К. А. Соловьев C;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века




НазваниеК. А. Соловьев C;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века
страница2/22
Дата25.01.2013
Размер3.67 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

ПОЛИТИЧЕСКИЙ АРХИВ XX ВЕКА

Докладные записки в ЦК ВКП(б) о состоянии идеологической работы в Казахстане (1945 г.)


Журнал «Вопросы истории» опубликовал материалы о совещании по про­блемам исторической науки, созванном ЦК ВКП(б) летом 1944 г. 1

Во вступительной статье к публикации стенограммы совещания Ю. Н. Амиантов отметил, что руководство ЦК ВКП(б) дало согласие на его проведение с тем, чтобы позднее «разработать директивы ЦК по наиболее важным историческим и историографическим проблемам». Он считает, что решение было принято в рабочем порядке, и что «критический заряд против инакомыслящих историков было решено выпустить не в кон­центрированном виде официальных директив ЦК, а распределить по от­дельным работам, оказавшимся в центре критического внимания совеща­ния». На страницах журнала «Большевик» были опубликованы разгромные рецензии на работы Б. С. Сыромятникова, А. И. Яковлева, Е. В. Тарле и книгу «История Казахской ССР...» 2.

В Российском государственном архиве социально-политической исто­рии (РГАСПИ) — ф. 17 — Центральный Комитет ВКП(б), оп. 125 — Управ­ление пропаганды и агитации (УПА), д. 311 — выявлены документы, свиде­тельствующие о том, что были приняты и другие решения.

Речь идет о представленной в ЦК ВКП(б) докладной записке «Об ошибках и недостатках в идеологической работе в партийной организации Казахстана», по итогам проверки, представленной группой ответработ­ников УПА и Союза советских писателей. К ней прилагается записка Г. Александрова, направленная Г. М. Маленкову об итогах работы пропгрупп с предложением заслушать на Оргбюро ЦК ВКП(б) отчет руко­водства казахских коммунистов об идеологической работе республиканской парторганизации и персональный отчет секретаря ЦК КП(б) Казахстана по пропаганде М. Абдыкалыкова.

В затребованном ЦК ВКП(б) Отчете ЦК КП(б) Казахстана о сос­тоянии идеологической работы в республиканской партийной организации содержалась попытка оградить республиканскую партноменклатуру от критики центра.

Судя по документам, работа московской пропгруппы, направленной «для оказания практической помощи» коснулась практически всех сторон


3

«идеологического фронта» — истории, литературы, репертуара, издатель­ского дела, самого отдела пропаганды ЦК Компартии Казахстана, включая секретаря — Абдыкалыкова и продолжалась более 3-х месяцев.

Значительное место в докладной записке группы работников УПА и Союза писателей занимает сюжет об изданной в 1943 г. книге «История Казахской ССР с древнейших времен и до наших дней» (под ред, А. М. Панкратовой и М. Абдыкалыкова). Данная работа в 1944—1945 годах была подвергнута критике, устами А. И. Яковлева и Г. Александрова за ней утвердился ярлык «антирусской книги». Авторы записки «Об ошибках и недостатках...» дополнили эту оценку выводами о несоответствии ее марксистской методологии, о приукрашивании феодально-патриархальных отношений и о неправильной антиисторической оценке факта присоедине­ния Казахстана к России. Несоответствие книги теории «наименьшего зла» и национал-большевистским приоритетам идеологии стало одной из при­чин жесткого подхода к редакторам— Панкратовой и Абдыкалыкову, о котором отдельно говорится в публикуемых документах. Аналогичной критике, с обвинениями в «игнорировании классового подхода при оценке исторических событий и исторических деятелей», были подвергнуты казах­ские писатели.

Документы приводятся без сокращения. Публикация подготовлена Р.М. ЖУМАШЕВЫМ.

Примечания


1. См. «Письма к друзьям» А.М.Панкратовой.— Вопросы истории, 1988, № 11; Новые документы о совещании историков в ЦК ВКП(б) 1944 года.— Вопросы истории, 1991, № 1; Стенограмма совещания по вопросам истории СССР в ЦК ВКП(б) в 1944 году. «Вопросы истории», 1996, №№ 2—9.

2. Вопросы истории, 1996, № 2.


Секретарю ЦК ВКП(б) тов. Маленкову Г. М.

Об ошибках и недостатках в идеологической работе в партийной организации Казахстана


По решению ЦК ВКП(б) в июле с. г. в Казахскую ССР была направлена группа работников Управления пропаганды и Союза Советских писателей СССР для оказания практической помощи ЦК КП(б) Казахстана в иде­ологической и пропагандистской работе.

В ходе работы группой были вскрыты серьезные ошибки и недостатки в идеологической работе Казахской партийной организации.

ЦК КП(б) Казахстана и его отдел пропаганды не сделали для себя всех необходимых выводов из решений ЦК ВКП(б) «О состоянии и мерах улуч­шения массово-политической и идеологической работы в Татарской партий-


Жумашев Рымбек Муратович — кандидат исторических наук, доцент Карагандинского универ­ситета (Казахстан).


4

ной организации» и «Об агитационно-пропагандистской работе в Башкир­ской парторганизации» 1 и не сумели улучшить постановку идеологической и пропагандистской работы в республике. Секретарь ЦК КП(б) Казахстана по пропаганде т. Абдыкалыков 2 не принял соответствующих мер к исправ­лению серьезных идеологических ошибок, допущенных в работах ряда историков и литераторов Казахской ССР.

Научная работа в области истории в Казахстане находится в запущен­ном состоянии. За последние годы работники сектора истории института языка, литературы и истории (ныне института истории, этнографии и архе­ологии), не издали ни одной крупной научной работы, а в подготовленных к печати рукописях по истории Казахстана и в изданной в 1943 г. «Истории Казахской ССР» допущены серьезные идеологические ошибки 3.

Авторы «Истории Казахской ССР», вопреки марксистской методоло­гии, положили в основу истории Казахстана не развитие производительных сил, производственных отношений, классов и классовой борьбы, а борьбу казахов за свою независимость.

Составители «Истории Казахской ССР» не только не показали глубоко реакционную роль монгольского ига, но ошибочно утверждают, что тата­ро-монгольское завоевание способствовало складыванию и развитию ка­захской народности, а одного из эмиров Золотой Орды Едыге прославляют, как народного героя и защитника трудящихся.

В «Истории Казахской ССР» приукрашиваются феодально-патриар­хальные отношения в Казахстане, не проводится разграничение между подлинными национально-освободительными движениями казахского на­рода и разбойничьими набегами казахских султанов и феодалов, феодаль­но-реакционные движения султанов Каратая и некоторых других безогово­рочно отнесены к подлинным национально-освободительным движениям.

Авторы «Истории Казахской ССР» дали неправильную антиисторичес­кую оценку факта присоединения Казахстана к России, не показав по-настоящему положительное, прогрессивное значение вхождения Казахстана в состав Российской империи. Историю казахского народа авторы дают в отрыве от истории великого русского и других народов Советского Союза. В книге совершенно недостаточно показываются культурные и эко­номические связи между казахским, русским и другими народами СССР, и совместная борьба против чужеземных захватчиков и помещичье-капита-листического гнета.

Некоторые казахские историки и литераторы явно идеализируют Золо­тую Орду и всячески восхваляют Едыге. В подготовленном в 1944 г. Казах­ским филиалом Академии Наук «Историческом сборнике» в статье тов. Маргулана «Ер — Едыге» говорится: «Едыге — один из гениальных людей эпохи Золотой Орды. В народе сохранилось выражение: «тонкий волос вдоль ровно рассекал», как утверждение его справедливости. Он был защит­ником народа, мудрым политиком, печальником масс. По сохранившимся в народе преданиям, Едыге всю свою жизнь посвятил народу, Родине, поэтому и имя его не забывается веками» (стр. 56).

Несмотря на указание ЦК ВКП(б) о ханско-феодальной. сущности Эпоса об Едыге, данного в постановлении «О состоянии и мерах улучшения массово-политической и идеологической работы в Татарской партийной организа­ции»,— ряд литераторов и в 1945 году продолжали сочинять хвалебные стихотворения об Едыге (Сборник стихотворений «Ар» с. 27—28).


Секретарь ЦК КП(б) Казахстана тов. Абдыкалыков, вопреки истори­ческим фактам, утверждает, «что у нас, т. е. в Казахстане, был другой Едыге, чем у татарского народа».

В трудах некоторых казахских историков и литераторов игнорируется классовый подход при оценке исторических событий и исторических дея­телей. Вопреки историческим фактам отдельные казахские историки пыта­ются доказать, что например, хан Аблай является подлинно народным ханом. В сборнике «Казахские батыры» (авторы — Кенжибаев, Маргулан и др.)4, подготовленном к печати в 1944 году, о хане Аблае 5 сказано: «Аблай хорошо понимал чаяния народа. Его деятельность целиком была посвящена делу свободы народа, его объединению».

Действительно, хан Аблай, пытаясь объединить старший, средний и младший жузы в единое казахское ханство, совершал прогрессивное дело. Однако, действовал он, прежде всего, во имя укрепления господствующего класса феодалов, а не во имя свободы народа.

Другие казахские историки дошли до того, что поставили на одну доску деятельность подлинно народного героя, руководителя национально-ос­вободительного восстания 1916 года Амангельды Иманова 6 с деятельнос­тью Едыге, Кенесары Касымова7 и некоторых других казахских ханов, стали рассматривать Амангельды, как продолжателя дела Едыге и других ханов «в борьбе за свободу, счастье и интересы народа».

В подготовленной к печати монографии «Амангельды Иманов» (авто­ры Маргулан, Нурканов, Сулейменов и др.) сказано: «Родина Амангель­ды— Тургайские равнины всем прежним казахским батырам представ­лялась вечным маяком и чем-то вроде путеводной звезды к свободе и неза­висимости. В необъятных и безбрежных просторах Тургайской равнины, по представлению трудящегося народа, всегда четко и ясно отдавался в ушах топот копыт боевых коней таких прославленных батыров всех времен, как Едыге, Кобланды, Кенесары, Амангельды, мчавшихся по степи, отстаивая интересы народа и борясь за его свободу и счастье».

По мнению авторов, Амангельды Иманов сформировался, как вождь трудящихся казахов не в обстановке классовой борьбы внутри казахского общества и огромного влияния русского революционного движения, а бла­годаря особенностям Тургайской равнины, где родился Амангельды. Тур­гайские равнины, «начиная с самых отдаленных эпох, являлись бурлящим источником героизма, всегдашним источником отважной борьбы казахско­го народа за свободу и национальную независимость». Эти ошибочные и вредные утверждения не были подвергнуты критике, хотя рукопись была прочитана тов. Абдыкалыковым.

Одним из крупнейших недостатков казахских историков и института истории Казахского филиала Академии Наук является тот факт, что они совершенно не занимаются научной разработкой и исследованием советско­го периода истории Казахстана.

Идеологические ошибки, вскрытые в исторической литературе, харак­терны также и для казахской художественной литературы, литературоведе­ния и литературной критики. Некоторые художественные произведения воспитывают у читателей-казахов чувство вражды и ненависти к русским. Примером может служить повесть Сабита Муканова 8 «Балуан Шолак» (Алма-Ата, 1942 г.). Автор не делает различия между царскими чиновниками и русским народом. Рисуя страшные картины колонизации, автор


совсем не показывает средствами художественной литературы все то, что объединяло русский и казахский народы, не раскрывает их совместную борьбу против угнетателей.

В ряде произведений казахской художественной литературы идеализи­руются патриархально-феодальные отношения. В своем романе «Абай» писатель Ауэзов 9 воспроизводит картину роскоши, изобилия, богатства феодально-родовой знати (стр. 426). Автор совершенно не показывает жиз­ни трудового народа, противоречий между богатыми и бедными, классовой борьбы в казахском обществе. Казахский аул в прошлом изображается как место благоденствия, земной рай. Только в конце своего произведения автор вскользь говорит о тяжелом положении народа и то в связи со стихийным бедствием (джут), постигшем народ.

При изображении советской действительности некоторые казахские писатели допускают грубые ошибки, дают неверное, извращенное представ­ление о колхозном строе.

В романе Габидена Мустафина 10 «Чаганак Берсиев» утверждается, что колхозники так бедны, что даже лучшим из них нечем угостить дорогого гостя (с. 238). Когда мастер высокого урожая Чаганак 11 отправляется в со­седний колхоз, то там он слышит от колхозника Кали следующие слова: «Вот это мне и не нравится в колхозе. Когда скот был в своем личном пользовании, все-таки оборачивались как-то и находили, что резать для гостя, а теперь все обобществлено. Даже вот просо, поставленное перед нами, взято со склада» (с. 85).

В этом же произведении автор преувеличивает и любуется религиоз­ным настроением колхозников и даже сочиняет специальную молитву... «О господи, создатель, снизошли врагам погибель, правым своим великую милость. Сердца несчастных твоих рабов разрываются на части от горя и страданий, слезы их образовали реки, горе придавило мир. Дай воинам вашим смелость и отвагу благочестивого Али зятя пророка, обеспечь им помощь святого Кизыри и любимца своего праведного пророка нашего Магомеда. Аллах велик» (стр. 302).

Похороны Чаганака — передовика сельского хозяйства, заканчиваются словами: «Кто почтен народом, тот в почете и у бога. Твое место в раю. Мир праху твоему» (стр. 382).

В области драматургии казахские писатели чересчур увлекаются драма­тизацией легенд, уходя от советской действительности в далекое прошлое.

Ошибки в литературно-художественных произведениях не исправляют­ся, критика очень слаба и не способна понять и разобрать их. Оценивая роман Ауэзова «Абай», критик Исмаилов и, вопреки действительному со­держанию романа, утверждал: «Писатель очень ярко и художественно показал жизнь трудового народа».

В литературоведческих работах: «Очерки по истории казахской литера­туры XVIII—XIX» Сабита Муканова, в учебнике для 8 класса Джумалиева, в учебнике по теории литературы Исмаилова, сборнике древних былин и легенд «Богатырский эпос» (т. 1,1939 г., под ред. Сабита Муканова) также содержатся серьезные ошибки.

Односторонне и тенденциозно подбирается фольклорный материал. В учебнике т. Джумалиева 13 по казахской литературе для 8 класса утверждается, например, что эпическое произведение «Кобланды» отражает борьбу казахов против русских, тогда как в действительности эпос

«Кобланды» отражает борьбу казахов с калмыками до завоевания русскими Казани.

Борьбу русского народа с монголами, изгнание их из русских земель Джумалиев объявляет российской колонизацией. Джумалиев утверждает: «Какие бы легенды— песни этого периода мы не взяли, основная идея одна— освободить Казань, вернуть Волгу, защитить народ, землю... Завоевание царем Казани затронуло не только батыров, но и простых людей. Это событие задело честь не только мужчин, но и женщин и девушек... О Волге пели и акыны XIX века. Короче говоря захват Иваном Грозным Поволжья стал незабываемым событием, задевшим честь народа» (с. 4—5).

В учебнике цитируются антирусские тексты из ханско-феодальных эпи­ческих произведений: Я проучу тебя, гяур, Если вновь придешь в Казань, Волосатый гяур, Кару мою увидишь ты, Потеряешь ты покой. Не уймусь, пока не окровавлю города твои, Пока не заплачут дети твои (стр. 260).

В работах по истории казахской литературы художественные произ­ведения подбираются и истолковываются так, что дается извращенное представление о борьбе за независимость Казахстана. При анализе произ­ведений литературоведы не проводят различия между русским царизмом и русским народом, не различают действительное национально-освободи­тельное движение от разбойничьих набегов ханов. Все ханы объявляются батырами, борцами за народ, за его счастье. В один ряд становятся Едыге и Амангельды. В книге С. Муканова «Очерки по истории казахской литера­туры XVIII— XIX в.» (изд. 1942 г.) сказано: «Борьба за независимость своего народа породила таких исторических батыров, как Едыге, Коблан­ды, Таргини, Комбар, батыров XVIII—XIX вв. Срыма, Есета, Жанхожы и другие, через народное восстание, возглавлявшееся Амангельды Имано-вым, примыкают к Великой Октябрьской революции».

Тов. Муканов прославляет историю Золотой Орды, утверждая, что «После смерти монгольского хана Чингиса, управлявшего Востоком и Средней Азией, его старший сын на берегу Едил (Волга) создал государст­во «Алтын Орда» (Золотая Орда). Это государство в течение 300 лет славно существовало. В управлении и его обороне принимали участие и славились казахские батыры: «Едыге, Кобланды, Шора, Срым, Мамай, Коз-Турган, Тальегиз — эти исторические личности известны в истории, как народные батыры, защищавшие земли от иноземных захватчиков... Россия, завоевав крымских, астраханских, казанских ханов, с XVIII века начинает захват Казахской степи» (стр. 152—153).

Заслуживает внимания и такой факт. Рукопись Малика Габдуллина 14 «Мои фронтовые друзья», задержанная в верстке зав. сектором печати отдела пропаганды ЦК КП(б) Казахстана т. Колесниковым, написана в ан­тирусском духе. Описывая боевые действия батальона Панфиловской диви­зии, автор показывает, что командир этого батальона Момыш Улы15 (казах) укрепляет боеспособность батальона тем, что привлекает к ответ­ственности нарушителей дисциплины, наказывает трусов, расстреливает предателей. Но все эти трусы, нарушители дисциплины, изменники Родины оказываются русскими. Рукопись Габдуллина дает заведомо извращенное описание роли русского солдата в войне. В рукописи Габдуллина события изображаются таким образом, что под Москвой героически сражались только одни казахи.

Показательно, что после того, как эта рукопись была задержана т. Колесниковым, то т. Абдыкалыков заявил ему: «Вы не самовольничайте и не забывайте, где вы живете и работаете».

Крупные ошибки и недостатки имеют место также в работе учреждений искусств, в частности казахских театров, для которых характерен отход от современной тематики и игнорирование передовой русской театральной культуры. За время войны на сценах казахских театров не ставились пьесы, отражающие героический облик советских людей, их борьбу за свободу своей социалистической Родины, дружбу народов СССР. В репертуаре казахских театров отсутствуют русские классические пьесы. За 20 лет своего существования республиканский казахский драматический театр поставил лишь 4 русские классические пьесы, а казахский драматический театр оперы и балета за 11 лет своего существования не поставил в исполнении казахско­го оперного коллектива ни одной русской классической оперы.

Следует также отметить, что в пропагандистской работе отделом пропаганды и агитации ЦК КП(б) Казахстана допущена серьезная ошибка. В начале текущего года отдел пропаганды ЦК КП(б) Казахстана без всякой надобности разработал и разослал в обкомы и райкомы партии «Програм­му по истории ВКП(б) «для вечерних университетов марксизма-ленинизма и районных партийных школ. Уже само название говорит о порочности этой программы, ибо программа для вечерних университетов марксизма-ленинизма и райпартшкол далеко не одна и та же. Программа составлена небрежно, неграмотно, содержит много грубых ошибок.

В I главу Истории ВКП(б) почему-то включен вопрос «Роль Ленинской «Искры» в подготовке марксистской партии в России», в то время, как этот вопрос относится ко II главе. В IV главе пишется: «Блок большевиков во главе с Лениным и Плехановым против антипартийных

группировок» ...... «Принятие Пражской конференцией большевистской

программы— минимум». Целые разделы «Краткого курса» совершенно выпущены в программе.

В «программу» произвольно включены и «новые» главы: девятой гла­вой идет «Учение Ленина — Сталина по национальному вопросу», в кото­рую включен и такой вопрос, как «Казахская ССР в Великой Отечественной войне», XV главой — «Диалектический и исторический материализм», а все­го получилось XVI глав.

В связи с включением в программу «новых глав», нумерация после VIII главы по Краткому курсу нарушена.

Характерно, что до приезда группы никто в республике не обратил внимания на все эти ошибки составленной отделом пропаганды ЦК КП(б) Казахстана программы по истории ВКП(б). А на наш вопрос: «как могли составить такую программу?» — тов. Абдыкалыков заявил: «я ее даже не видел».

Крупные недостатки вскрыты и в работе Казахского издательства. Издательский план в 522 названия (объем 2536 листов) за время с 1 января по 1 августа 1945 года выполнен только на 14%.

Плохо обстоит дело с переводами и изданием произведений классиков марксизма-ленинизма. Отдельные произведения Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина изданы 3—5 лет тому назад, причем изданы на латинском алфавите. В издательском плане 1945 г. предусмотрено издание перевода первого тома собр. соч. Ленина, «Вопросы ленинизма» Сталина, «Краткого

курса истории ВКП(б)», биографий Ленина, Сталина. Однако, ход под­готовки указанных трудов не обеспечивает их издание в этом году.

Неудовлетворительно выполняется план издания художественной ли­тературы. За 7 месяцев этого года план выполнен лишь на 5%. В республике мало переводится русских художественных произведений на казахский язык. По данным книжной палаты с 1937 г. по 1945 г. издано лишь 38 названий. Только недооценкой русской классической литературы можно объяснить тот факт, что в течение 4—5 лет не изданы готовые переводы Белинского. Количество произведений классиков русской и мировой ли­тературы, предназначенных для перевода и издания в этом году, совер­шенно недостаточное.

Полиграфическое и художественное оформление книг крайне неудов­летворительно. Большим тормозом в работе Казахского издательства яв­ляется неукомплектованность издательства квалифицированными кадрами. Из 28 редакторов, предусмотренных штатом, имеется лишь 5 редакторов.

В исключительно запущенном состоянии в Казахстане находится дело подготовки научных кадров в области общественных наук. Считается, что подготовка научных кадров по общественным наукам организована при филиале Академии наук СССР, при Казахском университете и педагогичес­ком институте. Но в настоящее время в аспирантуре указанных учреждений обучается только 27 человек, из них по истории 5 человек, по экономике 3 человека, по казахскому языку 4 человека и т. д. Работа с аспирантами организована совершенно неудовлетворительно. Имеются недопустимые факты нарушения порядка сдачи кандидатского экзамена. У аспирантов часто меняются научные руководители. В результате такого положения мало кто из аспирантов, после трехлетнего пребывания в аспирантуре, защищает кандидатские диссертации. В Алма-Атинском пединституте с 1938 по 1945 гг. обучалось в аспирантуре по различным специальностям 29 человек, из них 22 человека выбыли по разным причинам, а из 7 человек, находящихся в аспирантуре три года, ни один аспирант кандидатской диссертации не защитил. Имеются отдельные случаи, когда аспиранты, находясь в аспирантуре с 1939 года, до сих пор кандидатскую диссертацию не защитили. За 6 лет с 1939 по 1945 гг. в Казахстане по общественным наукам защитили диссертацию только три аспиранта. Неудовлетворитель­ное состояние подготовки научных кадров по общественным наукам объяс­няется тем, что Наркомпрос Казахской ССР по-настоящему не занимается этим делом. ЦК КП(б) Казахстана и его отдел пропаганды не уделяют этому важнейшему вопросу должного внимания. За последние 1,5—2 года ЦК КП(б) Казахстана ни разу не проверял состояния работы с аспирантами и не принял мер к решительному улучшению дела подготовки научных кадров. Лишь по предложению и при участии группы работников Управле­ния пропаганды бюро ЦККП(б) Казахстана 11 сентября с. г. обсудило и приняло решение «О состоянии подготовки научных кадров в области общественных наук в Казахской ССР». Все отмеченные недостатки в иде­ологической работе Казахской парторганизации объясняются тем, что ЦК КПб) Казахстана и его отдел пропаганды недооценивали вопросы идеологической работы, не принимали мер к решительному исправлению серьезных идеологических ошибок, допущенных в области истории и лите­ратуры, и не организовали большевистского воспитания научных работ­ников, литераторов, работников искусств. Секретарь ЦК КП(б) Казахстана

по пропаганде т. Абдыкалыков, по нашему мнению, и сейчас не желает и не способен принять сколько-нибудь серьезные меры к устранению идеологи­ческих ошибок, допущенных в освещении истории казахского народа, а так­же в художественной литературе.

Тов. Абдыкалыков занял неправильную позицию по отношению к опубликованной в журнале «Большевик» рецензии на книгу «История Казахской ССР», вышедшей под редакцией Абдыкалыкова и Панкратовой. Тов. Абдыкалыков всячески задерживал опубликование в республиканской печати рецензии на «Историю Казахской ССР». На предложение зав. секто­ром печати отдела пропаганды ЦК КП(б) Казахстана тов. Колесникова об ускорении опубликования рецензии, тов. Абдыкалыков заявил: «Что вы пристали с рецензией. Расклейте ее хоть по всем заборам». Не случайно рецензия на «Историю Казахской ССР» лишь спустя 3 месяца после опуб­ликования в «Большевике», была напечатана в газете «Социалистический Казахстан», да и то по личному указанию первого секретаря ЦК КП(б) Казахстана тов. Боркова.

Вместо того, чтобы широко разъяснить партийному активу и интел­лигенции принципиальные ошибки, допущенные составителями «Истории Казахской ССР», т. Абдыкалыков пытался смазать и замолчать эти ошиб­ки. На совещании работников отделов пропаганды и агитации обкомов, зав. сектором отдела пропаганды ЦК КП(б) Казахстана т. Оленин высту­пил с критикой ошибок, допущенных в «Истории Казахской ССР».

Однако тов. Абдыкалыков его остановил и не дал возможности ему говорить. До приезда работников Управления пропаганды ЦК ВКП(б) бюро ЦК КП(б) К не приняло постановления «О подготовке 2-го издания «Истории Казахской ССР». Тов. Абдыкалыков не только затягивал, но по существу срывал принятие ЦК КП(б) Казахстана постановления по этому вопросу.

В процессе составления проекта постановления бюро ЦК КП(б) Казах­стана «О подготовке 2-го издания «Истории Казахской ССР» т. Абдыкалы­ков пытался всячески смазать допущенные ошибки.

В докладе на бюро ЦК КП(б)К при обсуждении этого вопроса т. Абдыкалыков не дал большевистской критики ошибкам, допущенным в освещении важнейших проблем истории Казахстана.

Тов. Абдыкалыков обошел вопрос о прогрессивном характере присо­единения Казахстана к России, о приукрашивании историками патриархаль­но-феодальных отношений в Казахстане и отрыве истории казахского наро­да от истории великого русского и других народов Советского Союза.

Даже после принятия постановлений бюро ЦК КП(б) Казахстана «О подготовке 2-го издания «Истории Казахской ССР» (14 августа 1945 г.) 16 и «О состоянии и перспективном плане творческой работы театров респуб­лики» (28 августа), а также после длительной работы в Казахской республи­ке группы работников Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) и Союза советских писателей СССР, отдел пропаганды и агитации ЦК КП(б) Казахстана и его руководитель тов. Абдыкалыков не сделали для себя необходимых выводов и по прежнему продолжают смазывать до­пущенные в республике идеологические ошибки.

Тов. Абдыкалыков всячески старается, чтобы об этих ошибках и их исправлении меньше всего говорили. Об этом говорит следующий факт: 13 сентября по решению бюро ЦК КП(б) Казахстана было проведено

собрание научных работников и литераторов с докладом тов. Абдыка­лыкова «О подготовке 2-го издания истории Казахской ССР». Когда к тов. Абдыкалыкову после доклада подошел ответственный секретарь газеты «Казахстанская правда» тов. Разумовский и просил у него текст доклада для использования его на страницах газеты, он в грубой форме заявил тов. Разумовскому: «Вы пишете об Едыге, ну и пишите, а я вам никакого доклада не дам». На второй день, на вопрос руководителя пропгруппы тов. Битиева: «Как вы решили осветить на страницах газет материалы собрания»,— тов. Абдыкалыков заявил: «Пусть они сами (работники ре­дакции) пишут, они же имеют свои головы». На предложение тов. Битиева о проведении собраний партийно-хозяйственного актива и интеллигенции с докладами «Об ошибках, допущенных в «Истории Казахской ССР» и задачах улучшения идеологической работы», тов. Абдыкалыков ответил, что в этом уже нет необходимости, а если кто захочет, пусть проводит, я выступать больше не буду, мне это уже надоело».

Для быстрейшего улучшения идеологической работы в Казахской пар­тийной организации было бы целесообразно укрепить отдел агитации и пропаганды ЦК КП(б) Казахстана, а секретаря по пропаганде т. Аб­дыкалыкова освободить от работы.

Считаем необходимым доложить ЦК ВКП(б), что второй секретарь ЦК КП(б) Казахстана т. Шаяхметов в ходе обсуждения проекта постановле­ния ЦК КП(б) Казахстана «О подготовке 2-го издания «Истории Казахской ССР», занимал по некоторым вопросам неправильную позицию. Ссылаясь на то, что казахский Едыге имеет широкую популярность в казахском народе, что именем Едыге называют детей, именем Едыге старики благо-славляют своих сыновей и т. п.11, т. Шаяхметов предлагал исключить из проекта постановления все пункты, относящиеся к Едыге. Но это предложе­ние т. Шаяхметова было отвергнуто бюро ЦК КП(б) Казахстана.

В связи с тем, что в ходе работы вскрыты серьезные недостатки и ошибки в идеологической работе Казахской парторганизации, которые трудно исправить без вмешательства ЦК ВКП(б), было бы целесообразно заслушать в ЦКВКП(б) отчет ЦККП(б) Казахстана о состоянии иде­ологической работы и принять соответствующее решение ЦК ВКП(б).

Подпись А. Маслин

Д. Поликарпов Подпись П. Климов

М. Добрынин Подпись С. Битиев


Секретарю ЦК ВКП(б) тов. Маленкову Г. М.

По решению ЦК ВКП(б) группа работников Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) и Союза советских писателей была направлена в июле с. г. в Казахстан для оказания помощи в идеологической работе Казахской партийной организации.

B идеологической работе Казахской партийной организации были вскрыты серьезные недостатки и ошибки, о чем было доложено ЦК ВКП(б).

ЦК ВКП(б) вынес постановление заслушать отчет ЦК КП(б) Казах-

стана о руководстве работой партийных организаций Казахстана и обязал ЦК КП(б) Казахстана представить в ЦК ВКП(б) письменный отчет по этому вопросу.

ЦК КП(б) Казахстана отчет о состоянии идеологической работы пред­ставил 10 декабря с. г.

Прошу вопрос о состоянии идеологической работы Казахской партий­ной организации включить в повестку одного из ближайших заседаний Оргбрюро ЦК ВКП(б). Было бы целесообразно на заседании Оргбюро ЦК ВКП(б) с отчетом об идеологической работе Казахской партийной организации вызвать секретаря ЦК КП(б) Казахстана по пропаганде тов. Абдыкалыкова 18.

14.XII.1945 г. Подпись Г.Александров

Примечания


1. Постановления ЦК ВКП(б) были приняты в 1944 году.

2. М. Абдыкалыков в 1941—1947 гг. секретарь ЦК КП(б) Казахстана по пропаганде.

3. «История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней», подготовлена коллек­тивом из 33-х авторов и издана в Алма-Ате в 1943 году, под ред. А. М. Панкратовой и М. Абдыкалыкова.

4. Кенжебаев Б. (1904—1987)—- писатель, литературовед, исследователь фольклора.

5. Аблай (1711—1781)— хан Среднего жуза. В 1771г. избран ханом Старшего, Среднего и Младшего жузов.

6. Амангельды Иманов (1873—1919) — член РКП(б) с 1918 г., руководитель восстания 1916г. в Казахстане, участник установления советской власти в Казахстане.

7. Кенесары Касымов (1802—1847)— султан Среднего жуза, внук Аблая. В 1837—47 гг.— руководитель антиколониального восстания.

8. Сабит Муканов (1900—1973 г.) — писатель. В 1936—37,1943—52 тт.— председатель Союза писателей Казахстана.

9. Мухтар Ауэзов — писатель, академик. Роман «Путь Абая» удостоен Ленинской премии (1959 г.).

10. Габиден Мустафин — писатель, общественный деятель, автор романов «Шиганак» (1945); «Караганда» (1952).

11. Шиганак Берсиев, рисовод-передовик, удостоен Сталинской премии (1943 г.).

12. Исмаилов Е. (1911—1966 гг.) — литературный критик, доктор филолог, наук, член ВКП(б) (1946 г.).

13. Джумалиев К. (1907—1968 гт.)— поэт, литературовед, доктор наук, член партии с 1941 г. Основные труды по теории литературы.

14. Габдулин Малик (1915—1973 г.)— писатель, педагог. Герой Советского Союза (1943 г.), доктор наук. 1946—1951 — директор Института языка и лит-ры АН КазССР.

15. Момыш Улы Бауржан— писатель, комбат Панфиловской дивизии. Герой Советского Союза (1991 г.).

16. 2-е издание «История Казахской ССР» под ред. А. М. Панкратовой и И. О. Омарова. Алма-Ата 1947 г. т. 1.

17. В годы Великой Отечественной войны мужчин, уходивших на фронт, благословляли старшие в роду, семье, согласно древнему обычаю — «бата беру». Предложение Шаях-метова основано на этом традиционном обычае. В исторической памяти казахов Едыге сохранился в образе защитника родины. Использование в первые годы войны националь­ных традиций защиты отечества возродило многие исторические имена. Призыв «За Родину, за Сталина» переплетался в сознании бойцов-казахов с древним боевым духом и отождествлялся с образом защитников родины — Едыге, Кенесары, Амангельды.

18. В конце 1945—1946 ст. в протоколах Оргбюро и Секретариата ЦК ВКП(б) вопрос об Абдыкалыкове не рассматривался. 12.04.1947 г. на 17 Пленуме ЦККП(б) Казахстана он выступал как секретарь по пропаганде (РГА СПИ, ф. 17, оп. 88. д. 846, л. 4).
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Похожие:

К. А. Соловьев \ZC;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века iconРусь Древняя и Удельная Библиографический указатель
Киевской Руси (09–xi в.), а также период феодальной раздробленности страны (xii–xiv в.). Представлены книги по истории, философии,...
К. А. Соловьев \ZC;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века iconАрхитектура Руси X xii в в
Цель и задачи урока: Познакомить учащихся с архитектурой Руси X-XII в в., ее основными чертами
К. А. Соловьев \ZC;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века iconВопросы для экзамена по истории отечества
Возникновение государства. Правления киевских князей с Рюрика по Владимира Мономаха. Социально-экономические отношения на Руси. Внешняя...
К. А. Соловьев \ZC;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века iconЗадания 1-10: за каждый правильный ответ присуждается 1 балл
Основным внешнеполитическим противником Древней Руси со второй половины XI века стали
К. А. Соловьев \ZC;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века iconБиблиография по истории древней руси
Алексеев Ю. Г. Псковская Судная грамота и ее время: развитие феодальных отношений на Руси XIV – xviвв
К. А. Соловьев \ZC;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века iconУрок, тема: Культура Киевской Руси в IX-XIII веках
Ознакомления учащихся с достижениями культуры Древней Руси в различных ее отраслях
К. А. Соловьев \ZC;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века iconУрок-путешествие Оборудование: карта «Киевская Русь в IХ хi вв.; иллюстрации «Буквицы древнерусского письма»
Цель: показать, что в начале XII века культура Киевской Руси достигла высшего расцвета
К. А. Соловьев \ZC;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века iconРазработка урока истории в 6 класе Тема: Культура Древней Руси
Цель: формирование у учащихся целостного представления о Киевской Руси; ее значении в системе европейских и восточных государств
К. А. Соловьев \ZC;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века iconВеликое княжество Литовское
В течение столетия после Батыева нашествия на десятков земель и княжество Древней Руси выросли два мощных государства, две новые...
К. А. Соловьев \ZC;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века iconПлан работы: Введение Древнерусское государство когда и как Духовная культура
Древней Руси можно считать IX век. Я решил описать культуру Киевской Руси до 1236 года начала татаро-моногольского ига. После этого,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница