Садченко татьяна Дмитриевна




Скачать 160.9 Kb.
НазваниеСадченко татьяна Дмитриевна
Дата30.09.2012
Размер160.9 Kb.
ТипДокументы
САДЧЕНКО Татьяна Дмитриевна -

учитель средней школы №22с. Обильного

ОНИ ПРИКРЫЛИ ЖИЗНЬ СОБОЮ

ЛИТЕРАТУРНО-МУЗЫКАЛЬНАЯ КОМПОЗИЦИЯ, ПОСВЯЩЕННАЯ 60-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ

В исполнении участников звучит песня «Довоенный вальс» (муз. П.Аедоницкого, сл. Ф.Лаубе. Можно также использовать запись этой песни в исполнении И.Кобзона).

Мирное небо над крепостью Бреста,

В тесной квартире счастливые лица.

Вальс... Политрук приглашает невесту,

Новенький кубик блестит на петлице.

А за окном красота новолунья,

Шепчутся с Бугом плакучие ивы.

Год сорок первый, начало июня...

Все еще живы, все еще живы,

Все еще живы, все, все, все.

Смотрит на Невском с афиши Утесов,

В кинотеатрах идет «Волга-Волга».

Снова Кронштадт провожает матросов,

Будет учебным поход их недолго.

А за кормой белой ночи раздумье,

Кружатся чайки над Финским заливом.

Год сорок первый, начало июня...

Все еще живы, все еще живы,

Все еще живы, все, все, все.

Мимо фасада Большого театра

Мчатся, трезвоня, на отдых трамваи.

В классах десятых экзамены завтра,

Вечный огонь у Кремля не пылает.

Все впереди, все пока накануне,

Двадцать рассветов осталось счастливых.

Год сорок первый, начало июня...

Все еще живы, все еще живы,

Все еще живы, все, все, все.

Вальс довоенный напомнил о многом,

Вальс воскресил дорогие нам лица,

С кем нас свела фронтовая дорога...

С кем навсегда нам пришлось разлучиться.

Годы прошли, и опять тихий вечер,

Смотрят с портретов друзья молчаливо...

В памяти нашей сегодня и вечно

Все они живы, все они живы,

Все они живы! Все! Все! Все!

На сцену выходят чтецы - учащиеся X-XI классов, юноши и девушки.

1-й чтец.

Пусть роют щели хоть под воскресенье.

В моих руках надежда на спасенье.

Как я хотел вернуться в до-войны,

Предупредить, кого убить должны.

Мне вон тому сказать необходимо:

«Иди сюда, и смерть промчится мимо».

Я знаю час, когда начнут войну,

Кто выживет, и кто умрет в плену,

И кто из нас окажется героем,

И кто расстрелян будет перед строем.

И сам я видел вражеских солдат,

Уже заполонивших Сталинград.

И видел я, как русская пехота

Штурмует Брандербургские ворота.

Что до врага, то все известно мне,

Как ни одной разведке на войне.

Я говорю — не слушают, не слышат,

Несут цветы, субботним ветром дышат,

Уходят, пропусков не выдают,

В домашний возвращаются уют.

И я уже не помню сам, откуда

Пришел сюда и что случилось чудо.

Я все забыл. В окне еще светло.

И накрест не заклеено стекло.

(Арс. Тарковский. «Суббота, 21 июня»)

Участники исполняют 1-й куплет песни Б.Окуджавы:

Вы слышите, грохочут сапоги,

И птицы ошалелые летят,

И женщины глядят из-под руки,

Вы поняли, куда они глядят.

Вы слышите, грохочет барабан,

Солдат, прощайся с ней, прощайся с ней.

Уходит взвод в туман — в туман — в туман,

А прошлое ясней, ясней, ясней.

2-й чтец (на фоне гитарных аккордов песни). Из воспоминаний Булата Окуджавы: «Я закончил девятый класс, когда началась война. Как и многие сверстники, отчаянно рвался на фронт. Вместе с другом мы каждый день наведывались в военкомат. Нам вручали повестки и говорили: "Разнесите их по домам, а завтра мы вас отправим". Длилось так полгода... Наконец, сломленный нашим упорством, капитан не выдержал и сказал: "Пишите свои повестки сами. У меня рука не поднимается это сделать". Мы заполнили бланки и отнесли их домой: он — ко мне, а я — к нему».

Звучит 2-й куплет песни:

А где же наше мужество, солдат,

Когда мы возвращаемся назад?

Его, наверно, женщины крадут

И, как птенца, за пазуху кладут.

А где же наши женщины, дружок,

Когда ступаем мы на свой порог?

Они встречают нас и вводят в дом,

А в нашем доме пахнет воровством.

3-й чтец. Булат Окуджава признавался: «Все мои песни не столько о войне, сколько против нее. Я рассказываю о том, что случилось со мной, с моими друзьями. Когда я еще был в учебном минометном дивизионе, уже четверо ребят с нашего арбатского двора были убиты. Но я об этом долгое время не мог писать».

Исполняется последний куплет песни Б.Окуджавы:

А мы рукой на прошлое — вранье!

А мы с надеждой в будущее — свет!

А по полям жиреет воронье,

А по пятам война грохочет вслед.

И снова переулком — сапоги,

И птицы ошалелые летят,

И женщины глядят из-под руки,

В затылки наши круглые глядят.

1-й чтец.

Воздух наполнился громом, гуденьем.

Мир был изломан, был искажен.

Это казалось ошибкой, виденьем,

Страшным, чудовищным миражом.

Только видение не проходило...

Следом за танками, у моста,

Пыльные парни в серых мундирах

Шли и стреляли от живота.

Дыбились шпалы, насыпь качалась,

И от разрывов не видно ни зги,

Будто бы эта планета кончалась

Там, где сейчас наступали враги,

Будто ее становилось все меньше...

Ежась от близких разрывов гранат,

Черный, растерянный, онемевший,

В жестком окопе лежал лейтенант.

Мальчик лежал посредине России,

Всех ее пашен, дворов и осин.

Что же ты, взводный! — «Докажем! Осилим!» —

Вот он — фашист. Докажи и осиль.

Вот он — фашист. Оголтело и мощно

Воет его знаменитая сталь.

Знаю, что это почти невозможно.

Знаю, что страшно. И все-таки встань!

2-й чтец.

Встань, лейтенант! Слышишь, просят об этом,

Вновь возвращаясь из небытия,

Дом твой, овеянный солнечным светом,

Город, Отечество, мама твоя.

3-й чтец.

Просит высокая звездная россыпь,

Просит излучина каждой реки,

Маршал приказывает и просит:

«Встань, лейтенант! Постарайся, смоги!»

4-й чтец.

Просят деревни, пропахшие гарью,

Солнце, как колокол, в небе гудит...

Просит из будущего Гагарин:

Ты не поднимешься — он не взлетит!

5-й чтец.

Просят твои нерожденные дети,

Просит История...

И тогда Встал лейтенант!

И шагнул по Планете,

Выкрикнув не по уставу: «Айда!»

1-й чтец.

Встал и пошел на врага, как вслепую,

Сразу же сделалась влажной спина...

Встал лейтенант! И наткнулся на пулю —

Большую и твердую, как стена.

Вздрогнул он, будто от зимнего ветра.

Падал он медленно, как нараспев.

Падал он долго — упал он мгновенно,

Он даже выстрелить не успел!

И для него наступила сплошная

И бесконечная тишина...

Чем этот бой завершился? Не знаю.

Знаю, чем кончилась эта война.

(Р.Рождественский. Отрывок из поэмы «Двести десять шагов»)

1-й ведущий.

На фотографии в газете

нечетко изображены бойцы,

еще почти что дети,

герои мировой войны.

Они снимались перед боем —

в обнимку, четверо у рва.

И было небо голубое,

была зеленая трава.

Никто не знает их фамилий,

о них ни песен нет, ни книг.

Здесь чей-то сын,

и чей-то милый,

и чей-то ласковый жених.

2-й ведущий.

Они легли на поле боя, —

жить начинавшие едва.

И было небо голубое,

была зеленая трава.

Забыть тот горький год неблизкий

мы никогда бы не смогли.

По всей России обелиски,

как души, рвутся из земли.

...Они прикрыли жизнь собою, —

жизнь начинавшие едва,

чтоб было небо голубое,

была зеленая трава.

(Р.Казакова. «На фотографии в газете...»)

1-й ведущий. Если горе имеет свой запах, то война пахнет огнем, пеплом и смертью.

2-й ведущий. Война — это горький пот и кровь, это после каждого боя уменьшающиеся списки у полкового писаря, это последний сухарь во взводе, разделенный на четырех оставшихся в живых, это котелок ржавой болотной воды и последняя цигарка, которую жадно докуривает, обжигая пальцы, наводчик, глядя на ползущие танки.

1-й ведущий. Война — это письма, которых ждут и боятся получать, это особая любовь к добру и особая жгучая ненависть к злу и смерти; погибшие молодые жизни, непрожитые биографии, несбывшиеся надежды, ненаписанные книги, не-совершившиеся открытия, невесты, не ставшие женами. (Ю.Бондарев. Из книги «Мгновения».)

Исполняется песня К.Молчанова на стихи Н. Заболоцкого.

1-й куплет:

В этой роще березовой,

Вдалеке от страданий и бед,

Где колеблется розовый,

Немигающий утренний свет,

Где прозрачной лавиною

Льются листья с высоких ветвей,

Спой мне, иволга, песню пустынную,

Песню жизни моей...

Ведущие читают на фоне мелодии песни.

1-й ведущий. Нам было тогда по двад­цать лет и по сорок одновременно.

2-й ведущий. Мы мечтали вернуться в тот довоенный мир, где солнце казалось нам праздничным солнцем, встающим на земле каждый день по своей закономерности; трава была травой, предназначенной для того, чтобы расти, быть зеленой; фонари — для того, чтобы освещать сухой апрельский тротуар, вечернюю толпу гуляющих, в которой идешь и ты, восемнадцатилетний, загорелый, сильный...

3-й ведущий. За долгие четыре года войны, чувствуя близ своего плеча огненное дыхание смерти, молча проходя мимо свежих бугорков с надписями химическим карандашом на дощечках, мы не утратили в себе прежний мир юности, но мы повзрослели на двадцать лет и, казалось, прожили их так подробно, так насы­щенно, что этих лет хватило бы на жизнь двум поколениям.

4-й ведущий. Мы узнали, что мир и прочен, и зыбок. Мы узнали, что солнце может не взойти утром, потому что его блеск, его тепло способна уничтожить бомбежка, когда горизонт тонет в черно-багровой завесе дыма.

1-й ведущий. Порой мы ненавидели солнце — оно обещало летную погоду и, значит, косяки пикирующих на траншею «юнкерсов».

2-й ведущий. Солнце могло беспощадно обнажать своим светом недавнюю картину боя: развороченные прямыми попаданиями орудия, тела убитых, которых ты минуту назад называл по имени.

3-й ведущий. Кто мог представить, что когда-нибудь увидит на белых ромашках, этих символах любви, капли крови своего друга, убитого автоматной очередью?

4-й ведущий. Война была жестокой и грубой школой. Мы сидели не за партами, а в мерзлых окопах, и перед нами были не конспекты, а бронебойные снаряды и пулеметные гашетки. (Ю.Бондарев. Из книги «Мгновения».)

Звучит песня К.Молчанова (2-й и 3-й куплеты).

Но ведь в жизни солдаты мы,

И уже на пределах ума

Содрогаются атомы,

Белым вихрем вздымая дома,

Как безумные мельницы,

Машут войны крылами вокруг,

Где ж ты, иволга, леса отшельница,

Что ты смолкла, мой друг?

За великими реками

Встанет солнце, и в утренней мгле

С опаленными веками

Припаду я, убитый, к земле.

Крикнув бешеным вороном,

Весь дрожа, замолчит пулемет.

И тогда в моем сердце разорванном

Голос твой запоет.

1-й чтец.

Мы — последние этого века.

Мы великой надеждой больны.

Мы — подснежники.

Мы из-под снега,

Сумасшедшего снега войны.

Доверяя словам и молитвам

И не требуя блага взамен,

Мы по битвам прошли,

Как по бритвам,

Так, что ноги в рубцах до колен.

2-й чтец.

Огонь и смерть на нас обрушив,

Война на совесть постаралась.

Она вошла не только в души,

Не только в памяти осталась.

Сквозную даль преображая,

Неуловимая для взора,

Она во всем, что окружает,

Она — в дыхании простора.

Холмы, продрогшие на страже,

Стоят под небом низким-низким.

И от российского пейзажа

Неотделимы обелиски.

Трава струится полевая.

Гудят пути и перекрестки.

И, чередуясь, проплывают

То обелиски, то березки...

(Вал. Сидоров. «Огонь и смерть на нас обрушив...»)

Ведущий. Спустя много лет после войны поэту Николаю Зиновьеву пришло письмо из города Умани: «...может быть, вы просто однофамилец моего брата. Он пропал без вести в 45-м году. Я писал на радио "Маяк" и в Международный Красный Крест, но нигде не могу его отыскать. Это у меня последняя надежда». И поэт откликнулся.

1-й чтец.

Прости, что ответил не сразу.

Другого я года солдат.

Диктует мне истину разум,

а сердце готово солгать.

И я выбираю неправду —

пустое, без стекол, окно,

где вновь появляется брат твой,

которого ждешь ты давно.

Пусть он не дошел до рейхстага,

но ты продолжаешь хранить,

как ту шелковинку от флага,

надежды алую нить.

Погиб он простым радистом.

Был шаг до Эльбы всего...

Но, в эти секунды родившись,

открыл я глаза за него.

2-й чтец.

Я брат твой.

И это не фраза.

Глаза. И походка. И рост.

Диктует мне истину разум.

Закон совпадения прост.

Вот только мне лет не хватает.

Иль просто кажусь молодым,

и страшно,

никто не признает

меня твоим братом родным.

Прости ты мне эту неправду

у знамени тишины.

И все-таки — слышишь — я брат твой!

Вот только не помню войны.

3-й чтец.

Потерявшая сына,

я сын твой.

Потерявшая мужа,

я муж твой.

Потерявшая брата,

я брат твой.

4-й чтец.

Как хочу я стать вашей надеждой!

Как хочу я холодным рассветом,

в час, когда распыляется тьма,

треугольным простым конвертом

постучаться в ваши дома...

(Н.Зиновьев. «Я — брат твой»)

Участники исполняют песню «Бери шинель, пошли домой» (муз. В.Левашова, сл. Б.Окуджавы).

А мы с тобой, брат, из пехоты,

А летом лучше, чем зимой.

С войной покончили мы счеты, — (3 р.)

Бери шинель, пошли домой!

Война нас гнула и косила,

Пришел конец и ей самой.

Четыре года мать без сына, — (3 р.)

Бери шинель, пошли домой.

А ты с закрытыми очами

Спишь под фанерною звездой.

Вставай, вставай, однополчанин, — (3 р.)

Бери шинель, пошли домой!

Что я скажу твоим домашним,

Как встану я перед вдовой?

Неужто клясться днем вчерашним, — (3 р.)

Бери шинель, пошли домой!

Мы все — войны шальные дети,

И генерал, и рядовой.

Опять весна на белом свете, — (3 р.)

Бери шинель, пошли домой!

1-й чтец.

Почернела отцова медаль,

Превратившись в предмет старины

С той поры, как навек отрыдал

Дикий ветер великой войны.

Оттого что не дышит ребро

Возле тыльной его стороны,

Почернело навек серебро,

Превратившись в предмет старины.

Нынче некому бляху носить,

В коробчонке чернеет она.

Нынче некого даже спросить,

За какую отвагу дана?

У какого такого села,

Положившись на память мою,

Полегла, полегла, полегла

Минометная рота в бою?

Погубил! Про запас не спросил —

Молодая была голова.

Никаким напряжением сил

Не воротишь отцовы слова.

Почернел героический миф,

Погрузился в последнюю тьму,

Где последний окоп раздавив,

Черный танк растворился в дыму.

(Дм. Сухарев. «За отвагу»)

2-й чтец.

Былые годы в памяти не стерты,

Встают из тьмы прошедшие года,

И разделенье на живых и мертвых

Должно исчезнуть раз и навсегда.

Прозрачной дымкой тишина объята,

Из глубины неповторимых дней

Глядят на нас российские ребята,

Что смерть попрали смертию своей.

(Вал. Сидоров. «Былые годы...»)

3-й чтец.

Не обожженные сороковыми,

Сердцами вросшие в тишину, —

Конечно, мы смотрим

глазами иными

На нашу большую войну.

Мы знаем по сбивчивым,

трудным рассказам

О горьком победном пути.

Поэтому должен

хотя бы разум

Дорогой страданья пройти.

И мы разобраться обязаны сами

В той боли,

что мир перенес.

...Конечно, мы смотрим

иными глазами —

Такими же, полными слез.

(Ю. Поляков. «Не обожженные сороковыми...»)

На сцене - все участники. Звучит песня «За того парня» (муз. Д.Тухманова, сл. Р.Рождественского).

Я сегодня до зари встану,

По широкому пройду полю.

Что-то с памятью моей стало:

Все, что было не со мной, помню.

Бьют дождинки по щекам впалым.

Для Вселенной двадцать лет — мало.

Даже не был я знаком с парнем,

Обещавшим: «Я вернусь, мама!»

А степная трава пахнет горечью,

Молодые ветра зелены...

Просыпаемся мы, и грохочет над полночью

То ли гроза, то ли эхо прошедшей войны.

Обещает быть весна долгой,

Ждет отборного зерна пашня.

И живу я на земле доброй

За себя и за того парня.

Я от тяжести такой горблюсь,

Но иначе жить нельзя, если

Все зовет меня его голос,

Все звучит во мне его песня.

А степная трава пахнет горечью,

Молодые ветра зелены...

Просыпаемся мы, и грохочет над полночью

То ли гроза, то ли эхо прошедшей войны.

Похожие:

Садченко татьяна Дмитриевна iconНовгородова Татьяна Дмитриевна
Тема самообразования: «Графические диктанты по геометрии, как средство развития логического мышления учащихся.»
Садченко татьяна Дмитриевна iconКафедра Экономической теории
Ведущие преподаватели: профессор Падалкина Л. С., профессор Викулина Татьяна Дмитриевна (для студентов направления направления–степени...
Садченко татьяна Дмитриевна iconВ. Т. Шаламов Ю. А. Шрейдеру Дорогой Юлий Анатольевич!
Шрейдер Юлий Анатольевич (1927—1998) — ученый, сотрудник Института проблем передачи информации ран, друг В. Шаламова. Татьяна Дмитриевна...
Садченко татьяна Дмитриевна iconО проведении краевого Дня призывника
Руководитель Агентства по спорту и физической культуры Пермского края Р. А. Садченко
Садченко татьяна Дмитриевна iconПрограмма «жемчужина кавказа»
Григорян Ованнес и Шлапакова Татьяна. Неуспевающих нет. В число наиболее успевающих учеников можно отнести 6 человек Ермоленко Анастасия,...
Садченко татьяна Дмитриевна iconПрограмма «жемчужина кавказа»
Григорян Ованнес и Шлапакова Татьяна. Неуспевающих нет. В число наиболее успевающих учеников можно отнести 6 человек Ермоленко Анастасия,...
Садченко татьяна Дмитриевна iconДепартамент образования города Москвы Зеленоградское окружное управление образования Государственное образовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №1740 Публичный доклад директора гоу сош №1740 Средняя общеобразовательная школа №1740
Средняя общеобразовательная школа №1740 функционирует с 1 сентября 1994 года. Директор школы – Деркунская Татьяна Дмитриевна с сентября...
Садченко татьяна Дмитриевна iconКраткие рекомендации Автор : Типсина Марина Владимировна, Майкова Юлия Владиславовна, Петрова Евгения Дмитриевна Полное название образовательного учреждения
Автор: Типсина Марина Владимировна, Майкова Юлия Владиславовна, Петрова Евгения Дмитриевна
Садченко татьяна Дмитриевна iconГук мо «могнб им. Н. К. Крупской», г. Москва, Казакевич Татьяна Александровна
Казакевич Татьяна Александровна, кандидат педагогических наук, доцент кафедры «Информационный сервис»
Садченко татьяна Дмитриевна iconКафедра Экономической теории
Малова Татьяна Алексеевна, профессор Протас Владимир Федорович, доцент Волкова Татьяна Николаевна, доцент Смирнова Ирина Александровна...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница