Е. Н. Яркова история и методология




НазваниеЕ. Н. Яркова история и методология
страница7/32
Дата12.02.2013
Размер5.71 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   32
Принцип механицизма, суть которого заключается в пози­ционировании мира и его элементов как простых малых закрытых механиче­ских систем также нашел достаточно широкое воплощение в нововременной юридической науке. Нововременным правоведам в целом было свойственно рассматривать право и государство как закрытые системы, изолированные от различного рода социальных, культурных, исторических и т.д. влияний. Меха­ницизму присуще отрицание качественной специфики сложных (социальных) систем, сведение сложного к простому, целого к сумме его частей.

Механицизм более всего проявлен в концепции общественного договора. Идея общественного договора вытекает из представления о естественном чело­веке как атомизированном индивиде. Общественный договор в таком контексте предстает как соглашение, конвенция, ведущая к формированию государства. Государство, таким образом, предстает как продукт механической солидарно­сти, как результат сложения атомизированных индивидов. Такого рода упро­щенно-механистический, игнорирующий исторические, культурные и др. фак­торы, подход к пониманию государства во многом был оправдан тем, что он выступал в качестве альтернативы идеологии божественного происхождения государства. Механистический подход противостоял теологическому и космо­логическому подходам, соответственно, использовался как для критики фео­дальных политико-правовых порядков, так и для конструирования новых бур­жуазных форм политико-правового бытия.

Элементы механистического понимания происхождения государства присутствуют в учениях Г. Гроция, Б. Спинозы, Дж. Локка, Ж.Ж. Руссо, кото­рые детально разрабатывают теорию договорного происхождения государства. Государство мыслиться ими как агрегат – совокупность индивидов, объединен­ных стремлением к «миру», «благополучию», «сохранению собственности», «защите интересов», «удобству», «безопасности», «спокойной и приятной жизни», «взаимной выгоде», «общей пользе». Такого рода «механическая со­лидарность» легко может быть разрушена, например, Б. Спиноза полагал, что каждый индивид связан общественным договором до тех пор, пока он приносит ему пользу; по устранению этой пользы договор сразу прекращается и стано­вится недействительным.

Наиболее выпукло принцип механицизма представлен в творчестве Т.Гоббса, который рассматривал государство как механизм подобный часам. Английский правовед подходит к государству как к «искусственному чело­веку», т.е. как к целесообразно, искусно сконструированному людьми из раз­личных пружин, рычагов, колес, нитей и проч. механизму-автомату. При этом механистическое видение государства не противоречило у Гоббса уподобле­нию государственности живому организму. Дело в том, что Т.Гоббс считал саму природу, мироздание в целом устроенным и функционирующим по типу механизма. Т.Гоббсом закладывается весьма стойкая в западноевропейской политико-правовой культуре традиция понимания государства как машины.

Показательно в этой связи понимание суверенитета государства рядом представителей классической юридической науки как ничем не ограниченной власти. Так по Гроцию до момента заключения договора суверенитет принад­лежит народу, а после его заключения – государству. Гроций полагал, что на­род не должен иметь права низлагать и карать государей, которые злоупотреб­ляют своей властью. Аналогично, Гоббс полагает, что, заключив однажды об­щественный договор, индивиды утрачивают возможность изменить избранную форму правления, высвободиться из-под действия верховной власти. Им за­прещается протестовать против решений суверена, осуждать его акции. Тогда как прерогативы суверена относительно подданных чрезвычайно обширны. Обладатель верховной власти никаким договором со своим народом не связан и потому ответственности перед ним в принципе не несет. Такого рода авторита­ризм есть отличительный признак закрытого общества (закрытой системы), управляемого авторитарной властью.

Механистический детерминизмважнейший элемент классической научной парадигмы, суть которого заключается в признании однозначных, же­стких причинно следственных связей явлений мира, в нововременной науке становится образцом понимания развития не только природы, но и общества, которое рассматривается как статический агрегат, подчиненный общим, еди­ным для всей материи законам. Признание однолинейной, жесткой зависимо­сти между причиной и следствием фактически означало утверждение предо­пределенности всего случившегося в мире. Механическое понимание причин­ности в рамках науки о праве оборачивается фатализмом. Распространение фа­тализма на область социальных явлений ведет к отрицанию человеческой сво­боды. Именно таких воззрений придерживался, например, П. Гольбах. Пред­ставители юридической нововременной науки также понимали ограниченность человеческой свободы. Для Гоббса, Спинозы типично представление о свободе как познанной необходимости.

Например, для Т.Гоббса деятельность человека есть механический про­цесс, в котором сердце - это пружина, нервы - нити, суставы – колеса. Природа, по Гоббсу, движется путями, которые предсказуемы и неизбежны, человече­ские существа - часть этой причинной системы. Поэтому человеческая свобода не может быть понята как свобода от причинной необходимости. Напротив, Гоббс полагает, что человеческая свобода совместима с причинной необходи­мостью. Для иллюстрации этого положения Гоббс использует пример с текучей водой: «Свобода и необходимость совместимы. Вода реки, например, имеет не только свободу, но и необходимость течь по своему руслу. Такое же совмеще­ние мы имеем в действиях, совершаемых людьми добровольно... Так как доб­ровольные действия проистекают из воли людей, то они проистекают из сво­боды, но так как акт человеческой воли... проистекает из какой-нибудь при­чины, а эта причина - из другой в непрерывной цепи... то они проистекают из необходимости».

Сторонником принципа механического детерминизма был Спиноза, ко­торый полагает, что в мире не существует ничего случайного, каждая вещь имеет причину. Царящий в мире детерминизм, понимается Спинозой механи­стически - он отождествляет причинность с необходимостью, а случайность рассматривает как субъективное понятие. Спиноза выступает как сторонник жесткого детерминизма во всех областях человеческой деятельности. Свобода человека ограничена, она сводится к определенной степени разумного поведе­ния. Таким образом, свобода и необходимость у человека выступают связан­ными, обусловливающими друг друга понятиями.

Методологический монизмквалификация естественнонаучного ме­тода как единственно истинного – существенная особенность юридического мышления Нового времени. Последовательным сторонником рационалистиче­ского метода познания был Г.Гроций. Рационализм Декарта служил ориенти­ром творчества Спинозы, который полагал, что единственно подходящим, аде­кватным способом рационального познания природы (а человек и общество рассматривалось как части природы), где все совершается по необходимости, является дедуктивно-аксиоматический математический («геометрический») ме­тод. Спиноза стремиться изучать человека и его действия как геометр. Он ут­верждал, что необходимо рассматривать «человеческие действия и влечения точно также, как если бы вопрос шел о линиях, поверхностях, телах. Т. Гоббс стремился внедрить в науку о праве и государстве элементы математического метода, в частности, действия сложения и вычитания однопорядковых величин. Он полагал, что в политике можно вычислить отношения государств, если суммировать договоры между ними; в юриспруденции – определить права или правонарушения, если сложить закон и факт. Желанием поставить изучение го­сударства и права на рельсы естественнонаучного анализа были обусловлены широко применявшиеся Т. Гоббсом аналогии государства с человеческим орга­низмом. Строение государства он уподоблял устройству живого организма: су­верена – душе государственности, тайных агентов – глазам государства, граж­данский мир – здоровью, мятежи и гражданские войны – с болезнью государ­ства, влекущей за собой его распад и гибель. Огромное влияние на Монтескье оказало естествознание, он широко использовал методы наблюдения и сравне­ния.

Гносеологический объективизм – принцип объективированного субъ­екта также находит выражение в исследованиях нововременных ученых-юри­стов. Наиболее последовательным его выразителем был Дж. Локк, который вы­ступил с критикой идеи врожденности человеческого разума. Он утверждал, что ум человеческий представляет собой «tabula rasa» - «чистую доску». Един­ственный источник идей, по Локку, опыт, который подразделяется на внешний и внутренний. Внешний опыт, согласно Локку, это ощущения, которые запол­няют «чистую доску» различными знаками и которые мы получаем посредст­вом зрения, слуха, осязания, обоняния и других органов чувств. Внутренний опыт, в видении Локка, это идеи о своей собственной деятельности внутри себя о различных операциях нашего мышления, о своих психических состояниях - эмоциях, желаниях и т.п. Все они называются рефлексией, размышлением.

Дисциплинарный синкретизм – нерасчлененное единство научного зна­ния, обусловленное натуроцентристской научной картиной мира, в рамках ко­торой человек, общество, культура представали как части природы – в полной мере проявил себя в юридической науке. Последнюю в классический период отличало стремление следовать нормам естественнонаучного знания, подра­жать точным наукам. Соответственно, дисциплинарная специфика науки о праве была осмыслена мало, что, собственно и является причиной того, что юридическая наука этого времени зачастую не рассматривается как наука. Од­нако все дело в том, что юридическая наука классического периода несет на себе ярко выраженные черты естественнонаучного знания. Она была дочерью своего – Нового времени, когда наукой наук было естествознание. Остальные науки для того, чтобы доказать свой научный статус должны были прибегать к теоретическому аппарату естествознания. Юридическая наука не исключение – демонстрируя свою научность, она позиционировала себя как естественная наука, т.е. наука о природе. Например, основатель юридической науки Нового времени Г. Гроций считал, что для того чтобы придать юриспруденции «науч­ную форму» необходимо тщательно отделить то, «что возникло путем установ­ления, от того, что вытекает из самой природы», ибо в научную форму может быть приведено лишь то, что вытекает из природы - естественное право.

Естественное право проникает в пространство университетской юрис­пруденции. На смену авторитарному стилю преподавания, связанному с обра­щением к римскому праву как нерушимой догме, приходит стремление уста­новить и изложить принципы права, являющиеся выражением рациональ­ных начал. Новая школа, именуемая доктриной естественного права, побеж­дает в университетах в XVII и XVIII веках. Эта школа отказывается от схола­стического метода. Подражая точным наукам, она стремиться видеть в праве логическую аксиоматизированную систему. Доктрина естественного права от­казывается от идеи божественного порядка, ставит в центр любого обществен­ного строя человека, подчеркивая его неотъемлемые «естественные права». Отныне в юридической мысли воцаряется идея субъективного права.

Приверженность идеалам естественного права не означала отказа от раз­работки действующего или положительного права. Однако такого рода разра­ботки были отнесены за пределы науки. Толкование и систематизацию поло­жительного права стали рассматривать как знание прикладное, отличающееся своей практической направленностью от подлинной науки, занятой выработкой естественноправовой теоретической системы.

Вместе с тем, теоретические достижения классической юридической науки и их социальное значение трудно преувеличить. Школа естественного права может рассматриваться как первая научная школа. Теория естественного права, в рамках которой право стало выводиться из природы и разумных начал человека, утвердила отношение к праву как к незыблемому и общему для всех времен и народов требованию (права человека); ввела в понимание частного и публичного права понятие субъективных прав (С. Пуфендорф), заставила при­знать, что право должно распространяться и на область взаимоотношений вла­ствующих и подвластных, взаимоотношения между властными учреждениями и частными лицами (в Средневековье право и власть осмысливались как явле­ния достаточно независимые друг от друга).

Юридическая наука классического периода дала теоретическое обосно­вание того правопонимания, которое соответствовало социально-историческим реалиям эпохи перехода от феодализма к капитализму и утверждения буржуаз­ного общества. На базе нового правопонимания учеными правоведами была осуществлена систематическая научная разработка основных начал, принципов и форм внутригосударственной жизни и международного общения. Необхо­димо отметить, что изыскания нововременных правоведов по своему теоре­тико-концептуальному и логическому смыслу созвучны современным поискам в системе права отправных научных основ и исходных принципов для система­тизации и теоретической разработки законодательства.

Таким образом, классическая наука, включая классическую юриспруден­цию, была целостной, логически организованной системой, однако сама уста­новка на прогресс знания изначально содержала в себе потенции к изменению сложившейся системы, кардинальным ее перестройкам.

В конце XVIII – начале XIX века механистическая картина мира утрачи­вает статус универсальной. В биологии, химии, геологии происходит накопле­ние научной информации, которая не вмещается в теоретические схемы клас­сической научной картины мира и инициирует ее кризис. Теория электромаг­нитного поля и электромагнитной картины мира (М. Фарадей и Д. Максвелл), закон сохранения и превращения энергии (Ю. Майер, Д. Джоуль, Э Лоренц), теория клетки (М. Шлейден, Т. Шванн), теория эволюции природы (Ж.Б. Ла­марк, Ч. Дарвин) способствовали деструкции механистической картины мира и дискредитации механики как науки наук. Осуществляется переход к дисципли­нарно организованному знанию (7).

В конце XVIII – начале XIX века в результате социальных изменений, на­копления значительной информации натуроцентрическая парадигма в юрис­пруденции отходит на второй план, начинается процесс осмысления дисципли­нарной специфики юридической науки, т.е. специфики ее предмета, метода и т.д.

Первый шаг в этом направлении делает Ш.Л. Монтескье, который, бу­дучи одним из представителей школы естественного права, тем не менее, пред­принимает попытку объяснить законодательство и право, при помощи апелля­ции к «духу народа» порождаемому не только природными - географическими, но и культурными, историческими факторами. Таким образом, право начинает пониматься не только как природный, но и как социокультурный феномен. В разработке теории законов Монтескье опирается на анализ истории законода­тельства. Он обстоятельно исследует римское законодательство, происхожде­ние и изменения гражданских законов во Франции, историю права многих дру­гих стран. Исторический подход к праву тесно сочетается у Монтескье со срав­нительным анализом законодательных положений различных эпох и народов. Учение Монтескье о «духе законов» и разделении властей оказало существен­ное воздействие на последующее развитие юридической науки.

Исторический подход к изучению права использовал неаполитанский мыслитель, методолог Джамбаттиста Вико (1668-1744 гг.), который он реализовал в фундаментальном исследовании «Основания новой науки об общей природе наций». Являясь подобно Монтескье одним из представителей школы естест­венного права, Вико, тем не менее, понимает естественное право специфиче­ским образом. В его видении естественное право не есть право идеальное, оно является правом реально действующим, продиктованным жизненной необхо­димостью и полезностью. Например, естественным правом древних народов, по убеждению Вико, является обычное право. Таким образом, Вико выдвигает историческое понимание естественного права. Заслуга Вико состоит в том, что он попытался применить историко-сравнительный подход к объяснению пра­вовых институтов.

Значительный вклад в развитии правовой науки сделали немецкие фило­софы Иммануил Кант (1724 -1804 гг.), основоположник теории правового госу­дарства и Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770-1831 гг.), создатель концепции гражданского общества. Гегель формулирует ряд важных методологических положений относительно изучения права. Например, он различает обыватель­ское и научное понимание права. В основе научного понимания права, по Ге­гелю, лежит правильное - понятийное мышление.

Осмысление специфики юридической науки осуществляется во многом благодаря деятельности представителей исторической школы права – Г. Гуго, Ф. К. Савиньи, Г. Ф. Пухты. Историческая школа права сформировалась в Германии в первой по­ловине XIX века. Представители этой школы выступили с критикой школы естественного права, которое они понимали как право идеальное, выводимое из разумной природы человека. Они выдвинули тезис, согласно которому предме­том исследования правоведов должно быть исторически сложившееся и приме­няемое каждым народом право, что касается методологии юридических иссле­дований, то, по мнению представителей немецкой исторической школы права, адекватным поставленным задачам является метод историко-сравнительных исследований.

Примечательно, что в рамках исторической школы актуализируется по­нятие «научное право». Савиньи выделяет три стадии развития права. Первая стадия - возникающее в сознании народа, облекаемое в форму обычая «при­родное право»; вторая стадия – вырабатываемое юристами на основе обобще­ния бытующего «природного права» понятийно оформленное «научное право». Наконец, третья стадия, формируемое на основе законопроектов юристов, за­конодательное право. Таким образом, Савиньи, позиционирует предмет юри­дической науки, а также демонстрирует связи юридической науки и законода­тельства.

Существенную лепту в дело развития юридической науки внес англий­ский правовед, создатель политико-правовой доктрины утилитаризма Иеремия Бентам (1748 -1832 гг.), автор работ «Введение в основания нравственности и за­конодательства», «Фрагмент о государственном правлении», «Руководящие на­чала конституционного кодекса для всех государств» и др. Бентам критикует теорию естественного права и общественного договора, полагая что таковые есть голая абстракция. Бентам обосновывает право при помощи доктрины ути­литаризма. Право начинает пониматься функционально, как институт, порож­денный требованиями защиты человеческих интересов. Соответственно, Бен­там признает лишь право, сформулированное в тексте закона. Подобно Гоббсу Бентам считал, что право есть выражение воли государства. Таким образом, предметом юридических исследований у Бентама становится не просто реально существующее право, но право, законодательно оформленное. Что касается ме­тода, Бентам, подобно представителям классической юридической науки, стре­миться распространить экспериментальный метод с физической области на со­циальную. Однако его арифметика пользы имеет мало общего в механицизмом представителей школы естественного права. По мнению исследователей, Бен­там предвосхитил идеи юридического позитивизма.

Обретение юриспруденцией самостоятельного дисциплинарного статуса обычно связывают с деятельностью представителей юридического позити­визма. Действительно в рамках позитивизма получает обоснование принцип полагания в качестве предмета юридических исследований реально сущест­вующего права. Сама идея изучения не идеального, но реального права, как следует из предыдущего изложения, не была новой, однако именно позитиви­сты выдвигают такого рода исследовательскую позицию в качестве ключевого положения своей научно-исследовательской программы. Отказ от различного рода метафизических конструкций, от редукции (сведения) юридических явле­ний к каким-либо иным (природным, ментальным) явлениям и сосредоточение исследовательских усилий на изучении явлений юридической сферы – важ­нейшие принципы позитивизма. Становление такого подхода к праву принято связывать с именем Д. Остина.

Джон Остин (1790 – 1859 гг.) в работе «Определение области юрис­пруденции», утверждает, что юриспруденция как точная наука должна дистанци­роваться от доктрины естественного права, смешивающей понятия права с за­конами природы, нравственными нормами, религией. Остин утверждает, что предметом юриспруденции должно быть позитивное право - право, устанавли­ваемое политически господствующим для политически подчиненного. Пози­тивное право, по Остину, это суть законы государства.

Подводя итог, можно сказать, что XVII – первая половина XIX века – этап классической науки для юридической науки является, с одной стороны, периодом отделения юриспруденции от философии и теологии, с другой сто­роны периодом ее дисциплинарного самоопределения. Эти чрезвычайно слож­ные и не однонаправленные процессы вели не только к накоплению значитель­ной информации в сфере правового знания, не только к формированию умений практического приложения этих знаний, но и к становлению теоретического аппарата юридической науки, связанного с осмыслением объекта, предмета, методов юридической науки, а также ее роли в жизни общества. В классиче­ский период осуществляется взросление юридической науки, обретение ею тео­ретической зрелости и практической значимости. Тем не менее, многие во­просы, поставленные историей перед юридической наукой, найдут свои ответы только в следующем неклассическом этапе ее развития.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   32

Похожие:

Е. Н. Яркова история и методология iconРабочая программа дисциплины «История и методология химии»
Дисциплина "История и методология химии" должна сыграть объединяющую и централизующую роль в системе химических дисциплин, составляющих...
Е. Н. Яркова история и методология iconП. А. Гостенков история и методология
Методические указания предназначены для учащихся магистратуры дневной формы обучения факультета информатики и управления, изучающих...
Е. Н. Яркова история и методология iconРабочая программа дисциплины «история и методология науки»
Рабочая программа дисциплины «История и методология науки». Фгаоу впо «Рос гос проф пед ун-т». Екатеринбург, 2012. 15 с
Е. Н. Яркова история и методология iconПояснительная записка «История и методология химии» входит в базовую часть гуманитарного, социального и экономического цикла дисциплин и является необходимым предшественником всех изучаемых химических дисциплин
Цель курса «История и методология химии» состоит в объединении системы химических дисциплин, составляющих основное содержание современной...
Е. Н. Яркова история и методология iconОбразовательная программа рабочая программа
...
Е. Н. Яркова история и методология iconПрограмма дисциплины «История и методология науки и техники в области радиоэлектроники»
Программа предназначена для преподавателей, ведущих данную дисциплину, учебных ассистентов и студентов направления подготовки/ специальности...
Е. Н. Яркова история и методология iconМетодика определения эффективности социальной работы: Программа и методические рекомендации для студентов, обучающихся по направлению 040100 «Социальная работа» по магистерской программе история, методология и теория социальной работы Барнаул 2010
«Социальная работа» по магистерской программе – история, методология и теория социальной работы
Е. Н. Яркова история и методология iconПримерная программа наименование дисциплины история и методология почвоведения, агрохимии и экологии
Наименование дисциплины – история и методология почвоведения, агрохимии и экологии
Е. Н. Яркова история и методология iconПрограмма минимум кандидатского экзамена по курсу «История и философия науки»
В основу настоящей программы положены следующие разделы истории психологии: история общей психологии, история специальных разделов...
Е. Н. Яркова история и методология iconГоризонтная
В основу настоящей программы положена дисциплина: история и методология астрономии
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница