К. А. Соловьев C;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века




НазваниеК. А. Соловьев C;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века
страница6/22
Дата25.01.2013
Размер3.67 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Примечания


1. HAS (International Institute for Asian Studies), Leiden, February 24, 2001, p. SO.

2. ЛЕНИН В. И. Избранные произведения в трех томах. Т. 3. М. 1982, с. 565.

3. СИМОНИЯ Н. А. Что мы построили. М. 1991, с. 150.

4. ЛЕНИН В. И. Избранные произведения, т. 3, с. 510.

5. Там же, с. 534, 672, 679.

6. КАРЛУСОВ В. В Развитие частного предпринимательства в Китае. М. 1996 с. 24.

7. Там же, с 25.

8. «Документы XIII Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая». Пекин 1988 с. 32 (на кит. яз.).

9. Там же, с. 32.

10. СИМОНИЯ Н. А. Ук. соч., с. 231.

11. КАРЛУСОВ В В. Ук. соч., с. 91.

12. ДЕЛЮСИН Л. Исповедь старого коммуниста.— Азия и Африка сегодня, 2000, № 7, с. 21.

13. СЕРГЕЕВ П. О «бедном» чеболе замолвите слово...— Азия и Африка сегодня, 2001 № 2, с. 27.

14. См. подробнее: КАРПОВ М. Заботы и тревоги «другого Китая».— Азия и Африка сегодня, 2000, № 8, 9.

15. КАРЛУСОВ В. В. Ук. соч., с. 28.

16. Там же, с. 28—29.

17. См. подробнее: АРСЛАНОВ Г. Винтовка и власть в современном Китае.— Азия и Африка сегодня, 2001, № 4, с. 20—25.

18. ФЕДОРОВ В. А. Армия и модернизация в странах Востока. М. 1999, с. 3—4.

19. АРСЛАНОВ Г. Ук. соч., с. 20.

20. МЕЛЬЯНЦЕВ В. А. Экономический рост в развивающихся странах: достижения, контрас­ты и парадоксы. Часть 1.— Восток, 2001, № 1, с. 75.

21. СЕРГЕЕВ П. Ук. соч., с. 29.

22. Диалог Китая с ВТО: значение для России (обмен мнениями).— Восток, 2000, № 6, с. 63.

23. ПОПОВ В. В. Китай и Россия: от плана к рынку.— Независимая газета, 30.VIII.2001.

24. БЕРЕЗНЫЙ Л. А. Рецензия на книгу J. К. Fairbank, M. Goldmman. China. A new History. Cambridge [Mass.].— London, Harvard Univ. Press. 1998.— Восток, 2001, № 2, с. 206—207.

25. ДУБРОВИН Д. «Несоциалистический» Вьетнам.— Азия и Африка сегодня, 2001, № 5, с. 31.

26. ИОАНЕСЯНС. ЛНДР— 25 лет. Модернизация экономики.— Азия и Африка сегодня, 2000, № 11, с. 15, 18.

27. См. подробнее: МОРЕВ Л. ЛНДР — 25 лет. Вектор развития. Там же, с. 10—14.

28. Диалог Китая с ВТО.., с. 64.

29. IIAS Newsletter, № 24, р. 50.

30. САЛИЦКИЙ А. И. Китай— новая система в мировом хозяйстве.— Восток, 1999, № 1, с. 97.

31. ДЕЛЮСИН Л. Модернизация и учение Конфуция.— Азия и Африка сегодня, 2001, № 7, с. 11.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПОРТРЕТЫ

Бертран Рассел


В. П. Зайцев


Имя Бертрана Рассела (1872—1970) было широко известно в середине XX в. не только в Великобритании, но и во всем мире. Соотечественники назы­вали его «вторым великим англичанином». Старейшая воскресная газета «The Observer» писала, что Бертран Рассел «самый великий англичанин после Уинстона Черчилля», который, как известно, дважды занимал пост премьер-министра и был не только политиком, но и видным историком, лауреатом Нобелевской премии по литературе (1953 г.). Правда, журна­листы тех лет отмечали, что такое сопоставление двух выдающихся сынов Британии XX века скорее должно льстить Черчиллю, чем Расселу 1.

Лорд Бертран Артур Уильям Рассел прославил свое имя научными трудами не только в Англии, но и в Америке, Западной Европе, Индии и в Китае. Его, вероятно, знали лучше, чем любого другого, жившего в XX в., британского философа, историка, общественного деятеля и пуб­лициста. После его кончины английские газеты писали, что мир обеднел с потерей Бертрана Рассела— математика, философа, логика, педагога-теоретика и общественного деятеля, борца за мир и гуманизм, лауреата Нобелевской премии по литературе (1950 г.). Его хорошо знали многие британские и зарубежные ученые (Рассел с 1908 г. являлся членом Королев­ского научного общества — аналог РАН), а также парламентарии страны многих поколений как старейшего члена (с 1931 г.) палаты лордов 2.

Бертран Рассел «аристократ-бунтарь и яркая личность», как называли его журналисты, прожил почти вековую, богатую событиями жизнь, актив­ным участником многих из которых ему довелось быть. Можно сказать: история его жизни и деятельности представляет собой отражение истории Англии почти за целое столетие 3. Перу Рассела принадлежит около 60 квит, как научных, так и научно-популярных.

Выдающийся ученый и публицист XX в. «писал по вопросам филосо­фии, математики, социальной истории, экономики, психологии, морали, образования, истории мысли, брака, секса и международной политики»,


Зайцев Валентин Павлович — кандидат исторических наук.


а также по проблемам логики 4. Своеобразным ключом к пониманию характера Рассела и проявлению у него многогранных научных интересов и разносторонней общественной деятельности могут служить его собствен­ные слова. «Три страсти, простые, но необычайно сильные,— говорил он,— управляли моей жизнью: жажда любви, поиски знаний и нестерпимая жалость к страданиям человечества» 5.

Старинный род Расселов, выходцем из которого был Бертран, принад­лежал к феодальной знати и известен с XVI века. Основы его родового богатства были заложены гораздо раньше. Историки сообщают, что Расселы «владели обширными владениями со времен Чосера» (т. е. с конца XIV в.). С XVII в. один из отпрысков этого рода носил титул герцогов Бедфордов, еще раньше Расселы как крупные феодалы обладали титулом графов 6.

Бертран Рассел родился в имении родителей в Равенскрофте (графство Монмутшир) 18 мая 1872 года. Его мать скончалась, когда Бертрану исполнилось два года. В 4-х летнем возрасте его постигло новое горе — смерть отца. «...Решением Верховного суда мы (Бертран и его старший брат. — В. 3.) были отданы на попечение бабушки и деда. Мой дед, известный государственный деятель, умер в 1878 году 7, и вопрос о том, как меня воспитывать, решила его вдова», — вспоминал позднее Б. Рассел 8. И хотя, непосредственной опекуншей была бабушка, в автобиографии Бертран непременно подчеркивал свою принадлежность к семье знаме­нитого деда.

О заслугах его деда Джона Рассела перед Великобританией и сегодня можно узнать, побывав в Вестминстерском аббатстве — усыпальнице анг­лийских королей, государственных деятелей, знаменитых людей страны. Его бюст находится там в «компании» таких великих англичан, как И. Ньютон, Ч. Дарвин, Ч. Диккенс и многие другие. Автор книги о Б. Расселе английский философ и публицист Д. Льюис считает, что его дед лорд Джон Рассел был великим либеральным премьер-министром, который выступал за радикальные реформы во многих сферах деятельности прави­тельства 9.

В раннем детстве Бертрану довелось слушать рассказы дедушки о встречах с пленным Наполеоном. А в юности Бертран встречался с У. Гладстоном, преемником деда на посту премьера. Приходилось ему общаться и с поэтом, лордом А. Теннисоном — соседом Расселов. Хотя, по словам самого Б. Рассела, его детство прошло в одиночестве. Он объ­яснял это двумя обстоятельствами. Во-первых, его брат Фрэнк был на семь лет старше, а во-вторых, в школу Бертрана не отдали. И тем не менее, в своей «Автобиографии» он рассказал как в возрасте 11 лет начал интересоваться философией... в объеме всего академического курса. Тогда же он проявил интерес к математике. Его старший брат в ту пору изучал в школе математику Евклида, он давал первые уроки по этому предмету Бертрану. И именно для него математика стала ближе, чем для Фрэнка. Что касается изучения Бертраном философии, то, по сути дела, «выбор» за него был сделан еще с пеленок. Его отец, виконт Эмберли по научным взглядам был рационалистом и он определил Джона Стюарта Милля, философа и общественного деятеля в качестве «крестного отца» своего сына. Между тем, с помощью гувернанток и домашних учителей Бертран получил прекрасное образование, овладел несколькими языками, в том

числе немецким и французским. И сам он много читал. В полном его распоряжении была библиотека деда — «удивительное собрание книг» 10.

Несмотря на строгие семейные традиции и воспитание в духе морали викторианской эпохи, юного Бертрана не тяготили религиозные каноны. После смерти бабушки он оставался «на попечении атеистов». Его дед и бабушка никоим образом не настаивали, чтобы их внук посвятил себя религиозному образованию. Как вспоминал Рассел, в их семье «не было проповеди вечного наказания и веры в буквальную истинность Библии... Приблизительно в 14 лет мои мысли обратились к теологии. В последую­щие четыре года я последовательно отверг свободу воли, бессмертия и веру в бога». По-видимому, именно в юношеские годы у Бертрана появились первые проблески атеистического мышления. Хотя до 18 лет он продолжал верить в бога деистов, т. е. в существование мирового разума Щ

В оценке отношения Рассела к религии многие исследователи сходятся на том, что он был атеистом, правда, с оговорками. В 1948 г. Рассел в диспуте с отцом— иезуитом Ф. Коплстоном на вопрос собеседника: «Скажите, Ваша позиция — это агностицизм или атеизм?», ответил: «Моя позиция — это позиция агностика» Ч Между тем Рассел имел четкое фило­софское кредо атеиста: «Мы не верим в б-о-г-а, но мы верим в превосходст­во человечества. Мы не верим в загробную жизнь, но мы верим в бессмер­тие через добрые дела» 13. Так или иначе он называл себя свободомыс­лящим, агностиком или атеистом, всегда был последовательным в осуждении лицемерия в устах ортодоксов. Радикальные исследователи его взглядов на сей счет считают, что атеизм Рассела, каким бы воинствующим он ни был, представляет собой всего лишь критику религии, ее явных недочетов и вопиющих противоречий 14.

В 1889 г. Бертран поступил в Тринити-Колледж Кембриджского уни­верситета. В этом ему способствовал экзаменатор, молодой математик Альфред Норт Уайтхед, убедившийся в одаренности 17-летнего абитуриен­та. Поступив в университет, Бертран изучал математику, философию, а так­же с увлечением постигал логику. Что касается изучения философии, то от «большей части того, чему он научился в Кембридже, ему пришлось отказаться». Знания, полученные в одиночестве старой библиотеки, оказа­лись более надежными» ls, — вспоминал Рассел.

Атмосфера в Кембридже была весьма своеобразной, но в целом бла­гоприятной для юного Рассела. В годы студенчества его воодушевляло то, что в стенах этого, одного из старейших, университетов в свое время учились Ч. Дарвин и И. Ньютон. В университете Рассел увлекся философией Гегеля и его английского эпигона Ф. Брэдли, затем учением древнегре­ческого философа-идеалиста и математика Платона. На формирование философских взглядов Рассела большое влияние оказал Г. Лейбниц — не­мецкий философ, математик и физик. В итоге, ему удалось издать книгу на эту тему 1б.

В 1894 г. Рассел окончил университет и был зачислен на дипломатичес­кую службу. Он отправился в Париж в качестве атташе британского посоль­ства во Франции, но вскоре оставил эту службу и занялся изучением социал-демократического движения в Германии. С этой целью в 1895 г. Рассел дважды посетил Берлин. Поездки туда он использовал для краткос­рочной учебы в Берлинском университете. В результате Рассел подготовил свой первый труд по социально-историческим проблемам немецкой социал­

демократии 17. Вскоре он защищает диссертацию в Кембридже избирается членом ученого совета Тринити-Колледжа. Характерно, что в диссертации, на основе которой была издана книга «Опыты обоснования геометрии» (1897 г.), автор впервые критикует гегельянство 18. Так обе научных дис­циплины, которые Рассел изучал в университете, тесно сплелись в его первом научном труде по проблемам математики. Но все-таки математика вкупе с математической Логикой взяли перевес в научных привязанностях молодого ученого. Рассел отдавал тогда предпочтение математике и ло­гике, которые, по его мнению, являлись исключительно продуктом разума, не зависящего от чувств человека.

В июле 1900 г. вместе со своим наставником и другом, философом и математиком А. Н. Уайтхедом Рассел принял участие в Международном конгрессе математиков в Париже. Там он познакомился с итальянским ученым Дж. Пеано, выступление которого произвело на Рассела сильное впечатление, особенно убедительность его логики («аксиоматика Пеано»). Опираясь на труды Дж. Пеано и его школы, а также и других пред­ставителей математической логики: Дж. Буля (Англия), Э. Шредера (Гер­мания) Рассел приступил к созданию крупного исследования по логи­ческому обоснованию математики — «Принципов математики» 19. В итоге своих исследований в сентябре 1900 г. Рассел сформулировал основной постулат: арифметика может быть получена из одних аксиом логики. Это заключение стало главным в развитии им дедуктивно-аксиоматичес­кого построения логики (известно под названием «логицизма»). Оно легло в основу логического обоснования математики. Спустя много лет Рассел в «Автобиографию) так оценил свой вклад в развитие математической логики: «В интеллектуальном плане сентябрь 1900 г. является высшей точкой в моей жизни» 20.

Научный успех, достигнутый на рубеже двух веков, молодой ученый использовал как фундамент для продолжения и углубления исследований в том же направлении. В частности, он открыл одну из наиболее известных антиномий (противоречий) логики и теории множеств, получившей наиме­нование «парадокса Рассела». С помощью так называемой теории типов он нашел ряд способов преодоления этого противоречия. Обоснование данной теории изложено в трехтомном труде «Principia Mathematica», подготовлен­ном Расселом совместно с доктором А. Н. Уайтхедом. Четыре года жизни (М07—1910 гг.) отдал Рассел этому фундаментальному труду, работая по 10—12 часов в сутки. Окончательный текст научного трактата он «шлифо­вал» один, так как соавтор был занят преподавательской работой. Рукопись получилась настолько огромной, 4fro для ее перевозки пришлось нанять кэб, запряженный четверкой лошадей.

Уникальный труд, в котором Рассел изложил фундаментальные логи­ческие концепции и принципы математики, стал «поворотным пунктом» в его научной биографии и заполнил определенную нишу в развитии науки. Успешное завершение столь важного труда вдохновило автора на новые, более широкие поиски в смежных областях науки, в частности, на философ­ском поприще. Используя базовую методологию своего трехтомного тру­да, Рассел сосредоточил усилия на разработке ряда проблем философии. По мнению автора книги о Б. Расселе Д. Белла в работах по математике и философии, написанных между 189S и 1918 гг., Рассел завершил интеллек­туальную революцию в формальных науках, имевшую место в XIX в.

и в значительной мере определил направление философского мышления первой половины XX века и. В этот период в университетских и научных кругах растет популярность молодого талантливого ученого. Его научный авторитет способствовал тому, что в 1908 г. имя Рассела появилось в ряду членов королевского общества содействий успехам естествознания. Через три года он избирается президентом Аристотелевского общества. Почти тогда же (1910 г.) Рассел приглашен преподавать в Кембриджском универ­ситете. Наступил новый этап в жизни и деятельности молодого ученого — глубокое увлечение философией.

Философские исследования принесли Расселу признание в качестве основоположника двух направлений в философии — неореализма и неопо­зитивизма. За неполных 20 лет им было подготовлено и опубликовано значительное число крупных работ, затрагивающих различные проблемы философии и. В 1938—1944 гг. Рассел находился на преподавательской ра­боте в СП1А, где получил место профессора философии Гарвардского университетам. Однако, серьезная нагрузка, которую он имел, будучи профессором, не помешала его исследованиям в области философии и смежных наук. Начиная со второй половины 40-х гг. Рассел опубликовал целый ряд фундаментальных философских монографий, в том числе и мно­готомных, которые принесли ему всемирную известность: «История запад­ной философии», «Человеческое познание. Его сферы и границы»; увидела свет также его научная биография «Философия. Развитие моего мышления». В 1969 г. было завершено издание трехтомной «Автобиографии Бертрана Рассела» 2S.

Аналитический склад ума, блестящая способность к абстрактному мышлению и неустанное самосовершенствование в ходе научных поисков поставили Рассела вровень с выдающимися учеными XX века не только Англии, но и мира. Здесь уместно привести слова Д. Белла, отметившего еще одну существенную деталь научных успехов видного ученого. Он писал, что Рассел «разделял веру в способность разума преодолеть свою собствен­ную ограниченность посредством терпеливой и тщательной работы»26.

Философские и социальные произведения Рассела вызывали однако разноречивые отклики как на его родине, так и за рубежом. Так, Д. Неру был не согласен с Расселом, отрицавшим единство природы, а английский философ Д. Льюис в 1949 г. подверг резкой критике цикл радиолекций Рассела «Власть и личность» (тогда же она была издана отдельной книгой: Russell Bertrand. Authority and the Individual, Lnd. 1949) 27 за пессимизм и непоследовательность его идей, за философский нигилизм и радикальный скептицизм, за проповедь механистического и ультраиндивидуалистичес­кого взгляда на общество. В течение многих лет, — писал Льюис, — скептицизм Рассела, его чуждая условностям общества мораль, резкие нападки на христианство и пацифизм характеризовали его как человека, которого следует скорее опасаться как антисоциальной силы, чем превоз­носить как столп буржуазного общества. Пользуясь терминологией лекций Рассела «Власть и личность» — писал Льюис — нельзя не сказать о чувстве «величайшего одиночества» и отсутствии социальной поддержки, об ощу­щении беспомощности и страха, испытываемого в обществе. В обществе, состоящем из враждебных друг другу личностей, где каждый человек является врагом другого, что порождало, считал маститый ученый, нервное состояние интеллектуальной неуверенности и «подсознательного чувства

сомнения». Все это являлось весьма характерным для расселовского мыш­ления того периода. Именно в этих признаках мышления Рассела Льюис нашел удачную, по его мнению, характеристику его философского нигилиз­ма и радикального скептицизма 28.

Критиковал воззрения Рассела и его книгу «История западной филосо­фии» также другой английский философ М. Корнфорт м. Интересна оценка философии Рассела со стороны доктора теологии, настоятеля Кентеробе-рийского собора X. Джонсона. Джонсон писал в 1956 году: «Единственная вещь, в которой мы можем быть вполне уверены — говорит один из наших виднейших философов-идеалистов Бертран Рассел, — это наши ощущения. Разумный человек,— говорит он,— мог бы усомниться в существовании материального мира, как источника своих ощущений, но не в самих ощуще­ниях. При всем том, однако, когда Бертран Рассел выходит из своего кабинета, ему приходится вести себя так, как если бы мир реально сущест­вовал» 30. Между тем отношение Рассела к идеализму, его различным течениям с годами менялось. В «Проблемах философии» (1912 г.) он, отвер­гая абсолютный идеализм, писал, что в то время идеализм и солипсизм (крайняя форма субъективного идеализма.— В. 3.) были его логическими убеждениями Щ По мере углубления научных исследований Рассел эволю­ционировал от объективного идеализма к субъективному. И тем не менее, его философские взгляды нельзя уложить в прокрустово ложе какого-либо одного направления.

Широкую известность Расселу принесло не только его научное и лите­ратурное творчество. Росту популярности и авторитета ученого во многом способствовала его активная преподавательская и лекторская деятельность, умение привлечь внимание аудитории к излагаемым мыслям, сделать до­ходчивыми самые сложные концепции и новации 32.

На мировоззрение Рассела серьезное влияние оказала первая мировая война, которая содействовала увлечению молодого ученого общественно-политической деятельностью. В 1914 г. с помощью Социалистического общества в колледже Баллиол Оксфордского университета студенты ор­ганизовали дискуссию о причинах первой мировой войны между молодым ученым Расселом и преподавателем философии А. Д. Линдсеем. В ходе дискуссии Рассел осудил дипломатию стран Антанты, союз с царским правительством России, раздел Персии и т. д. Его оппонент фактически потерпел фиаско. Вскоре после этого научного спора Рассел был арестован и освобожден от работы преподавателя в Кембридже. Инцидент увеличил популярность Рассела в среде студентов. В их глазах лишь он не запятнал себя позором оправдания мировой войны, которым покрыли себя другие преподаватели

В годы первой мировой войны Рассел вступил в лейбористскую пар­тию. Что касается отношения к правительствам стран, начавшим эту международную бойню, то он сразу занял пацифистскую позицию. Но как отмечал сам Рассел в статье «Война и мир в моей жизни», он никогда не был абсолютным пацифистом Не разделяя пацифистской идеологии, он готовил тексты антивоенных листовок, с пламенными речами обращался к согражданам на митингах и собраниях, выступал против продолжения войны, против введения воинской повинности. После трех лет пребывания в рядах пацифистов, Рассел отошел от движения. Однако, за участие в антивоенных акциях он подвергался репрессиям. Так, за написанную им

листовку, в которой защищалось право на отказ от военной службы по моральным мотивам, он был оштрафован на крупную (по тем временам) сумму — 100 ф. ст. В уплату штрафа полиция конфисковала его библиотеку. Правда, один из друзей Рассела помог ее выкупить. К сожалению, многие книги бесследно исчезли. Этим не завершилась антивоенная «эпопея» Рас­села. Вскоре военные власти запретили ему чтение курса публичных лекций и отказали в выдаче паспорта для поездки в США, куда он был приглашен для преподавания в Гарвардский университет. А в 1918 г. суд приговорил ученого— бунтовщика за антивоенную статью в одном из британских журналов к шестимесячному тюремному заключению. Статья содержала резкую критику военной политики стран Антанты. Рассела привлекли к су­ду, по существу, под надуманным предлогом — по обвинению в оскорбле­нии США как союзника Британии3S. Шовинисты, нашедшие поддержку у властей, организовали травлю молодого ученого в прессе. Газеты тогда дошли до того, что объявили его немецким шпионом.

Находясь в Брикстонской тюрьме, Рассел добился разрешения иметь перо, чернила, бумагу и собственные книги. И он снова принялся за научных работузб. После выхода на свободу в 1920 г. друзья ученого собрали по подписке средства, на которые в Лондоне был организован цикл лекций Рассела 31. Период первой мировой войны высветил новые грани его талан­та как мыслителя и гуманиста. Нельзя не согласиться с Д. Беллом, который писал: «Личность Рассела отмечена не только огромной интеллектуальной энергией, но также силой страсти и глубиной чувства по отношению к любому человеческому страданию». Видимо, Д. Белл прав и в том, что «моральные и социальные взгляды Рассела» во многом объясняются его темпераментом, воспитанием и т. д. 38. Разумеется, и его образованием, и научной позицией, и его жизнелюбием и оптимизмом.

Весной 1920 г. в составе первой лейбористской делегации Рассел от­правился в Россию по приглашению ее правительства. Он находился здесь с 19 мая по 16 июня, побывал в Москве и в Петрограде, читал лекции в математическом обществе, посетил Нижний Новгород, Казань, Самару, Саратов. Рассел был принят главой советского правительства, беседа с ко­торым продолжалась более часа. Гость вручил В. И. Ленину свои книги «Путь к свободе» и «Основы социальной реконструкции» с дарственной надписью. Рассел встречался также с М. Горьким и А. Блоком. По итогам поездки Рассел написал книгу. Она представляет собой осмысление всего увиденного в России. Правы те биографы известного ученого, которые отметили, что британский философ-аристократ не принял ни теорию, ни практику социальной революции в России. Вместе с тем, нельзя не заметить и его собственной, оригинальной оценки, данной в связи с событиями в России 1917 г. и последующих лет в упомянутой книга «Русская револю­ция, — утверждал он,— одно из важнейших и героических событий в миро­вой истории. Сравнивать ее с французской — побуждение естественное, но в действительности она превзошла последнюю по значению. Она меняет не только каждодневную жизнь и структуру общества; она также меняет убеждения людей...» 39. Столь высокая оценка Расселом, признанным пред­ставителем западной философии и видным деятелем мировой культуры революции в России, не совпадала ни с мнением британского истеблишмен­та, ни с большинством оценок научных кругов Запада. В 1924 г. Рассел и другие представители британской интеллигенции организовали Общество

культурной связи между Великобританией и Советским Союзом. Члены общества читали лекции и выступали с докладами по проблемам науки, образования, экономики, здравоохранения, искусства в СССР. Рассел актив­но сотрудничал в рамках общества с такими знаменитыми англичанами, как писатели Б. Шоу, Г. Уэллс, экономист Д. Кейнс, видный идеолог тред-юнионизма Беатриса Вебб, лейбористский лидер, социолог Г. Ласки, специ­алист по вопросам разоружения Н. Бейкер и др. *°.

Серьезным испытанием, своего рода проверкой мировоззренческих взглядов Рассела стала вторая мировая война. С самого начала он честно и недвусмысленно определил свое отношение к ней. В 1940 г. Рассел заявил: «Гитлер разбойник, и если бы я был молодым, то тоже сражался бы на фронте» ш В годы второй мировой войны Рассел находился в США. Он читал лекции, главным образом, в студенческих аудиториях и одновремен­но завершал подготовку фундаментальной монографии «История западной философии». Эта книга Рассела была издана в США в 1945 г., в Англии в 1948 г., переведена на русский язык и издана в СССР в 1959 г., а также


издана во многих других странах. Автор монографии предстал перед читателями не только как выдающийся философ, но и историк религии, изложивший основные исторические события и идеи, касающиеся возник­новения и развития догматов христианства и церкви. Содержание «Истории западной философии», тон изложения исторического материала, анализиру­емого Расселом, стали новой наглядной иллюстрацией его гуманизма и ате­изма. 20 лет спустя после выхода в свет этого фундаментального труда Д. Льюис писал, что Рассел всегда был настроен против власти, условно­стей, вещизма, претенциозных метафизических мистификаций и теологичес­кого обмана42. Монография убедительно показала, что Рассел обладал феноменальной широтой научного кругозора и живейшим интересом ко многим отраслям знаний. Но не забудем, что данное исследование задума­но и написано автором именно как история философии. Позднее Рассел писал, что воображение философа «должно быть оплодотворено научным мировоззрением». По его мнению философ «должен чувствовать, что наука дает нам новый мир, новые понятия и новые методы, ранее неизвестные, но доказавшие опытом свою плодотворность». И здесь же он дал определение важнейшей стороны философской науки, сказал о ее неотделимости от человеческой практики и жизни в целом. «Философия» — полагал он,— которая хочет иметь хоть какую-то ценность, должна строиться на обшир­ном и прочном фундаменте знания, не являющимся специфически философ­ским. Такое знание — это почва, из которой древо философии черпает свою силу... Философия не может быть плодотворной, если она не идет рука об руку с эмпирическими науками» 43.

В сложные годы после второй мировой войны общественно-политичес­кие и некоторые научные взгляды Рассела под влиянием различных факто­ров претерпели существенные изменения. Амплитуда колебаний его воззре­ний по отдельным важнейшим вопросам современности бывала весьма большой, а его позиция явно непоследовательной и противоречивой. К при­меру, в 1947 г., в речи в бельгийском институте международных отношений; выражая полную поддержку странам Запада в использовании американской монополии на ядерное оружие, он предложил предъявить нашей стране ультиматум и потребовать принять условия западных держав потому, что якобы Россия угрожает миру во всем мире. В другом месте он заявил: «Мы должны... начать войну против России, пока она не владеет атомной бомбой...» 44, то есть стал адвокатом ядерной войны против СССР. Рассел уверял своих читателей, что победоносная война против России принесла бы возрождение надежд, оптимизма и творческих возможностей, величай­шую эволюцию душевных сил человека, что привело бы к новым достиже­ниям в искусстве, науке и политике, а также в устройстве человеческого образа жизни. Такие высказывания философа-пацифиста в конце 40-х гг. выглядели по меньшей мере странно. Даже газета «The Times», отражаю­щая мнение и взгляды истеблишмента, негативно отреагировала на эти расселовские высказывания. «Характер его доводов таков, — писала газе­та,— что они могут довести здравомыслящих людей до взаимного убийст­ва...» *45.

Столь реакционыне взгляды Рассела вызвали критическую реакцию в Англии со стороны общественности и ученых левой ориентации. В СССР взгляды Рассела также подверглись резкому осуждению. М. Баскин, напри­мер, назвал его поджигателем войны 46.

Новые взгляды Рассела, объективно ставшие поддержкой политики правительства Англии и США, не остались незамеченными истеблишмен­том. В 1949 г. он был удостоен высшей государственной награды — ордена «За заслуги» 47.

Однако, уже к середине 50-х гг. Рассел, как ученый и гуманист, пришел к мысли, что создание в мире все новых видов термоядерного оружия и средств их доставки вело человечество к катастрофе. Он понял и другое, о чем позже написал в «Автобиографии». «...Постепенно я все более стал приходить к заключению, что опасность атомной войны исходит скорее от Соединенных Штатов нежели от Советской России»48. Оценку позиции Рассела в связи с этим дал Дж. Олдридж: «В восьмидесятилетнем возрасте он не только сумел отказаться от прежней точки зрения, но и отстаивает свою новую, разумную и передовую позицию с энергией и мужеством юности» 49. Разумеется, на отношение Рассела к данной проблеме не могла не повлиять и открытая, честная позиция Советского Союза. Руководство СССР заявило тогда, что выступает за запрещение атомного оружия и за прекращение его производства, а также за установление международного контроля за проведением этих мер в жизнь.

С начала 1955 г. Рассел энергично включился в борьбу за активизацию общественного мнения страны и мира против планов третьей мировой войны, которую он считал безумием. К решению публично выступить с решительным протестом против агрессивных планов, вынашиваемых некоторыми политиками Запада, его подтолкнуло письмо Ф. Жолио-Кюри, известного ученого физика, президента Всемирной Федерации научных работников. «Угрожающая человечеству опасность так велика,— писал Жолио-Кюри 31 января 1955 г.,— что я считаю настоятельно необходи­мым, чтобы деятели науки объединились для подготовки совместного объективного заявления на эту тему». Рассел поддержал идею французского коллеги ю. Итогом переписки двух крупнейших ученых XX в. стал извест­ный манифест Рассела— Эйнштейна— совместное заявление западных деятелей науки ряда стран мира, обнародованный в июле 1955 года. Иници­атива принятия этого документа исходила от Рассела 51. Его подписали Эйнштейн, Жолио-Кюри, Рассел и еще семь ученых — лауреатов Нобелев­ской премии. Они заявили, что выступают не как представители той или иной нации, континента, или вероучения, а как представители рода челове­ческого, над существованием которого нависла угроза. Они обратились к ученым мира, чтобы объединить усилия для предотвращения этой угрозы. Итак, примерно за пять лет в общественно-политических взглядах Рассела произошел поворот на 180 градусов— от «поджигателя войны» до актив­нейшего поборника мира. С тех пор он становится признанным и популяр­ным лидером английского и всемирного антивоенного движения. И всю оставшуюся жизнь он находился в эпицентре этого массового демокра­тического движения. 15 последних лет долгого жизненного пути Рассела стали самым насыщенным периодом его общественной деятельности.

Через два года, в июле 1957 г., состоялась первая встреча ученых мира, поддержавших идеи манифеста Рассела— Эйнштейна. Она про­ходила при активном участии американского бизнесмена и общественного деятеля С. Итона в Пагуоше (Канада). Так родилось Пагоушское об­щественное движение ученых за мир, разоружение, международную без­опасность и научное сотрудничество. Первым председателем постоянного

комитета Движения был избран Рассел °. В декабре 1957 г. Рассел пред­ложил создать массовую национальную миротворческую организацию. На квартире редактора политико-литературного еженедельника «New Statesman» К. Мартина собралась группа сторонников прекращения испы­таний ядерного оружия — Рассел, писатель Дж. Пристли, некоторые дея­тели лейбористской партии, люди различных политических взглядов. Они объединились вокруг Рассела и положили начало «Движению за ядерное разоружение» (ДЯР). Организационное оформление нового объединения произошло в январе— феврале 1958 года. Президентом Движения стал Рассел, председателем исполкома — каноник лондонского собора св. Павла Дж. Коллинз. Примерно тогда же возник «Комитет прямых действий про­тив ядерной войны» во главе с М. Рэндлом. В него вошли и лидеры ДЯР: Рассел и др. я.

В ДЯР входили представители разных слоев интеллигенции, студенчес­тво, молодые люди из числа рабочих и служащих, наиболее активная часть рабочего класса, в том числе профактив ряда крупных тред-юнионов. По данным, приведенным Коллинзом, в конце 50-х гг. цели ДЯР разделяли 20% англичан и около 50% сочувствовали Движению.

Одной из наиболее популярных акций ДЯР стали ежегодные походы борцов за мир, проводимые в дни пасхальных каникул и отпусков. Такие походы, известные как Олдермастонекие, обычно начинались от центра ядерных исследований и завершались в Лондоне. В первом таком походе (апрель 1958 г.) принял участие и президент ДЯР, 86-летний Рассел. Неиз­менным требованием участников походов, как и всех «членов» ДЯР, было: отказ британского правительства от атомной и водородной бомбы, немед­ленный созыв совещания руководителей ядерных держав. С каждым похо­дом в состав его участников вливались все новые люди, походы (марши) становились более массовыми. Так, весной 1962 г. около 90% участников Олдермастонского марша составили юноши и девушки — студенты, моло­дые учителя и т. п. И в этом была немалая заслуга Рассела. Он всячески поддерживал стремление молодежи к миру, к прогрессу. В январе 1962 г. Рассел спонсировал национальную конференцию «Молодежь за мир», в марте обратился с приветствием к ее делегатам

Рассел и его коллеги по ДЯР использовали и другие методы влияния на правительство и проводили иные акции более широкого масштаба. В мае 1958 г. руководство ДЯР обратилось к главе правительства Г. Макмиллану от имени 680 видных британских ученых с письменным требованием о пре­кращении испытаний ядерного оружия. В сопроводительном письме Рассел заявил, что считает недопустимым продолжение ядерных испытаний Англи­ей. По инициативе Рассела, Коллинза, Пристли в январе 1959 г. в Лондоне был созван Европейский конгресс за ядерное разоружение. На нем была создана Европейская федерация против ядерного вооружения. В- ее состав, кроме ДЯР, вошли сторонники ядерного разоружения из ФРГ, Франции, Италии и ряда других стран ss.

К концу 1960 г. активисты ДЯР стали более активно применять такие формы борьбы, как блокирование военных объектов, стачки и др. Иници­ируя более острый характер проводимых акций, Рассел выдвинул лозунг «гражданского неповиновения» х. В то время не все с ним были согласны. Умеренных позиций придерживался председатель исполкома ДЯР Коллинз. 24 октября 1960 г. Рассел оставил пост президента ДЯР, заявив, однако, что

будет делать все необходимое для поддержки Движения. Сторонники более жестких методов борьбы за ядерное разоружение в начале 1961 г. образо­вали новое объединение— «Комитет 100» во главе с Расселом. «Комитет 100» оставался в составе ДЯР. «Комитет 100» в 1961—1962 гг. проводил кампанию «гражданского неповиновения». Британские власти подвергали борцов за мир арестам и даже отправляли за тюремную решетку.

60-е годы — последнее десятилетие в жизни Рассела — было наполнено сложными коллизиями и весьма острыми событиями в мире. Осенью 1962 г. Рассел резко критиковал антикубинскую политику США. Рассматривая отношения между Востоком и Западом Рассел выступал за укрепление мира на основе политики мирного сосуществования всех стран и народов. В ок­тябре 1962 г., когда мир оказался перед угрозой ядерной войны, Рассел заявил, что «термоядерное оружие сделало очевидным то, что ни ком­мунизм, ни капитализм не могут достичь своих целей посредством вой­ны...». В 1963 г. он писал: «по этому важному вопросу все друзья мира и все те, кто действительно желает возрождения человеческого рода, должны объединиться с Хрущевым» 51.

Критикуя лейбористское правительство за поддержку войны США против Вьетнама, 93-летний Рассел на митинге «Молодежного движения за ядерное разоружение» 14 октября 1965 г. на глазах у всех порвал билет члена лейбористской партии, в которой он состоял 51 год.

Борьба за мир не мешала Расселу заниматься научно-публицистической работой. В книге «Есть ли у человека будущее?» (1961 г.) Рассел изложил свои философские и гуманистические взгляды на судьбы человечества. В ней нашла отражение концепция автора о путях решения насущных междуна­родных проблем и прежде всего проблемы упрочения мира во всем мире. Как ученый, Рассел обстоятельно рассмотрел не только вопрос уничтоже­ния ядерного оружия, но и проблему полного разоружения: «Всеобщее разоружение, чрезвычайно важное и желательное само по себе, не обеспечи­вает еще прочного мира, так как до тех пор, пока продолжается развитие техники, основанное на прогрессе науки, существует опасность, что всякая большая война, которая может возникнуть, вызовет расширение производ­ства обеими сторонами ядерного и другого, еще более смертоносного оружия». И тем не менее Рассел считал, что всеобщее разоружение необ­ходимо. «...Новым фактором, связанным с современным оружием, — пола­гал он,— является не аморальность, а абсолютная бесспорность того, что война приведет к поражению обеих сторон» 38.

В 60-е годы Рассел продолжал активно участвовать в антивоенном движении. Во второй половине 60-х годов влияние «Комитета 100» упало, а в 1968 г. он прекратил свое существование. В руководстве «Комитета 100», впрочем как и в ДЯР, возникли острые споры, разногласия по поводу тактики работы, что снижало их влияние на массы59. Между тем, сам Рассел продолжал антивоенную борьбу, участвовал в создании новых ор­ганизаций, занимавшихся миротворческой деятельностью. Весной 1964 г. в стране действовали два новых объединения такого рода: «Атлантический фонд мира» и «Фонд мира имени Бертрана Рассела». Основное внимание Рассела и созданных им организаций по-прежнему было сосредоточено на организации выступлений сторонников мира в Англии за прекращение американской агрессии во Вьетнаме, против поддержки ее британским правительством. Олдридж писал, что Рассел в 90 лет «занял в общественной

жизни Англии положение, которое обеспечит ему длительную память — и при том прекрасную. Люди не забудут его энергичные кампании против ядерного вооружения и в защиту Вьетнама» 60.

Чтобы полнее отразить миротворческую деятельность Рассела во главе национальных и международных организаций, выступающих против агрес­сии США во Вьетнаме, необходимо осветить еще одну сторону этой борь-бы. Многие молодежные организации Англии уже в 1965 г. вели активную борьбу за прекращение агрессии США во Вьетнаме и изменение позиции британского правительства по этому вопросу. Примечательно, что моло­дежь Англии доверяла Расселу, как почти никому другому, ибо их кумир — «великий англичанин» — осмыслил то, что мучительно хотели они понять сами. Молодежи импонировала также его постоянная готовность участ­вовать в молодежных демонстрациях.

Между тем, росли антивоенные настроения среди самых широких кругов англичан. Рассел, учитывая эти настроения, выступил с заявлением, в котором резко осудил военщину США за совершенные во Вьетнаме преступления, в том числе осудил варварские бомбардировки авиацией США районов Ханоя и Хайофна (ДРВ). Примерно тогда же, Рассел обратился с телеграммой к главе правительства СССР А. Н. Косыгину. «Вьетнамцы,— писал ученый,— имеют полное право судить летчиков, повинных в варварских налетах, а так же тех, кто несет ответственность за их преступления». Он сообщил, что во всем мире раздаются требования о создании суда для расследования военных преступлений США во Вьетнаме б1.

Найдя широкую поддержку почти во всем мире, включая и нашу страну, Рассел вместе с французским философом и писателем Ж. П. Сарт­ром создали общественный «Трибунал по военным преступлениям во Вьет­наме». Его цель— расследование, осуждение названных преступлений и предание суду конкретных лиц, виновных в уничтожении тысяч мирных жителей Вьетнама и в нанесении огромного материального ущерба этой стране. От имени трибунала Рассел вскоре направил письмо президенту США Л. Джонсону. В письме сообщалось, что Джонсону предлагается выступить в свою защиту перед неофициальным международным трибуна­лом, который планировался в Париже. Трибунал должен был определить является ли поведение администрации США в войне во Вьетнаме преступле­нием против человечности. В работе трибунала дали согласие участвовать многие известные общественные деятели ряда стран. 30 сентября 1966 г. газета «The Daily Telegraph» опубликовала письмо Рассела в связи с заседа­нием международного трибунала по рассмотрению военных преступлений США во Вьетнаме. Рассел заявил, что Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама ведет борьбу «против оккупационной державы, исполь­зующей ядовитые газы, отравляющие химические вещества и напалм и бес­конечно подвергающей бомбардировке небольшую страну». Двумя меся­цами позже Рассел подробно ознакомил международную общественность с деятельностью общественного трибунала по рассмотрению преступлений США на вьетнамской земле, рассказал о его задачах. Его рассказ в форме письма опубликовала югославская газета «Политика-экспресс». Рассел сравнил характер работы международного общественного суда с Нюрн­бергским процессом над главными гитлеровскими преступниками, отметив при этом, что задача трибунала сложнее, ибо его организаторы не могут

силой заставить виновников преступлений предстать перед судом. «...Мы поможем человечеству понять, каким образом этот небольшой народ более 12 лет отражает нападение крупнейшей промышленной державы мира. Мы должны раскрыть истину о Вьетнаме», — писал Рассел. При этом он выразил чувства глубокого уважения к вьетнамскому народу. По сообщени­ям британской прессы 29 декабря 1966 г. международный трибунал во главе с Расселом объявил, что во Вьетнам направлена миссия для расследования и сбора сведений о бомбардировке авиацией США населенных пунктов, в особенности школ и больниц ш.

Обширный документальынй материал, собранный Расселом и мисси­ями международного трибунала, посетившими Вьетнам, стал основой его новой книги о военных преступлениях США в этой стране га.

22 апреля 1967 г. в Лондоне состоялась Национальная конференция молодежи, организованная Движением солидарности с Вьетнамом. В своем выступлении на конференции Рассел осудил американскую агрессию во Вьетнаме, а спустя два месяца, в июне 1967 г. потребовал запретить приме­нение напалма, разрывных пуль дум-дум и газовых камер, которым не должно быть места в цивилизованном обществе. Спустя полгода междуна­родный трибунал во главе с Расселом собрался в Копенгагене, чтобы прийти к окончательному заключению о виновности США в военных преступлениях во Вьетнаме. Трибунал нашел виновным американское пра­вительство по всем пунктам обвинений, включая геноцид, использование запрещенного оружия, жестокое обращение и насилие в отношении заклю­ченных, а также убийство их. Американцы были признаны виновными и в агрессии против Лаоса и Камбоджи. Вердикт предыдущего заседания трибунала в Стокгольме был подтвержден: «США виновны в агрессии во Вьетнаме». Общественный суд признал также соучастниками агрессии Япо­нию, Таиланд, Филиппины

Своими акциями в поддержку борющегося вьетнамского народа Рассел немало способствовал прекращению войны во Вьетнаме б5. Она была завер­шена около трех лет спустя после кончины Рассела. 29 марта 1973 г. последний американский солдат покинул территорию непокоренного наро­да Индокитая.

Бертран Рассел умер 3 февраля 1970 г. в своем доме в тихой деревушке Пингриндьюдрэф (графство Мерионетшир, Уэльс), немного не дожив до 98 лет. Он жил здесь с 1945 года в скромном коттедже среди величественных пейзажей и лесистых предгорий Уэльса. За несколько дней до кончины он вместе с супругой наслаждался прогулкой в саду. Находясь на постельном режиме всего одни сутки, Рассел тихо скончался. Похороны согласно его завещания прошли скромно, без каких-либо церемоний. Сотни телеграмм поступили в далекую деревушку в дни траура. Слова соболезнования выразили королева Великобритании Елизавета П и глава правительства Г. Вильсон. Отдал дань памяти и генеральный секретарь ООН У Тан. Премьер-министр Индии Индира Ганди в своем послании назвала лорда Рассела одним из величайших философов и бунтарей в истории. Она сравнила его научные достижения с заслугами Вольтера, снискавшего себе славу философскими творениями двумя веками раньше №.

Бертран Рассел несомненно останется в памяти англичан, всего про­грессивного человечества как активный, неутомимый борец за мир, как один из выдающихся и признанных ученых-философов, математиков

3 3*ш 3536 65

и логиков. Он зарекомендовал себя достойным продолжателем таких корифеев науки как Аристотель, Платов, Вольтер, Жан-Жак Руссо, Исаак Ньютон, М. В. Ломоносов и многих других ученых, навсегда вошедших в историю мировой научной мысли.

Примечания

1. Цит. по: МАТВЕЕВ В. А., РЫЖИКОВ В. А Куда идет Джон Булль. М. 1964, с. 75, 136; см. МАТВЕВ В. Голос Бертрана Рассела.— За рубежом, 1962, № 44, с. 7.

2. LEWIS J. Bertrand Russell. Philosopher and Humanist. Lnd. 1968, p. 9, 10, 17; GRITTEN J. Bertrand Russell, Aristocratic Rebel and Individualist —Morning Star, 4.II.1970.

3. См.: WOOD A. Bertrand Russell. The Passionate Sceptic. N.-Y. 1958; AIKEN L. Bertrand Russell's Philosophy of Morals. N.-Y. 1963; CRAWSHAY-WILLIAMS R. Russell remembered. Lnd. 1970; BELL D. Bertrand Russell. Lnd. 1972; CLARK R. W. The Life of Bertrand Russell. Lnd. 1975; LANGHAMMER W. Bertrand Russell. Leipzig. 1983; ЛЬЮИС Д. Бертран Рассел и иллюзия свободы. Сб. общественные деятели Англии в борьбе за передовую идеологию. М. 1954 (далее— Общественные деятели); КОЛЕСНИКОВ А. С. Свободомыслие Берт­рана Рассела М. 1978 и др.

4. BELL D. Op. cit., p. 14. См.: RUSSELL В. Mysticism and Logic and other Essays. Lnd. 1918; ejusd. Logic and Knowledge. Essays. Lnd. 1956 и др.

5. Цит. по: ОЛДРИДЖ Дж. Любовь, интеллект и политика.— Литературная газета, 29ЛП.1967.

6. ТРЕВЕЛЬЯН Дж. М. Социальная история Англии. М. 1959, с. 146, 245, 248.

7. Джон Рассел (1792—1878 гг.), младший сын герцога Бедфорда, граф, премьер-министр Великобритании в 1846—1852, 1865—1866 гг., лидер партии вигов.

8. РАССЕЛ БЕРТРАН. Почему я не христианин. М. 1987, с. 212.

9. BANKS J. R. The Penguin Guide to London. Lnd. 1978, p. 481; LEWIS J. Op. cit., p. 10; см. также памфлет «Лорд Джон Рассел» К. Маркса, опубликованный в газете «New York Daily Tribune» в 1855 г. Сб. МАРКС К. и ЭНГЕЛЬС Ф. Об Англии. М. 1952, с. 378—397; БЛАН Л. Письма об Англии. Т. 1, гл. XIX. Лорд Джон Россель. СПб. 1866, с. 110—115.

10. МАТВЕЕВ В. Ук. соч., с. 7; РАССЕЛ БЕРТРАН. Ук. соч., с 212, 215; LEWIS J. Op.

cit., p. 10, 16. И. РАССЕЛ БЕРТРАН. Ук. соч., с. 212—214.

12. См. КОЛЕСНИКОВ AJß. Ук. соч., с. 5; РАССЕЛ БЕРТРАН. Ук. соч., с. 284.

13. Цит. по: CRAWSHAY-WILLIAMS R. Op. cit., p. 143. Еще в статьях «Во что я верю» (1925 г.), «Почему я не христианин» (1927 г.) он писал о соотношении религии и атеизма, о месте религии и науки в истории человечества. См.: РАССЕЛ БЕРТРАН. Ук. соч., с. 65—70, 95—113. Однако, известно, что со временем философские взгляды Рассела претерпели изменения, в том числе и в отношении влияния религии на миропонимание. См. об этом, например: ЛОПЕС-КАРЛОС А. Интеграция против страдания.— Знамя, 1998, № 4, с. 181—182.

14. См. РАССЕЛ БЕРТРАН. Ук. соч., с 10.

15. Там же, с. 214, 215.

16. КОЛЕСНИКОВ А. С. Ук. соч., с. 8,33—34; RUSSELL В. Critical Exposition of the Phüosophi of Leibniz. Lnd. 1900.

17. РАССЕЛ (Рёссель) Б. Очерки по истории Германской социал-демократической рабочей партии. Шесть лекций СПб. 1906 (на англ. яз. издана в 1896 г.).

18. LEWIS J. Op. cit., p. 26; КОЛЕСНИКОВ Л. С. Ук. соч., с. 9.

19. RUSSELL В. The Principles of Mathematics. Lnd. 1903. См. об этом: LEWIS J. Op. cit., p. 18; LANDHAMMER W. Op. cit., S. 29—35; КОЛЕСНИКОВ A. С. Ук. соч., с. 10.

20. Цит. по: LANGHAMMER W. Op. cit., S 36.

21. RÜSSEL B. (with A. Whitehead). Principia Mathematica. Vol. 1—3. Lnd. 1925—1927. См. об этом: LEWIS J. Op. cit., p. 18—19; LANGHAMMER W. Op. cit., S. 41-48; КОЛЕС­НИКОВ A. С. Ук. соч., с. 10—12.

22. BELL D. Op. cit., p. 16—17; См. также: LEWIS J. Op. cit., p. 19.

23. Среди них: The Problems of Philosophy. Lnd. 1912; Our Knowledge of the External World as a Field for Scientifik Method in Philosophy. Lnd. 1914; Mysticism and Logic and other Essays. Lnd. 1918; Introduction to Mathematical Philosophy. Lnd. 1919; The Analuysis of Mind. Lnd.

1921; The Anaisis of Matter. Lnd. 1927; An Outline of Philosophy. Lnd.— N. Y. 1928; The Scientific Outlock. Lad. 1931 Затем появились труды по проблемам образования, а также морали: On Education, Especially in Early Childhood. Lnd. 1926; Marriage and Morals. Lnd. 1929; In Prise of Idleness and other Essays. Lnd. 1935 и др.

24. См.: LANG HAMMER W. Op. cit.

25. RUSSELL В. A History of Western Philosophy. N. Y. 1945; ejusd. Human Knowledge its Scope and Limits. Lnd. 1948; ejusd. My Philosophical Development. Lnd. 1959; ejusd. The Autobiography of Bertrand Russell. Lnd. 1969.

26. BELL D. Op. cit., p. 23. По мнению Д. Белла Рассел написал две серии книг — по проблемам философии и по социальным вопросам. Ibid., p. 55.

27. НЕРУ ДЖАВАХАРЛАЛ. Открытие Индии. М. 1955, с. 27. Речь идет о выводе, которой Рассел сделал на основе своей метафизической доктрины «Логического атомизма»; см. КОЛЕСНИКОВ А. С. Ук. соч., с 15.

28. ЛЬЮИС Д. Бертран Рассел и иллюзии свободы.— Общественные деятели, 164, 168, 178, 179, 181. Не прошло и 20 лет, как Д. Льюис написал весьма объективную книгу о Расселе как философе и гуманисте (см. сн. 2).

29. См. Общественные деятели, с. 116.

30. ДЖОНСОН X. Христиане и коммунизм. М. 1996, с. 25.

31. Цит. по: КОЛЕСНИКОВ А. С. У к. соч., с. 13. См. также LEWIS J. Bertrand Russell. Philosopher and Humanist, p. 59—61.

32. О его литературном таланте Д. Льюис отзывался так: «Он был великий стилист и чистота и манера его письма, его элегантность, частые обращения к беспощадной иронии и остро­умному сарказму способствовали тому, что он стал обладателем Нобелевской премии по литературе». LEWIS J. Op. cit., p. 9; см. также LANDHAMMER W. Op. cit., S. 48.

33. ДА TT P. ПАЛМ. Проблемы современной истории. M. 1965, с. 26—27.

34. G RITTEN JOHN. Op. cit.; см. Люди и политика. M. 1964, с. 289.

35. Люди и политика, с. 287; GRITTEN JOHN. Op. cit.; LANGHAMMER W. Op. cit., S. 63.

36. В 1919 г. вышла в свет его книга «Introduction to Mathematical Philosophy», написанная в тюрьме.

37. Они были изданы отдельной книгой: The Analysis of Mind. Lnd. 1921.

38. BELL D. Op. cit., p. 56, 57.

39. GRITTEN JOHN. Op. cit.; Люди и политика, с. 287; КОЛЕСНИКОВ А. С. Ук. соч., с. 28; Цит. по: Новая и новейшая история, 1967, № 5, с. 136.

40. См. МАЙСКИЙ И. М. Воспоминания советского посла. М. 1971, с. 202. С Б. Шоу Рассела связывали многолетние дружеские отношения. ПРИСТЛИ ДЖОН Б. Заметки на полях. М. 1988, с. 229, 452.

41. Цит. по: Люди и политика, с. 289. .

42. LEWIS J. Two other Bertrand Russells. — Morning Star, 30.Ш.1967.

43. Цит. no: КОЛЕСНИКОВ А С. Ук. соч., с. 19—20.

44. LEWIS J. Bertrand Russell. Philosopher and Humanist, p. 71; Общественные деятели, с. 166.

45. Цит. по: Общественные деятели, с. 166—167.

46. Общественные деятели, с. 11.

47. См. там же, с. 164; Daily Worker, 20.11.1962; Орден был учрежден в 1902 г. королем Эдуардом VII в знак признания исключительно выдающихся заслуг на службе короне или на ниве искусства, просвещения, литературы и науки (число кавалеров ордена ограниче­но — всего 25 человек). Любопытно, что если ранее Рассел отказывался от всех других наград, на сей раз он согласился принять орден «За заслуги». См. СЭМПСОН А. Новая анатомия Британии. М. 1975, с. 227; Правда, 8.XII.1990.

48. Цит. по: LANGHAMMER W. Op. cit., S. 81.

49. ОЛДРИДЖ Дж. Ук. соч. q

50. Цит. по: ГВИШИАНИ Л. Пагуошское движение: XX конференция.— Международный ежегодник. Политика и экономика. М. 1971, с. 300.

51. Burhop Е. H. S. Pugwash and Peace.— Dialy Worker. 30.VHJ.1961, Авторы манифеста Рассел и Эйнштейн выступили с призывом к народам мира и правительствам «научиться мыслить по-новому», призвали их «помнить о своих обязанностях перед человечеством и забыть обо всем остальном». Это означало: сделать все для предотвращения угрозы ядерной войны, нависшей над человечеством. См. ТРУХАНОВСКИЙ В. Г. Антони Идея. М. 1974, с. 364.

52. См. ГВИШИАНИ Л. Ук. соч., с. 300—301.

53. См. НЕКРАСОВ В. Выбор перед Англией М. 1961, с. 89; КРАСИЛЬНИКОВ А. Н.

Внешняя политика Англии и лейбористская партия. М. 1968, с. 305; ВЕЛЕМБОВ-СКАЯ Ю. А. Бертран Рассел (1872—1970). Ученый в борьбе против ядерной угрозы.— Новая и новейшая история, 1999, № 6.

54. Dialy Worker, 12.1.1962; 17.III.1962.

55. См. ЖИГАЛОВ И. И. Прогрессивные силы Великобритании в борьбе за разоружение и мир (1956—1964). М. 1965, с. 142; его же. Великобритания: народ и внешняя политика. М. 1967, с. 133, 134.

56. См. КРАСИЛЬНИКОВ А. Н. Ук. соч., с. 315.

57. RUSSELL В. Unarmed Victory. Lnd. 1963, p. 17, 30, 65.

58. Цит. по: За рубежом, 1962, № 27, с. 9.

59. См. ПЕРЕГУДОВ С. П. Антивоенное движение в Англии и лейбористская партия. М. 1969, с. 113—128.

60. ОЛДРИДЖ Дж. Ук. соч.

61. Известия, 20.VHI.1966.

62. Труд, 30.Vin.1966; Правда, 1.Х.1966; Сельская жизнь, 7.XII.1966.

63. RUSSELL В. War Crimes in Vietnam. Lnd. 1967.

64. Morning Star, 30.VI, 2.XII.1967.

65. He без влияния Рассела и возглавляемых им миротворческих организаций в конце 60-х гг. под «Декларацией народа Великобритании за мир во Вьетнаме» подписалось около 5 млн. англичан.— Международный ежегодник. Политика и экономика. М. 1969, с. 163.

66. Morning Star, 4.II.1970. Еще при жизни (1968 г.) Рассела английский философ Д. Льюис также сопоставил его с Вольтером, отметив у них ряд схожих черт. См. LEWIS J. Op. cit., p. 85.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Похожие:

К. А. Соловьев \ZC;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века iconРусь Древняя и Удельная Библиографический указатель
Киевской Руси (09–xi в.), а также период феодальной раздробленности страны (xii–xiv в.). Представлены книги по истории, философии,...
К. А. Соловьев \ZC;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века iconАрхитектура Руси X xii в в
Цель и задачи урока: Познакомить учащихся с архитектурой Руси X-XII в в., ее основными чертами
К. А. Соловьев \ZC;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века iconВопросы для экзамена по истории отечества
Возникновение государства. Правления киевских князей с Рюрика по Владимира Мономаха. Социально-экономические отношения на Руси. Внешняя...
К. А. Соловьев \ZC;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века iconЗадания 1-10: за каждый правильный ответ присуждается 1 балл
Основным внешнеполитическим противником Древней Руси со второй половины XI века стали
К. А. Соловьев \ZC;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века iconБиблиография по истории древней руси
Алексеев Ю. Г. Псковская Судная грамота и ее время: развитие феодальных отношений на Руси XIV – xviвв
К. А. Соловьев \ZC;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века iconУрок, тема: Культура Киевской Руси в IX-XIII веках
Ознакомления учащихся с достижениями культуры Древней Руси в различных ее отраслях
К. А. Соловьев \ZC;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века iconУрок-путешествие Оборудование: карта «Киевская Русь в IХ хi вв.; иллюстрации «Буквицы древнерусского письма»
Цель: показать, что в начале XII века культура Киевской Руси достигла высшего расцвета
К. А. Соловьев \ZC;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века iconРазработка урока истории в 6 класе Тема: Культура Древней Руси
Цель: формирование у учащихся целостного представления о Киевской Руси; ее значении в системе европейских и восточных государств
К. А. Соловьев \ZC;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века iconВеликое княжество Литовское
В течение столетия после Батыева нашествия на десятков земель и княжество Древней Руси выросли два мощных государства, две новые...
К. А. Соловьев \ZC;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века iconПлан работы: Введение Древнерусское государство когда и как Духовная культура
Древней Руси можно считать IX век. Я решил описать культуру Киевской Руси до 1236 года начала татаро-моногольского ига. После этого,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница