Ксения Григорьевна Мяло Россия и последние войны XX века (1989-2000). К истории падения сверхдержавы Москва, «Вече», 2002 г




НазваниеКсения Григорьевна Мяло Россия и последние войны XX века (1989-2000). К истории падения сверхдержавы Москва, «Вече», 2002 г
страница1/89
Дата24.01.2013
Размер9.06 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   89
Ксения Григорьевна Мяло

Россия и последние войны XX века (1989-2000).

К истории падения сверхдержавы

Москва, «Вече», 2002 г.


Военный консультант генерал-майор запаса Л. И. Шершнёв, президент Фонда национальной и международной безопасности


«Чему, чему свидетели мы были...» А.С. Пушкин


* * *


Один из самых лживых мифов, оставленных в наследие стране официозной пропагандой последнего десятилетия XX века, - это миф о бескровном и мирном характере ликвидации СССР. Миф этот, удобный для некоторых политиков той эпохи, не выдерживает элементарной проверки фактами. Тем не менее, есть опасность его закрепления в общественном сознании как самоочевидной истины. А это значит, что поругана и забыта будет кровь сотен тысяч людей, своими страданиями оплативших распад Союза. Желание противостоять такому забвению и стало для автора, которому довелось побывать не в одной «горячей точке», едва ли не главным побудительным мотивом к написанию этой книги. Кроме того, автор стремился запечатлеть хронику событий, в совокупности слагавших процесс ухода из истории второй сверхдержавы мира.

Глава I. На рубеже тысячелетий: контур сдвига

Отступление

Континент и Океан


Глава II. Схождение лавины

Смерч

Разлом

В краю соколиных гнезд


Глава III На западном рубеже

От проливов до пролива

Траянов вал

Говорит оружие

Перемирие или мир?


Глава IV. Под звездами балканскими

Приговор

Путь к войне

Боснийский котел

Косово-99: НАТО на марше


Глава V Чеченский узел

Предуготовление к войне

Предгрозье

Гроза

Украденная победа

Южная дуга: ход анаконды

Снова война

Годичное кольцо

Над Сухман-рекой


Эпилог. Вызовы нового века


Приложение 1. Карты и схемы.

«План Антанты»

«План Розенберга» (план раздела Советского Союза, разработанный Альфредом Розенбергом)

СССР, фрагмент. Изменение баланса сил, или контуры расширения НАТО на постсоветском пространстве к исходу XX века.


Динамика формирования «горячих точек» на территории СССР (1988-1991 гг.)

1988 год

1989 год

1990 год

1991 год


Краткая хроника событий войны в Заливе

Предистория

История

1990 год

1991 год


Хроника событий войны в Нагорном Карабахе (1991-1994)

1991 год

1992 год

1993 год

1994 год


Хроника развития военных действий на территории Грузинской ССР

Вооруженные действия в РЮО

Вооруженные действия на территории Абхазии


Краткая хроника развития Приднестровского конфликта


Хроника распада СФРЮ и событий балканских войн последнего десятилети XX века

Движение к войне

1989 год

1990 год

1991 год

Война (Хорватия и Босния и Герцеговина)

1991 год

1992 год

1993 год

1994 год

1995 год

Война (Косово)

1996-1998 годы

1998 год

1999 год


Хроника 1-й чеченской войны (1994-1996 гг.)

1995 год

1996 год


Хроника боевых действий в Дагестане (август-сентябрь 1999 года)


Хроника 2-й чеченской войны (1999-? гг.)

1999 год

2000 год

2001 год


Эскалация напряженности по южной дуге нестабильности после событий 11 сентября 2001 года в США


* * *

К написанию этой книги автора побудило острое ощущение того, что бурные события последнего десятилетия XX века, приведшие к крушению второй сверхдержавы и перекроившие политическую карту Сердцевинной Евразии в масштабах, сопоставимых с итогами двух мировых войн, все еще в нынешней России не осознаются таковыми. Да и сама их хронология, сам рисунок событий - несмотря на то, что развернулись они буквально на глазах у ныне живущих, - уже как-то стерлись, спутались; в год, когда исполняется десятилетие со дня гибели СССР, не будет преувеличением сказать, что в памяти у многих сохранились лишь смутные воспоминания о каких-то языковых спорах в бывших союзных республиках, о последовавших за ними погромах, драках на площадях, а затем - перестрелках и войнах, потоках беженцев и конце великой страны. И все это без внутренней связи между собой, равно как и без понимания - даже теперь! - связи малых войн на советском и постсоветском пространстве со своей жизнью, с войной в Чечне, с судьбой своих сыновей, тогда еще почти младенцев, а теперь едущих в Грозный и на Пяндж.

Случилось так, однако, что мне на протяжении тех, кажущихся теперь такими далекими, десяти лет довелось наблюдать изменившие карту исторической России события с близкого расстояния - в Прибалтике, Нагорном Карабахе, Ферганской долине, Приднестровье, Крыму, потом и в Чечне. И, подобно летописцу далеких времен, мне захотелось не дать этим горьким страницам выпасть из общей памяти.

Писать, когда история еще не остыла, когда она, как говорится, еще течет под пальцами, трудно. Но и откладывать нельзя - не то рискует порваться живая связь времен. К тому же мне хотелось ввести в оборот практически еще не освоенные историками материалы и документы - текущую, в том числе и региональную, печать, воспоминания живых участников событий, акты и постановления правительств непризнанных государств и т.д. Тщательно собранные и изданные, они пока, к сожалению, мало кого заинтересовали в России, хотя ее будущее в огромной мере станет определяться тем, что дальше случится на этих, уже забытых ею, землях недавней Империи.

Но главное - мне представлялось недопустимым позволить так просто кануть в Лету страданиям, слезам и крови людей, первыми и сполна заплатившими за то, что на языке политики было названо реструктуризацией Хартленда. Стремясь к объективности, я не принуждала себя к бесстрастности. Мое сочувствие - всем жертвам очередной кровавой мясорубки на евразийском пространстве; но моя любовь - тем, кто (подобно голландскому мальчику, закрывавшему пальцем дырку в плотине, чтобы море не затопило его родину) в трагическом одиночестве или ощущая за спиной измену, все-таки пытался преградить путь новому мировому порядку, все-таки верил в Россию.

Им я и посвящаю свою работу.


Глава I. На рубеже тысячелетий: контур сдвига

Отступление

Конец XX века и наступление нового тысячелетия отмечены не просто исчезновением с политической карты мира одной из двух сверхдержав, после Второй мировой войны определявших его облик и создававших саму ось, вокруг которой развивался мировой исторический процесс. Речь о большем: налицо одновременный уход России и просто как великой державы, без мощного влияния и участия которой на протяжении нескольких веков не могли свершаться сколько-нибудь значимые изменения на континенте Евразии. А особенно - на его европейской части, в ходе II тысячелетия, а тем более же в Новое время, бывшей эпицентром всемирной истории.

Основы этой роли были заложены для России Петром I, укреплены и утверждены Екатериной II; апогей же всеевропейского влияния был достигнут после победы над Наполеоном.

Следующий, еще более высокий взлет исторической России (тогда в форме СССР) как поистине мировой державы произошел в XX веке, после победы над Гитлером, и эта ее новая роль была зафиксирована Ялтинскими и Потсдамскими соглашениями. Именно они легли в основание послевоенного мироустройства, и именно их преодоление стало главной целью «холодной войны», о чем ее стратеги и идеологи высказывались достаточно откровенно как еще в бытность СССР, так и, особенно, после его разрушения. Пальма первенства, вероятно, принадлежит 3. Бжезинскому, посвятившему вопросу «преодоления Ялты и Потсдама» несколько своих работ; однако речь, разумеется, вовсе не о случае некой индивидуальной мании. В той мере, в какой «холодная война» была именно войной, то есть преследовала цели стратегического поражения противника и устроения уже без участия побежденной стороны (а точнее - именно на руинах ее исторического наследства) нового миропорядка, Бжезинский лишь с особой рьяностью и откровенностью выражал устремления Запада как целого. И когда сегодня сенатор Джон Уоррен, рассуждая об экспансии НАТО на Восток, говорит, что «железный занавес» следует сменить на «железное кольцо» вокруг шеи России («Правда», 28 мая 1998 года), он лишь подтверждает, что главные цели «холодной войны» диктовались вовсе не идеологическим, а геополитическим соперничеством с Россией. И что, естественно, было бы странно ожидать, что теперь, когда главная цель достигнута, торжествующий победитель вдруг начнет устраивать с Россией «общий лад». Россия должна прекратить существование в качестве великой державы, а может быть, и вообще как державы - вот смысл «преодоления Ялты и Потсдама». Констатация этого становится на Западе, да и в мире общим местом - причем звучит она из уст как злорадствующих, так и сожалеющих, и образ Ялты становится ключевым для обозначения совершившихся в мире гигантских сдвигов.

Так, в 1997 году, после американо-российской встречи в верхах, на которой Россия уступила по вопросу о расширении НАТО, «Файнэшнл Таймс» писала о «Ялте наоборот». А премьер-министр Польши Ежи Бузек прокомментировал: «Решение Сената США означает окончательное преодоление Ялты единственной оставшейся сверхдержавой» («Независимая газета», 6 мая 1998 года).

Корреспондент газеты «Гардиан» Дэвис Херст, напоминая о временах победы России над Наполеоном, отметил: впервые с Венского конгресса 1814 года карту Европы перекраивают без ее участия, перечеркивая решения Ялтинской конференции и лишая Россию статуса великой державы. «Такое положение создалось в результате геополитических уступок Западу, сделанных последним лидером Советского Союза, Горбачевым».

9 мая (!) 1997 года германская левая газета «Юнге Вельт» так обрисовала новое положение России, создавшееся вследствие сделанных ею беспрецедентных геополитических уступок: «В 52-ю годовщину победы над фашизмом Россия посредством бывших союзников по оружию и вновь поднявшейся Германии поставлена в положение, напоминающее первые годы молодой Советской республики... Россия, которая убрала антагонизм двух систем путем саморазрушения своего порядка, отпихивается на край политической географии. Поскольку Россия разрушилась экономически, культурно и духовно, она перестала быть архитектором мировой политики и опустилась до роли глупого Вани для западных политических стратегов».

Характеристика кажется предельно жесткой, но вряд ли можно оспорить точность передачи ею положения дел. И, на мой взгляд, такая жесткость все же лучше и здоровее странного упорства, с которым иные отечественные политологи продолжают утверждать, будто «холодная война» закончилась неким общим сладостным примирением, а не крушением и ликвидацией СССР, то есть исторической России. Ликвидацией столь полной, какая, стоит заметить, происходит лишь в случае безоговорочной капитуляции, когда побежденная сторона полностью сдается на милость победителя. Такая ликвидация не была осуществлена даже в отношении Германии и Японии, хотя по юридическому смыслу формулы безоговорочной капитуляции победители - и главный из них, СССР, - имели на это право. С самим СССР история обошлась гораздо более жестоко.

И странно видеть, что Сергей Рогов, директор Института США и Канады, в том же 1997 году находил возможным писать: «Расширение НАТО ставит под сомнение представление о том, что «холодная война» завершилась без побежденных и победителей...» («Независимая газета», 26 февраля 1997 года).

В подобных представлениях Рогов совсем не одинок. Так, Сергей Кортунов на страницах той же «Независимой газеты» и в том же 1997 году сетовал: «Ни договор «2+4», ни Парижская хартия, ни Договор ОБСЕ не были капитуляцией СССР или России, они были равноправными и равнообязательными соглашениями сторон о преодолении конфронтации...

Сейчас мы являемся свидетелями того, что вместо строительства Большой Европы со стороны Запада предпринимается попытка ревизии всего послевоенного мирового порядка, всей Ялтинской системы международных отношений».

Дорого же заплатила Россия за эти нелепые иллюзии «неконфронтационности», за веру в то, будто Запад и впрямь не имел иных целей в «холодной войне», кроме как организовать вместе с СССР-Россией мирный кондоминиум - если не всепланетный, то, по меньшей мере, всеевропейский. Нет, о таком кондоминиуме речь могла идти лишь на пике советской мощи, и в определенной мере его-то и устанавливали Ялтинские и Потсдамские соглашения. Но упадок этой мощи - вначале именно в сфере духовной, а не в военной, что нашло выражение в бессмысленной формуле «вхождения в мировое сообщество» (и это исходило из уст сверхдержавы!), - конечно же, выбил всякую почву из-под идеи кондоминиума. Зато с тем большей силой зазвучали на Западе речи о победе - о ней, а не о каком-то равноправном партнерстве (высмеянном Бжезинским в «Великой шахматной доске»), с иллюзиями которого все еще не в силах расстаться отечественные либералы-западники. Вехами же на пути к этой победе как раз и стали и объединение Германии на условиях Запада, и Парижская хартия 1990 года, которую Бжезинский называет именно актом капитуляции СССР в «холодной войне». А в 1992 году он уже назвал Россию «побежденной страной».

И Ельцин, заявивший на одной из встреч с американским президентом: «Мы вместе победили в «холодной войне»«, был просто смешон, ибо в США никто и не думал скрывать ни того, о чьей победе идет речь, ни роли специфических организаций и приемов в достижении этой победы. Именно так - «Victory» - назвал свою книгу бывший сотрудник ЦРУ Питер Швейцер, сформулировав проблему с подкупающей откровенностью: «Изучать крах Советского Союза вне американской политики почти равносильно расследованию внезапной, неожиданной и загадочной смерти без учета возможности убийства (!) или, по крайней мере, изучения связанных с ним обстоятельств».

И он же цитирует шефа ЦРУ Джеймса Вулси, который заявил, вступая в должность: «Да, это мы прикончили Гигантского Дракона!» Тот же Вулси воздал должное и внутренней «пятой колонне», действовавшей в СССР: «Мы и наши союзники вместе с демократами России и других государств бывшего советского блока одержали победу в «холодной войне»« (Видимо, такое партнерство имела в виду один из лидеров отечественных западников В. Новодворская на страницах «iностранца», с нежностью высказавшись о «нашей нянюшке, ЦРУ»).

И еще 8 января 1993 года Дж. Буш при посещении штаб-квартиры ЦРУ в Лэнгли особо подчеркнул заслуги данного ведомства в «преображении страны, из которой он только что вернулся», то есть России.

Разумеется, на фоне такой откровенности (а я привела лишь малую толику подобных высказываний) и при ретроспективном обзоре событий встает вопрос, где же был при этом вездесущий, как думали, КГБ; и хотя эта проблема еще ждет своего исследователя, ниже я затрону некоторые ее аспекты. А сейчас не могу не упомянуть, что, по словам В. Пруссакова, несколько лет назад в американских газетах появилась «любопытная информация относительно того, что пресловутая «перестройка» в течение длительного времени разрабатывалась на Лубянке и в конце концов была одобрена... в Лэнгли» («Правда», 20 августа 1996 года).

Но если Буш благодарил Лэнгли в 1993 году, то один из шефов ЦРУ, Роберт Гейтс, прибыв в Москву в августе 1991 года, сразу же после поражения ГКЧП, прошелся по Красной площади с открытой бутылкой шампанского в руках, пояснив: «Я совершаю свой индивидуальный парад победы...» А по мнению Бжезинского, как я уже говорила выше, капитуляция СССР состоялась в 1990 году в Париже, и в 1994 году он довольно подробно развил эту свою мысль: «...»Холодная война» окончилась победой одной стороны и поражением другой. Как и при окончании других войн, имеет место ярко выраженный момент капитуляции. Этот момент настал в Париже 19 ноября 1990 года. На совещании, которое было отмечено внешними проявлениями дружбы, предназначенными для маскировки действительности, Михаил Горбачев, который руководил Советским Союзом на финальных этапах «холодной войны», принял условия победителей, то есть Запада».
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   89

Похожие:

Ксения Григорьевна Мяло Россия и последние войны XX века (1989-2000). К истории падения сверхдержавы Москва, «Вече», 2002 г iconЗа мировой океан в «холодной» ибудущих войнах «вече» москва 2002
Книга написана адмиралом флота Капитанцем И. М., прошедшим службу на командных должностях на трех океанских театрах войны — Арктическом,...
Ксения Григорьевна Мяло Россия и последние войны XX века (1989-2000). К истории падения сверхдержавы Москва, «Вече», 2002 г iconМосква «вече» 2002
Эта книга, продолжает серию "100 великих", рассказывает от истории самых значительных археологических открытий, о раскрытых и пока...
Ксения Григорьевна Мяло Россия и последние войны XX века (1989-2000). К истории падения сверхдержавы Москва, «Вече», 2002 г iconРабочая программа по истории для 6 класса
Охватывает период с конца 5 века по конец 16 века, от падения Западной Римской империи до начала эпохи Великих географических открытий...
Ксения Григорьевна Мяло Россия и последние войны XX века (1989-2000). К истории падения сверхдержавы Москва, «Вече», 2002 г iconVitautus Москва «вече»
Дзо тайник Русского Севера / Валерий Дёмин. — М.: Вече, 2007. — 480 с. — (Гиперборея)
Ксения Григорьевна Мяло Россия и последние войны XX века (1989-2000). К истории падения сверхдержавы Москва, «Вече», 2002 г iconПрограмма дисциплины Политическая культура России ХХ века (курс по выбору) Для направления 030200. 62 Политология
России в сторону разрушения авторитарных традиций и, во-вторых, необходимостью осмысления результатов социально-политических преобразований,...
Ксения Григорьевна Мяло Россия и последние войны XX века (1989-2000). К истории падения сверхдержавы Москва, «Вече», 2002 г iconЛитература бюллетень новых поступлений
Калининградская область : притяжение янтарного края / [А. Г. Москвин, А. Сегеди]. Москва : Вече, 2011. 302, [1] с ил.; [8] л цв ил....
Ксения Григорьевна Мяло Россия и последние войны XX века (1989-2000). К истории падения сверхдержавы Москва, «Вече», 2002 г iconРабочая программа учебного курса «История»
Пояснительная записка к рабочей программе по Всеобщей истории. Истории Нового времени XIX – начало XX века, Истории России. XIX века,...
Ксения Григорьевна Мяло Россия и последние войны XX века (1989-2000). К истории падения сверхдержавы Москва, «Вече», 2002 г iconТайная битва сверхдержав «вече» москва 2000 ббк 63. 3(2) о 66 Вниманию оптовых покупателей!
Но нет, как только стих гром орудий, СССР и западные демократии оказались "по разные стороны баррикад"
Ксения Григорьевна Мяло Россия и последние войны XX века (1989-2000). К истории падения сверхдержавы Москва, «Вече», 2002 г icon15. Брестский мир >16. Генуэзская международная конференция 17. Конституция победившего социализма >18. Мюнхенское соглашение
Приложение Диагностические материалы по истории России в формате егэ по теме: «Россия в 1917-1945гг.». Автор-составитель: Назарова...
Ксения Григорьевна Мяло Россия и последние войны XX века (1989-2000). К истории падения сверхдержавы Москва, «Вече», 2002 г iconДеятельность театров Урала в период Великой Отечественной войны (1941
...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница