В. М. Кузнецов «Проезжие» икраеведы-любители у истоков изучения традиционной культуры русского населения Южного Урала в дореволюционный период




Скачать 210.98 Kb.
НазваниеВ. М. Кузнецов «Проезжие» икраеведы-любители у истоков изучения традиционной культуры русского населения Южного Урала в дореволюционный период
Дата31.01.2013
Размер210.98 Kb.
ТипДокументы
В. М. Кузнецов


«Проезжие» и краеведы-любители у истоков изучения традиционной культуры русского населения Южного Урала в дореволюционный период


Накопление сведений о традиционной культуре русского населения Южного Урала началось практически с момента колонизации и освоения нашего края в XVII веке. Первые упоминания о русских семейных обрядах мы встречаем в записках путешественников, посетивших Урал в XVIII веке 1. Но эти свидетельства очень кратки, поскольку русский быт использовался в качестве фона для сравнительного описания обрядов и обычаев местных народов: башкир, калмыков, татар, черемисов (марийцев). Например, в «Дневных записках путешествия... по разным провинциям Российского государства в 1768 и 1769 го­ду» И. Лепехина мы читаем: «С того времени, как калмыки просвещены святым крещением, бывают одножены и сватовство оправляют по нашему закону, однако платят калым или выкуп за девку, который ей употребляется на приданое» 2. Такие же крупицы материала о быте местного русского населения встречаются в первых изысканиях по отечественной истории и географии 3.

Исследований или, по крайней мере, подробных свидетельств, описывающих местные русские свадебные обряды в XVII — начале XIX века, пока не выявлено. Известный этнограф, наш современник А. К. Байбурин объясняет это так: «Свое известно и потому неинтересно. Кроме того, свою жизнь не так-то просто разглядеть. “Лицом к лицу”... Для этого нужна дистанция» 4. А. К. Байбурин пишет, что при изучении этнографами собственного народа характерно установление и регулирование дистанции двух видов: временной и социокультурной, которые благополучно просуществовали в научном дискурсе до самого последнего времени. Образованные россияне, прежде всего приезжие горожане, свысока, но с интересом наблюдали за жизнью «простого народа», подобно тому, как «просвещенные» европейцы взирали на заморских аборигенов 5. Ярким примером такого «ориентализма» служат «Путевые заметки» о переселенцах на Южный Урал в конце XIX века А. Дедлова. На Новой пограничной линии путешественник был поражен странным сходством. Несколько лет до того он побывал в Африке на Ниле, и это вспомнилось ему в казачьем поселке на берегу одного из притоков Тобола. Похожими были там и здесь и погода — изнуряющая жара и сушь,— и люди, и нравы: «Дом, где я пишу эти строки, почти такой же, какой был там, на Ниле. Стены — из воздушного кирпича, потолок — из сосновых досок (в нильском доме он также был из русского леса), обстановка — дешевая Европа пополам с дешевой Азией, плохенькие зеркала, деревянные стулья, швейная машина и восточные ковры по лавкам вдоль стен. И там, и тут на улице слышны капризные крики верблюдов и дикие песни “туземцев”. Там распевали феллахи, рывшие канал; тут визжат толпы казачек, вот уже третий день напивающихся на свадьбе и с неуклюжими плясками шатающихся по поселку, несмотря на адский зной» 6.

Первые публикации, подробно характеризующие особенности семейного быта и обрядов русских на Южном Урале, относятся к середине XIX века. У истоков этнографии и фольклористики на Южном Урале стоит фигура В. И. Даля. В 1833—1841 годах он служил чиновником по особым поручениям у оренбургского генерал-губернатора В. А. Перовского, с которым они вместе учились в медицинском училище в Дерпте 7. Великий поэт, писатель и ученый был одним из учредителей Русского географического общества (РГО), основанного в 1845 году и превратившегося в подлинный научный центр по изучению народного быта и творчества всей страны. Впоследствии многие местные общественные деятели стали корреспондентами РГО. Оренбургскими мотивами наполнены также многие художественные произведения В. И. Даля; здесь он собирал материалы для своего «Толкового словаря живого велико-русского языка».

Одно из первых этнографических описаний южноуральского края — «Краткий очерк обычаев Челябинского уезда» в газете «Оренбургские губернские ведомости» за 1848 год — принадлежит, видимо, чиновнику, путешествовавшему по казенной надобности. Несмотря на «краткость времени», проведенного им здесь, автор отмечает: «Познакомившись с Оренбургской губернией и узнав местность ея, можно утвердительно сказать, что Челябинский уезд, в сравнении с другими, имеет свою особенность, и довольно интересную» 8.

Проезжему вторит местный священник Н. Шмотин, часто подписывавший свои «Этнографические очерки Челябинского уезда» в газете кратко — «Шм-н»: «Из девяти уездов, составляющих ныне нашу Оренбургскую губернию, Челябинский уезд, как по зажиточности, так и в других отношениях, имеет особую физиономию» 9. В «Записках священника», опубликованных «Оренбургскими губернскими ведомостями», дается краткое описание свадебных обрядов, подробно характеризуются основные свадебные чины, в том числе сва­товщик, тысяцкой, вежливец 10. В других очерках он пишет о пище, застольном этикете, одежде, приводит пример «похищения невесты» проезжим офицером и т. п. 11

В 1851 году в «Оренбургских губернских ведомостях» была напечатана интересующая нас статья М. Н. Ястребова 12. Публикация имела отрывочный характер и представляла собой собрание местных примет, быличек и детских игр. Автор очерка был учителем истории и географии в Челябинском уездном училище. С конца 1840-х годов он начал сотрудничать с РГО 13. Как и другие авторы того времени, Ястребов был скорее собирателем, чем исследователем. Тем не менее их публикации очень ценны для нас как первые шаги в изучении традиционной культуры нашего края.

К 1856 году относится рукопись священника Петропавловской церкви В. Аманацкого «Миасский завод и золотые промыслы в его округе», хранящаяся в архиве РГО 14. Наряду с прочими этнографическими сведениями он приводит материалы об одежде, пище, суевериях и праздниках местных жителей. Интересно упоминание автора о том, что по совершении венчания новобрачные прикладывались к местным иконам, причем невеста снимала со своей головы ленту и украшала ею венчик Богоматери, а также рассказ о составе за­проса и свадебных расходах.

Следующие работы по данной теме были напечатаны «Оренбургскими губернскими ведомостями» в 1871 году. Это были уже развернутые очерки о свадебных обрядах крестьян Кочердыкской волости Челябинского уезда 15 и оренбургских казаков Новолинейного района, преимущественно от укрепления Наслединка до Троицка 16. В этих статьях характеризуется главный распорядитель на свадьбах — дружка. У А. Ф. Божко особый интерес представляют сообщения о ряжении подружек невесты накануне, а свекрови — на следующий день после свадьбы.

Очень важны также наблюдения В. Н. Плотникова по материальным компонентам свадебной обрядности: одежде, пище, различным дарам. Его сочинение напоминает живые зарисовки с натуры, написано колоритным языком с большой долей юмора. Сам Владимир Николаевич — выходец из известной казачьей семьи, член-сотрудник Оренбургского отдела Императорского Русского географического общества, действительный член Оренбургского стати­стического комитета.

Безусловно, положительное значение имел тот факт, что и в дальнейшем изучением истории и фольклора края занимались местные уроженцы. Уровень грамотности и культуры в Оренбургском казачьем войске был достаточно высок, а казачьи офицеры получали общее и специальное военное образование.

В 1873 году начал выходить печатный орган Оренбургской епархии — газета «Оренбургские епархиальные ведомости». Для организации обратной связи с сельскими священниками в неофициальном отделе издания наряду с житиями святых, биографиями деятелей церкви, поучениями и наставлениями по борьбе с расколом публиковались отклики читателей, их наблюдения и размышления о насущных проблемах местной жизни, историко-статистические описания приходов. Первоначально общепринятая структура описания прихода отсутствовала, что «давало простор воображению корреспондента» 17. Впо­следствии была опубликована редакционная программа сбора материала — анкета, предназначенная для местных священников: «Мы будем иметь полную историю описания России только тогда, когда будет описана каждая деревенька нашего обширного отечества» 18. Всего было опубликовано около 20 таких статей; некоторые из них предоставляют нам богатый этнографический материал. Можно выделить описания приходов сел Травянское 19, Сухоборское 20, Долгое и слободы Куртамыш 21.

Два описания свадебных обрядов населения Троицкого уезда в 1881 году, помещенные в «Оренбургских губернских ведомостях» и «Оренбургских епархиальных ведомостях», позволяют сравнить традиции бывших горнозаводских крестьян — мастеровых Миасского завода 22 и оренбургских казаков 23. Священник С. Н. Сементовский, хотя и употреблял распространенное в то время определение «казачье простонародье», очень доброжелательно и сочувственно относился к своим прихожанам, особенно сельчанкам. В своем очерке он уделяет внимание правилам выбора невесты, участию священника в заключении брака, роли дружки-знахаря в свадьбе.

Действительный член Уфимского губернского статистического комитета Р. Г. Игнатьев, находившийся на государственной службе, получал поддержку и помощь властей при сборе интересующего материала. Так, например, граждан­ский губернатор Г. С. Аксаков, разрешив ему 22 августа 1866 года отправиться для составления статистических описаний, просил «господ Начальствующих и присутственные места всех ведомств в губернии, а также и казенныя и частныя заводоуправления оказывать ему всякое законное содействие» и в случае его требования дозволить осмотреть архивы 24. Р. Г. Игнатьев описал не только свадебные, но и родильные и похоронные обряды. Ранее он поместил эти сведения в сокращенном варианте в этнографическом очерке о Миасском заводе 25.

В 1882 году напечатана книга «Отрывки из народного творчества Перм­ской губернии», которая подвела итог многолетнему собиранию устной народной поэзии в Екатеринбургском уезде 26. В сборнике содержалось множество свадебных песен с подробными описаниями обрядов Кыштымского и Нижне-Уфалейского заводов. Несколько позднее А. А. Дмитриевым были опубликованы свадебные обряды и тексты 74 песен деревни Косой Брод Екатеринбург­ского уезда 27. Профессор А. И. Лазарев подчеркивал, что А. А. Дмитриев не был собирателем фольклора «в полном смысле этого слова»: он только отредактировал и обнародовал материалы учителя начального училища П. А. Некрасова, записанные еще в 1850—1860-е годы 28. Эти материалы свидетельствуют о традиционном характере ритуалов горнозаводских крестьян в середине XIX века: «И вот здесь, на далеком Урале, почти в первобытной своей чистоте сохранилась старинная русская свадьба со всеми ее обрядами и песнями, именно свадьба XVI в.» 29.

В архиве РГО имеется обширное фольклорно-этнографическое собрание чиновника переселенческого ведомства С. М. Пономарева. Собрание это было передано в архив редакцией журнала «Северный вестник» в 1890 году после смерти собирателя (скончался на двадцать четвертом году жизни). Записи были опубликованы лишь частично. Две работы посвящались семейному быту южноуральцев. Особенно интересна статья «Семейная община на Урале» 30, в которой анализируются причины складывания и долгого сохранения большой семьи с патриархальной властью большака. Во второй статье о свадебных обрядах оренбургских казаков и крестьян деревни Павловки Оренбургского уезда 31 особое внимание уделяется кладке (плата жениха невестиной родне), составу приданого, дарообмену сторон во время свадьбы. Материалы собрания и печатные труды С. М. Пономарева характеризуют его «как одного из представителей демократической фольклористики 80-х годов XIX в.» 32.

У казачьих офицеров «академический интерес» к изучению народной жизни подогревался прикладным характером исследований, связанных с определением времени образования ОКВ 33. Историко-этнографический очерк о городке Сакмарском 34, основанном в 1713 году, то есть на 30 лет раньше Оренбурга, представляет собой комплексное описание традиционного уклада жизни сакмарцев, ведущих свое происхождение от уральцев — яицких казаков. Обращают на себя внимание пережиточные, очень старинные явления, а также элементы, заимствованные у коренного тюркского населения. В 1891 году был опубликован «Историко-статистический очерк Оренбургского казачьего вой­ска» 35. В нем дано очень краткое описание свадебных обрядов, а также сообщается о браках казаков-нагайбаков, традиционной пище, проводах казаков на службу и храмовых праздниках.

Автор множества статей о традиционном быте крестьянского населения Оренбургского уезда А. П. Кузнецов подробно описал осенне-зимние посиделки молодежи — капустки, лапотные, чулочные и кудельные засидки 36. Им также записаны все этапы, участники свадебной игры на Южном Урале и большое количество обрядовых песен, напечатанных позднее в сборнике, в котором были представлены материалы по фольклору и быту практически всей России 37.

Через 33 года после М. Ястребова и Н. Шмотина — в 1894 году — опубликовал описание свадебных обрядов казаков Челябинского уезда А. Завьялов 38. Его материалы показывают возросшую самостоятельность молодежи в выборе супруга и при заключении брака. Интересно добавление о заключительных свадебных пиршествах: похмельном столе, переездинах и посиденках. В том же году вышла статья сельского священника Л. Горбунова с описанием быта жителей села Романовского, свадебных и других обрядов, текстами заговоров 39. Деревенским батюшкой был и автор брошюры «Из быта села Птичьего» (Челябинского уезда), изданной в 1902 году 40. Первое упоминание о селе Птичьем относится к 1819 году, а село Романовское основано переселенцами в конце XIX века. Знакомство с этими работами позволяет сравнить традиции старожилов и переселенцев, проследить, как на новом месте соблюдаются обряды и обычаи, привезенные ими из прежних мест проживания. Конечно, переселенцы жили беднее по сравнению со старожилами, которые относились к ним пренебрежительно, с неохотой заключали браки с новыми соседями 41.

Особо следует отметить работу классика русской этнографической науки Д. К. Зеленина о быте казаков, которую он написал после поездки «на кумыс» в поселок Благословенный под Оренбургом. Эта поездка еще не освещена в биографической литературе о Зеленине 42. Всего за месяц Д. К. Зеленину удалось собрать ценный материал. Он интересен тем, что позволяет увидеть результат формирования общих традиций у жителей нового поселка и одновременно оценить влияние крупного города на сельский быт; Благословенка находилась недалеко от губернского центра. Исследователь подчеркивал растущее стремление к самостоятельности и «сыновний эгоизм» у казачьих детей. У казаков ему не понравилось; с гораздо большей симпатией Зеленин относился к староверам Усень-Ивановского завода в Белебеевском уезде Уфим­ской губернии, у которых побывал в то же лето 43.

Многие из авторов этнографических описаний того времени, наоборот, сами являлись носителями традиции или имели непосредственный контакт с информаторами, пользовались их заслуженным уважением. Например, А. И. Кривощеков был родом из казачьей семьи, являлся большим знатоком обрядов и обычаев оренбургских казаков. Он долгое время работал сельским учителем, был директором гимназии в городе Троицке. Впоследствии его избирали председателем Троицкого Совета казачьих депутатов, а также депутатом Учредительного собрания по казачьему списку 44. В начале ХХ века преимущественно в журнале «Вестник Оренбургского учебного округа» (Уфа) им были опубликованы статьи, которые в совокупности можно назвать «энциклопедией казачьей жизни» 45. Он описал обряды при рождении детей, свадьбы, помочи, проводы казаков на службу и т. д. 46

В 1904—1910 годах вышел четырехтомник А. И. Мякутина «Песни оренбургских казаков» 47, который можно признать своеобразной вершиной деятельности по собиранию русского фольклора на Южном Урале в дореволюционный период. В этих книгах приводятся не только тексты, но и мелодии песен, указывается, в каких ситуациях они исполнялись, где опубликованы схожие варианты. Материалов о самих обрядах мало, но они очень разнообразны: это описания свадеб, кстин (крестин), проводов казаков на службу. Сведения предоставили добровольные помощники А. И. Мякутина — нестроевой казак П. Вопилов из станицы Кундравинской, урядник Ф. Д. Ефимов из станицы Магнитной, ветеринарный фельдшер Г. А. Киселев из станицы Нижнеозерной.

Следует отметить, что процесс накопления материалов о свадебной обрядности русского населения в дореволюционный период шел и в других губерниях Уральского региона: Пермской, Уфимской и Тюменской. Свадебные церемонии чаще всего описывали отдельно, а родинно-крестинную и похоронную, как правило, включали в общие описания семейных обрядов или статьи по народным верованиям, народной медицине и т. п. 48 Описания семейных отношений часто имели остро публицистический характер.

Необходимо подчеркнуть, что имеющиеся в доступных нам материалах сведения географически размещены неравномерно. Например, семейный быт населения Шадринского уезда освещается в шести работах (две из них не опубликованы) 49, и, наоборот, по Орскому уезду, выделенному в 1865 году из Оренбургского, не известно каких-либо заметных публикаций того периода. Нужно отметить также склонность дореволюционных авторов давать обобщенные названия своим работам: «свадебные обряды» целого «войска», «губернии» или «уезда». Эту тенденцию нельзя объяснить только одной не­обходимостью броских заголовков в газетах и журналах, рассчитанных на массового читателя. Например, оренбургские казаки достаточно долго проживали на Южном Урале, и у них имелось множество возможностей для формирования общих традиций — на службе, в ходе освоения территории Новолинейного района и т. д.

Итак, до революционных событий 1917 года и последовавшей за ними Гражданской войны у русских на Южном Урале бытовал традиционный семейный уклад. Вместе с тем это был период сложных этноэволюционных и этнотрансформационных процессов, связанных с формированием постоянного населения в результате пересечения потоков переселенцев из различных регионов «коренной» России, с взаимодействием между русскими и представителями местных и таких же пришлых на Урал народов, с приспособлением к влиянию индустриальной цивилизации.

Подводя итоги дореволюционному этапу изучения свадебной обрядности на Южном Урале, следует признать ощутимые успехи в деле накопления фактического материала. Например, «Оренбургские губернские ведомости», «Оренбургские епархиальные ведомости», «Вестник Оренбургского учебного округа» в каждом номере выделяли специальный неофициальный (научный) отдел для такого рода публикаций. Но, к сожалению, приходится констатировать, что давно опубликованные описания семейного быта южноуральцев начинают утрачиваться. В них имеются сведения, не дошедшие к нам из других источников, однако они недоступны массовому читателю: эти редкие публикации — каждая по-своему ценна — рассеяны по малотиражным сборникам, газетам и журналам. После 1917 года изучение семейного быта русского населения продолжалось. В 1920—1950-е годы опубликованы материалы, сбор которых был начат еще до революции. Теперь уже этнографы и фольклористы исследовали явления не современной им действительности, а все более уходящие в прошлое.


1 См.: Паллас П.-С. Путешествия по разным местам Российского государства. Ч. 1—3. СПб., 1773—1788.

2 Лепехин И. Дневные записи путешествия доктора Академии наук адъютанта И. Лепехина по разным провинциям Российского государства в 1768 и 1769 году. СПб., 1795. Ч. 1. С. 225.

3 См.: Татищев В. Н. Избранные труды по географии России. М., 1950; Рычков П. И. Топография Оренбургской губернии. Уфа, 1999.

4 Байбурин А. К. Этнография нашего времени (Предисловие) // Утехин И. В. Очерки коммунального быта. Изд. 2-е, доп. М., 2004. С. 7—8.

5 См.: Эткинд А. Бремя бритого человека, или Внутренняя колонизация России // Ab imperio. 2002. № 1. С. 265—297.

6 Дедлов А. Переселенцы на новые места. Путевые заметки. СПб., 1894.

7 См.: Даль В. И. Оренбургский край в художественных произведениях писателя / Сост.: А. Г. Прокофьева и др. Оренбург, 2001. С. 11.

8 Уржумцев И. В. Краткий очерк обычаев Челябинского уезда // Оренбургские губернские ведомости (ОГВ). 1848. № 7.

9 Ш[моти]н Н. Этнографические очерки Челябинского уезда // ОГВ. 1848. № 47.

10 См.: Шм[оти]н [Н.] Свадебный обряд в Челябинском уезде. Из записок священника // Оренбургские епархиальные ведомости (ОЕВ). 1851. № 43. С. 132—133.

11 См.: Шм[оти]н Н. Каракульский и окрестные с ним отряды (Челябинского уезда) // ОГВ. 1863. № 2, 7, 14—15; Шмотин Н. Очерк уездного г. Троицка // ОГВ. 1867. № 33, 35, 36.

12 См.: Ястребов М. Н. Народные поверья, суеверья, знахарство, россказни и проч. в Троицком и Челябинском уездах // ОГВ. 1851. № 9.

13 См.: Боже В. С. Ястребов Матвей Никифорович // Челябинск: Энцикл. / Сост.: В. С. Боже, В. А. Черноземцев. Изд. испр. и доп. Челябинск, 2001. С. 1080.

14 См.: Зеленин Д. К. Описание рукописей Ученого архива Русского географического общества. Вып. 2. Пг., 1915.

15 См.: Божко А. Ф. Свадебные обряды (по Кочердыкской волости) Челябинского уезда // Справочная книжка Оренбургской губернии на 1870 год. Оренбург, 1871. С. 15—28.

16 Плотников В. Н. Очерк свадебных обрядов у оренбургских новолинейных казаков // Записки Оренбургского отдела Русского географического общества. Казань, 1871. Вып. 2. С. 169—200.

17 Романов А. П. Историко-статистические описания приходов в «Оренбургских епархиальных ведомостях» в 1873—1898 гг. // Исторические чтения. Мат. науч. конф. «Неизвестный Челябинск», «Церковь и религия на Урале». Челябинск, 1996. С. 153—155.

18 ОЕВ. 1896. Вып. 13.

19 См.: Виноградов П. Церковно-приходская летопись села Травянского Свято-Троицкой церкви // ОЕВ. 1875. Вып. 2, 5, 7, 9—12, 14—17.

20 См.: Шмотин П. Историко-статистический очерк села Сухоборского Оренбург­ской губернии Челябинского уезда // ОЕВ. 1882. Вып. 13.

21 См.: Чернавский Н. М. Село Долгое // ОЕВ. 1901. № 15. С. 561; Он же. Слобода Куртамыш // ОЕВ. 1897. № 3. С. 138—140.

22 См.: Игнатьев Р. Г. Обряды при свадьбах у бывших казенных горнозаводских крестьян Троицкого уезда // Оренбургские губернские ведомости. 1881. № 40—43.

23 См.: Сементовский С. Н. Свадебные обычаи по казачьим селениям Троицкого уезда // ОЕВ. 1881. № 5. С. 194—202, № 6. С. 234—240.

24 См.: Государственный архив Оренбургской области, ф. 94, оп. 1, д. 2, л. 48.

25 См.: Игнатьев Р. Г. Миасский завод // Сборник статистических, исторических и археологических сведений по бывшей Оренбургской и нынешней Уфимской губернии / Под ред. Н. Гурвича. Уфа, 1868. С. 57—87.

26 См.: Шишонко В. Н. Отрывки из народного творчества Пермской губернии. Пермь, 1882.

27 См.: Дмитриев А. А. Свадебные обряды и песни Билимбаевского завода Екатеринбургского уезда // Зап. Уральского общества любителей естествознания. Т. 13. Вып. 1, 2. Екатеринбург, 1892.

28 См.: Лазарев А. И. Рабочий фольклор Урала: Об основных этапах становления и развития нового типа художественного мышления народа. Иркутск, 1988. С. 17.

29 Мамин-Сибиряк Д. Н. Дикое счастье (Черновой вариант) // Д. Н. Мамин-Сибиряк. Полн. собр. соч. В 12 т. / Под ред. Е. А. Боголюбова. Свердловск, 1949. Т. 4. С. 342.

30 См.: Пономарев С. М. Семейная община на Урале // Северный вестник. 1987. № 1. С. 1—38.

31 См.: Пономарев С. М. Очерки народного быта. Обрядовый обычай // Северный вестник. 1890. № 6. С. 58—76.

32 Ширяева П. Г. Семен Михайлович Пономарев (из истории русской фольклористики 80-х годов XIX века) // Русский фольклор. Т. 4. Л., 1988. С. 174.

33 См.: Оборкин А. И. История оренбургского казачества в трудах войсковых офицеров (60-е годы XIX — начало ХХ вв.) // Казаки Урала и Сибири в Х—ХХ вв.: Сб. науч. трудов. Екатеринбург, 1993. С. 127.

34 См.: Юдин П. Л. Городок Сакмарский (историко-этнографический очерк) // Оренбургские губернские ведомости. 1890. № 30—33.

35 Стариков Ф. М. Историко-статистический очерк Оренбургского казачьего войска. Оренбург, 1891.

36 См.: Кузнецов А. П. Засидки // Оренбургский листок. 1891. № 40; Он же. Капустинские вечера // Оренбургский листок. 1891. № 39; Он же. Этнографические очерки // ОГВ. 1896. № 41—43.

37 См.: Кузнецов А. П. Свадьба Оренбургского уезда Оренбургской губернии // Великорусс в своих обрядах, песнях, обычаях, верованиях, сказках, легендах... Материалы, собранные и приведенные в порядок П. В. Шейном. Т. 1, вып. 1. СПб., 1898. С. 750—765.

38 См.: Завьялов А. Свадебные обряды казаков Челябинского уезда // Оренбургский край. 1894. № 220, 223, 226.

39 См.: Горбунов Я. Село Романовское, заговоры, свадебные и другие обряды среди жителей этого села // Оренбургский листок. 1894. 13 мая.

40 См.: Невзоров А. С. Из быта села Птичьего. Юрьев, 1902.

41 См.: Андреевская волость Челябинского уезда // Справочная книжка Оренбург­ской губернии на 1870 год. Издание Оренбургского губернского статистического комитета. Оренбург, 1869. С. 29—30.

42 Иванова Т. Г. Русская фольклористика начала ХХ века в биографических очерках. СПб., 1993.

43 См.: Зеленин Д. К. У оренбургских казаков // Этнографическое обозрение. 1905. № 4. С. 54—78; Он же. Черты быта Усень-Ивановских староверов // Известия Импе-раторского Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. Т. 21. 1905. № 3.

44 См.: Абрамовский А. П., Кобзов В. С. Кривощеков Александр Иванович // Челябинск: Энцикл. / Сост.: В. С. Боже, В. А. Черноземцев. Изд. испр. и доп. Челябинск, 2001. С. 433; Боже В. С. Указ. соч.

45 См.: Баканов В. П. Пропагандист истории и культуры оренбургского казачества А. И. Кривощеков // Казачество Оренбургского края XVII—ХХ вв. Оренбург, 1992.

46 См.: Кривощеков А. И. Поверья и предрассудки у оренбургских казаков // Вестник Оренбургского учебного округа. Уфа, 1913. № 1. С. 16—27; № 2. С. 40—52; Он же. Обряды и обычаи оренбургских казаков // Вестник Оренбургского учебного округа. Уфа, 1915. № 1—7.

47 Мякутин А. И. Песни оренбургских казаков. Оренбург. Вып. 1. 1904; Вып. 2. 1905; Вып. 3. 1906; Вып. 4. Песни обрядовые, духовные стихи, апокрифы, заговоры, очерки обрядов. 1910.

48 См.: Афанасьев И. Домашний быт деревни Корчажной Карасинской волости Челябинского уезда // Вестник Оренбургского учебного округа. 1914. № 4. С. 181—183.

49 См.: Государственный архив Свердловской области, ф. 100, оп. 1, д. 714, 718.

Похожие:

В. М. Кузнецов «Проезжие» икраеведы-любители у истоков изучения традиционной культуры русского населения Южного Урала в дореволюционный период icon1933 гг в России и Украине: трагедия советской деревни
Южного Урала, весьма полезные для определения масштабов и демографических последствий голода в российской деревне, а также материалы...
В. М. Кузнецов «Проезжие» икраеведы-любители у истоков изучения традиционной культуры русского населения Южного Урала в дореволюционный период iconЮжного Урала" на 2011-2015 годы"
Утвердить прилагаемую областную целевую программу "Дети Южного Урала" на 2011-2015 годы
В. М. Кузнецов «Проезжие» икраеведы-любители у истоков изучения традиционной культуры русского населения Южного Урала в дореволюционный период iconКонкурс проводится гоу дод «Детско-юношеский центр «Школа традиционной народной культуры»
«Школа традиционной народной культуры» с целью организации деятельности обучающихся по изучению традиционной культуры, активизации...
В. М. Кузнецов «Проезжие» икраеведы-любители у истоков изучения традиционной культуры русского населения Южного Урала в дореволюционный период iconПолотенце в традиционной культуре
Невидимые прочные нити связывают его и с духовной жизнью этноса. Исходя из всего этого можно с уверенностью утверждать, что данная...
В. М. Кузнецов «Проезжие» икраеведы-любители у истоков изучения традиционной культуры русского населения Южного Урала в дореволюционный период iconГеохимические индикаторы условий голоценового седиментогенеза на урале
Целью данной работы является поиск общих геохимических индикаторов палеоусловий голоцена Южного Урала на основе изучения донных осадков...
В. М. Кузнецов «Проезжие» икраеведы-любители у истоков изучения традиционной культуры русского населения Южного Урала в дореволюционный период iconПоложение о проведении в 2011-2012 годах областного конкурса «Изобретатель Южного Урала»
Настоящее Положение определяет порядок организации и проведения в 2011-2012 годах областного конкурса «Изобретатель Южного Урала»...
В. М. Кузнецов «Проезжие» икраеведы-любители у истоков изучения традиционной культуры русского населения Южного Урала в дореволюционный период icon4 «Откуда есть пошла земля русская». У истоков Российской государственности 6
Дворянские усадьбы Ленинградской области – хранители духовной культуры русского народа
В. М. Кузнецов «Проезжие» икраеведы-любители у истоков изучения традиционной культуры русского населения Южного Урала в дореволюционный период iconАрхитектурно-градостроительное наследие южного урала
Охватывает цикл историко-теоретических дисциплин и работу с дипломниками. Он апробирован диссертантом в научно-педагогической практике....
В. М. Кузнецов «Проезжие» икраеведы-любители у истоков изучения традиционной культуры русского населения Южного Урала в дореволюционный период iconУчебно-тематический план курса, требования к уровню подготовки обучающихся. В программе определена следующая структура изучения курса: 6 класс «Введение в краеведение Южного Урала»
Для изучения учебного предмета «Краеведение» на ступени основного общего образования отводится 140 часов. В том числе: в VI классе...
В. М. Кузнецов «Проезжие» икраеведы-любители у истоков изучения традиционной культуры русского населения Южного Урала в дореволюционный период iconУчебно-методический комплекс по дисциплине «вопросы традиционной духовной культуры русского народа. Обрядоведение»
Специальность утверждена приказом Министерства образования Российской Федерации №686 от 02. 03. 2000г
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница