­ли, переосмыслено современными христианами. Напри­мер, вера в то, что сад Эдемский является реальным ме­стом на Земле, которое можно посетить.

Сторонники реинкарнации, напротив, редко воспри­нимали написанное в Библии буквально. Они искали [в ней] скрытый символизм. Эдем представлялся им не столько историческим местом, сколько предвечным состоянием, в котором души были частью Бога. Так или иначе, души утратили это состояние и были отправлены на Землю, чтобы обрести его вновь. Поскольку челове­ческое тело смертно и слабо, сторонники реинкарнации полагали, что душе для завершения процесса может по­требоваться больше, чем одна жизнь. Таким образом, для них идея воссоединения с Богом была неразрывно связана с идеей реинкарнации.

Сторонники реинкарнации видели в Иисусе человека, показавшего нам, как обрести единство с Богом. Приверженцы ортодоксальных взглядов, напротив, рассмат­ривали Иисуса как совершенно отличное от нас существо, — объект поклонения, а не пример для подражания. Несмотря на то, что христиан побуждали стараться в подражание Христу проявлять такие замечательные че­ловеческие качества, как смирение и доброта, никто не верил, что человеческие существа могут стать Сыновья­ми Бога.

Я вижу всех нас сынами Бога, которые обладают возможностью стать Христом, подобно Иисусу. Христобытие не является исключительным достоянием Иисуса. Он достиг его, став единым с Логосом, или божественным Словом. Логос — греческое слово, обозначающее часть Бога, выступающую посредником между Творцом и тво­рением. Мы тоже можем обрести единство с Логосом, другими словами, стать Христом и именоваться Сыновь­ями Бога.

[В трудах мыслителей, начиная] от Пифагора до иудей­ских мистиков средневековья, от гностиков второго века, таких как Валентин, до христианских теологов третьего ве­ка, подобных Оригену Александрийскому, прослеживается общая мысль: безграничная возможность означает безгра­ничную вероятность. Если мы обладаем пространством и временем для того, чтобы стать Богом, значит мы обладаем и способностью сделать это. Реинкарнация предоставляет нам необходимые пространство и время.

Вобожествление привлекает не каждого. Многие впол­не довольны жизнью, такой как она есть. Реинкарнация и для них является путем к освобождению — возможностью возвращаться на Землю до тех пор, пока они не пресытятся этим и не будут готовы перейти к более высоким формам существования, которые предлагает мистическое единение. Но даже и довольствуясь своей жизнью, вы можете, не сознавая этого, быть на пути к единению с Богом.

Если ко­гда-либо вы ощущали себя частью всей жизни, было ли то чувство единства с природой, с любимым или со всем че­ловечеством, это значит, что вы уже вступили на этот путь.

Часть 2. Реинкарнация в мире Иисуса


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Похожие:

Утерянное звено в христианстве iconУтерянное звено в христианстве
Иисуса, ранних христиан, Церковных Соборов и преследований так называемых еретиков. Используя по­следние исследования и свидетельства,...
Утерянное звено в христианстве iconУтерянное звено в христианстве
Иисуса, ранних христиан, Церковных Соборов и преследований так называемых еретиков. Используя по­следние исследования и свидетельства,...
Утерянное звено в христианстве iconУтерянное звено в христианстве
Иисуса, ранних христиан, Церковных Соборов и преследований так называемых еретиков. Используя по­следние исследования и свидетельства,...
Утерянное звено в христианстве icon'испове́дание' или вероисповедание
Например, в христианстве церкви, в исповедании употребляющие разные Символы веры, образуют разные конфессии. Хотя конфессиональное...
Утерянное звено в христианстве iconСемейно-брачные отношения в христианстве и исламе Учебно-методическое пособие
Учебно-методическое пособие предназначено для бакалавров по направлению подготовки «Этнология и антропология», а также студентов...
Утерянное звено в христианстве iconRc-звено второго порядка с активной компенсацией
Тоу-Томсона и звена Акерберга-Мосберга по чувствительности величины добротности к коэффициентам усиления операционных усилителей....
Утерянное звено в христианстве icon1 Основные требования законодательства Кыргызской Республики к безопасности условий труда. Глава II. Ресторан как звено системы общественного питания. Организация управления рестораном
Ii. Ресторан как звено системы общественного питания. Организация управления рестораном
Утерянное звено в христианстве iconУчебник. Оглавление
От схоластики к Реформации: понятие о «справедливой цене» и отношение к ссудному проценту в западном христианстве
Утерянное звено в христианстве iconБартольд В. В. Еще о христианстве в Средней Азии // Сочинения. Т 2
Список священнослужителей Римско-Католический Церкви, служивших на территории Узбекистана
Утерянное звено в христианстве iconКнига первая "Звено"

Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница