Онтический смысл композиционности познания




Скачать 310.91 Kb.
НазваниеОнтический смысл композиционности познания
Дата10.02.2013
Размер310.91 Kb.
ТипАвтореферат
На правах рукописи





ЗВЕРЕВА Юлия Юрьевна


ОНТИЧЕСКИЙ СМЫСЛ КОМПОЗИЦИОННОСТИ ПОЗНАНИЯ


Специальность 09.00.01 – онтология и теория познания


АВТОРЕФЕРАТ

Диссертация на соискание ученой степени

кандидата философских наук


Омск – 2010

Работа выполнена на кафедре философии

ГОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет»


Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Денисов Сергей Федорович




Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Чешев Владислав Васильевич,


кандидат философских наук, доцент

Хлебникова Ольга Владимировна


Ведущая организация: ГОУ ВПО «Сибирский государственный

университет путей сообщения»


Защита состоится 16 декабря 2010 г. в 14.30 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.177.03 при Омском государственном педагогическом университете по адресу: 644099, г. Омск, наб. Тухачевского, 14, ауд. 212.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Омского государственного педагогического университета.


Автореферат разослан 16 ноября 2010 г.




Ученый секретарь

Диссертационного совета Максименко Л.А.



Актуальность исследования определяется современным состоянием философского знания, в котором наблюдаются противоречивые тенденции. На одном полюсе находится постмодернистская философия с программным тезисом о плюрализме. В онтологическом ракурсе он предстает как констатация отсутствия в мире единых оснований, сущностных характеристик, концептуальных связующих звеньев, магистральных линий и т. п. В гносеологическом ракурсе постмодернистский плюрализм означает отсутствие приоритетных стратегий, методов, инструментов познания как следствие принципиальной непознаваемости сверхсложного мироустройства. На другом полюсе усиливается сциентистская традиция в философии науки, что выражается в редукции гносеологии к эпистемологии. Наука монополизирует право на познание мира как наиболее прогрессивная познавательная программа.

Объективно, современное информационное пространство порождает множество новых феноменов, требующих философской рефлексии. Однако никакое подобное явление не может и не должно быть осмыслено без посредства традиционных методологических стратегий. Вместе с тем, нельзя упускать из виду и аргументы критиков метафизической окостенелости классического философского знания, приведшей к сдаче большинства его позиций в пользу знания научного как в большей степени отвечающего реалиям и потребностям современного общества. Современная философия, поэтому, требует идейных инъекций, которые бы помогали избегать крайностей сциентизма и постмодернистского деконструктивизма. В той и другой крайности растворяется специфика философского знания, что заставляет снова задаваться одним из ключевых вопросов кантовской философии: что значит познавать?

Композиция, как явление методологического порядка с внушительной нефилософской историей, в самом общем смысле подразумевает специфический способ связи разнородных явлений в пределах сложноорганизованного целого. Эвристический потенциал понятия «композиция» может быть раскрыт в онтологии и теории познания в свете вышеописанной ситуации.

Во-первых, в самом общем плане, композиция дает представление о достаточно высокой степени целостности и системности какого-либо явления. Именно такого представления, как правило, недостает в кризисные для знания периоды его развития. Поэтому композиция может выступать в роли стержневой идеи, пронизывающей разные уровни знания и объединяющей многообразные его виды.

Во-вторых, понятие композиции отличает высокий уровень гибкости и вариативности, которые представляют собой необходимые требования к облику современного знания, обусловленные реалиями постнеклассической картины мира. Кроме того, одним из ключевых положений постнеклассического эталона рациональности является тезис о неустранимой субъектности знания. Согласно этому представлению, исследователь осознает свою включенность в конструируемую картину мира и преломляет ее под углом мировоззренческой доминанты. В философии это положение постнеклассической науки подкреплено давней традицией исследования предпосылочного знания. Осмысляя что именно привносится субъектом в познание, Ф. Бэкон говорил об «идолах», И. Кант об априорных формах, М. Хайдеггер об «осях», Г. Гадамер о предрассудках и т. д. Композиционность как характеристика мышления, реализующаяся в процессе познания, актуализирует проблему априоризма в широком смысле слова.

В-третьих, в связи с предыдущим пунктом, область применения композиции может быть распространена на достаточно широкий круг явлений: познавательного, творческого, технического характера; объективного и субъективного порядков. В частности, в рамках данного исследования, композиция дает возможность с единых позиций рассматривать различные типы реальностей, исследование специфики которых является одним из основных направлений современной онтологии, а также, в связи с этим, обнаружить единый механизм конструирования различных типов знания, исследование которых является одним из актуальных вопросов современной гносеологии.

Таким образом, композиция актуализируется как единое основание, стержневая идея, критерий, центрирующий плюрализм современных философских построений, препятствуя релятивизации и дискредитации самобытной философской мысли.

Состояние разработанности темы исследования. На данный момент термин «композиция» активно используется в различных областях знания. Во-первых, в области искусства и искусствоведческого знания: архитектура, живопись, литература, музыка и др. А также в новых технологичных видах искусства, таких как: фотография, кино, компьютерная графика и т. д. Во-вторых, в различных отраслях технического знания: материаловедение, программирование, математика, дизайн, флористика, фармакология и т. п. В-третьих, в некоторых узкоспециальных отраслях, балансирующих между искусством и техникой, можно встретить такие словосочетания как «парфюмерная композиция» – искусство составления косметической продукции, «шахматная композиция» – искусство составления шахматных задач, такие сочетания как «минеральная» или «антикоррозийная композиция» тоже фиксируют аспект оптимальности того или иного состава.

Традиционно, понятие композиции связывается со сферой искусства и искусствоведения и поэтому наиболее существенные разработки можно обнаружить именно в этой области знаний. При этом следует отметить, что исследований, посвященных специально композиции, не много.

Поскольку в музыкальном искусстве под композицией понимается преимущественно процесс сочинения и его результат – произведение, к понятию «композиции» отсылают учебники по сочинению, среди авторов которых можно назвать И. Г. Альбрехтсбергера, К. Бернхарда, М. Ф. Гнесина, И. К. Гунке, Н. П. Дилецкого, Э. Кшенека, И. К. Лобе, А. Б. Маркса, Ж. Ф. Рамо, А. Рейхи, X. Римана, И. Й. Фукса, П. Хиндемита, Дж. Царлино, В. д’Энди и др.

В изобразительном искусстве композиция – одно из важнейших средств выражения художественного замысла. В качестве учебной дисциплины, она является необходимой составляющей художественной грамоты. В таком ракурсе композиция осмыслялась в теоретико-методологических исследованиях М. В. Алпатова, Г. В. Беда, Н. Н. Волкова, О. Л. Голубевой, С. Н. Данилушкиной, Д. Дидро, А. Дюрера, В. В. Кандинского, Е. А. Кибрик, Леонардо да Винчи, Б. Е. Оспанова, Н. М. Сокольниковой, Тициана Вечеллио, Л. И. Панкратовой, Р. В. Паранюшкина, И. Н. Тихоненко, В. А. Фаворского, Е. В. Шорохова и др.

В теории архитектуры над композицией, как художественным образом строительной конструкции, размышляли Л. Б. Альберти, И. Араухо, Д. Аркин, Г. Б. Бархин, М. Бенуа, Н. Й. Брунов, А. К. Буров, Е. Е. Быков, Г. Вельфлин, Д. Виньола, А. Витрувий, А. Г. Габричевский, А. Гауди, В. ле Дюк, И. В. Жолтовский, А. В. Иконников, Ле Корбюзье, Н. А. Ладовский, Л. И. Лисипкий, Микеланджело, А. И. Некрасов, А. Палладио, Ф. Л. Райт, А. Ригель и др.

В области языкознания и литературоведения композиция, как инструмент построения текста художественного произведения и средство выражения его идейного замысла, рассматривалась в работах М. М. Бахтина, М. Л. Гаспарова, В. М. Жирмунского, Г. А. Золотовой, Л. Г. Кайда, А. М. Левидова, Ю. М. Лотмана, Г. Н. Поспелова, В. М. Розина, Л. Н. Тимофеева, Б. В. Томашевского, Б. А. Успенского и др.

Однако следует отметить, что в каждом из указанных видов искусства существуют различные определения композиции. Поэтому на эмпирическом уровне разрабатываются обобщающие искусствоведческие теории композиции, среди которых можно отметить исследования Б. В. Асафьева, М. М. Бахтина, М. Л. Гаспарова, В. М. Жирмунского, Ю. М. Лотмана, В. А. Фаворского, М. Б. Храпченко, М. О. Чудаковой и др.

Кроме этого, в работах, посвященных теории и методике обучения живописи иногда встречается словосочетание «композиционное мышление», однако, оно не подкреплено строгой и однозначной дефиницией. В исторической науке существует понятие «композиционного» или «резолюционно-композиционного метода», применяемого для анализа текстов на основе эпистемологического подхода, осуществляющего редукцию текста как целого к его конститутивным частям.

В философии понятие композиции до сих пор не получало целенаправленной разработки. Выявление инвариантного, по отношению к различным видам искусства, содержания понятия «композиция» позволяет осуществить переход к конструированию философского концепта композиции. В рамках данного исследования формируется онто-гносеологический концепт композиции, в связи с чем композиционность обосновывается как принцип, характеризующий процесс познавательного конструирования онтических единиц – реальностей.

Проблематика онтического как относящегося к порядку единично сущего, в отличие от онтологического как относящегося к порядку всеобщего – бытия восходит к трудам Платона и Аристотеля. Терминологическое разграничение «бытия» и «реальности» отчетливо проводится уже в средневековой философии. В концепциях Фомы Аквинского, Ансельма Кентерберийского и др. осуществляется переход от исследований бытия к выявлению структуры реальности. В новой философии фундаментальное значение имеют разработки проблемы реальности И. Кантом, Н. Гартманом, М. Хайдеггером. Последнему принадлежит большая заслуга в исследовании онтических структур познания. У М. Хайдеггера онтическое приобретает гносеологический смысл, характеризующий неотчуждаемость познавательного инструментария от процесса познания. В дальнейшем эта линия развивается в направлении исследования специфики различных типов реальности и механизмов их конструирования.

Так, в частности, спецификации повседневности, в той или иной степени посвящены исследования П. Бергера и Т. Лукмана, Л. Г. Ионина, В. Г. Федотова, Ю. Хабермаса, М. П. Шубиной, Н. Элиаса и др. Специфика художественной реальности эксплицируется в исследованиях М. М. Бахтина, Л. А. Закса, М. С. Кагана, А. М. Левидова, А. Ф. Лосева, Ю. М. Лотмана, Н. И. Мартишиной, Х. Ортеги-и-Гассета, Ю. А. Петренко, В. М. Розина, В. П. Руднева, Д. М. Федяева и др. При этом следует отметить, что в большинстве подобных исследований авторы исходят из презумпции существования описываемой реальности, поэтому вопрос о критерии ее существования практически не затрагивается.

С последним вопросом связан еще один блок исследований. Онтологическая проблема отсутствия критерия реальности имеет обратной стороной гносеологическую проблему критерия знания как условия его самоопределения в ситуации плюрализма. Все исследования в этой области можно условно разделить на два больших класса. В первом случае поиск критерия знания подменяется поиском критериев научного знания. Начиная впервые осмысляться в трудах античных философов Платона и Аристотеля, эта линия трансформируется в поиске универсального научного метода в эпоху Нового времени, где ее развивали Ф. Бэкон, Т. Гоббс, Р. Декарт, И. Кант, Г. Лейбниц, Дж. Локк, Б. Спиноза. В современной философии апология научного знания в большей или меньшей степени звучит в концепциях позитивистов: Л. Витгенштейна, О. Конта, Т. Куна, И. Лакатоса, Дж. Милля, Г. Спенсера и их идейных последователей.

Вторая линия, исторически находившаяся на периферии гносеологических поисков, связана с разработкой так называемых «маргинальных» или оппозиционных в отношении научного видов знания. Так, в частности, гносеологический аналог повседневности – обыденное знание осмыслялся в трудах Б. Вандельфельса, И. Гоффмана, Э. Гуссерля, Е. В. Золотухиной-Аболиной, Б. В. Маркова, Б. Я. Пушканского, Е. Д. Руткевича, А. Шюца и др. Что касается исследователей художественного знания, то, в условиях недостатка концептуальных разработок в этой области, следует сослаться на выше перечисленные искусствоведческие исследования.

При этом следует отметить, что ввиду отсутствия единого основания типологизации знания, представление о его гносеологической специфике и инвариантном содержании либо растворяется в многообразии феноменальных отраслевых вариаций, либо сводится к бинарному противопоставлению «научное – не научное». Исследование конкретных видов знания подразумевает понимание того, что есть знание как специфический гносеологический феномен, а также и того, благодаря чему оно есть.

В связи с этим, проблема, подлежащая исследованию, выражается в отсутствии единого основания, объясняющего механизм формирования знания и позволяющего с достаточной степенью уверенности демаркировать его от феноменов с противоположным гносеологическим смыслом. Указанная проблема может быть сформулирована в ряде взаимосвязанных вопросов. Может ли композиция послужить таким основанием? В чем состоит онтологическое значение композиции (каково условие существования реальности)? В чем состоит гносеологическое значение композиции (каково условие существования знания)?

Цель исследования: обосновать критериальное значение композиции как единого основания знания, реализующегося в многообразии его явлений.

Для достижения указанной цели требуется решить ряд следующих задач:

— сформулировать принцип композиционности познания, выявляя инвариантное содержание понятия «композиция»;

— раскрыть значение композиционности в ряду традиционных философских категорий: «бытие», «реальность», «онтическое», «(по)знание», «конструирование»;

— отграничить композиционность от феноменов со схожим значением, прежде всего, от структуры и архитектоники;

— определить область эвристичности композиционного принципа, исследуя специфику различных видов знания;

— обосновать универсальность сформулированного принципа, анализируя познавательную ситуацию, претендующую на разрушение композиционности мышления.

Теоретико-методологическая основа исследования. В связи с поставленной целью, методологическую значимость приобретают следующие идеи и принципы.

Во-первых, диалектический метод, который реализуется как требование исторического рассмотрения явлений в их взаимосвязи и взаимовлиянии. В частности, он применяется для выявления инвариантного содержания композиционного принципа, а так же для компаративного анализа различных типов знания в композиционном ключе.

Во-вторых, системный подход, позволяющий раскрывать целостный, концептуальный характер композиционного познания, а так же метод структурного анализа, который помогает не только разграничивать понятия «структура» и «композиция», но и раскрывать один из существенных аспектов композиционности – прагматический.

В-третьих, конструктивистская парадигма, с помощью которой анализируется механизм познавательного конструирования реальности.

В-четвертых, методологически важной является концепция текстуальной реальности М. М. Бахтина, которая помогает исследовать онтическую специфику художественного знания.

В-пятых, такие феноменологические концепты как жизненный мир, биографическая ситуация, редукция, типизация и др. приобретают методологическую значимость в связи с исследованием специфики обыденного знания.

В-шестых, методологическое значение приобретает концепция доминанты, разработанная А. А. Ухтомским, на основании которой эксплицируется философское содержание принципа композиционности.

Научная новизна. Положения, выносимые на защиту:

  1. Принцип композиционности мышления имеет три аспекта, составляющих его инвариантное содержание: творческий, характеризующий композицию как процесс создания неповторимых, уникальных единиц – произведений; прагматический, реализующийся как организованный процесс упорядочивания разнородного материала при помощи единых правил; и концептуальный, который характеризует композицию как сложную целостность, системное образование.

  2. Композиционность как принцип познания обусловливает конструирование онтической реальности, промежуточной по отношению к реальности познаваемого и реальности познающего, задавая тем самым критерий знания.

  3. Онтическая реальность, в виду ее промежуточного положения, выступает призмой познавательного отношения, выполняя инструментальную функцию опорной конструкции познания.

  4. Каждый из аспектов композиционности реализуется через наиболее выраженную характерную черту. Творческий аспект – через доминантность, которая выражает активный, целостный и целенаправленный характер познания, формирующий ключевую оппозицию «центр – периферия». Прагматический аспект – через структурность, которая фиксирует момент упорядочивания, ограничивания и разграничивания, подчинения частей целому. Концептуальный аспект – через взаимосвязь формы и содержания, которая обеспечивает адекватность познавательного инструментария упорядочиваемому в содержание материалу познания.

  5. В зависимости от преобладания одного из указанных аспектов, выражающих соответствующие композиционные черты, результатом композиционного конструирования выступают соответствующие онтические реальности: текст, мировоззрение и концепция.

  6. Инвариантное содержание принципа композиционности является основанием типологизации знания, в связи с чем он выступает по отношению к конкретной познаваемой реальности как критерий ее существования.

  7. Композиционность есть характеристика мышления, реализующаяся в той или иной степени на всех уровнях и во всех видах познания. Композиционность мышления никогда не может быть равна нулю.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования

Материалы исследования и его основные выводы могут быть использованы в дальнейших исследованиях, посвященных онтологической и гносеологической проблематике, а также для разработок в области других философских дисциплин, таких как философская антропология, социальная философия, философия культуры. Кроме того, они могут быть применены в области культурологии и искусствоведения.

Содержание проделанной работы, а так же ее основные выводы могут послужить материалом для разработки учебных пособий и рабочих программ по основным и факультативным философским дисциплинам, а также использоваться в практике преподавания соответствующих курсов и спецкурсов.

Апробация диссертационного исследования включает очное и заочное участие в научных и научно-практических конференциях международного и всероссийского уровней: «Реальность. Человек. Культура» (ОмГПУ, Омск, 2007, 2008, 2009), «Истина и благо» (ТГАКИ, Тюмень, 2008), «Личность врача: мировоззренческий, социальный, научный, философский контексты» (ОмГМА, Омск, 2008), «Социогуманитарная ситуация в России в свете глобализационных процессов» (МГУ, Москва, 2008), «Облики современной морали» (МГУ, Москва, 2009), «Духовность как онтологическое основание бытия человека» (СевКавГТУ, Ставрополь, 2009), «Актуальные проблемы современной когнитивной науки» (ИГУ, Иваново, 2010).

Об основных результатах проделанной работы было доложено на V Всероссийском философском конгрессе «Наука. Философия. Общество» (НГУ, Новосибирск, 2009).

Тексты всех перечисленных докладов (тезисы, статьи) опубликованы в одноименных сборниках.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в журнале «Омский научный вестник», рекомендованном ВАК для публикации результатов кандидатских диссертаций.

Структура диссертации подчинена общему замыслу работы, цели и логике исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, первая из которых включают два, а вторая три параграфа, заключения и библиографического списка. Работа представлена на 150 страницах, список используемых источников включает 210 наименований.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении описываются главные квалификационные параметры работы: актуальность, состояние разработанности темы исследования, его цель и задачи, теоретико-методологические основания, новизна и положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость.

В первой главе «Онтологические основания и критериальное значение композиционности» проанализировано понятие «композиция» и выявлены ее основные аспекты: творческий, прагматический, концептуальный; сформулирован композиционный принцип, раскрыто его содержание, определен онтологический и гносеологический смысл; критериальное значение композиционности раскрыто на основании исследования специфики художественного познания.

В § 1 «Композиционный аспект диалектики знания и реальности» с позиций композиционности представлен тезис о тождестве мышления и реальности, эксплицирован онтический смысл композиционного конструирования, обоснованы основные характерные черты, представляющие собой онтологические основания композиционного принципа: структурность, взаимосвязь формы и содержания, наличие субъекта – носителя доминанты.

Обращение к историко-философскому анализу одного из фундаментальнейших философских принципов – принципу тождества мышления и бытия позволило выявить его трансформацию в принцип тождества мышления и реальности уже в средневековой философии. Последний тезис определил область дальнейшего исследования, принципиально ограниченную уровнем реальности, что в целом характерно и для современного состояния философского знания.

Поскольку механизм взаимопревращения мышления и реальности в современной философии наиболее полно разработан в рамках конструктивистской парадигмы, обращение к ней помогло обнаружить пробельность процедуры познания, заключающуюся в принципиальном несовпадении познаваемого и познанного. Для объяснения указанного несовпадения привлекается разработанный М. Хайдеггером термин «онтический». В онтологическом ракурсе, онтический означает единично сущее, в отличие от онтологического как относящегося к порядку бытия и, являющегося поэтому условием всякого единично сущего. В гносеологическом ракурсе, онтичность указывает на неизбежную неотделимость познания от присущих ему средств и схем.

Поворот философских исследований от онтологических к онтическим порождает проблему поиска новых критериев верификации знания. Поскольку онтическое познание – это процесс, в результате которого конструируется реальность, такую реальность тоже имеет смысл называть онтической. В соответствии с принципом тождества мышления и реальности, поиск критерия знания сопряжен с проблемой поиска критерия существования реальности. В качестве такого критерия рассматривается композиционность.

Введение композиционности в традиционный ряд философских категорий, таких как реальность, знание, конструирование, онтическое, и формулирование композиционного принципа сопровождается выявлением его специфики по отношению к сходным понятиям и принципам. Прежде всего, сопоставление структуры и композиции позволяет говорить о структурности, как одной из характеристик композиции. С этой точки зрения, специфика композиционного конструирования включает в себя три основных момента.

Во-первых, ссылаясь на структуралистское исследование мышления К. Леви-Строссом, необходимо отметить, что в его концепции намечается разграничение структурного подхода, целью которого является выявление общего в особенном через конструирование структуры, и альтернативной индивидуализирующей методологии, в которой структура не представляет собой самоцели познания, а является лишь одним из его средств. В последнем случае, по мнению К. Леви-Стросса, процесс познания приобретает статус уникального «события». В свою очередь, именно единичность, неповторимость и уникальность представляют собой характеристики композиции.

Во-вторых, еще одним важным инструментом композиционного познания выступает взаимосвязь формы и содержания мышления, которая у М. К. Мамардашвили предстает как адекватность познавательного инструментария избранному объекту познания.

В-третьих, специфицирующим признаком композиционной структуры выступает наличие в ней доминанты. На основании философских аспектов физиологического учения А. А. Ухтомского о доминанте, можно сделать вывод о том, что она не только представляет собой условие возможности композиционного конструирования, но и конкретизирует понятие «структура». Доминанта задает порядок структурирования, обеспечивая целостность и системность процедуры познания.

Исходно, доминанта характеризует состояние познавательной активности субъекта в отношении конструируемой реальности, реализуясь через характеристики избирательности, направленности, концентрации, иерархичности и корреляции. Поскольку этот момент композиционности является определяющим, характер доминанты влияет на тип конструируемой реальности. Согласно авторской типологии, структура субъекта представляет собой трехчастную конструкцию. Первый тип – субъект-креатор – реализует доминанту сотворения реальности. Второй тип – субъект-регенератор – обеспечивает ее жизнеспособность. Третий тип – субъект-реципиент – участвует в воспроизводстве.

В § 2 «Композиционное познание художественной реальности» обнаруженные онтологические основания, составляющие содержание композиционного принципа верифицируются на материале художественного познания.

Художественная реальность, генерируемая на базе реальности социальной, представляет собой вторичную среду, существование которой не обеспечено естественными предпосылками. Поэтому поддержание ее бытийного статуса требует конструирования специальных онтических структур, на основе которых она регенерирует. Реализуясь в процессе художественного познания, композиционный принцип позволяет конструировать промежуточную онтическую реальность, в роли которой выступает художественный текст.

Текстуальная парадигма, разработанная М. М. Бахтиным и М. Ю. Лотманом, позволяет выявлять инвариантную структуру художественной реальности, одновременно обнаруживая в ней черты композиционности, характерные для любого произведения искусства. Несомненно, художественный текст представляет собой сложную структурную целостность, которая выступает репрезентантом художественного произведения. Поэтому подтверждение инвариантности обнаруженных в первом параграфе составляющих композиционного принципа, так же как и трех аспектов композиционности, в той или иной степени можно обнаружить во всех видах искусства.

В частности, понятие доминанты или композиционного центра в теории и методике живописи выступает определяющим фактором восприятия того или иного текста как целостного произведения и представляет собой смыслопорождающий элемент его структуры. При этом, композиционность выступает не как канон или догмат, но как интенция конструирования, являющаяся одновременно и легитимирующей инстанцией в отношении status quo данного текста.

Тот факт, что художественное знание приобретает самостоятельность благодаря осмыслению собственных онтических структур, подтверждается музыковедческим материалом. В этом плане показательна работа В. И. Мартынова «Конец времени композиторов», где он характеризует композитора как субъекта музыкального творчества, которое он осуществляет путем осознанного самовыражения.

Несомненно, роль субъектности в художественном познании очень велика. Однако степень выраженности все трех ключевых характеристик сказывается на большей или меньшей композиционности конкретной художественной реальности. На основании литературоведения можно сделать вывод о том, что в структуре субъекта художественного познания доминирует инстанция регенератора. Это обусловлено спецификой художественной реальности, которая, в отличие от научной, существует за счет диалога автора и читателя, осуществляющегося через посредство текста. Художественная реальность не тяготеет к замкнутости и однозначности, она регенерирует в процессе интерпретации, приумножения смыслов.

Обращение к рефлексии в области архитектуры позволяет эксплицировать прагматический аспект композиционности художественного познания. Разграничение понятий «архитектоника» и «композиция» показывает, что первое относится к области эстетического восприятия текста, тогда как второе, заключает в себе не только символический, но так же и телеологический смысл. Это подкрепляет представление о композиционности как о рациональном средстве познавательного конструирования реальности.

Все это позволяет сделать вывод о том, что композиционность художественного познания является не только принципом конструирования художественной реальности, но, будучи выражением художественного знания, так же выступает важнейшим критерием ее существования.

Во второй главе «Праксиологический смысл и конструктивные возможности композиционности» исследуется область применения композиционного принципа, выявляется смысложизненный аспект композиционности и ее роль в организации практического и концептуального типов знания; рассматривается ситуация, претендующая на нивеляцию композиционного принципа мышления.

§ 1 «Жизненный смысл композиционности обыденного познания» посвящен анализу онтической специфики обыденного познания и его онтологического коррелята – повседневности.

Опираясь на работы классиков феноменологии Э. Гуссерля и А. Шюца, можно обнаружить композиционность уже на элементарном уровне – уровне практического повседневного знания. Субъектность обыденного знания выражается через категории «жизненный мир» и «биографическая ситуация», однако их содержательное наполнение позволяет сделать вывод о том, что в структуре субъекта, конструирующего повседневность, доминирует реципиент – анонимный редуцированный участник социальных отношений.

Это связано с тем, что смысл повседневного знания состоит в сохранении и максимально аутентичном воспроизведении имманентных ему структур. Процедуры редукции и типизации, а так же естественная установка не способствуют формированию надстроечной реальности, поэтому обыденное знание и повседневность оказываются практически неразличимыми. Наивысшим теоретическим выражением опыта повседневной жизнедеятельности является мировоззрение, которое выступает в качестве онтической композиционной конструкции, «вмонтированной» в структуры жизненного мира субъекта.

Мировоззрение представляет собой совокупность убеждений, задающих критерий идентификации субъекта с той или иной повседневностью и, одновременно, критерий демаркации различных повседневностей, который становится возможен за счет конструирования единой системы релевантности смыслов. Онтический смысл повседневного знания состоит в обеспечении оптимальных условий жизнедеятельности субъектов за счет корреляции индивидуального опыта с тем или иным порядком повседневности.

Благодаря своим онтическим структурам обыденное знание выступает контекстом (фоном), на основе которого генерируются «вторичные» реальности. Это позволяет сделать вывод о том, что композиционность практического знания ниже, чем знания концептуального. Прагматическая ориентация обыденного знания указывает на его технический характер, выражающийся в мироотношении как ключевом элементе онтической структуры мировоззрения.

Техничность как следствие доминирования прагматического аспекта композиционности, реализующаяся через мироотношение, выражает онтический смысл мировоззрения, который заключается в установлении гармонии человека с окружающим миром через структурирование окружающей среды. Из этого следует, что композиционность на элементарном уровне изначально присуща мышлению как таковому, но может эволюционировать к более высоким творческому и концептуальному уровням. Оптимальность же обыденного мышления выражается в феномене мировоззренческого центризма. На уровне мироощущения – в чувстве устойчивости, стабильности своего положения в мире, позитивном эмоциональном состоянии. На уровне миропонимания – в наличии адекватных жизненных ориентиров (убеждений) коррелирующих с господствующей в сообществе объяснительной моделью мира.

§ 2 «Композиционность традиционного философского познания» посвящен исследованию композиционной специфики классического философского знания, под которым понимается знание концептуальное. Третий – концептуальный аспект композиционности отчетливее всего проявляется в философском познании по двум причинам.

Во-первых, оно тесно связано с двумя вышеописанными типами знания. С одной стороны, философия изначально зародилась как специфический тип мировоззрения, отличный от мифологического и по сей день в своих основах сохраняет связь со смысложизненной проблематикой. Это роднит ее с обыденным знанием. С другой стороны, у философского знания есть много общего со знанием художественным. В большей или меньшей степени философия оперирует средствами художественного познания – метафорами, мифами, афоризмами и т. п. Кроме того, немало аргументов в пользу научности философии.

Во-вторых, результивная ипостась философского познания представлена философской концепцией, которая является выражением оригинального авторского стиля мышления того или иного философа и представляет собой сконструированную онтическую реальность. Философское знание не адресовано широкой общественности, поэтому можно сделать вывод о том, что в структуре субъекта доминирует креатор.

Таким образом, концептуальный аспект композиционности философского знания вбирает в себя оба вышеописанных аспекта – творческий и прагматический. Понятие «концепт» констатирует гибридность философского знания: образность роднит его с художественным, а дискурсивность с научным познанием. Важнейшее значение в его онтической структуре, поэтому приобретает взаимосвязь формы и содержания знания. Эта взаимосвязь сказывается на характере концептов как композиционных единиц концепции.

Если под формой философского знания понимать способ представленности концептов, а под содержанием то, каким смыслом они наполняются, условно, можно выделить четыре типа концепций: иррациональные по форме и рациональные по содержанию, рациональные по форме и иррациональные по содержанию, иррациональные по форме и иррациональные по содержанию и рациональные по форме и рациональные по содержанию.

Для первого случая характерно при помощи художественных средств реперзентировать дискурсивные смыслы. Во втором типе концептов при помощи логических приемов обрабатываются «тонкие» материи. В третьем случае характерно использование разнообразных выразительных средств применительно к описанию неподдающихся интеллектуальному препарированию субстанций. И, наконец, в четвертый тип, конструируется на основе четко выверенной категориальной матрицы, где все элементы концепции вытекают один из другого и взаимосвязаны между собой.

Таким образом, концепция является законченным и органичным целым, которое содержит обоснование именно такого соотношения своих элементов. Поэтому концепция есть одновременно композиционный критерий верификации философского знания.

В § 3 «Композиционность познания в «ситуации постмодерна»» рассматривается современное состояние знания, отраженное в философии постмодернизма, претендующего на разрушение принципа композиционности во всех его аспектах.

На уровне художественного знания, внедрение новых принципов постмодернистского искусства приводит к тому, что композиционно-познавательный аспект вытесняется эстетико-архитектоническим. Это значит, что результат художественной деятельности постмодернистов невозможно квалифицировать как онтическую реальность. Конструирование здесь реализуется как коллажирование, рекомбинация, в результате которого появляется представление о гиперреальности – неустойчивом, иллюзорном, диффузном, индетерминированном образовании, о котором принципиально не возможно знание в его традиционном понимании.

Онтическая реальность художественного текста замещается гипертекстовой организацией, состоящей из набора нарративов, содержащих взаимные отсылки друг к другу. В понятии нарратива фиксируется описанный Р. Бартом феномен «смерти автора», означающий одновременно не только смерть субъекта-креатора, но и смерть субъекта-регенератора, что можно обнаружить во всех жанрах постмодернистского искусства.

Постмодернистское искусство есть не что иное, как отображение кризиса мировоззрения, которое тоже подвергается трансформации. На уровне мироощущения это выражается в чувстве глубокой неустойчивости, нестабильности, неукорененности человека в мире. Дезориентация отмечается и на уровне миропонимания – в разрушении единой матрицы релевантностей.

Процесс познания трансформируется в процесс информирования, а субъект этого процесса растворяется в массовом анонимно-коллективном социуме. Децентрация и плюрализм делает невозможным мироотношение как выстраивание системы приоритетов. В условиях информационного общества понятие опыта как набора типизаций теряет свой смысл.

Трансформация онтической структуры мировоззрения приводит к проблеме кризиса идентичности, частичное снятие которого происходит в феномене «племенной социальности». Интерсубъективность обыденного знания и онтологическая иерархичность повседневности сохраняется только на уровне малых групп. Следствием такого состояния обыденного знания выступает детерриториальность, порождающая абсолютно новый тип субъекта – номада – кочевника, руководствующегося в своей деятельности ситуативными принципами. Такой субъект не нацелен на воспроизводство онтических структур, поскольку в описанных условиях это бессмысленно.

Квинтэссенцией декомпозиции мышления, по мнению постмодернистов, является философия. Однако ее яркие представители – Ж. Делез и Ф. Гваттари – не только не отказываются от концептуального статуса философского знания, но и, отвечая на вопрос, вынесенный в заглавие их совместной работы «Что такое философия?», прямо констатируют, что философия есть творчество концептов.

Анализ основных постмодернистких концептов, таких как гипертекст, ризома, нарратив, номад, деконструкция, симулякр, позволяет сделать вывод о том, что философы постмодернисты оперируют, в целом, эквивалентными по смыслу, но противоположными по значению описательно-метафорическими единицами, способ представленности которых, в пределах концепции того или иного автора тяготеет к художественному, претендуя заменить традиционный категориальный ряд.

Гипертекст является специфическим аналогом реальности, ризома – ее структуры, нарратив – знания, номад – познающего субъекта, деконструкция – процедуры познания, а симулякр – образа, как результата специфически взаимодействующих формы и содержания. Специфическое содержание постмодернистских концептов позволяет отнести их к третьему типу концептуальности – иррационализирующему иррациональное содержание. Однако все вышесказанное свидетельствует не столько о нивеляции композиционности, сколько о трансформации системы знания, которая получает свое выражение в специфической постмодернистской композиции.

В заключении излагаются основные результаты диссертационного исследования и подводятся итоги.

  1. Выявлены основные аспекты содержания понятия «композиция»:

  • творческий, характеризующий композицию как процесс создания неповторимых, уникальных единиц – произведений;

  • прагматический, реализующийся как организованный процесс упорядочивания разнородного материала при помощи единых правил;

  • концептуальный, который характеризует композицию как сложную целостность, системное образование.

  1. Обосновано, что онтологическим эквивалентом знания как результирующей ипостаси познания является реальность.

  2. Установлено, что в процессе композиционной познавательной деятельности формируется промежуточная по отношению к объективной реальности познаваемого, и субъективной реальности познающего онтическая реальность, определяющая критерий существования и основание типологизации знания.

  3. Выявлены характерные признаки композиционности познания, составляющие содержание принципа композиционности и являющиеся выражением его онтического смысла: структурность, взаимосвязь формы и содержания и наличие субъекта – носителя доминанты.

  • Структурность фиксирует момент упорядочивания, ограничивания и разграничивания, подчинения частей целому.

  • Взаимосвязь формы и содержания означает адекватность познавательного инструментария упорядочиваемому в содержание знания материалу.

  • Субъектность реализуется через функцию доминантности, выражающую активный, целостный и целенаправленный характер познания; благодаря характеристикам избирательности, концентрации, направленности, корреляции и иерархичности формируется ключевое для композиционности соотношение «центр-периферия».

  1. Составлена типология субъекта, демонстрирующая его структуру.

  • Первый тип – субъект-креатор; доминантой его отношения к реальности является творение смыслов в актах познавательного конструирования.

  • Второй тип – субъект-регенератор; в отношении к реальности реализует функцию ее активного поддержания путем приумножения смыслов в процессе познания.

  • Третий тип – субъект реципиент; ведущей функцией в его отношении к реальности является восприятие, претерпевание познаваемой реальности, в связи с чем он пассивно участвует в воспроизводстве смыслов.

  1. Творческий аспект композиционности раскрывается через экспликацию особенностей художественного познания. В процессе художественного познания конструируется онтическая реальность – художественный текст. Композиционность художественного познания осуществляется преимущественно через характеристику субъектности (доминанту), причем в структуре субъекта преобладает регенератор. Онтический смысл художественного познания состоит в регенерации смысла. Таким образом, художественный текст есть критерий художественного знания и художественной реальности.

  2. Прагматический аспект композиционности отчетливее всего выражен в обыденном знании. Исследование объекта обыденного познания – повседневности показало, что высшим уровнем обобщения жизненного опыта выступает мировоззрение, которое выполняет роль онтической реальности. Композиционность обыденного знания реализуется преимущественно через характеристику структурности. Онтический смысл обыденного познания состоит в воспроизведении структур повседневности, поэтому доминирующая инстанция в структуре субъекта – реципиент. Таким образом, мировоззрение есть критерий обыденного повседневного знания.

  3. Концептуальный аспект композиционности надстраивается над предыдущими двумя. Его смысл эксплицируется на материале философского познания, где специфической онтической конструкцией выступает концепция. Онтический смысл композиционности философского познания состоит в том, чтоб обнаружить соответствие формы и содержания концепта. Композиционность философского мышления связывается с доминированием первой ипостаси субъекта – креатором. Таким образом, концепт в его классическом понимании есть критерий традиционного философского знания.

  4. Обосновано, что в ситуации постмодерна имеет место специфическая композиционность, которая последовательно реализуется в познании на всех трех указанных уровнях. Специфичность постмодернистских концептов достигается за счет инверсии традиционного категориального ряда: реальность (гипертекст), познание (деконструкция), знание (нарратив), структура (ризома), субъект (номад), единство формы и содержания (симулякр). Анализ формы и содержания этих концептов дает представление о целостности и внутренней логике постмодернистской философии, что позволяет квалифицировать ее как разновидность традиционных философских концепций.

  5. Композиционность есть характеристика мышления, реализующаяся в процессе познания посредством конструирования промежуточной онтической реальности, которая, в зависимости от соотношения аспектов композиционности, выступает критерием существования конкретной реальности.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И РЕЗУЛЬТАТЫ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ


Публикации в научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Зверева, Ю. Ю. Композиционное познание реальности: традиция и современность / Ю. Ю. Зверева // Омский научный вестник. – Омск : ОмГТУ, 2008. – №1 (65). – С. 168-171.


Научные статьи и тезисы выступлений на конференциях:

  1. Зверева, Ю. Ю. Система. Структура. Композиция / Ю. Ю. Зверева // Реальность. Человек. Культура: Универсалии научного знания : материалы всероссийской научной конференции. Омск, 20-21 декабря 2007. – Омск : Изд-во ОмГПУ, 2007. – С.120-124.

  2. Зверева, Ю. Ю. Рациональные основания композиционного знания / Ю. Ю. Зверева // Истина и благо (Селивановские чтения) : материалы всероссийской научной конференции. 23 мая 2008. – Тюмень : РИЦ ТГАКИ, 2008. – С. 53-55.

  3. Зверева, Ю. Ю. Композиционный принцип глобального мировидения / Ю. Ю. Зверева // Социогуманитарная ситуация в России в свете глобализационных процессов : материалы международной научной конференции. Москва, 2-4 октября 2008 / Под общ. ред. Панковой Л. Н. – М. : МАКС Пресс, 2008. – С. 143-146.

  4. Зверева, Ю. Ю. Мировоззренческий смысл композиционного конструирования / Ю. Ю. Зверева // Реальность. Человек. Культура: Религия и культура : материалы всероссийской научной конференции. Омск, 11 декабря 2008. – Омск : Изд-во ОмГПУ, 2008. – С.127-130.

  5. Зверева, Ю. Ю. Композиционные средства онтологического обоснования этики мировых религий / Ю. Ю. Зверева // Облики современной морали. В связи с творчеством академика РАН А. А. Гусейнова : материалы международной научной конференции. МГУ им. Ломоносова, 16-19 марта 2009 / Ред.-сост. : А. В. Разин, А. А. Скворцов, А. В. Прокофьев. – М. : МАКС Прогресс, 2009. – С. 108-111.

  6. Зверева, Ю. Ю. Композиционность мышления: трансфинитная диалектика / Ю. Ю. Зверева // Наука. Философия. Общество : материалы V российского философского конгресса. Том I. – Новосибирск : Параллель, 2009. – С.85-86.

  7. Зверева, Ю. Ю. Композиционность как критерий знания и механизм конструирования реальности / Ю. Ю. Зверева // Духовность как онтологическое основание бытия человека : материалы международной научно-практической конференции. – Ставрополь : ГОУ ВПО «Северо-Кавказский государственный технический университет», 2009. – С.75-79.

  8. Зверева, Ю. Ю. Критерий композиционности в художественном познании: ситуация постмодерна / Ю. Ю. Зверева // Реальность. Человек. Культура: Фундаментализм в научном познании : материалы всероссийской научной конференции. Омск, 18 декабря 2009. – Омск : Изд-во ОмГПУ, 2009. – С.20-22.

  9. Зверева, Ю. Ю. Экспликации композиционной методологии в исследовании познания / Ю. Ю. Зверева // Актуальные проблемы современной когнитивной науки : материалы международной научно-практической конференции (15-16 октября 2009). – Иваново : ОАО «Изд-во «Иваново»», 2010. – С. 249-251.




Похожие:

Онтический смысл композиционности познания iconМосква 2006 смысл
В276 Когнитивная наука : Основы психологии познания : в 2 т. — Т. 1 / Борис М. Величковский. — М. Смысл : Издательский центр «Академия»,...
Онтический смысл композиционности познания iconЕ. Б. Рашковский Многомерность развития, или
Задачи познания такого рода пересечений подчас не только и даже не столько облегчаются, сколько осложняются тем обстоятельством,...
Онтический смысл композиционности познания iconВопросы к экзамену по психологии познания
Рост интереса к исследованиям познания после Второй мировой войны: «когнитивная революция»
Онтический смысл композиционности познания iconСознание и бессознательное в структуре познания
Диссертация выполнена на кафедре онтологии и теории познания философского факультета Московского государственного университета имени...
Онтический смысл композиционности познания iconТематическое планирование по физике для 10 класс
Физика – наука о природе. Научные методы познания окружающего мира и их отличие от других методов познания
Онтический смысл композиционности познания iconОсновные понятия
Формулировать мысль о том, что стремление к творческому познанию окружающего мира есть отличительная черта человека. Определять сферы...
Онтический смысл композиционности познания iconВ. П. Зинченко Смысл есть жизнь
Проблема смысла одна из самых трудных и неопределенных в психологии. В то же время смысл — самое реальное в человеческом бытии, возможно,...
Онтический смысл композиционности познания iconМетодология научного познания
Пономарёв Г. Н., Романенко Н. В., Яцковец А. С. Методология научного познания: Учебное пособие для студентов физкультурных вузов....
Онтический смысл композиционности познания iconНоменклатура специальностей < 09. 00. 00 Философские науки >
Особое значение исследований в области онтологии и теории познания состоит в обновлении курсов философии и теоретической литературы...
Онтический смысл композиционности познания iconГ. П. Щедровицкий Методологический смысл проблемы лингвистических универсалий
Этот момент отмечали многие участники нью-йоркской конференции 1961 г., но реальная специфика новых условий, как и вообще нынешнее...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница