Фактор оценки в механизмах экспрессивного усиления в сфе и в высказывании




Скачать 115.7 Kb.
НазваниеФактор оценки в механизмах экспрессивного усиления в сфе и в высказывании
Дата03.02.2013
Размер115.7 Kb.
ТипДокументы


Н.В. ИВАНОВ

доктор филологических наук


ФАКТОР ОЦЕНКИ В МЕХАНИЗМАХ ЭКСПРЕССИВНОГО УСИЛЕНИЯ В СФЕ И В ВЫСКАЗЫВАНИИ.


В эмоционально-установочном влиянии на организацию СФЕ решающую роль играют представления аксиологического характера. Конечно, в СФЕ действуют не только оценочные коннотации. Здесь могут выделяться функционально-стилистические и различные жанровые окраски, в которых проявляется темперамент человека, могут находить свое воплощение различного рода сложные эстетические эмоциональные абстракции.

По характеру текстообразующего смыслового влияния следует разграничивать данные два вида коннотаций: эмоционально-оценочные, с одной стороны, и жанрово-стилистические, с другой. Мы видим следующие основания для такого разграничения.

Во-первых, последние являются коннотациями поэтического, т.е. высшего композиционного уровня текстовой организации. Их присущность СФЕ определяется функцией СФЕ как конституента текстовой композиции, т.е. определяется их включенностью в текст как целое. Данные коннотации призваны гармонизовать текст. Они управляют процессами смысловой интеграции СФЕ в масштабе текста, показывают смысловую и выразительную адекватность СФЕ тексту в целом. Эмоционально-оценочные коннотации являются коннотациями риторического уровня текстовой организации, управляют внутренним развитием СФЕ.

Во-вторых, коннотации поэтического уровня (темперамент, стилистика и в целом эстетика речи) – неинтенциональны. Они непроизвольны, спонтанны, локализуются на «неявном уровне психики» [Долинин: 39], другими словами, не осознаются говорящим в момент речепорождения. Они не могут быть содержанием целенаправленного смыслового воздействия, хотя, безусловно, являются компонентом общего информативного воздействия говорящим на адресата. Отмечается, что такого рода информация в тексте коммуникативно и конструктивно «неэффективна», что она избыточна (в отличие от информации низшего уровня – коммуникативно «эффективной») [см.: Ван Дейк: 46-47].1 Эмоционально-оценочные коннотации, в отличие от поэтических, интенциональны, являются фактором целенаправленного смыслового воздействия со стороны говорящего на адресата. Следовательно, они входят в содержание мысли, осознаются говорящим в момент речепорождения. Низшие, подконтрольные сознанию содержательные компоненты (предметная информация и эмоционально-оценочный компонент) непосредственно выразительны, руководят выбором текстовой формы на вербально-грамматическом и вербально-риторическом уровнях. Стиль тоже по-своему управляет выбором формы текста, но на поэтическом уровне, и не подконтролен сознанию.

В-третьих, собственная смысловая природа двух видов коннотации различна. Эмоционально-оценочный компонент не лишен логической нагрузки: он определяет предметное содержание, по нему устанавливается смысловая граница содержания, его внутренняя форма. Стиль не может служить смысловой границей предметного содержания: нельзя сказать, что стиль ставит предел развертыванию содержания в структуре СФЕ – притом, что по нему устанавливается общая направленность содержательного развития текста. Стиль «показывает формальные свойства всех мыслей человека, которые остаются неизменными, что и о чем бы он ни думал» [Шопенгауэр: 29].

И, наконец, четвертое: оценка, в отличие от стилистических коннотаций, подлежит выразительному усилению. В отношении стиля (стилистической функции), напротив, невозможно утверждать, что он может быть фактором экспрессивного усиления. Сказанное подводит нас к ряду семиотических импликаций. Если на уровне оценки связь формы и содержания можно интерпретировать как выразительную (т.е. как такую, в которой форма подчинена смысловому движению содержания), то на уровне стиля связь формы и содержания вряд ли можно понимать как выразительную. Здесь мы видим подчиненность иного рода: не от смысла к форме, а от формы к смыслу. Допустимо ли трактовать данную связь как символическую (т.е. как такую, в которой смысл является функцией формы)?

Оценка является постоянным фактором речи. Эмоционально-установочное влияние в СФЕ и в высказывании (в дискурсивных структурах, выражающих определенное движение мысли) проявляется в двух аспектах: коммуникативном и когнитивном. По каждому из параметров происходит осмысление предметного означаемого. В настоящее время в лингвистике налицо очевидный разрыв между когнитивно-ориентированными и коммуникативно-ориентированными теориями: исследования, проводимые в плане познавательного, субъект-объектного измерения мысли, нередко игнорируют измерение интерсубъектное (коммуникативное) и наоборот. Видимо, нецелесообразно отрывать друг от друга когнитивный и коммуникативный планы осмысления предметной семантики в СФЕ. Каждый из них не продумывается отдельно от другого, и оба они суть две стороны единой стратегии осмысления предметного компонента. Говоря вообще, воздействие не может противопоставляться познанию. Воздействие опосредовано познавательным компонентом, познание же решающим образом определяется логикой воздействия. Таким образом, как в высказывании, так и в СФЕ мы имеем единство предметного действия (в отношении какой-то референтной ситуации) и воздействия.

Дискурсивное влияние оценки обладает чертами системности. Оно сопряжено с действием локальной информативной установки и обнаруживает себя в иерархическом звене: структурный элемент (высказывание) – целое (СФЕ). Выделяются идеаторная (смыслообразующая) и динамогенная (экспрессивно-динамическая) стороны этого влияния. Данные стороны взаимодействия эмоции (включая оценочный компонент) с предметным содержанием мысли в свое время выделялись, соответственно, А.Н. Леонтьевым [Леонтьев: 200] и Л.С. Выготским [Выготский: 100-101].

Идеаторное влияние оценки выражается в когнитивном и коммуникативном осмыслении предметного означаемого, в его привязке к общей информативной установке локального уровня. Это качественный аспект осмысления, который служит смысловой интеграции высказывания в составе СФЕ. Оценка непосредственно воздействует на когерентные процессы в масштабе СФЕ, управляет локальной связностью.

Динамогенное влияние исчерпывается количественными параметрами – глубиной и силой осмысления предметного компонента. Оценка не может непосредственно влиять на внутреннюю организацию входящих в СФЕ элементов (предложений), которая регулируется логикой объекта. Действие оценки выявляется в моменте перехода от одного элемента к другому. В той мере, в какой такой переход отражается на внутренней организации структурных элементов СФЕ, можно говорить о влиянии на них со стороны оценки.

В структуре отдельного высказывания оценка характеризует отношение темы и ремы. На этом уровне оценку можно определить как функцию ремы относительно темы, ее динамогенное влияние выражается в силе утверждения ремы относительно темы.

В высказывании мысль задана в двух измерениях одновременно. В предметном аспекте высказывания выражается то, как представляет себе говорящий объективную реальность, как она существует для него. В аспекте актуального членения выражается то, в чем видит говорящий ценность данной реальности применительно к данным условиям общения. Таким образом, в каждом из планов высказывания одновременно мыслью решаются различные гносеологические задачи – дескриптивная и аксиологическая. В этом мы видим функциональную противопоставленность предметного и оценочного в высказывании: отражение объекта и осознание его как ценности.

Функциональная противопоставленность двух аспектов высказывания друг другу проявляется в особой предикативизации оценочного. Лексические элементы в высказывании ориентированы на два предикативных центра – предметный (выражается через функцию сказуемого) и коммуникативный (выражается через функцию ремы) – и в этом смысле бифункциональны. Фиксация каждого из функциональных аспектов в структуре высказывания осуществляется с помощью характерных формальных маркеров: морфологических показателей, порядка слов (линейной соотнесенности элементов), частиц. Системы маркирования, как правило, не смешиваются, хотя формальным приоритетом обычно пользуется синтаксическая функция.

Функция ремы в высказывании состоит в том, что она «очерчивает» ценностную границу – пределы коммуникативной применимости отражаемой в предмете мысли реальности. Тема, напротив, выражает мыслимое в смысловых пределах ремы объективное содержание. Рема выражает ценностное значение, тема является субстратом оценки.

Бóльшая сила утверждения ремы относительно темы в высказывании выражается в смысловой интенсификации рематического элемента. Интенсификация здесь означает, что данный элемент выражает некоторое предельное качество содержания (в заданных контекстных условиях). Критерии внутрипропозициональной интенсификации уже давно и подробно разрабатываются в работах по актуальному членению предложения. Различаются недифференцированный и дифференцированный подходы к проблеме смысловой интенсификации ремы (ремовыделения). В первом случае проводится бинарное разграничение высказываний. Здесь выделяются неэкспрессивные (спокойные) и экспрессивные (чаще всего эмфатические) высказывания. Во втором случае проводится градуальное разграничение в зависимости от силы экспрессивного выдвижения ремы. Здесь выделяются:

а) спокойные высказывания (позиционное маркирование ремы путем ее постановки в конечную часть высказывания), например:

«Система контроля переводов позволяет выполнять упражнения и контрольные работы самостоятельно».

«Программный комплекс может использоваться в рамках средней школы».

б) спокойные высказывания с выдвижением ремы в начало или в центр высказывания (конечная позиция высказывания, как естественный маркер ремы, при этом нейтрализуется), например:

«Никаких материалов из аппарата правительства мы не получали».

«Русский язык в этом смысле незыблем и универсален. Ему ничто не грозит в пределах всей страны»

«Триста семьдесят тысяч избирателей послали меня сюда».

«Множество примеров подтверждает необходимость такого решения».

в) эмфатические высказывания – высшая по силе форма экспрессивного усиления ремы (функция порядка слов при этом также нейтрализуется), например:

«Именно в такой обстановке возникли разночтения относительно дальнейшей судьбы реформы».

«Считаю необходимым именно на этом заседании обсудить проблемы бюджета».

В изучении аксиологической природы актуального членения необходимо учитывать его контекстную функцию: актуальное членение выражает стратегию перехода от одной мысли к другой в рамках более широкого текстового построения (СФЕ). Распределение синтаксических членов по тема-рематическим позициям маркирует: а) в тематической части – отнесенность предложения к ситуации общения, к каким-то общим для обоих коммуникантов смыслам; в условиях контекста эта часть высказывания дублирует (чаще всего по смыслу) один из элементов предыдущего высказывания, выражает смысловую опору высказывания на предыдущий контекст; б) в рематической части – характер познавательной установки говорящего, адаптируемый к коммуникативным условиям ход познания ситуации, выход на последующий контекст. Таким образом, влияние оценки на тема-рематическое отношение в высказывании мы не отрываем от ее контекстного влияния – внутренняя функция является органичным продолжением функции внешней.

В основе повышения экспрессивности в СФЕ также лежит активизация оценочного компонента. Активизация оценочного компонента означает повышение коммуникативной значимости какого-то высказывания, рост его «коммуникативной роли» в ряду остальных высказываний. Распределение экспрессивных средств в составе СФЕ обусловлено задачей такого ценностного выдвижения. Активизация оценки характеризуется смещением смыслового акцента в локальной установке говорения: целью сообщения уже в меньшей степени является предметный результат и в большей степени – собственно воздействие на адресата. Необходимость коммуникативного воздействия каузирует силу осмысления предметного компонента, за нею стоит общее повышение уровня эмоциональной мотивации в структуре речевой деятельности субъекта.

Внешнее проявление мотивационного влияния крайне противоречиво: сильная эмоция может способствовать как стереотипизации сверхфразовой структуры (анафора, эпифора, градация и т.д.), так и ее «разрушению» (эллипсис, анаколуф, парцелляция, риторический вопрос, риторическое восклицание и т.д.).2

Впрочем, было бы неверно утверждать, что сильная эмоция в полном смысле слова «разрушает» структуру сверхфразового дискурса. Точнее было бы сказать, что сильная эмоция прерывает, приостанавливает дискурсивное развертывание структуры, внутренние логические связи при этом не разрушаются. Усиление экспрессии на означает нарушение логической сетки отношений в СФЕ. В составе СФЕ собственно экспрессивные средства (маркеры) взаимодействуют с обычными, неэкспрессивными элементами и с точки зрения своей включенности в логико-семантическое задание, т.е. своей нормативной функции, могут рассматриваться наравне с последними. Развитие экспрессии в СФЕ не образует ни особой структуры, ни какой-либо дополнительной рамки отношений. Оно совпадает с аргументативным развитием СФЕ.

Особенность аргументативного развития СФЕ состоит в том, что оно подчинено принципу централизации текстовой структуры [Сидоров:127-128]. Причину централизации мы видим в обусловленности СФЕ информативной установкой локального уровня. Важнейшей составляющей локальной установки является оценка, в силу чего централизации информативной, логической, при активизации оценочного компонента, сопутствует централизация экспрессивная. Аргументативное развитие СФЕ следует интерпретировать не в формально-логическом, а в коммуникативном смысле. Оно выражается в том, что каждое последующее высказывание (в моменте содержащегося в нем рематического утверждения) обосновывает коммуникативную целесообразность предыдущего (предыдущих) и, таким образом, понимается как причина (мотив) употребления предыдущих высказываний (предшествующей части СФЕ).

Под централизацией понимается такое отношение, когда одно из высказываний становится главным, центральным, а остальные служат условием подачи первого. Как правило, это – последнее высказывание в СФЕ, или, точнее, рема последнего высказывания – последний аргумент. Такой, обусловленный локальной установкой говорения, центр текстового построения понимается как относительный ориентир речи. На него приходится кульминация экспрессивного накопления в СФЕ. На нем замыкается перспектива общего развития текстовой локальной стратегии. В речи его можно рассматривать как сигнал об окончании СФЕ.

При этом возможны: а) фигура прямой экспрессии – когда экспрессия нарастает от тезисной (начальной) части СФЕ к аргументативной (заключительной), имеет место прямое экспрессивное выделение главного аргумента:

«(1) Еще одно. (2) Негоже при виде древней символики, скажем, в Таллинне…, хвататься за сердце. (3) Ведь источники, питающие реку народной истории, не виноваты, если эту реку на каком-то участке загрязнили отбросами. (4) Ее надо очищать. (5) Ибо грядущие поколения именно из нее будут утолять спрагу (жажду) в познании, чьих отцов, чьи мы дети».

В данном примере налицо нарастание экспрессии при переходе от неэкспрессивных высказываний – (1), (2), (3), (4) – к экспрессивному (5), содержащему эмфазу, которая, в данном случае, и понимается как кульминация экспрессивного развития СФЕ;

б) фигура обратной экспрессии – когда экспрессивные средства скапливаются в тезисной части СФЕ, но при этом служат выделению главного аргумента, который следует за ними и который сам, как таковой, неэкспрессивен:

«(1) Недавно мы были у детей и матерей из Элисты, инфицированных СПИДом. (2) Они лежат в московской больнице. (3) Дети, ясное дело, не понимают, что случилось. (4) Но матери – их отчаянию нет предела. (5) Сколько продлится это вынужденное заточение? Каков социальный статус этих людей? Как им жить? С кем общаться? (6) Рана, как говорится, открыта и кровоточит, (7) и нет у нашего общества ответа на вопросы безвинно страдающих ребятишек».

В данном примере мы видим, прежде всего, нарастание экспрессии при переходе от неэкспрессивных высказываний (1), (2), (3) к более экспрессивному (4), содержащему зевгму (хотя это можно понять и как парцелляцию), и затем к еще более экспрессивному (5) – группе кореферентных высказываний, имеющих форму риторического вопроса. Но все эти приемы служат не столько собственному выделению, сколько выделению главного аргумента СФЕ, под которым понимается рема последнего высказывании (7) – «нет… ответа». Само по себе данное высказывание неэкспрессивно.

Впрочем, какова бы ни была техника экспрессивного усиления в СФЕ, все используемые выразительные приемы служат задаче коммуникативного выдвижения одного, наиболее значимого аргумента, который локализуется в заключительной части высказывания. Экспрессия в СФЕ динамична, опирается на логику ценностного обоснования, т.е. на логику «практического рассуждения» [Ивин: 28], при которой последующее «оправдывает» коммуникативное значение предыдущего.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:


[Выготский] – Выготский Л.С. Теория эмоций.// Собр. Соч. Т. 6. – М.: Просвещение, 1983. – C. 91-318.

[Долинин] – Долинин К.А. Стилистика французского языка. – М.: Просвещение, 1978. – 343 с.

[Ивин] – Ивин А.А. Основания логики оценок. – М.: МГУ, 1970. – 230 с.

[Леонтьев] – Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. – М.: Политическая литература, 1975. – 304 c.

[Сидоров] – Сидоров Е.В. Основы коммуникативной лингвистики (учебное пособие). – М.: Военный институт, 1985. – 165 c.

[Ван Дейк] – Dijk T.A. van. Pragmatics and Poetics.// Pragmatics of Language and Literature. – Amsterdam: North Holland Publishing Company, 1976. – p. 23-47.

[Осгуд] – Osgood Ch.E. Some Effects of Motivation on Style of Encoding.// Sebeok Th.A. Style in Language. - Massachusetts: MIT-Cambridge, 1960. – p. 293-300.

[Шопенгауэр] – Schopenhauer A. Über Schriftstellerei und Stil.// Über Sprache und Stil. III. – Halle: VEB Verlag, 1962. – s. 28-47.

1 Впрочем, безусловно, следует делать оговорку в отношении случаев артистической декламации, а также тех случаев, когда говорящий намеренно вводит такого рода коннотации в область интенционального речевого воздействия. Имеются ввиду ситуации, когда человек хочет сыграть «роль», показать себя в каком-то качестве, обычно ему не свойцственном.

2 Данные формы, в которых обнаруживает себя эмоциональное влияние, выделяет Ч. Осгуд. [cм.: Osgood: 300]


Похожие:

Фактор оценки в механизмах экспрессивного усиления в сфе и в высказывании icon«История развития отечественного делопроизводства как фактор усиления бюрократических процессов»
Тема: «История развития отечественного делопроизводства как фактор усиления бюрократических процессов»
Фактор оценки в механизмах экспрессивного усиления в сфе и в высказывании iconФедерация Российская Федерация Администрация городского округа «Город Калининград» комитет по образованию моу лицей №18
Новая система оплаты труда как фактор усиления мотивационной основы управления педагогическим персоналом лицея
Фактор оценки в механизмах экспрессивного усиления в сфе и в высказывании iconВ управленческой деятельности школы как фактор влияния на ее результативность Разработчики проекта: Коваленко А. С. зам директора школы по увр бараненкова О. В. – зам директора школы по вр 2008 год
В ней испытывает потребность и учитель для оценки профессиональной деятельности и оценки достижений ученика с целью корректировки...
Фактор оценки в механизмах экспрессивного усиления в сфе и в высказывании iconПедагогическая оценка: мотивационная функция, механизмы оценивания
Цель: способствовать систематизации знаний и получению представлений о роли педагогической оценки, её мотивационной функции и механизмах...
Фактор оценки в механизмах экспрессивного усиления в сфе и в высказывании iconЭлектромагнитная безопасность
Эмб. Основная задача курса – способствовать созданию у студентов представления о механизмах и эффектах действия электромагнитного...
Фактор оценки в механизмах экспрессивного усиления в сфе и в высказывании iconЭлектромагнитная безопасность
Эмб. Основная задача курса – способствовать созданию у студентов представления о механизмах и эффектах действия электромагнитного...
Фактор оценки в механизмах экспрессивного усиления в сфе и в высказывании iconОтчет клинические исследования эффективности биологически активных пищевых добавок «трансфер фактор»
Клинические исследования эффективности биологически активных пищевых добавок «трансфер фактор», «трансфер фактор плюс» и «трансфер...
Фактор оценки в механизмах экспрессивного усиления в сфе и в высказывании iconMüüt, folkloor ja religioon modelleerivate süsteemidena
Иванов Вяч. Вс. Значение идей М. М. Бахтина о знаке, высказывании и диалоге для современной семиотики. 5-44. M. M. Bahtini ideede...
Фактор оценки в механизмах экспрессивного усиления в сфе и в высказывании iconПредмет и объект психологии. Методологические основы изучения психики человека Это наука о закономерностях и механизмах возникновения, развития и
...
Фактор оценки в механизмах экспрессивного усиления в сфе и в высказывании iconГлавное управление мчс россии по Республике Башкортостан
Причиной лесных пожаров в 88-98% является человеческий фактор и только в 2-12 метеорологический фактор (удар молнии, самовозгорание...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница