Роберт шекли координаты чудес: второе путешествие




НазваниеРоберт шекли координаты чудес: второе путешествие
страница1/27
Дата16.02.2013
Размер3.75 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27





РЕДАКТОР ЖУРНАЛА:

Александр ШАЛГАНОВ.


ЗАМЕСТИТЕЛЬ РЕДАКТОРА:

Елена БОСОВСКАЯ.


РЕДАКЦИЯ:

Екатерина АРОЯН,

Дмитрий БАЙКАЛОВ,

Владимир ГУБАРЕВ,

Михаил КОМАРОВСКИЙ,

Татьяна МУРИНА,

Евгений ХАРИТОНОВ,

Людмила ЩЕКОТОВА,

Анна ЮРЬЕВА.


КООРДИНАТОР ТВОРЧЕСКОГО СОВЕТА:

Эдуард ГЕВОРКЯН.


ТВОРЧЕСКИЙ СОВЕТ:

Кир БУЛЫЧЕВ,

Марина и Сергей ДЯЧЕНКО,

Евгений ЛУКИН,

Сергей ЛУКЬЯНЕНКО,

Владимир МИХАЙЛОВ,

Андрей СТОЛЯРОВ,

Борис СТРУГАЦКИЙ.


ОБЛОЖКА:

Игорь ТАРАЧКОВ.


ИЗДАТЕЛЬСТВО:

«Любимая книга»,

ЗАО «Асмэръ».


АДРЕС ДЛЯ ПЕРЕПИСКИ:

МОСКВА, 125057, а/я 28.


ЭЛЕКТРОННАЯ ПОЧТА:

esli@rusf.ru

esli@deol.ru


КОНТАКТНЫЕ ТЕЛЕФОНЫ:

248-08-90, 248-08-91,

248-21-09, 248-21-90,


РАСПРОСТРАНЕНИЯ:

Издательство «ЛК пресс»,

тел. 248-16-42, 248-45-55.


ОФИЦИАЛЬНЫЕ ДИСТРИБЬЮТЕРЫ:

«Паблик пресс», «ОДА», Артисс, Медиа группа ЛОГОС, «Регион», «Сейлс», Центр прессы, «Метропресс» СПб, «Моспечать», Желдопресс, Сегодня пресс, За рубежом сервис, Сотра МН.


Журнал зарегистрирован в Комитете РФ по печати. Свидетельство № 656.


Отпечатано ЗАО «КТ». Тираж 10800 экз. Зак №2503. В розницу цена свободная.


Подписка по объединенному каталогу «Пресса России». Перепечатка материалов допускается только с разрешения редакции. Рукописи не рецензируются и не возвращаются. Редакция вступает в переписку только на страницах журнала. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных объявлений.

© «ЕСЛИ», 2000


9’2000 (91)


ISSN0136-0140










67



Роберт ШЕКЛИ

КООРДИНАТЫ ЧУДЕС: ВТОРОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

Мало кто из поклонников фантастики не побывал в «Координатах чудес» знаменитого фантаста. Спустя треть века автор предлагает вновь встретиться с Томом Кармоди и отправиться на поиски короля бесконечного пространства.

5



Владимир ПОКРОВСКИЙ

ИНДЕКС 97

На далеких планетах в борьбе между долгом и совестью выигрывают... силлогизмы.

20

Джек ХОЛДЕМАН

ЕСЛИ БЫ СВИНЬИ УМЕЛИ ЛЕТАТЬ...

В рассказе фантаста они это запросто проделывают.

27

Клэр БЕЛЛ

БОМБЕР И «БИСМАРК»

Месть боевого кота будет страшной!

43

Дэвид ХИЛЛ

ПОДГОТОВКА

Игра - самый верный путь к успеху.

124

Джон КЕССЕЛ

НЕКОТОРЫЕ ЛЮБЯТ ПОХОЛОДНЕЕ

Даже само Время способно пощадить великую актрису. Но не Голливуд.

131

Линда БЕЙКЕР

ПРИТЯЖЕНИЕ ЛЬДА

Оказывается, хоккей - это не профессия или увлечение. Это форма жизни.

53



ВИДЕОДРОМ

Можно построить новый Вавилон, а можно создать город будущего. Все это отлично умеет делать кинематограф.

40



Марина и Сергей ДЯЧЕНКО

КОТОСОБАЧЬЯ ЖИЗНЬ

Весьма своеобразная классификация российских фантастов.

119



Вл. ГАКОВ

ПЕРЕСМЕШНИК

Этим словом об авторе сказано далеко не все. Хотя многое...

142



Владимир ШАТИЛОВ

ИСТОРИЯ НЕСБЫВШИХСЯ НАДЕЖД

Продолжаем публикацию очерков о региональной фантастике.

145

РЕЦЕНЗИИ

Новые книги Г.Бенфорда, Е.Хаецкой и других авторов.

149

Евгений ХАРИТОНОВ

БЕГ ПО КРУГУ

Дискуссия о положении в российской НФ-прозе свернула на критические рельсы.

165

КУРСОР

«АБС-премия», томская «Аэлита» и другие новости.

154



ФАНТАРИУМ

Диалог с теми, которые все знают, и теми, которые хотят узнать.

157



Сергей СИНЯКИН

КРИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕЧАНИЯ...

...по поводу «Истории нашего столетия» Н.Оберлендера, Нью-Йорк, изд. «Брукс», 2100 год.

160



КОНСИЛИУМ

С женщиной в этой рубрике мы еще не встречались... А зря!

167



ПЕРСОНАЛИИ

Авторы номера - известные и неизвестные.

Владимир ПОКРОВСКИЙ

ИНДЕКС 97






«...разомкнутое кольцо разума разумом уже не является».

Кобо Абе. «Сожженная карта».


По тому, как медленно и обстоятельно спускался Пилот в расщелину, можно было понять, что он уже все для себя решил, еще тогда, в катере, во время сеанса связи, на протяжении всех этих унизительных просьб и не менее унизительных возражений: «Могу взять только двоих». Но Мэллар тоже был исполнен решимости. Он стоял, прислонившись к стене Баррака, ему хотелось гордо задрать подбородок, но было холодно. Утренний ветер буквально резал, и Мэллар только еще больше сощуривал и без того узкие глаза да изредка нервно поглаживал лысину.

- Идет, - в который раз повторил он себе только для того, чтобы услышать собственный голос. - Ну что ж... Естественно, он идет.

Последнее время Мэллар часто говорил сам с собой - из любопытства: казалось, что говорит кто-то другой, а он только шевелит губами. Он не узнавал своего голоса. Особый вид глухоты.

Пилот спускался в костюме полной защиты, даже шлем прищелкнут - боялся заразы. Костюм этот, на многих других громоздкий, мешковатый и тусклый, на Пилоте смотрелся внушительно, даже шикарно - вот идет настоящий мужчина, смотрите, он не торопится, он рассчитывает свое время заранее, он точно знает, как поступать в любой ситуации.

В самом опасном месте склона, там, где тропинка делает внезапный и совершенно ненужный поворот вправо, пересекая нависающий выступ. Пилот на секунду остановился, а потом, уже совсем не спеша, словно с наслаждением, стал втягиваться под выступ. Это был первый рейс Пилота на Париж-Сто, но почему-то он вел себя так, будто плантация ему знакома до мельчайшей кочки. Каждое его движение было тщательно, с нарочито большим запасом, выверено. Он выглядел таким потрясающе нахально молодым, что Мэллар со своим тощим стошестидесятилетним телом ничего не мог противопоставить - ни мудрости, ни ума, ни силы, ни ловкости, ни глубины чувств. А опыт, в котором он, наверное, превосходил парня, ничего в данном случае не решал.

- Всю ночь не спали, - шевельнул губами Мэллар. - Ждали его, видишь ли... И вот он тебе, пожалуйста!

И даже те, кто мог еще говорить, молчали тогда, всю ночь молчали, только глаза были открыты у всех: одни следили за Мэлларом не отрываясь - как он сидит, как ходит, как кормит, как поправляет постели, как склоняется над самыми тяжелыми и что-то нашептывает при этом, но не им, а себе; другие косились на окна - ждали. Окна в Барраке маленькие, круглые, с неприятно блестящими ободами, расположены высоко, и потому с койки через них ничего увидеть нельзя, кроме неба с редкими белесыми струпьями облаков да еще, если повезет, лун. Но луны в эту пору года на небе не появлялись.

Казалось, даже серверы ждали. Они все так же бешено носились между койками, но иногда замедляли бег, порой даже останавливались и как бы вслушивались в пространство. Каждого из них Мэллар знал по имени, но никогда с ними не заговаривал - что-то в них было потустороннее, что-то, мимо чего следует проходить быстро и не оглядываясь. Враждебны они были пространству, и пространство враждебно им. «Помнят ли они хоть что-нибудь или просто исполняют приказы Диагноста, тут же забывая обо всем, как только исполнили», - часто спрашивал себя Мэллар, но Диагносту такого вопроса не задавал.

- Ах ты, господи! - простонал Мэллар. - Ну как же быть-то теперь?

Все было так просто, так близко - ну, не то чтобы рукой подать, но, в общем, все шло по плану. И тут вдруг такое.

Пилот спустился наконец вниз и так же медленно пошел к Бар-раку через плантацию, иногда останавливаясь, чтобы подергать причудливо изогнутые черные стволы синаконовых деревьев (синакон в сто шестнадцать раз тверже самшита и на ощупь напоминает сплетение проржавевших металлических прутьев) или помять между пальцами их твердые маленькие плоды. Ягоды синакона растут ярко-зелеными с синевой гроздьями, они опоясывают ствол примерно на высоте колен, так что Пилоту приходилось каждый раз нагибаться. А зачем их трогать-то, ну скажите, зачем, когда и так видно, что до созревания им осталось недели полторы-две, как раз к очередному сбору? Но Пилот не мог удержаться, уж слишком заманчиво они поблескивали, наклонялся, правой рукой отгибал туго отходящие ветки, левой тянулся к плодам, отдирал одну или две ягоды, подносил к самому шлему, разглядывал так и эдак, потом шел дальше, к следующему дереву. Он тянул время - такое складывалось впечатление.

Когда Пилот подошел совсем близко и уже не осталось синаконовых деревьев, чтобы их обдирать, Мэллар набрал воздуху и крикнул сквозь ветер:

- Им всем нужна срочная пересадка скелетов! Нам всем нужна!

Пилот согласно кивнул.

- Как насчет погрузки? Сколько приготовил?

Голос его, усиленный и искаженный динамиком, был спокоен до вялости, будто это он, а не Мэллар бодрствовал Бог знает сколько ночей.

- Снимай шлем! - снова крикнул Мэллар. - Здесь безопасно. Этим только через пищу заражаются.

- Позавчера, на связи, ты о пище не говорил.

- Позавчера я и сам не знал. До анализов руки не доходили. А потом, ведь наш Диагност старый, чиненый-перечиненный... Через пищу, точно, - уже нормальным голосом сказал Мэллар и подумал:

«Какого черта, неужели это было только позавчера?»

- А ты, значит, не заразился? Иммунитет?

- Какой там иммунитет, что ты. Организм просто такой.

В другое время он обязательно бы добавил, что разнесчастный его организм всеми, наверное, на свете болезнями переболел, только в очень слабой форме, но-в основном благодаря омоложениям - обвыкся и даже экзотику вроде теперешней воспринимает довольно вяло, во всяком случае, жить можно, а что суставы болят, что в ногах, да и во всем теле странные ощущения, так это... он все это мог бы сказать Пилоту, но тот его перебил (с насмешкой, показалось Мэллару):

- Ах да, твой организм!

Непонятно почему, но дважды омоложенными всегда брезгуют. Особенно молодые.

И Мэллар промолчал, униженный. Сутулый, некрасивый, небритый, тощий, в этом своем вечном огромном сером пальто с темно-синей бархатной оторочкой и круглыми магнитными пуговицами, в старых исцарапанных ботинках с квадратными по древней моде носами, дрожащий от холода и недосыпания, он был «тьфу» против Пилота - настоящей, даже чересчур настоящей, черт побери, космической акулы.

«Ах да, твой организм!»

Убить бы его за это «ах да»!

Как он ненавидел порой свой организм, да и себя заодно - за эти два омоложения. Дважды омоложенные редко встречаются в Метрополии, Мэллар прежде не понимал почему, да и вопросом таким не задавался. Хотя, казалось бы, странно - ведь это так естественно пройти совсем несложную процедуру, как только почувствуешь приближение старости. Странным было и то внутреннее сопротивление, которое он испытывал, решаясь на очередное омоложение - словно бы делал что-то гадкое, неприличное... И потом, бывало, что-то вроде вины чувствовал, когда на него смотрели этим самым взглядом, чтоб тебе...

- Им очень плохо, - сказал Мэллар, но Пилот из-за ветра не услышал, и тогда Мэллар повторил громче: - Им совсем плохо, я говорю! Им новые скелеты нужны! Прямо сейчас.

Но Пилот снял наконец шлем; он проделал это так же медленно, как и все, что делал сегодня под внимательным взглядом Мэллара; пожалуй, даже медленней, чем это требовалось, чтобы показать свое превосходство (и в этом промахе угадывался ребенок). Он прижал к шлему ладони, забранные черными губчатыми перчатками, чуть покачал его из стороны в сторону и снял - будто снял голову. И замер со шлемом в правой руке, и осторожно вдохнул первый глоток стопарижского воздуха.

А Мэллар облегченно выдохнул.

- Индекс потребности в синаконе - девяносто семь, - сказал Пилот тонким голосом, совсем не тем, каким говорил его костюм.

- Ну, во-первых, девяносто шесть и одна, а во-вторых... - начал Мэллар, но Пилот его перебил:

- Девяносто семь. Ты понимаешь, что это значит? Понимаешь, что при таком уровне просто не может быть никаких «во-вторых»?

Очень хотелось Мэллару сказать, что да, конечно, он понимает, но плевать ему на все эти индексы потребностей какой-то там далекой Земли и вообще всей Метрополии, когда рядом твои умирающие друзья. Пусть все они разные, пусть и не так хороши, как того требует кодекс морали и чести, но когда им ужасно плохо и единственное, что ты можешь для них сделать - это наплевать на все индексы, все потребности... и все же тот самый кодекс морали и чести запрещал ему говорить прямо, нужно было к этому индексу отнестись с пиететом. И поэтому Мэллар промолчал, только еще сильнее сузил глаза, словно его кто-то больно ударил. Еще Мэллару хотелось в который раз сказать этому дурню-Пилоту, что они не доживут до спасательного катера, слишком долго ждать. Да и чего говорить - Пилот знал. Но больше всего Мэллар хотел спать.

- Так что там с загрузкой? - спросил Пилот.

Он смотрел на Мэллара с плохо скрытой брезгливостью - сказывались предрассудки Центра. И с легкой, до конца не осознанной опаской смотрел - пусть усталый и пустой старикашка, но какой-то очень спокойный...

- Все готово. Только давай сначала решим с нами. В удивлении Пилот вытаращил глаза. Несколько долгих секунд они стояли друг против друга, вслушиваясь в монотонный свист ветра.

- Что значит "все готово"? Сколько тюков?

- Норма, - усмехнулся Мэллар.

Пилот даже растерялся. Маленькая головка, прилепленная к костюму. На фоне коричневых гор и жестких изломанных ветвей.

- Кто же это... Ведь больные же...

Его голос слышался еле-еле. Не костюмный голос, у которого даже шепот гремит.

- Все в порядке, норма, - переполненный презрением к себе и гордостью за себя, ответил Мэллар. - Ну, не так чтобы совсем норма, кондиции не те, но это ладно. Это у вас доведут.

- Ты один, что ли, собирал? - все еще удивленно, однако уже с неопределенной обвиняющей ноткой в голосе сказал Пилот.

- Да понимаешь... - Мэллар жутковато улыбнулся, и его улыбка еще больше испугала Пилота. Пилот вдруг понял, что совсем Мэллара не узнает, хотя всего несколько часов назад разговаривал с ним. - Кто на ногах был, тот помогал. Но, конечно, мало кто сейчас на ногах.

Совсем мало. Никто.

При правильной постановке дела, как любил говорить Ченджи, самоучка-законник Ченджи, наш всеобщий прокурор (вот он сейчас лежит за этой стеной... потрясающая работа мускулов лица... ему бы в актеры...), так вот, при правильной постановке дела на Париже-Сто вообще бы не надо было людей, кроме разве одного-двух дежурных, профессиональных бездельников, так, на всякий случай. Но где вы найдете правильную постановку дела, если Интеллектор может только рекомендовать, если люди не хотят (и правильно делают!), а если точнее, хотят, но побаиваются (и тоже правильно делают) отдать ему управление полностью. И незачем надрываться тут людям, с самого начала машин надо было побольше нагнать, сколько бы оно ни стоило, ведь предсказывался высокий индекс потребности! И какая разница, что сюда нужны несерийные машины? Несерийность - не повод делать плохие вещи, вон, весь сарай завален рухлядью, взять хотя бы тех же гусе...

- Я уже сказал, - словно птичий вскрик, раздался голос Пилота, -- могу взять двоих. И все.

- А ты пойди к ним да и сам выбери, кого брать... - зарычал Мэллар.

...ниц, хотя бы тех же гусениц взять - ведь это просто позор, пусть пойдет, пусть сам выбирает, в самом-то деле... Один человек работает в три раза быстрее, чем весь наличный состав гусениц Бар-рака! Этого просто быть не может, это несусветная чушь, а не машинное замещение! Человек точнее, чем гусеница, может оценить срок созревания - это даже не смешно, за это не ругать, за это судить надо! Четыре раза переделывать техническое задание на репроцессор! А индекс, между прочим, растет, этот проклятый индекс потребности в синаконе...

Пилот что-то спрашивал, Мэллар что-то ему разъяренным голосом отвечал.

- Понимаю, - внезапно спокойно и сухо сказал Пилот. - Конечно. Тебе не хочется, чтобы тебя обвинили, чтобы на тебя показали пальцем - мол, вот он, человек, обменявший наши жизни - тысячи, может, миллионы жизней - на жизни десяти человек.

- Откуда такие цифры?

- У меня одна цифра - девяносто семь. Это уже не потребность, это крайняя необходимость, это почти катастрофа!

- В чем катастрофа? Кто умрет? От чего?

Пилот сверкнул глазами, скривил презрительно губы.

- Я так и знал, что об этом заговоришь.

Вопрос был неуместен, и Мэллар сознавал это. Это был изначально провокационный вопрос, в приличном обществе его бы просто проигнорировали, только взяли бы себе на заметку никогда, ни при каких обстоятельствах с задавшим такой вопрос не общаться. Но Пилот, видно, к приличному обществу не принадлежал и потому озверело ответил:

- Я не знаю! И никто, кроме Интеллектора, не знает! Спроси у него - и он даст тебе ответ на пятьдесят два тома специальной терминологии. Ты их прочтешь?

- Ладно, - сказал Мэллар.

- Я знаю одно: Интеллектор ни разу не ошибался. Он, в принципе, не может ошибаться. Или ты об этом не слышал?

- Я же сказал, ладно.

- В самом лучшем случае, - чуть успокоившись, сообщил Пилот, - если даже не брать синакон, уместится только пять человек. А си-након я возьму.

- Аппаратура, - сказал Мэллар.

- Нет там лишней аппаратуры! Да и та ничего не весит. И места много не занимает. Не станешь же ты вынимать бортинтеллектор.

- Хватит, - сказал Мэллар, болезненно покривившись. - Пошли.

Он оторвался наконец от стены, запахнулся плотнее, хотя ветра уже не было. Но наволокло туч - обычный стопарижский день этих широт. Было здесь местечко, тысячах этак в пяти километров, шикарное местечко, способное превратить Париж-Сто в планету ранга курортной, только очень уж небольшое - но там не рос синакон. В данном случае, правда, Мэллара синакон не интересовал. Его интересовало местечко.

Тяжесть, такая тяжесть на плечи. У Мэллара не было сил свернуть, он даже думать об этом боялся, оставалось идти прямо. Прямо перед ним был Пилот, и Мэллар пошел на него. Тот удивленно посторонился.

- Ты что?

Нет, положительно пугал его этот старик. Словно какой-то секрет знал. Может, это результат двойного омоложения? После двух раз наступает «практическое бессмертие», тусклое, скудное, полоумное, но бессмертие. Говорят, дважды омоложенные очень быстро уподобляются растениям.

- Ладно. Хорошо. Делай свое дело для Интеллектора, только сам решай, кого взять, - выдавил из себя Мэллар.

Он и сам не знал, куда идет, в ногах засвербело, уже нельзя было оставаться на одном месте. Пилот закричал вдогонку:

- Даже если б и хватило места, нет у меня на них кислорода! Сам посчитай!

- Им кислорода не надо, - бросил Мэллар через плечо, потому что помнил, что когда проигрывал в уме разговор, то в этом месте решил сказать именно о кислороде - именно вот так, непонятно, чтобы он заморгал в полном недоумении.

Но Пилот понял сразу. Никакого разговора он не проигрывал, просто с самого начала знал, что они-то как раз в кислороде могут и не нуждаться.

И промолчал.


Если поработаешь на синаконовой плантации всего треть срока, всего месяц, от загрузки до загрузки, то - удивительное дело! - каждый раз потом при взгляде на нее в нос ударяет резкий синаконовый запах, почти такой же, как от раздавленного плода. А пахнет синакон ни на что не похоже, и в общем-то приятный запах, а сравнить не с чем. У Мэллара синакон ассоциировался почему-то с детским воспоминанием, но, скорее, зрительным - удлиненная комната, темная, с неразличимой мебелью и, кажется, без окна; он сидит, точнее, полустоит в кресле, коленями на сиденье, а руками опершись на черную морщинистую плоскость столешницы, и разглядывает какую-то огромную книгу с рисованными двухмерными картинками необычайно сочных цветов; от книги идет странный запах. Мебель там была какая-то уж очень старинная, мрачных, музейных тонов и, может быть, даже деревянная. Запах от книги совсем не походил на синаконовый, но почему-то вспоминался именно он.

Говорят, что у синакона два запаха - реальный и воображаемый. В то, что запах, мгновенно возникающий при взгляде на плантацию, производил эффект чисто психологический, Мэллар не верил: что-то уж больно резкий он был для психологического эффекта и почему-то возникал у всех.

Мэллар смотрел на плантацию, а запаха не чувствовал. Он даже носом потянул - не было запаха.

Плантация была хороша, так говорил Мэллар, в этом он пытался себя убедить. Два старых синакона, огромных, в полтора человеческих роста, коряво, но удивительно симметрично располагались по правую и левую руки, образовывая словно бы вход, словно бы охраняя молодую, почти сплошь одиннадцатилетнюю поросль, вздымающую кверху множество жестких прутьев с распухшими суставами шаровых утолщений.

Он набрался сил и сказал Пилоту:

- Ну что, пошли!

И зашагал к Барраку.

- Эй! - нервно, почти испуганно крикнул Пилот: ужасно ему к Барраку не хотелось идти. - Я все сказал, ты ничего не добьешься...

- Пошли.

Мэллар просто выволок из себя это слово. И Пилот двинулся за ним.

Пилоту было плохо. Он был просто-таки уверен в своей правоте, но почему-то чувствовал себя виноватым.

- Ты этим ничего не добьешься.

Мэллар попробовал усмехнуться. Но ничего не получилось, и Мэллар суетливо бежал впереди Пилота, указывая дорогу, как будто тот не мог разобраться сам. Бежал он топая и нелепо покачивая головой из стороны в сторону: сразу было видно, что человек после двух омоложений и третьего не желает. Да и не поможет оно ему. Так до смерти и останется стариком - смешным и уродливым.

Они остановились перед дверью в Баррак; Мэллар указал на нее Пилоту приглашающим жестом. В груди у него хрипело, приглашающая рука нервно подрагивала, лишь глаза на сером лице жадно пылали.

- Я не хочу! - сказал Пилот неожиданно.

Ему было страшно. Так страшно ему еще никогда не было, ну разве что только тогда, пять лет назад, когда пьяный курсант со старшего уровня пытался выбросить его из окна. Но в тот раз страх пришел после, а сейчас - до.

Дверь вызывала сильное беспокойство. Конечно, ничего ужасного в ней не было - обыкновенный прямоугольник зеленого биобазальта, какие обычно выращиваются для служебных помещений ареамента Коагро.

Для того, чтобы воспользоваться такой дверью, никаких прибамбасов не требовалось - как известно, все зародышевые дома, в том числе и дома Коагро, генетически снабжены распадающимися входными каналами - другими словами, окна и двери в зародышевых домах не открывались, а «растворялись», когда к ним приближался кто-то, имеющий допуск. Но почти всегда генетические программы таких домов дополнялись (так, на всякий случай) встроенной системой «обыкновенного» открывания. Никаких тебе уезжаний в стены или потолок, а просто древняя, надежная конструкция на массивных петлях.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

Похожие:

Роберт шекли координаты чудес: второе путешествие iconАртур Кларк Одд Сулумсмуен Петер Братт Гарри Гаррисон Джо Холдеман Роберт Шекли Волфганг Келер Айзек Азимов Адам Сыновец Лайош Мештерхази Ингмар Бергман
Шекли Волфганг Келер Айзек Азимов Адам Сыновец Лайош Мештерхази Ингмар Бергман Альберто Ванаско Боб Шоу Рэй Бредбери Яцек Савашкевич...
Роберт шекли координаты чудес: второе путешествие iconРоберт Шекли Между Сциллой и Харибдой Моей жене Гейл с искренней любовью
Толстые стены просторного деревенского дома сверкают побелкой. Сквозь небольшую арку, ведущую в мощеный дворик, виднеется виноградник....
Роберт шекли координаты чудес: второе путешествие iconУрок по теме: ”Положительные и отрицательные числа. Координаты.”
Мы сегодня проводим необычный урок – игру ”Путешествие на Остров Сокровищ”, чтобы найти там сокровища
Роберт шекли координаты чудес: второе путешествие icon«100 великих чудес техники»: «Вече»; Москва; 2001 isbn 5 7838 1013 4
Лучшие достижения человеческой цивилизации могут вызывать только восхищение могуществом разума человека и искусными деяниями человеческих...
Роберт шекли координаты чудес: второе путешествие iconДомашнее задание по географии
На контурной карте обозначить горы и высочайшие вершины гор, вулканы, определить координаты высочайших вершин и вулканов, подписать...
Роберт шекли координаты чудес: второе путешествие iconСергей Анатольевич Мусский 100 великих чудес техники 100 великих
Лучшие достижения человеческой цивилизации могут вызывать только восхищение могуществом разума человека и искусными деяниями человеческих...
Роберт шекли координаты чудес: второе путешествие iconПрограмма вступительного экзамена в магистратуру
Базис. Координаты вектора в базисе. Декартовы прямоугольные координаты в пространстве. Скалярное произведение. Векторное произведение....
Роберт шекли координаты чудес: второе путешествие iconСергей Анатольевич Мусский 100 великих чудес техники 100 великих SpellCheck: Chububu, 2007
Лучшие достижения человеческой цивилизации могут вызывать только восхищение могуществом разума человека и искусными деяниями человеческих...
Роберт шекли координаты чудес: второе путешествие iconУчебно-методическое пособие / И. В. Роберт, С. В. Панюкова, А. А. Кузнецов, А. Ю. Кравцова
Информационные и коммуникационные технологии в образовании: учебно-методическое пособие / И. В. Роберт, С. В. Панюкова, А. А. Кузнецов,...
Роберт шекли координаты чудес: второе путешествие iconУрок по теме «Координаты на прямой»
Тренировать способность к обозначению рациональных чисел точками на координатной прямой и находить координаты точки по ее изображению...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница