Russian Academy of Sciences The Institute of Russian History, St. Petersburg branch Trade Union Federation of St. Petersburg and Region of St. Petersburg




Скачать 32.97 Mb.
НазваниеRussian Academy of Sciences The Institute of Russian History, St. Petersburg branch Trade Union Federation of St. Petersburg and Region of St. Petersburg
страница2/55
Дата30.08.2012
Размер32.97 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   55

13

от Va фунта до V% фунта хлеба с частой заменой крупою. При выпечке хлеба к муке примешивался картофель и прочие добавки. В 1919 г. в Петрограде годовая смертность достигла на 1 тыс. жителей почти 82 человека умерших, тогда как средний довоенный коэффициент смерт­ности составлял 23,2. На заседании ЦК РКП(б) 13 апреля 1919 г. Г.Е.Зи­новьев доложил о катастрофическом положении в Петрограде, о паде­нии реальной заработной платы на 30% и росте смертности от голода в больницах до 33%. За 1919 г. в Петрограде только от голода умерли не менее 7385 человек. В это число не вошли умершие от желудочных и прочих заболеваний, вызванных голодом. Скончалась почти полови­на детей в возрасте до года.25 В телефонограмме В.И.Ленину о забас­товке питерских печатников член Президиума ВСНХ Ю.Ларин (М.З.Лу­рье) 11 декабря 1919 г. с ужасом сообщал, что в бывшей типографии Левенсона «в течение 10 дней умерло от голода 18 человек, причем некоторые падали и умирали в самой типографии».26 Власть оказыва­лась не способна организовать привоз хлеба из тех районов, где для его ссыпки даже не хватало зернохранилищ и амбаров.27 Рабочих возму­щали привилегированные «ответственные» пайки властей. Труд армей­цы и трудмобилизованные выходцы из деревни выражали недовольст­во грабительской разверсткой.

По данным Истпрофа в1919г. 63% зарегистрированных в РСФСР забастовщиков были питерцами.28 Главными мотивами забастовок яв­лялись нищенская оплата труда, голод, плохое качество хлеба (док. № 59, 68). Но рабочие требовали не только хлеба, одежды, обуви. Пу-тиловцы 13 марта 1919 г. призвали к созданию «единого социалисти­ческого фронта» и к полной политической амнистии. Их забастовку поддержали другие предприятия, но власти ответили арестами и вве­дением войск на завод (док. № 60, 61). Рабочие ожидали от профсою­зов защиты, протеста против арестов по политическим мотивам. Одна­ко профсоюзы запрещали забастовки, а Петроградская ЧК обращалась на заводы с просьбой предоставить обвинительные материалы на аре­стованных ею рабочих (док. № 63-65, 69). Участники забастовки, ох­ватившей 10-14 июля 35 предприятий, включая Путиловский, Бал­тийский, Трубочный, Обуховский заводы, требовали хлеба, свободы торговли и прекращения гражданской войны (док. № 66).

Выступая в августе 1920 г. на заводе Речкина, Г.Е.Зиновьев вы­нужден был признать разочарование рабочих в коммунистах и их иде­ях: «А иные толкуют — наивно или злостно — будто коммунизм это такое общежитие, когда надо довольствоваться Vi фунта или даже 1А фунта хлеба, такой строй, когда обязательно приходится сидеть без дров, когда фабрики и заводы останавливаются, когда миллионы лю­дей берут в армию. Коммунистом сплошь и рядом считают всякого, кто разъезжает на автомобиле. Коммунистами считают тех, кто на заво­дах и в деревнях поступают иногда не лучше прежних урядников и земских начальников [...] Можно слышать нередко такие восклица­ния: "Знаю я этих коммунистов. Это Иванов, Петров, Сидоров, они думают только о своей шкуре, умеют разговаривать с рабочими только на языке жандармов! Коммунисты, а между тем — воры! Коммунисты,

а первые охальники и насильники!"». Зиновьев пытался убедить рабо­чих, что «такие горе-коммунисты вовсе не коммунисты», «они пред­ставляют собой буржуазное отродье», «буржуазных сынков, всякими правдами и неправдами затесавшихся в наши ряды».29

Комитет обороны Петрограда, созданный в связи с наступлением Белой Армии, пытался предотвратить забастовки арестами нелояль­ных рабочих (док. № 67), но даже в дни похода армии генерала Н.Н.Юде­нича на Петроград сводка Отдела особой информации Совнаркома, ВЦИК и ЦК РКП(б) 1 октября 1919 г. отметила волнения на Путилов-ском и Кабельном заводах. Однако, когда Северо-Западная армия вплот­ную подошла к Петрограду, восстания рабочих, на которое рассчиты­вал Юденич, не произошло.

Отправка на фронт, смерть от голода и сопутствующих ему болез­ней, продолжающийся отток населения сказывались на численности и облике питерских рабочих. Если на 1 января 1917 г. их насчитывалось 379,2 тыс. человек, то на 1 января 1919 г. — 124,6 тыс., на 1 января 1920 г. — 87,9 тыс., а к сентябрю 1920 г. — 79,5 тыс. При этом в веду­щей отрасли питерской промышленности, металлообработке, умень­шение числа рабочих было особенно заметно: с 233,4 тыс. на 1 января 1917 г. до 47,7 тыс. на 1 января 1919 г., 34,4 тыс. на 1 января 1920 г. и 25,1 тыс. металлистов на 1 января 1921 г.30 В докладе Секции по ме­таллу Совета народного хозяйства Северного района о работе металло­обрабатывающих заводов во втором полугодии 1919 г. отмечалось: «Ны­нешний состав рабочих на заводах Петрограда далеко не тот, который имелся к началу революции и в первые месяцы после Октябрьского пе­реворота [...] Во-первых, понизился процент квалифицированных рабо­чих по отношению к общему числу работающих на заводе [...] Во-вто­рых, лучшие специалисты — рабочие в каждой отдельной специально­сти — давно уже отвлечены из заводов на фронт, на иные ответственные работы или просто разъехались в провинцию [...] В настоящее время намечается наплыв на заводы полупролетарского, а часто и просто мел­кобуржуазного элемента, чрезвычайно слабого в техническом отноше­нии».31

Голод в 1920 г. продолжался. Если в Москве в январе - апреле из каждых 10 тыс. жителей столицы от голода умерло 40, то в Петрогра­де — 79. К августу 1920 г. полувековой прирост населения в Петрогра­де сошел на нет и опустился до уровня 1860-х гг. Город лихорадили забастовки обнищавших и изголодавшихся рабочих (док. № 70-74), не остановила даже замена паспортов в октябре 1919 г. «трудовыми книж­ками», которые после записи об увольнении превращались в «волчий билет». Собрание рабочих-металлистов 7 июня 1920 г. в резолюции протеста, посланной в Петроградский комитет РКП(б) и Петроград­ский Совет профсоюзов, расценило введение «трудовых книжек» «как акт, прикрепляющий нас, как рабов, к заводу и обрекающий нас на постоянное жительство в Петрограде, лишающий нас свободы пере­движения и выбора как работы, так и места жительства и отвергаю­щий всякую свободу личности».32 Голод и ущемление гражданских прав толкали рабочих на защиту своих интересов. Июньские волнения воз-

никли после требования обувщиков «Скорохода» выдать им для обме­на на продукты обувь, соль и материю. Петроградский совет профсою­зов объявил голодающих обувщиков «предателями, шкурниками, вы­родками в семье питерских рабочих», активистов арестовывали, рабо­чим угрожали беспощадными расстрелами за торговлю (док. № 75). Для правоверных членов РКП(б) слово торговля было тогда синони­мом слова капитализм. Секретный отдел ВЧК вел учет забастовок: 4 сентября — 4-я парусиновая фабрика (с требованием красноармей­ского пайка), 9 сентября — фабрика Гознак (с тем же требованием), 18 сентября — главные мастерские Варшавской железной дороги (с требо­ванием освободить арестованных левых эсеров; вызванные матросы ра­зогнали рабочих), 20 сентября — 1-я фабрика шерстяных изделий и писчебумажная фабрика «Коммунар», 21 сентября — завод Речкина, 27 сентября — Ижорский и Обуховский заводы (2-3 октября актив­ные забастовщики Обуховского завода арестованы, 5 октября завод за­крыт и начата перерегистрация рабочих), 5 октября — завод «Новый Арсенал» (рабочие несколько дней не получали хлеба). Иногда рабочие выражали свой протест против голода и братоубийственной Граждан­ской войны в иных формах. В сентябре при выгрузке на артиллерий­ский склад новых снарядов обнаружилось, что внутри них песок с опилками.33

Запугивание рабочих властями приняло такой размах, что общее со­брание Ново-Адмиралтейского завода 14 декабря 1920 г. постановило «заручиться с партийным комитетом коммунистов, чтобы каждому ра­бочему было возможно свободно обсуждать на общих собраниях вопросы порядка дня, так как были случаи, что после собрания вызывали неко­торых товарищей в Чрезвычайную комиссию, ибо после этого тов. рабо­чие на собрания не идут».34 На эти требования Г.Е.Зиновьев отвечал: «Иногда приходится и рабочего-шкурника посадить в тюрьму — мы от этого не отказываемся. Рабочая демократия не исключает ни ВЧК, ни дисциплинарных судов и методов принуждения вообще».35 Так к концу Гражданской войны у части питерских рабочих складывалось мнение, что победили они не царских генералов, а самих себя.

★ ★ ★

Третий раздел сборника (док. № 76-103) освещает 1921 г., год глу­бочайшего кризиса ленинского режима и поворота от «военного ком­мунизма» к Новой экономической политике. Ценным дополнением к этому разделу служат документы, опубликованные в книге С.В.Яро­ва «Горожанин как политик. Революция, военный коммунизм и НЭП глазами петроградцев» (СПб., 1999).

На 1 января 1921 г. на заводах и фабриках Петрограда трудилось рабочих вчетверо меньше чем в 1917 г. Выпускаемая ими продукция составляла лишь 13% от уровня 1913 г. К новой вспышке продоволь­ственного кризиса добавились острый топливный кризис и, как след­ствие его, закрытие в феврале 40 металлообрабатывающих заводов, 25 текстильных фабрик и других предприятий.36 16

Острое недовольство рабочих тревожило профсоюзных деятелей, составивших «рабочую оппозицию» в РКП(б). Еще в январе ее вождь, быв­ший рабочий, председатель Всероссийского Союза металлистов А.Г.Шляп­ников в «Дискуссионном листке» ЦК РКП(б) подчеркивал: «Выдвину­тые в свое время лозунги «и кухарка должна уметь управлять государ­ством» на практике получили иное направление [...] На деле проводится принцип «не вмешивайся» и «не твое дело». По этому пути мы пошли так далеко, что упразднили собрания фабричных и заводских рабочих, свели на нет деятельность коммунистических ячеек, работу общих со­браний и т.д. [...] И Советское государство вместо того, чтобы стре­миться быть «всесторонней и всеобъемлющей формой рабочей органи­зации», превращается в государство, управляющееся бюрократией, на де­ле исключающее массовое участие рабочих организаций в управлении государством. Подобная тактика механически ведет ко всякого рода конфликтам» .37

В феврале в Петрограде начались массовые забастовки (док. № 76-84). На их волне меньшевики возродили Собрание уполномоченных фабрик и заводов Петрограда, но его влияние и деятельность не обрели того размаха, который имело ЧСУФЗП в 1918 г. Новое Собрание упол­номоченных вступило в сотрудничество с подпольной организацией либеральной интеллигенции во главе с преподавателем Петроградско­го университета В.Н.Таганцевым. Волнения рабочих вызвали введение 25 февраля в Петрограде военного положения и ускорили Кронштадт­ское восстание, которое назрело и намечалось на начало навигации, но вспыхнуло значительно раньше (док. № 85-97). Однако в Петрограде ожидаемого восстания рабочих не произошло. Командовавший подав­лением Кронштадтского восстания М.Н.Тухачевский 10 марта докла­дывал В.И.Ленину: «Если бы дело сводилось к одному восстанию мат­росов, то оно было бы проще, но ведь осложняется оно хуже всего тем, что рабочие в Петрограде определенно ненадежны. В Кронштадте ра­бочие присоединились к морякам [...] Если бы рабочая милиция где-ни­будь восстала против Советской власти, то нам стоило бы больших трудов подавить восстание».38 Среди расстрелянных кронштадтцев бы­ли не только моряки, но и рабочие (док. № 101).

Анализируя причины, по которым в Петрограде не могло быть ус­пешного восстания, меныыевик-плехановец П.Н.Богомил (Ф.И.Цедер-баум) писал: «Несколько десятков тысяч, составляющих нынешний пролетариат Петрограда, — этого слишком мало для решительного пе­реворота. "Мы готовы, обращайтесь к другим слоям, зовите их к дей­ствию", — нередко замечали нам рабочие. Но и свою готовность они переоценивали. Февральская стачка показала, насколько наши рабо­чие изолированы от всего «общества»: результат блестящей политики подавляющего большинства социалистов. Но стачка показала и то, на­сколько глубок упадок этого общества [...] Во время стачки рабочие совершенно самостоятельно, без внушений со стороны, выдвинули тре­бование Учредительного собрания. Это требование было повторено соб­ранием представителей фабрик и заводов».39

Если меньшевики не склонны были преувеличивать мощь рабочего

2 Заказ247

движения, то правящую партию, объявлявшую себя выразительницей интересов рабочих, оно испугало больше, чем Кронштадтское восста­ние. «Самым опасным для нас является то, что накануне перед этим в Питере была забастовка на ряде крупных заводов [...], — говорил на X съезде РКП(б) Н.И.Бухарин. — В этом заключается опасность, и в этом мелкобуржуазная зараза, которая захватила в своей гангренозной фор­ме и часть рабочего класса».40 Сравнение забастовок с гангреной пока­зывало готовность власти к «хирургическому» вмешательству. Отно­сительно уволенных питерских забастовщиков бюро коммунистов Пет­роградского губернского комитета Всероссийского союза рабочих ме­таллистов 26 марта постановило: «Тех рабочих, кои принадлежат к по­литическим партиям, ведущим борьбу против Советской власти, а так­же лиц, принимающих активное участие в организации забастовок, на заводы не возвращать».41 Для успокоения рабочим выдали по 4 фунта мяса, предметы первой необходимости, выделили средства на закупку товаров за границей, а также выполнили часть требований забастов­щиков: сняли заградотряды, препятствовавшие самоснабжению рабо­чих продовольствием, созвали в апреле беспартийную конференцию представителей фабрик и заводов с предоставлением им свободы слова. На ней Г.Е.Зиновьев признал: «Да, товарищи, в Советской России жи­вется очень туго, о Петрограде нечего и говорить, — нигде кладбища не росли так быстро, как в Петрограде за последние годы; вы не найде­те здесь ни одной рабочей семьи, у которой смерть не вырвала бы ко­го-нибудь за последние годы; но не следует забывать, что теперь вся Европа есть сплошное кладбище».42

Напуганное поворотом событий руководство Петрограда искало для себя объяснение. Рабочие по происхождению составляли более полови­ны Петроградской организации РКП(б), но рабочие по положению — менее шестой части. Из депутатов Петроградского Совета рабочими значилось большинство, а реально ими оставалось менее десятой час­ти. Остальные, по словам члена ПК РКП(б) М.М.Харитонова, «некогда прекрасные пролетарии, выродились в плохих советских чиновников и бюрократов, зачастую злоупотребляющих своею властью и своим по­ложением не хуже (или не лучше), чем это делали старые царские чиновники и бюрократы [...] Недовольство широких рабочих масс вслед­ствие голода и материального неравенства внутри самой партии, — это недовольство, в силу отсутствия других партий, через которые оно могло бы выявиться наружу, проникает в ряды самой РКП(б) (и руководи­мые партией профсоюзы) и через наиболее неустойчивых и наименее закален\*ых элементов прокладывает себе дорогу на общественную по­верхность».43

Проявлением этого недовольства стало оживление в профсоюзах идеи независимства. «Ни Корнилов, ни Колчак не были нам так опасны, ни даже блокада, как эта идея независимства в профессиональном движе­нии», — признал Г.Е.Зиновьев.44 С согласия высшего профсоюзного руководства председатель ВЧК Ф.Э.Дзержинский 18 марта распоря­дился «образовать при правлениях профсоюзов чекистские группы».45 Присланный на выучку к Зиновьеву строптивый вожак пермских боль­

шевиков Г.И.Мясников в мае докладывал в ЦК РКП(б) о нетерпимо­сти Зиновьева к критическим высказываниям рабочих: «Всякая по­пытка сказать критическое слово ведет к зачислению смельчака по штату меньшевиков и эсеров со всеми вытекающими отсюда последст­виями». «Рабочие, — писал Мясников, — чувствовали, что власть есть, но чужая и далекая. Чтобы получить что-нибудь от нее, надо "давить", "не надавишь — не получишь". Забастовки итальянки возникали по всякому поводу [...] Завод забастует, и ему дадут (у других заберут, да дадут) почти все, что он требует».46

Руководство РСФСР, осознав, что «дальше жить в такой нищете рабочие не могут»47 (само оно, естественно, не голодало), решило при­тормозить коммунистические эксперименты и предпринять временное тактическое отступление в экономике от принципов коммунизма. В от­личие от старой политики «военного коммунизма» это отступление по­лучило название Новой экономической политики. Целью НЭПа объяв­лялось создание экономических предпосылок для непосредственного перехода к коммунизму путем использования некоторых методов ка­питалистической экономики. В промышленности НЭП начался с вве­дения весной - летом 1921 г. сдельной оплаты труда и отмены ограни­чений приработка. В Петрограде открылись тысячи магазинов и ла­вок, но частная торговля не получила московского размаха. Г.Е.Зино­вьев видел в НЭПе лишь кратковременный запасной путь. Голодное су­ществование и задержки выплат заработной платы вызывали забастовки рабочих (док. № 102, 103). Из-за нехватки топлива и сырья закрылись почти 90 питерских предприятий, 24,5 тыс. рабочих оказались уволены. К концу года промышленность Петрограда насчитывала всего 76 416 фабрично-заводских рабочих (в пять раз меньше, чем в 1917 г.).48
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   55

Похожие:

Russian Academy of Sciences The Institute of Russian History, St. Petersburg branch Trade Union Federation of St. Petersburg and Region of St. Petersburg iconHerald of the mechnikov saint-petersburg state medical academy (profilactical and clinical medicine)
«The Mechnikov Saint-Petersburg State Medical Academy of the Federal Agency for Public Health and Social Development of the Russian...
Russian Academy of Sciences The Institute of Russian History, St. Petersburg branch Trade Union Federation of St. Petersburg and Region of St. Petersburg iconHerald of the mechnikov saint-petersburg state medical academy (profilactical and clinical medicine)
«The Mechnikov Saint-Petersburg State Medical Academy of the Federal Agency for Public Health and Social Development of the Russian...
Russian Academy of Sciences The Institute of Russian History, St. Petersburg branch Trade Union Federation of St. Petersburg and Region of St. Petersburg iconHerald of the Mechnikov Saint-Petersburg State Medical Academy (profilactical and clinical medicine)
«Mechnikov Saint-Petersburg State Medical Academy of the Federal Agency for Public Health and Social Development of the Russian Federation»,...
Russian Academy of Sciences The Institute of Russian History, St. Petersburg branch Trade Union Federation of St. Petersburg and Region of St. Petersburg iconHerald of the Mechnikov Saint-Petersburg State Medical Academy profilactical and clinical medicine
«Mechnikov Saint-Petersburg State Medical Academy of the Federal Agency for Public Health and Social Development of the Russian Federation»,...
Russian Academy of Sciences The Institute of Russian History, St. Petersburg branch Trade Union Federation of St. Petersburg and Region of St. Petersburg iconHerald of the Mechnikov Saint-Petersburg State Medical Academy (profilactical and clinical medicine)
«Mechnikov Saint-Petersburg State Medical Academy of the Federal Agency for Public Health and Social Development of the Russian Federation»,...
Russian Academy of Sciences The Institute of Russian History, St. Petersburg branch Trade Union Federation of St. Petersburg and Region of St. Petersburg iconThe ministry of public health and social development of the russian federation
«Articom plus» Ltd. Printed in the «Printing house ”Beresta”» Ltd., Saint-Petersburg, Kolya Tomchak str., 28
Russian Academy of Sciences The Institute of Russian History, St. Petersburg branch Trade Union Federation of St. Petersburg and Region of St. Petersburg iconMaria rubins, russian department publications since 1993
Пластическая радость красоты”: Экфрaсис в творчестве aкмеистов и европейскaя трaдиция [“The Plastic Joy of Beauty”: Ecphrasis in...
Russian Academy of Sciences The Institute of Russian History, St. Petersburg branch Trade Union Federation of St. Petersburg and Region of St. Petersburg iconОпыт актуалистической реконструкции становления фаун и сообществ прямокрылых (Ort h optera) внетропической Азии
Сибирского отделения ран, 630091; Новосибирск, Россия (Novosibirsk State University, Department of General Biology and Ecology, 630090...
Russian Academy of Sciences The Institute of Russian History, St. Petersburg branch Trade Union Federation of St. Petersburg and Region of St. Petersburg iconВсе права на исходные материалы на английском языке принадлежат The Poynter Institute, 801 Third Street South, St. Petersburg, fl 33701. Contact: Билл Митчел
Все права на исходные материалы на английском языке принадлежат The Poynter Institute, 801 Third Street South, St. Petersburg, fl...
Russian Academy of Sciences The Institute of Russian History, St. Petersburg branch Trade Union Federation of St. Petersburg and Region of St. Petersburg iconSt. Petersburg/Gibbs Campus

Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница