Высшего музыкального образования




НазваниеВысшего музыкального образования
страница8/12
Дата07.02.2013
Размер1.46 Mb.
ТипДокументы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

ТЕОРИЯ АФФЕКТОВ В КОНТЕКСТЕ

СОВРЕМЕННЫХ ВОКАЛЬНО-МЕТОДИЧЕСКИХ ЗАДАЧ


Автор статьи обосновывает необходимость освоения ключевых положений теории аффектов. Знание теории способствует более глубокому пониманию вокальной музыки старых мастеров.

Ключевые слова: теория аффектов, барокко, певец.


Одно из необходимых качеств, требующих постоянного и кропотливого развития в процессе обучения студентов консерватории, - формирование самостоятельности их мышления. Возможных путей решения этой проблемы достаточно много. Один из них, рассматриваемый в этой статье, непосредственным образом связан с моей работой в качестве педагога межкафедральной секции «Интерпретация музыки барокко».

Практические занятия по изучению произведений музыки барокко, поиск способов формирования у молодых певцов характерных для того времени навыков и приемов на фоне продолжающейся работы с привычным для них репертуаром (как правило, связанным с музыкальным наследием XIX столетия) породили, в свою очередь, ряд интересных наблюдений, приведших к определенным выводам.

С первых занятий со студентом в консерватории педагог, помимо решения конкретных задач по развитию голоса, обращает достаточно пристальное внимание на выявление эмоционального потенциала с целью его дальнейшего подчинения исполнительской воле певца. «Притормаживание» этого процесса на фоне развития вокальных возможностей может привести к психологическому зажиму во время сценических выступлений и, как результат, снижению художественного качества исполнения. И наоборот, по-юношески чрезмерно чувствующие студенты, скорее всего, будут форсировать звук, «запирать» дыхание и т.п., что негативно скажется уже на технической стороне выступления.

Как правило, студентам к изучению предлагается репертуар, включающий в себя известные произведения великих композиторов. Большинство этих сочинений являют собой сублимированный экстракт длительного опыта и глубоких знаний, которыми студент не обладает. В процессе освоения этих опусов опытный педагог обязательно постарается перевести акцент на пробуждение у молодого музыканта воображения, положительная интенсивность которого, как известно, прямо пропорциональна образованности.

XX век поставил перед музыкантами сложную задачу: любой исполнитель, в том числе певец, обязан продемонстрировать владение стилями как минимум трёх последних столетий. Программы международных вокальных конкурсов составлены таким образом, что претендент на участие ставится перед необходимостью овладения не только пресловутыми «оперной» и «камерной» манерами пения, но и конкретной их трактовкой в контексте мировоззрения и традиций различных музыкально-художественных эпох. И здесь явно недостаточно даже особой музыкальной одарённости и эмоциональной раскрепощённости молодого певца - требуются конкретные теоретические знания.

До недавнего времени в России вокальная музыка не только эпохи Возрождения, раннего барокко, но второй половины XVII и XVIII вв. относилась к сфере «старинной» (странным образом в эту категорию попадали даже опусы Моцарта и Гайдна!). Ситуация постепенно изменяется к лучшему в связи с тем, что появилась возможность изучения большого количества трактатов, содержащих в себе требования, предъявляемые к исполнению музыки тех эпох, описания приемов исполнения, сопровождаемых нотными расшифровками. Всё это делает возможным освоение ключевых положений этих правил в рамках консерваторского курса.

Главное, с чего должно начинаться изучение музыки эпохи барокко, - это теория аффектов и неразрывным образом связанная с ней музыкальная риторика, которые, в их единстве, являются базовыми для музыкального мышления того времени.

В эпоху барокко наиболее значимые человеческие чувства (аффекты) выстраивались в стройную систему, музыка наделялась способностью вызывать в слушателе определенные из них1. Начиная с 1700-х годов, к примеру, суть итальянской оперы заключалась в постоянном сопряжении двух планов – драматического и музыкального: событие рождало аффект, аффект окрашивал поступки героев и провоцировал дальнейшее развитие сюжета. Концентрированное выражение аффекта в арии создавало особое силовое поле, рельефный показ эмоции поднимал слушателя над уровнем частного состояния.

Для большинства музыкальных жанров XVII – первой половины XVIII вв., оратории и оперы в том числе, нахождение совершенных музыкально-художественных средств для выражения аффектов считалось важнейшей задачей. Основным ресурсом собственно музыкальных средств поначалу были песенные и танцевальные жанры, которые диктовали произведению характер и темп; языковые ритмы различных народов, четко передаваемые музыкой, привносили строго определенные стилистические оттенки. Являвшаяся аналогом ораторской и поэтической речи, музыкальная риторика определяла структуру произведения. Музыкально-риторические фигуры многообразием и строгой конкретностью своего предназначения превращали музыкальную речь в универсальный язык общения. Этот язык был хорошо понятен публике большинства европейских государств, ибо риторика, как и музыка, являлась предметом обучения в каждой школе, как, следовательно, и теория аффектов. Композитор и исполнитель того времени не боялся остаться непонятым слушателем.

Для нас музыка барокко является «иностранным» языком и, знакомство с ней должно начинаться с изучения значений слов, его грамматики и особенностей произношения.

Первая трудность, с которой сталкивается сегодняшний неопытный исполнитель-певец при изучении репертуара этого периода – почти полное отсутствие в нотном тексте темповых, динамических, артикуляционных и иных указаний2. В подобных случаях взгляд молодого певца скорее всего будет искать подсказку в поэтическом тексте, что хотя и даст представление о чувстве, содержащемся в арии, но не укажет, каким образом его выразить. Более того, текст чаще всего будет состоять из одной не длинной, постоянно повторяющейся строчки, а, в свою очередь, музыкальная мысль, постоянно развиваясь, варьируясь в повторениях, будет меняться.

Будучи же ознакомленным с основами теории аффектов и музыкальной риторикой, студент будет знать, что основная информация всегда заложена в музыкальном тексте произведения. Нужно только уметь ее увидеть и понять.

Рассмотрим в качестве примера арию «Erbarme dich» из «Страстей по Матфею» И.С.Баха, ее начальные такты. За два последних столетия эта ария приобрела ставший узаконенным подзаголовок «плач Петра». Но каждый, кто более пристально изучал творчество Баха, знает, что арии в его ораториях чаще всего носили субъективный характер и не имели конкретной образной связи. Скорее, это был голос совести некоего обобщенного христианина-прихожанина. Что касается темпа, то размер 12/8 указывает на то, что это сицилиана – танец, с темповой точки зрения принадлежащий к умеренно-медленным, но достаточно подвижным, чтобы не быть тяжеловесным. Начальный мелодический ход на малую сексту (в партии скрипки заполненный шлейфером) является часто применяемой фигурой Exclamatio (что означает в переводе с латинского – восклицание), выражающей глубокую сердечную скорбь. Идущие следом фигуры Suspiratio (вздох), как «мотив падения» в партии солирующей скрипки saltus duriusculus (жесткие скачки, то есть широкие нисходящие интервальные ходы) на фоне Anabasis’а (движение вверх, в данном случае – мольба к Небесам) и, как противопоставление (Antitheton), фигура Katabasis (движение вниз – как осознание тяжести совершенных грехов) – все эти фигуры помещают слушателя в однозначно окрашенную эмоциональную атмосферу, которую невозможно истолковать иначе.

Может показаться, что подобная информационная конкретность сковывает свободу исполнителя. Но тот, кто овладел теорией музыкально-риторических фигур, подтвердит, что их истолкование относится к сфере исполнительской свободы. Фигуры формируют аффект, тогда как его техническое выражение, а именно – динамические градации, смысловые и временные акценты, уместное применение штрихов, варьирование музыкальной мысли и т.п. - оказываются в сфере самостоятельного выбора музыканта, что безгранично увеличивает его исполнительскую свободу, но одновременно усиливает исполнительскую же ответственность, т.к. выбор средств музыкальной изобразительности прежде всего будет демонстрировать качество вкуса и уровень культуры певца.

На этапе обучения подобные эксперименты со свободой выражения (под обязательным наблюдением опытного педагога или консультанта) видятся весьма уместными. Все пере- и недо- будут способствовать воспитанию чувства меры, такого необходимого при исполнении музыки более позднего времени. Так, следование подробным указаниям композиторов-романтиков или веристов может перестать носить у студента характер рабски-слепого подчинения, бездумное тиражирование исполнительских штампов смениться желанием более подробного изучения художественно-исторической традиции и мировоззренческого контекста времени. Интерпретация – как результат знания и умения – через исполнителя войдет в сферу интересов слушательской аудитории, которая, как печально известно, давно ходит в концертные залы «за хорошо известным и знакомым». Вслед за освобождением мышления путем его усиленной тренировки у студента пропадет страх перед всем новым, неизвестным; и сочинения современных композиторов могут, наконец, занять свое должное положение в репертуарных планах вокальных кафедр российских консерваторий.

Любой исполнительский штамп подразумевает некогда имевшее место совершенное исполнение. Известно, что высокая техническая сложность музыки эпохи барокко не позволяет использование таких крайних сомнительных способов исполнения как «взахлёб» (что применяется довольно часто на начальном этапе развития голоса) или «напевание». Умелое и уместное применение штриха vibrato3, использовавшегося для выражения эмоциональных всплесков или утверждающих завершений, в первую очередь, говорило о хорошем вкусе и профессионализме певца. Как тогда, так и теперь техника пения mezza voce, являющаяся основой как барочного, так и романтического стиля bel canto, помимо сложнейшего чисто вокального навыка, представляет собой продукт высочайшего владения исполнительской волей.

Воспроизведение музыкальной речи в строгом соответствии с законами музыкальной риторики при довлеющем значении максимального выражения конкретного аффекта вырабатывает в певце высокую степень внимания и эмоционального контроля, регулирующего энергетические процессы исполнения музыки. Всё это не может не оказать благотворного воздействия на формирование у молодого певца качественной исполнительской культуры.

Путь певца после окончания консерватории предполагает самостоятельное освоение разного исполнительского репертуара, в котором музыка барокко может занять весьма значимое место. Знание теории аффектов и законов музыкальной риторики, полученное в годы обучения, сформирует ответственность в отношении точности воплощения стиля и обеспечит самостоятельную корректную интерпретацию музыки того времени4.


Примечания

1. К примеру, в трактате А.Кирхера «Musurgia universalis» (1650) называется восемь главных (радость, отвага, гнев, страсть, прощение, страх, надежда и сострадание) и ряд произвольных (любовь, печаль, ярость, выдержка, негодование, высокомерие, набожность). Считалось, что всё музыкальное произведение или его крупная часть могут выражать лишь один аффект.

2. Стремясь расшифровать редкие итальянские «указания темпов», студенту следует помнить, что, прежде всего они были словами бытового итальянского языка. Так Allegro не всегда будет означать быстро, но всегда беззаботно, радостно; Andante будет всегда темпом бодрого шага, а Adagio (от итал. – тихо, осторожно или высказывание, сентенция) чаще всего будет приглашением к размышлению и импровизации.

3. Думается, что часто встречаемый в вокальных сочинениях М.И.Глинки термин vibrato предполагал прежде всего применение конкретного вокального штриха.

4. По словам известного английского поэта, художника и теоретика искусства Джона Рёскина: «Наука говорить есть прежде всего искусство заставить себя слушать, что достигается не криком... Вы думаете, что слова должны возбуждать людей? Но ведь достаточно красного лоскута или барабанного боя, чтобы сделать это. Слова должны вызывать ясный и благородный пыл, быть южным ветром и радужным дождём для всей горечи холода и приносить одновременно силу и исцеление. И в этом заключается дело человеческих уст, завещанное им Богом... Научившись рассуждать, вы будете учиться петь, вы сами захотите этого. В нашем прекрасном мире есть так много причин петь, если только правильно воспринимать его (курсив – Л.Р.)».


Литература

  1. Швейцер А. Иоганн Себастьян Бах. – М: Классика-XXI, 2002.

  2. Малый энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия, 1990.

  3. Луцкер П.В., Сусидко И.П. Итальянская опера XVIII века. – М., 1998.

  4. Арнонкур Н. Мои современники Бах, Моцарт, Монтеверди. – М: Классика-XXI, 2005.



© 2010 Нижалова Н.А.


ПРОБЛЕМЫ ПОСТАНОВКИ И РАБОТЫ

ПРАВОЙ РУКИ СКРИПАЧА-ЛЕВШИ


Статья посвящена одной из особенностей центральной нервной системы – леворукости и связанным с ней трудностям при постановке и работе правой руки скрипача.

Ключевые слова: леворукость, методика обучения игре на скрипке.


В системе профессиональной подготовки музыкантов-скрипачей значительное место отводится правильной постановке игрового аппарата, то есть способу держания инструмента. При решении этого вопроса выявляется большое разнообразие приемов приспособления к инструменту, причем нередко можно видеть, что эти, на первый взгляд, различные методы дают сходный результат.

В педагогической практике часто говорится о естественности и перспективности постановки, под этим подразумевается - насколько оптимально она может обеспечить весь комплекс движений, который понадобится скрипачу в дальнейшем его развитии.

Вопросы физиологии и анатомии получили достаточно серьезное обоснование в музыкальном исполнительстве. Однако физиология центральной нервной системы, которая является основой всех двигательно-игровых действий, почти не изучена в части, касающейся специфики музыкально-исполнительского процесса.

Одна из особенностей центральной нервной системы – леворукость, которая предполагает не только доминирование левой руки. Это - комплексная характеристика, отражающая совершенно иную функциональную организацию мозга и моторную организацию рук. Ученые отмечают, что наличие фактора леворукости предполагает атипичное (с точки зрения мозговой организации) протекание психического процесса.

Целесообразность обращения к заявленной проблеме объясняется разногласиями педагогов в использовании методов и приемов для ее решения, а особенно тем обстоятельством, что многие из них не видят особых сложностей в освоении инструмента левшой и не считают нужным обращать на это особое внимание.

Существуют различные виды и причины левшества, от которых может зависеть развитие тех или иных качеств у ребенка.

Как известно, головной мозг человека состоит из двух полушарий: правого и левого. За работу мышц левой половины человеческого тела ответственно правое полушарие головного мозга и наоборот. Но полушария головного мозга не только отвечают за функционирование противоположных сторон тела, но и отличаются по характеру деятельности.

Левое полушарие – аналитическое, классификационное, абстрактное, алгоритмическое, последовательное, индуктивное. Для него свойственно рационально-логическое, знаковое мышление. Правое полушарие – целостное, синтетическое, конкретное, эвристическое, параллельное, дедуктивное, эмоциональное. Ему свойственно пространственно-образное, интуитивное мышление.

Асимметрия рук (доминирование одной из них) обусловлено функциональной асимметрией головного мозга. Если у правшей, как правило, доминирует левое полушарие, то у левшей распределение функций между полушариями более сложное. Специализация полушарий у левшей менее четкая, они в равной степени активности используют оба, тем самым «тренируя» как логическое, так и интуитивное мышление. Именно с этим, скорее всего, связано то, что среди выдающихся личностей левши встречаются чаще.

Важно помнить: если одно полушарие у человека доминирует, то это вовсе не означает, что второе работает плохо. Конечно, функции полушарий гораздо шире, но из этой небольшой характеристики заметна их противоположная специализации. Таким образом, встает вопрос о правомерности и необходимости изучения возможностей левшей.

Важной особенностью ребенка-левши является особый индивидуальный процесс развития. Зачастую он протекает крайне неравномерно. Определенные способности левши могут опережать уровень, достигнутый сверстниками, а некоторые, напротив, развиваться гораздо дольше.

Для обычного человека не составляет труда такое простое задание, как поднять правую руку и определить, где левая сторона, а где правая. Для левши это совсем непросто. Он сразу же начинает путаться и задумываться. Причем такого рода стратегия сохраняется и во взрослом возрасте. У левшей нет четких представлений о пространстве. У них изначально и пожизненно отсутствует упроченная пространственно-временная система координат. Зеркальное письмо, когда буквы и цифры дети пишут в обратную сторону, может встречаться у многих дошкольников от 3 до 7 лет. У таких детей пространственные функции необходимо специально развивать.

У детей-левшей с большим трудом вырабатываются автоматизмы – способность выполнять действия, не задумываясь. Некоторые левши оказываются медлительными, долго думают перед ответом, чем вызывают раздражение взрослых. Функциональная особенность левшей – сложность в переключении, поэтому их нельзя торопить, качество работы при этом может только ухудшиться. В то же время они обладают очень высоким уровнем самоконтроля, левши - целеустремленные люди, которые для достижения своих замыслов готовы отдаться работе всецело.

Очевидно, что леворукие дети - это не однородная группа, а значит, у разных левшей могут быть и совершенно разными проявления трудностей при игре на инструменте. Поэтому левшам, как никому другому, необходим индивидуальный подход в процессе обучения.

Многие педагоги считают, что у левшей нет особых проблем в освоении инструмента, кроме общепринятых скрипичных. С одной стороны, это так. Но не нужно забывать, что у левшей левая рука более развита, что связано с анатомическими особенностями. А соответственно и проблемы, которые правшами решаются относительно легко, могут вызвать у левшей очень серьезные затруднения и потребовать большего количества времени, сил и энергии для их решения.

Еще до начала обучения леворукого ребенка игре на скрипке встает вопрос, с какой же руки – правой или левой – начать постановку?

В практике различных педагогов и даже некоторых педагогических системах приходится сталкиваться с диаметрально противоположным решением этой проблемы: одни считают, что постановку следует начинать с левой руки. Это связано с тем, что левая рука более развита, она быстро приобретет первые навыки, и большую часть внимания ученика можно будет сосредоточить на правой руке. Другие полагают, что первые уроки должны, несомненно, посвящаться воспитанию ведения смычка, без участия левой руки. Правая рука у левши, безусловно, отстает в развитии, поскольку не является ведущей и требует большего внимания со стороны педагога и ученика, а левая без проблем ее «догонит».

Переходя к вопросу постановки правой руки и вопросу о держании смычка особенно важно обратить внимание на расстояние между пальцами на трости смычка. Зачастую левши страдают проблемой очень широкой расстановкой пальцев на трости. При этом большой палец «уползает» к мизинцу, пальцы на смычке становятся напряженно вытянутыми, а косточки первой фаланги выпирают. Рука приобретает эстетически некрасивый и неестественный вид, кроме того, она очень зажата. В таком положении работа кисти и пальцев просто невозможна, а впоследствии это приведет к многочисленным затруднениям в овладении техникой правой руки – к некачественным сменам смычка и струн.

Очень важным компонентом постановки является положение локтя правой руки. Левши страдают завышенным положением локтя, что приводит к неестественному поднятию правого плеча и влечет за собой напряженную «хватку» смычка в кисти.

В постановке и работе левой руки у левши нет проблем, свойственных исключительно им. У них наблюдается очень хорошая беглость пальцев, она связана с тем, что левая рука у них лучше развита.

Координации рук – одна из самых сложных проблем, преследующих левшу, причем не только на раннем этапе обучения, но и на протяжении всего творческого пути. Это происходит по той причине, что левая рука опережает в развитии правую.

При игре левша постоянно чувствует неудобство и дискомфорт в правой руке. Избежать этого практически невозможно, можно лишь свести к минимуму эти неудобства. Главное заставить руку играть и выполнять те действия и движения, которые технически целесообразны и способствуют качественному звукоизвлечению. Но при этом важно помнить, что в процессе воспитания инструментального мастерства должен осуществляться необходимый переход от чисто технического овладения основой звучания того или иного штриха к его художественному воплощению. Сам по себе штрих, как и любой другой технологический прием, – это лишь строительный материал для воплощения и раскрытия художественной идеи и эмоционального содержания произведения.

Не стоит делать вывод о том, что левше не нужно учиться играть на скрипке. Действительно, в овладении этим процессом возникает много проблем, но если человек обладает такими качествами, как трудолюбие и любовь к своему делу, это поможет ему преодолеть все трудности и стать настоящим профессионалом.


Литература

1. Берлянчик М. Основы учения юного скрипача: мышление технология творчество. – М.,  1993.

2. Бычков В. Типичные недостатки постановки рук и приемов игры начинающих скрипачей. – М., 1979.

3. Гутман И. Формирование игрового аппарата // Развитие исполнительской техники. – М., 2006.

4. Кюхлер Ф. Техника правой руки скрипача. – Киев, 1974.

5. Либерман М., Берлянчик М. Культура звука скрипача: пути формирования и развития. – М., 1985.

6. Стаханова Т.А. Психологические особенности леворуких детей [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.psilib.ru/stahanova/polrshpl.html.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

Похожие:

Высшего музыкального образования iconВысшего музыкального образования
Васенина С. А. Два способа пространственного решения в звукозаписи
Высшего музыкального образования iconМузыкального руководителя дошкольного учреждения 2 Вопросы теста музыкального руководителя
Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 26 августа 2010 года №761н «Об утверждении Единого квалификационного...
Высшего музыкального образования iconНекоторые аспекты изучения музыкального искусства эстрады
По мере становления джаза как явления мирового музыкального искусства стали появляться исследования в области искусствоведения. В...
Высшего музыкального образования iconИспользование тембральных возможностей синтезатора в обучении игре произведений полифонического стиля на занятиях фортепиано
Ся с музыкальными стилями разных эпох, начиная от Возрождения и заканчивая произведениями современной музыки. Очень важным этапом...
Высшего музыкального образования iconИнтегрированное психическое развитие проблемных детей старшего дошкольного возраста средствами музыкального воздействия
Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Нижегородский государственный...
Высшего музыкального образования iconКонсультация музыкального руководителя
Важнейшей задачей музыкального развития ребёнка дошкольного возраста является познание окружающего мира, внутреннего пространства...
Высшего музыкального образования iconУчебно-методический комплекс для студентов дневного и заочного отделений по дисциплине «Музыкальная психология и психология музыкального образования»
Учебно-методический комплекс предназначен для студентов высших учебных заведений культуры и искусства. В учебно-методическом комплексе...
Высшего музыкального образования iconРоссийской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Конечным результатом освоения ооп является подготовка выпускника по направлению 073000 «Музыкознание и музыкально-прикладное искусство»...
Высшего музыкального образования iconРеализация идей Д. Б. Кабалевского на современном этапе музыкального образования в России (статья)
«Реализация идей Д. Б. Кабалевского на современном этапе музыкального образования в России (статья)»
Высшего музыкального образования iconРегистр Женские голоса
Музыка язык звуков. Разные элементы музыкального языка (высота, долгота, громкость, окраска звуков и т д.) помогают композиторам...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница