Лингвокогнитивное моделирование научного дискурса




НазваниеЛингвокогнитивное моделирование научного дискурса
страница2/6
Дата02.02.2013
Размер0.66 Mb.
ТипАвтореферат
1   2   3   4   5   6
метафорическая концептуализация.

  • Концептуальная метафора рассматривается как когнитивная модель, выполняющая функцию синтезирования нового ментального объекта, что определяет гносеологическую значимость ее как модели, базирующейся на аналогии, а также особую роль механизмов метафоризации в научном познании в связи со специфической гносеологической силой и эвристичностью, что позволяет заострить внимание на гносеологических механизмах языка.

  • В работе впервые исследуется роль лингвокогнитивных метафорических механизмов в процессах получения и онтологизации знания. Новизна исследования заключается выявлении, описании и типологизации метафорических моделей русского научного дискурса, по-разному участвующих в познавательной деятельности: формировании коммуникативно-когнитивного пространства научной деятельности (дискурсивно-онтологическая метафора), представления научных феноменов (гносеологическая метафора).

  • Впервые русский научный дискурс описан как метафорическое пространство, в котором осуществляется научная деятельность и научная коммуникация. Выявлены основные метафорические модели дискурсивно-онтологического типа, участвующие в его формировании.

  • Научная новизна усматривается и в описании функционирования метафорических моделей гносеологического типа, участвующих в моделировании научных феноменов на уровне текста, дискурса отдельной науки и междискурсивном уровне.

  • Впервые русские научные тексты различных дисциплин исследованы в аспекте метафорического моделирования, описан механизм метафорического моделирования научных феноменов и выявлены специфические черты моделирования в гуманитарном дискурсе.

  • Новизна исследования состоит также в выявлении метафорических моделей, являющихся ключевыми для русского научного дискурса в целом – гносеологических универсалий, принадлежащих русской языковой картине мира и наиболее часто привлекаемых в качестве гносеологического инструмента, что определяет специфичность русского научного мышления.

    Теоретическая значимость работы определяется вкладом данного исследования в развитие целого ряда научных направлений.

    Исследование позволяет существенно расширить и обогатить активно развивающуюся в настоящее время теорию метафоры, в частности, и когнитивную лингвистику в целом, в связи с тем, что в исследовании проводится систематизация выработанных в когнитивистике моделей в аспекте их гносеологической функции и определяется место концептуальной метафоры как гносеологического механизма в этой системе.

    Описание процессов метафорического моделирования на уровне лингвистической организации научного текста, на уровне интертекстуальном и интердискурсивном, показывает роль метафоры в формировании и онтологизации нового знания. Это позволяет по-новому представить соотношение в процессах познания рационального и иррационального компонентов и снять традиционное противопоставление научной эпистемологии как формы рационального познания «наивному» познанию, синтезирующему все формы мышления.

    Раскрытие значимости метафорического моделирования в формировании русского научного дискурса, исследование процессов интертекстуального, внутридискурсивного и интердискурсивного взаимодействия в аспекте метафорического моделирования вносит вклад в формирующуюся теорию дискурса. Выявление функциональной неоднозначности метафорических моделей, участвующих в моделировании научного дискурса, позволяет говорить о научном дискурсе как негомогенном феномене: дискурсивно-онтологическая метафора формирует ментальное пространство научной деятельности (научная область), гносеологическая – представление о научных феноменах: отдельных явлениях (гносеологический Робинзон) и исследуемом объекте в целом (язык – это организм), коммуникативная – актуализируется в процессах дидактических.

    Выявление роли метафорического моделирования в формировании русской научной картины мира и русского научного дискурса оказывается возможным только на базе выработки новых теоретико-методологических оснований, синтезирующих различные подходы к исследованию метафоры, русской языковой картины мира и ее дискурсивных реализаций.

    Практическая значимость. Результаты диссертационного исследования могут быть применены в учебно-педагогической практике, в разработке и чтении теоретических курсов лингвистического профиля: лексикологии, когнитивной семантики, метафорологии, текстологии, в вузовских спецкурсах и спецсеминарах, направленных на исследование специфики метафорического моделирования в русской языковой картине мира и ее дискурсивных вариантах.

    Данные полученные в ходе исследования могут быть использованы в разработке образовательных методик при преподавании теоретических курсов, как для русских, так и для иностранных учащихся.

    Исследование роли метафоры в научном тексте может быть использовано в обучении русскому языку как иностранному (научный стиль речи), а также в практике создания словарей терминологической лексики традиционного и тезаурусного типа, автоматизированных словарей для систем машинного перевода.

    На защиту вынесены следующие положения:

    1. Моделирование как универсальное свойство человеческого мышления осуществляется на базе целого ряда когнитивных моделей – ментальных конструктов. Все когнитивные модели на основании выполняемой ими функции в познавательной деятельности могут быть разделены на идентифицирующе-категоризирующие и синтезирующие. Когнитивные модели синтезирующего типа позволяют создавать «возможные», виртуальные миры нереферентного типа, получающие онтологизацию как сложные ментальные конструкты. Наиболее крупным и значимым из них является картина мира.

    2. Базовой моделью синтезирующего типа можно считать концептуальную метафору, так как она представляет собой структуру, реализующую минимальную синтезирующую операцию. Метафорическая модель является гносеологической по природе, так как базируется на механизме аналогии – перенесения уже готового онтологизированного знания в процессе познавательной деятельности на область неизвестного. Метафора как общий механизм зарождается в обыденной познавательной деятельности и реализуется в бытовом дискурсе, исходном для всех прочих.

    3. Результат действия гносеологических механизмов метафоризации получает закрепление в русском языке в виде широчайшего спектра номинативных метафор. Гносеологическая функция остается ведущей и очевидной в случае, если область, осмысляемая посредством метафоризации, является эмпирически недоступной и может быть познана только посредством когнитивного моделирования. Гносеологическая функция, реализуемая метафорой, может затемняться оценочно-экспрессивной, если моделируемый объект воспринимается эмпирически и его нетождественность объекту-источнику очевидна.

    4. Метафорические модели привлекаются для познания и введения в сферу когнитивной онтологии объектов различной природы, как физической, так и идеальной. Языковая реализация метафорических моделей представляет как уже онтологизированное знание (номинативная, когнитивная, мертвая, «стершаяся» метафора), так и новое, гипотетическое (живая метафора).

    5. Области научной деятельности в русском научном дискурсе моделируются как отдельные ментальные пространства. Научное знание онтологизируется и вербализируется в процессе создания научного текста, и в этом процессе, соответственно, задействуются различные языковые структуры. Наиболее частотной является метафора, как отвечающая модельной, гипотетической природе научной деятельности.

    6. Русский научный дискурс представляет собой единство составляющих: системы онтологизированного знания (научная картина мира), научной коммуникации (способы научного взаимодействия) и системы научных текстов (способы вербализации научного знания в соответствии с правилами научной коммуникации). В связи с этим русский научный текст (дискурс) включает три основных типа метафор: дискурсивно-онтологическую – моделирующую пространство научной деятельности, объекты и субъекты, гносеологическую – представляющую метафорическую гипотетическую модель объекта исследования и коммуникативную – адаптирующую новую модель к когнитивным возможностям слушателей.

    7. Процесс онтологизации знания в русском научном дискурсе подобен общегносеологическому процессу. Первичное познание происходит посредством подбора гипотетических моделей – гносеологических метафор. Автор текста, вступая в диалог в рамках соблюдения «порядка дискурса», апеллирует к сформированным в них моделям, осуществляет выбор близкой ему модели и уточняет, либо трансформирует ее в рамках своего текста, формируя собственное видение объекта. Сформированная в тексте модель, в зависимости от ее эффективности, вовлекается в другие научные тексты, образуя парадигмальную модель. В процессе освоения новой области знания о ней приобретают статус онтологических – становятся точными знаниями, и такая модель перестает быть гипотетической, утрачивает гносеологическое напряжение, а позже включается в качестве идентифицирующего элемента в новые модели. Лексическая единица и концепт, выступившие базой для гносеологической метафоры, «возвращаются» в языковую и общекогнитивную систему, «обогащенные» новыми смыслами.

    8. Русская научная метафора формируется на базе общеязыковых моделей русского языка и опирается на общие представления о мире. В поле науки вовлекаются самые разнообразные знания о действительности, но существуют некоторые универсальные образы, своего рода гносеологические универсалии русского менталитета, получающие переосмысление в науке в целом. Эти модели могут трансформироваться под влиянием изменений, происходящих в ментальном и физическом мире, приспосабливаясь для представления нового знания.

    Апробация работы. Основные положения диссертации прошли апробацию на конференциях различного уровня. Проблематика метафорического моделирования в различных видах дискурса обсуждалась на конференциях: «Художественный текст и языковая личность» (Томск, 2003), «Естественная письменная речь» (Барнаул, 2003), «Мир и общество в ситуации фронтира: проблемы идентичности» (Томск, 2003), "Философия и филология в современном культурном пространстве: проблемы междисциплинарного синтеза" (Томск, 2003), VII Международная научная конференция молодых ученых, проводимая Институтом литературы им. Т.Г. Шевченко НАН Украины (Киев, 2004), «Евразийский культурный диалог в пространстве текста» (Томск, 2004), «Социально-гуманитарные исследования: проблемы общественной востребованности» (Москва, 2005), «Язык и культура» (Томск, 2006), «Языковая картина мира: лингвистический и культурологический аспекты (Бийск, 2006). Проблематика дискурсивных параметров науки обсуждалась на конференциях: «Единая образовательная информационная среда: проблемы и пути развития» (Томск, 2003), Всероссийская конференция Ассоциации «История и компьютер» (Москва, 2004), «История, информационные технологии и культурное наследие: перспективы XXI века» (Москва, 2006), «Вызовы гуманитарному профессиональному образованию в контексте современной промышленной политики в России» (Томск. 2007). Проблематика лингвокогнитивного моделирования научного дискурса прошла апробацию на конференциях: Девятые Филологические чтения «Проблемы интерпретации в лингвистике и литературоведении» (Новосибирск, 2008), «Исследование русской и мировой культуры в языке и тексте» (Томск, 2008), семинар Томского отделения Российской ассоциации лингвистов-когнитологов (Томск, 2009), Всероссийская научно-практическая Интернет-конференция «Connect-Универсум 2009», «Модели в современной науке: единство и многообразие» (Калининград – Светлогорск, 2009), «Когнитивные науки: междисциплинарное исследование мышления и интеллекта (Томск, 2009), Десятые Филологические чтения Института филологии, массовой информации и психологии Новосибирского государственного педагогического университета «Континуальность и дискретность в языке и речи. Язык как живая система в исследовательских парадигмах современной лингвистики» (Новосибирск, 2009), «Национально-культурный компонент в тексте и языке» (Минск, 2009), Четвертая международная конференция по когнитивной науке (Томск, 2010).

    Базовые положения исследования представлены в 50 публикациях автора, в т.ч. 8 статей, опубликованных в ведущих журналах, рекомендованных ВАК, 1 монографии.

    Структура диссертации. Диссертация состоит из Введения, четырех глав Основной части, Заключения, Списка использованной литературы.

    Основное содержание работы.

    Во введении обосновывается актуальность работы, ее новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются цели и задачи, определяются объект и предмет исследования, описываются материал и методы его исследования, методологические основы, а также излагаются основные положения, выносимые на защиту.

    В первой главе «Проблемы моделирования в науке и языке» рассматриваются общетеоретические проблемы, связанные с осмыслением понятия «модель/моделирование» в науке. В параграфе 1.1. «Понятие моделирования» рассматривается история формирования, роль в развитии науки и понимание в современной лингвистике.

    Понятие «модель/моделирование» появляется в конце XXIв. в работах по геометрии, а затем встречается в философских работах, посвященных проблемам математической логики. В лингвистику термин вводит З. Хэррис, в 60-е активно разрабатываются проблемы моделирования в области фонологии и синтаксиса.

    К концу XX века понятие «модель/моделирование» входит в научный и общественный обиход, задействовано практически во всех научных областях, его осознание как научного метода стало предметом философского обобщения и анализа с 40-х гг. XX века. В результате было выработано философское определение понятия «модель»: объект, артефакт, служащий для имитации (или презентации) объектов реальности и отражающий неполный набор признаков реальных объектов, зависящий от задач, решаемых исследователем (Неуймин 1984) С таким пониманием тесно связано понятие «моделирование», означающее: 1) создание имитационных моделей реально существующих предметов и явлений; 2) построение аналитических моделей гипотетических объектов для прогнозирования их функциональных признаков (Лосев 2004).

    Проблемы моделирования в сфере искусственного интеллекта заставили обратить более пристальное внимание на механизмы работы человеческого сознания. Возникновение кибернетических «виртуальных реальностей» как чувственно воспринимаемых моделей изменяет представления о границах реального, приводит к трансформации картины мира и заставляет по-новому взглянуть на уже давно существующие феномены модельной природы, в которых создаются «альтернативные реальности»: литературу, искусство, науку. Это привело к переосмыслению понятия «модель/моделирование» и роли языка в процессах формирования модельных объектов.

    Концепции, представляющие язык как посредник между миром и человеком, возникают в XIX в. (В. Гумбольдт, А.А. Потебня), но получают широкое распространение только в XX. Актуализируются они в связи с новым осмыслением языка как первичной моделирующей системы в когнитивной науке, где вырабатывается новое понимание термина «модель/моделирование» в связи с изучением когнитивных моделей – структур, определяющих восприятие, хранение и передачу информации о мире. Когнитивная модель формируется в науке как гносеологический конструкт – гипотеза об устройстве человеческой психики и мышления. Но на основе эмпирического подтверждения эта модель может получить онтологический статус. Еще один аспект, в котором рассматривается проблематика моделирования, – праксиологический, связанный с использованием когнитивных моделей в коммуникативно-когнитивной деятельности.

    Вся система выработанных в когнитивной лингвистике моделей может быть соотнесена с этапами ментальной деятельности: анализом и синтезом. На основании этого все модели могут быть разделены на два базовых типа: идентифицирующе-категоризирующие и синтезирующие. Когнитивные модели идентифицирующего типа задействованы в процессах вычленения из целостного образа мира отдельных особо значимых объектов и последующей их категоризации при формировании первичной модели мира. Модели синтезирующего типа позволяют создавать ментальные представления о реальности, не воспринимаемой чувственно. В отличие от идентифицирующих моделей, формирующихся и способных функционировать без отражения в языковых структурах, они более тесно связаны с языком и не могут быть полноценно реализованы вне языковых средств, так как формируются именно за счет языковой семантики.

    Параграф 1.2. «Базовые когнитивные модели и их отражение в языковых структурах» посвящен детальному рассмотрению названных выше моделей, а также генезису моделирующей деятельности.

    Наиболее ранними идентифицирующими когнитивными структурами принято считать кинестетические образ-схемы (Johnson 1987), соотносящиеся с кинестетическим восприятием, перцептивными и моторными эталонами и формирующиеся на допонятийном и доязыковом этапе развития. В концепциях Р. Лангакера и Л. Талми рассматриваются когнитивные модели восприятия пространства и, соответственно, способы представления в языке различных пространственных отношений. В рамках данных концепций оказывается важным принцип выделения объекта из окружающего континуума и выстраивание сети зависимостей между объектами. Эта когнитивная операция позволяет установить, во-первых, ранги и свойства объектов, во-вторых, определить когнитивную модель взаимосвязанности объектов с точки зрения носителей языка.

    Более высокий уровень обобщения получает отображение действительности во фреймовых моделях (Минский 1988, Филлмор 1988), представляющих собой структуры знаний, связанных с человеческим опытом. Теория ментальных моделей Ф. Джонсон-Лэрда предлагает исследование динамических аспектов понимания и интерпретации информации, в т.ч. и языковой. Осмысление процессов умозаключения позволяет дать новую оценку феномену фоновых знаний.

    Когнитивные операции идентификации тесно связаны с процессом категоризации, позволяющим выбрать адекватную стратегию поведения по отношению к объекту или ситуации в целом. В рамках когнитологии были пересмотрены традиционные принципы категоризации, выработанные еще Аристотелем и не совпадающие с процессами языковой категоризации. Когнитивная психология (Rosh 1973; 1975) предлагает новую теорию прототипов, разработанную на основе идей Л. Витгенштейна. На ее базе разрабатываются когнитивные модели, отражающие сложность процесса категоризации, – концепты базового уровня и идеализированные когнитивные модели (Лакофф 2004). В отечественной лингвистике эти когнитивные модели не попали в фокус внимания, однако активно исследуется другая модель, близкая по способу организации и функционированию – концепт (Степанов 2001; Стернин 2001; Карасик 2004 и др.). Описанные модели позволяют осуществлять идентификацию и категоризацию объектов действительности и лежат в основе первичного прогнозирования их поведения и способов действия с ним.

    Моделирование виртуальных объектов возможно только на следующем этапе когнитивной деятельности. Наиболее значимым при определении двух типов моделирования является понятие направления моделирования: животное выстраивает «внутреннюю» модель мира и приводит ее в соответствие c внешними условиями; у человека другой тип согласования, он формирует две «внутренние» модели мира – фактическую и гипотетическую, выстраиваемую на основе прогностической деятельности, а затем воздействует на внешний мир, чтобы привести фактическую модель в соответствие с моделью результата. Когнитивная способность моделировать «виртуальные миры» есть только у человека, что отмечают многие исследователи. Именно она формирует особый тип мышления – мифологический, на базе которого развивается вся человеческая культура.

    Когнитивные модели синтезирующего типа разделяются на два основных класса: первичные модели отражают минимальные операции синтеза идентифицирующе-категоризирующих моделей; вторичные – представляют собой сложные конструктивные единства, формирующиеся на основе первичных. К первичным моделям относятся модели, базирующиеся на механизме аналогии. Аналоговый способ мышления представляет собой гносеологический механизм, актуальный для человеческого мышления как такового. Именно поэтому в качестве первичной синтезирующей модели рассматривается метафора и метонимия, представленные в теории концептуальной метафоры Дж. Лакоффа и М. Джонсона. Механизм метафоризации заключается в перенесении когнитивной структуры (кинестетической образ-схемы, фрейма) из понятийной сферы-донора на другую понятийную сферу – сферу-цель. Таким образом метафорическая модель формирует ракурс представления и восприятия определенной понятийной области. Метонимическая модель близка к метафорической, специфика ее заключается в том, что она совмещает объекты смежных классов.

    Вторичные синтезирующие модели – сложные когнитивные структуры, создаваемые на основе комбинирования первичных моделей. Это ментальные пространства Ж. Фоконье – ментальные модели любых ситуаций, не воспринимаемых непосредственно, в т.ч. ситуаций, которые создаются говорящим на основе языка – знаковой системы моделирующего типа. Еще более сложный модельный конструкт представляет собой картина мира. В гуманитарной сфере понятие картины мира формируется на основе работ неогумбольдтианцев Э. Кассирера, Й. Трира, Л. Вайсгербера. В сферу гуманитарных наук термин впервые был введен Л. Витгенштейном. В лингвистику его вводит Л. Вайсгербер. Термин и понятие «картина мира» было воспринято гуманитариями и стало активно разрабатываться во многих областях научной деятельности, но до настоящего времени оно не является целостным. В самом общем виде картина мира — «это система интуитивных представлений о реальности» (Руднев 1999: 127), вне которой не может существовать ни один человек. В реферируемой работе в фокус внимания попадает русская научная картина мира, однако результаты ее исследования показывают, что между нею и языковой или «наивной» картиной мира нет жесткой границы. Научная картина мира формируется на базе общекогнитивных моделей и является результатом действия общегносеологических механизмов.

    Метафорическая модель выступает как наиболее компактная модель интегрирующего типа, она занимает центральное положение в системе когнитивных моделей, так как основывается на идентифицирующих моделях и участвует в формировании более крупных – синтезирующих, именно эти свойства обусловливают значимость метафорических моделей в формировании научного дискурса.

    Вторая глава
  • 1   2   3   4   5   6

    Похожие:

    Лингвокогнитивное моделирование научного дискурса iconЛингвокогнитивное обоснование характера ассимиляции и культурной экспансии рекламного дискурса

    Лингвокогнитивное моделирование научного дискурса iconМоделирование систем
    Виды научного метода: теории, гипотезы, научные законы, научное моделирование, эксперименты, научные исследования, измерения
    Лингвокогнитивное моделирование научного дискурса iconКогнитивное моделирование институционального делового дискурса
    Охватывают отношения не только внутри организации, но и между организациями, а также между организациями и отдельными индивидами
    Лингвокогнитивное моделирование научного дискурса iconКогнитивное моделирование институционального делового дискурса
    Охватывают отношения не только внутри организации, но и между организациями, а также между организациями и отдельными индивидами
    Лингвокогнитивное моделирование научного дискурса iconРегулятивная специфика медийного дискурса журналистского расследования
    Работа выполнена в рамках совместного научного проекта кафедры журналистики Тверского государственного университета и кафедры теории...
    Лингвокогнитивное моделирование научного дискурса iconМакаров М. Л. М15 Основы теории дискурса
    М15 Основы теории дискурса. М.: Итдгк «Гнозис», 2003. 280 с. Isbn 5-94244-005-0
    Лингвокогнитивное моделирование научного дискурса iconМакаров М. Л. М15 Основы теории дискурса
    М15 Основы теории дискурса.— М.: Итдгк «Гнозис», 2003.— 280 с. Isbn 5-94244-005-0
    Лингвокогнитивное моделирование научного дискурса icon511211 – Математическое моделирование. Математическая биология и биоинформатика
    Актуальность развития инновационного научного направления и подготовки специалистов
    Лингвокогнитивное моделирование научного дискурса iconСовременные теории дискурса мультидисциплинарный анализ
    Современные теории дискурса: мультидисциплинарный анализ (Серия «Дискурсология»)– Екатеринбург: Издательский Дом «Дискурс-Пи», 2006,...
    Лингвокогнитивное моделирование научного дискурса iconЭкологический дискурс в повседневной культуре (социально-философский анализ) A. N. Levushin
    Для этого автор обосновывает понятия повседневного дискурса (показывая его противоречия и актуальность) и экологического дискурса....
    Разместите кнопку на своём сайте:
    Библиотека


    База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
    обратиться к администрации
    Библиотека
    Главная страница