Заседание президиума академии наук СССР




НазваниеЗаседание президиума академии наук СССР
страница9/27
Дата10.09.2012
Размер4.08 Mb.
ТипЗаседание
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   27
Академик С. И. ВАВИЛОВ

Слово предоставляется министру сельского хозяйства СССР Ивану Александровичу Бенедиктову.

Министр сельского хозяйства СССР И. А. БЕНЕДИКТОВ

Товарищи! Работа и решения недавно прошедшей сессии Академии сельскохозяйственных наук имени Ленина имеют исключительно большое значение для всего дальнейшего развития биологической и сельскохозяй­ственной науки, а также для практики социалистического земледелия.

Мы не можем и не хотим отрицать больших достижений нашей советской науки. Но мы хотели бы подчеркнуть, что сегодня речь идет не о достиже-

72 Заседание 24 августа

ниях, сегодня речь идет об ошибках, которые нужно со всей больше­вистской прямотой вскрыть и быстро исправить.

Доклад Президента Академии сельскохозяйственных наук товарища Лысенко был рассмотрен и одобрен Центральным Комитетом нашей пар­тии. Работа сессии привлекла внимание всего советского народа, которому близки и дороги интересы передовой науки. Вот почему каждый научный работник, в первую очередь биолог, должен критически проанализи­ровать участок своей работы и сделать конкретные, действенные выводы из решений сессии.

Эти выводы должны сделать и практические работники, у которых тоже было немало ошибок. И надо сказать, что мы со всей решимостью и твер­достью эти ошибки сейчас искореняем и исправляем и призываем к тому же работников Отделения биологических наук Академии Наук СССР.

В этом свете вызывает недоумение доклад товарища Орбели. Доклад не вскрыл истинных позиций руководителей Отделения по отношению к той острой борьбе, которая велась на теоретическом фронте в биологии.

Нельзя согласиться с товарищем Орбели, что Отделение прочно стояло на позициях мичуринского учения и что появление вейсманизма — это неприятный эпизод в работе Отделения. Это не соответствует действитель­ности. Отделение объективно являлось центром, откуда научно-исследо­вательские и учебные заведения питались антимичуринскими теориями и положениями.

Дело не в отдельных ошибках отдельных генетиков, как это представ­лял товарищ Орбели, дело не в том, что отдельные элементы метафизики проникали в работу, в план. Дело в том, что Отделение активно поддер­живало представителей реакционных антинаучных течений, и нельзя упрощать вопрос, сводя принципиальные разногласия в науке к борьбе за портфели, за руководство лабораториями. Борьба двух идеологий — материалистической и идеалистической,— вот в чем сущность разногласий. И обходить ее — значит пытаться принизить значение обсуждаемого нами вопроса.

Доклад товарища Орбели не вскрывает принципиальных разногласий, а следовательно, не мобилизует научных работников на развитие передо­вой мичуринской науки, на борьбу с реакционными теориями вейсманизма.

Неправильно поступил товарищ Орбели и сегодня, проявив непозво­лительный либерализм и не раскритиковав конкретных носителей реак­ционных идей — Шмальгаузена, Дубинина и других. Характерно, что в его докладе было названо имя только одного, и то покойного, Кольцова.

Помогает ли такая постановка вопроса делу быстрейшего изжития и ликвидации ошибок, допущенных институтами и отдельными работ­никами? Совершенно очевидно, что нет. Над этим, мне кажется, нужно серьезно задуматься и принять необходимые меры к исправлению этого положения.

На всем протяжении своего развития биологическая наука была аре­ной острой идеологической борьбы, и не случайно сейчас, когда резко обострились противоречия между победоносным социализмом и отживаю­щим капитализмом, обострилась и борьба двух непримиримых мировоз­зрений — диалектического материализма и идеализма. Борьба мичурин­ского направления с вейсманизмом — это и есть борьба диалектики против метафизики, борьба передовой науки против идеализма и мракобесия. Борьба ученых-мичуринцев против реакционных биологов, последова­телей Вейсмана, Менделя и Моргана,— это одна из форм классовой борьбы.

Агрономическая наука в своем существе неотделима от биологии. Вся теория агрономии построена на закономерностях жизни и развития растении, животных, микроорганизмов. Поэтому ясно, что всемерное раз-

Выступление министра сельского хозяйства СССР И. А. Вслед актов a 73

витие и дальнейший подъем передовой мичуринской агробиологической науки имеет исключительно большое значение для практики. Наше со­циалистическое сельское хозяйство строится на научных основах, и даль­нейший его подъем немыслим без мощного развития всех разделов агро­биологической науки.

Вот почему нельзя мириться с таким положением, когда целый ряд научно-исследовательских учреждений и исследователей игнорирует или недооценивает мичуринское направление в агробиологии, уходит с пра­вильного пути изучения живой природы, тащит науку вспять. Вот почему нетерпимым, вредным является менделевско-моргановское вейсмани­стское направление в биологии.

Роль Отделения биологических наук Академии Наук СССР в развитии передовой мичуринской агробиологической науки могла быть исключи­тельно велика. Отделение биологических наук Академии Наук СССР — это но существу штаб биологической науки, который должен был бы в первую очередь бороться за разоблачение чуждых нам идей и установок в биологии. Отделение первым должно было бы высоко поднять знамя передовой мичуринской науки. И если эта задача выполнена не им, то это говорит о неудовлетворительном положении, создавшемся в Отделении. Из этого должны быть сделаны серьезные выводы.

Задача заключается в том, чтобы мобилизовать силы научных работ­ников на борьбу с остатками морганизма-вейсманизма, решительно покончить с недооценкой передовой мичуринской науки. Центральный Комитет Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) и Совет Народных Комиссаров Союза ССР в обращении к Академии Наук СССР в связи с ее 220-летием отмечали, что «люди науки должны постоянно помнить, что в науке и технике имеется еще много неразрешенных назрев­ших проблем, над решением которых должны напряженно работать советские ученые. Советский народ ждет, что его ученые будут с успехом решать задачи, поставленные жизнью перед нашей наукой».

Исключительное значение приобретает научная разработка проблем подъема сельского хозяйства. Обращение Центрального Комитета партии и Совета Народных Комиссаров СССР к Академии Наук в 1945 году и постановление Февральского пленума Центрального Комитета нашей пар­тии являются боевой программой для работников науки и сельского хо­зяйства. После этого призыва прошло значительное время, и мы, прак­тические работники сельского хозяйства, вправе были ожидать серьезного поворота биологического Отделения Академии Наук СССР к разработке коренных проблем, поставленных жизнью перед сельским хозяйством нашей Родины. Однако сельское хозяйство до настоящего времени не ощу­щает практической помощи со стороны Академии Наук в деле подъема культуры земледелия, повышения урожайности и продуктивности живот­новодства. Мы не получили от Академии серьезных предложений для сель­ского хозяйства ни в области практической работы, ни в области теории.

В то же время совершенно очевидно, что сельское хозяйство нашей страны, имеющее дело с живыми растительными и животными организ­мами, кровно заинтересовано в успешном развитии биологии как науки, исследующей закономерности развития живых организмов и способствую­щей разработке приемов повышения урожайности сельскохозяйственных культур и продуктивности животноводства. В работах биологического Отделения Академии Наук СССР новые задачи небывалого развития сельского хозяйства не нашли должного отражения. Практическое осуще­ствление поставленных задач в области дальнейшего развития сельского хозяйства в нашей стране требует коренного изменения методов и темпов аучной работы в биологии. Для решения новых задач нужна

74 Заседание 24 августа

революционная наука, основанная на материалистическом учении Маркса — Энгельса — Ленина — Сталина, способная не только объяснять, но и изменять природу растений и животных в направлении, нужном для человека.

Мы, практики сельского хозяйства, ожидали от биологического Отде­ления Академии Наук коренного поворота в деле творческой разработки мичуринского учения в биологии, ибо только оно, как показал опыт, способно оказывать практикам серьезную помощь в деле выведения новых сортов сельскохозяйственных растений и пород животных, в деле борьбы за повышение урожайности.

Но Отделение биологических наук Академии не стало подлинным центром творческого развития мичуринских идей в агрономии. Многие его работы не только не способствовали развитию мичуринского учения в нашей стране, но явились тормозом в его развитии. Многие ученые Академии Наук — академик Шмальгаузен, член-корреспондент Дубинин и другие — в своих работах рекламировали идеалистическую концепцию Вейсмана — Менделя — Моргана, игнорируя учения наших выдающихся русских ученых — Тимирязева, Мичурина, Докучаева, Вильямса, Лысенко. Работа академика Лысенко в области теории стадийного развития растений, теории яровизации и применения летних посадок картофеля, чеканки хлопчатника, переделки природы организмов путем воспитания и другие приемы, направленные на повышение урожайности сельскохозяйственных культур, со стороны многих работников Отделения биологических наук Академии не только замалчивались, но и встречали активное сопротив­ление. Принижалась значимость учения Мичурина и его продолжателя Лысенко в области развития биологии. Все это, к сожалению, оставалось незамеченным руководством Отделения, которое не вело решительной борьбы с реакционерами от науки. Этому способствовало и то, что боль­шинство ученых Отделения в своей работе было оторвано от насущных вопросов сельскохозяйственного производства, от нужд колхозов и сов­хозов.

Сейчас, после недавней сессии Академии сельскохозяйственных наук, некоторые наиболее активные последователи реакционных идей вейсманизма пытаются объявить себя истинными мичуринцами, оставаясь по существу на старых позициях, причем эти товарищи, утверждая, что они-то и есть настоящие мичуринцы настойчиво пытаются, однако, оспаривать основные положения учения академика Лысенко, как будто Трофим Денисович Лысенко не является последователем и продолжате­лем дела Мичурина. Они пытаются показать, что Мичурина и Лысенко разделяют непримиримые противоречия и тем самым хотят оторвать Лысенко от Мичурина, противопоставить одного другому. Эта «пере-краска> под Мичурина и попытка оторвать Лысенко от Мичурина являются хотя и прозрачным, но вместе с тем опасным, вредным маневром представителей реакционного направления в науке.

Многие исследования в институтах Физиологии, Эволюционной мор­фологии, Цитологии, гистологии и эмбриологии проводились в отрыве от насущных нужд сельскохозяйственного производства. Так например, Институт эволюционной морфологии уделял значительное внимание изучению вопроса о пробуждении пищевого инстинкта у котят, дивер­гентной эволюции морфогенетических признаков у бесхвостых амфибий, приспособленности многоножки к условиям жизни в почве, методам ис­кусственного воспитания детенышей обезьян и другим подобным вопро-сам. В то же время институты Отделения биологических наук совершенно не заметили такого знаменательного факта, что практики сельского хо­зяйства создали новые, лучшие в мире породы сельскохозяйственных

Выступление министра сельского хозяйства СССР И. А. Бенедиктова 75

животных: костромскую породу крупного рогатого скота, куйбышевскую мясо-шерстную породу овец, владимирских тяжеловозов и другие, и не сочли эти объекты достойными теоретических исследований ин­ститутов Отделения биологических наук Академии Наук СССР.

Институт эволюционной морфологии по своему профилю, невидимому, призван разрабатывать проблемы дарвинизма. Как он выполняет эту свою задачу? Нам представляется, что неудовлетворительно. Можно спросить, знают ли товарищи из Института эволюционной морфологии современную практику крупного социалистического сельского хозяйства так же хо­рошо, как знал Дарвин практику сельского хозяйства своей страны? Судя по публикуемым работам, они не знают практики социалистического земледелия, они не пользуются практикой как критерием истинности в своих теоретических представлениях и в результате делают принци­пиальные ошибки. Только этим и можно объяснить тот факт, что из этого института вышли книги Шмальгаузена с их ошибочными установками. Очевидно, ученый совет обсуждал эти книги, он, видимо, одобрил их. Чем скорее Институт преодолеет свою болезнь отрыва от жизни, тем будет лучше.

Институт физиологии растений, много лет работающий над проблемой засухоустойчивости растений и над проблемой орошения, ничего нового не дал для практики сельского хозяйства. Прогрессивные физиологи всего мира признают, что разработанная товарищем Лысенко теория стадийного развития растений — самое выдающееся событие в истории физиологии за последние 20—30 лет. Институт физиологии растений, вместо того чтобы использовать это достижение для совершенствования своих исследований, сделать все необходимое для дальнейшей разработки этой прогрессивной теории, ограничил себя всемерной ее дискредитацией.

В Институте находят себе приют и приветливую встречу те биологи, которые тратят свое время на опровержение теории стадийного развития растений. Разве это недостаточная характеристика теоретических позиций Института? При таких теоретических позициях нет возможности рассчи­тывать на успешное развитие физиологии растений.

В Институте цитологии, гистологии и эмбриологии действует основ­ной центр менделизма-морганизма — лаборатория профессора Дубинина. Характеристика стиля деятельности этой лаборатории дана в докладе академика Лысенко, к ней трудно что-либо добавить. Можно только ска­зать, что у практиков сельского хозяйства вызывает законное возмущение такой чудовищный отрыв в работе этого института от жизни и практики, от нашего сельского хозяйства. Вызывает справедливое возмущение и то, что отсюда поносилось мичуринское учение, здесь мешали работе мичу­ринцев, дезориентировали наших селекционеров. Дальше такое положение терпеть нельзя. Ряд ученых Отделения биологических наук Академии доходил до искажений дарвинизма, сводил роль внешних условий в формо­образовании только к действию на живые организмы сильных средств, в виде колхицина, рентгеновских лучей и других факторов, выбивающих организм из колеи нормального развития. Отрицая возможность изменения наследственности под воздействием условий жизни и отвергая наследствен­ность приобретенных признаков, они легко приходили к непознаваемости причин изменчивости и все виды изменчивости под воздействием внешней среды сводили к случайным явлениям, тем самым разоружая практиков в их борьбе за выведение новых сортов сельскохозяйственных растений, новых пород животных, разработку новых приемов агротехники.

Работа Почвенного института имеет прямое отношение к интересам и нуждам сельского хозяйства. Поэтому уместно здесь обратить внимание Президиума Академии Наук СССР на то, что Почвенный институт не раз-

76 Заседание 24 августа

вивает учения Вильямса, отходит от этого учения, не помогает правиль­ному и более быстрому внедрению в практику комплекса агротехниче­ских мероприятий, известных под названием «комплекса Докучаева — Вильямса».

В таких трудах Почвенного института, как «Происхождение и режим засоленных почв» доктора Ковды и «Почвообразовательный процесс и эволюция почвы» доктора Роде, много вредных ошибок. Эти работы раз­вивают неправильное, на наш взгляд, направление в почвоведении. Доктор Ковда теоретически доказывает неизбежность засоления почв и «научно» обосновывает невозможность преодоления засоления почв силами че­ловека. Профессор Ковда считает засоленность почв не результатом не­правильного использования земли, а неизбежным злом, непреодолимым роком. Он пишет: «В ряде ландшафтов процессы засоления почв совершен­но независимо от хозяйственной деятельности человека, в частности от ирригации, будут сопровождать хозяйственную деятельность человека» (т. II, стр. 280). Расчеты Ковды и сходные расчеты Федорова показали, что е Голодной степи одни лишь поливные воды через 15—20 лет орошения в состоянии вызвать засоление почвы, угнетающее культурные сельско­хозяйственные растения, и так далее (см. т. I, стр. 46). «В итоге, не­зависимо от того, будут ли при поливе орошаемого массива жесткие нор­мы воды, не превышающие водоудерживающую способность почвы, или нор­мы полива будут превышать водоудерживающую способность, в обоих слу­чаях и особенно во втором соленакопление под влиянием притока со­лей с оросительными водами будет протекать особенно быстро» (т. 1, стр. 45).

Приняв неправильную теорию американских ирригаторов о неизбеж­ности засоления почвы, профессор Ковда «научно» обосновывает практику неправильного использования орошаемых земель и разоружает тем самым практических работников в борьбе с засолением почвы. Положения и ре­комендации академика Вильямса об орошаемом земледелии профессором Ковдой по-настоящему не развиваются. Вопросы планового водопользо­вания, травопольных севооборотов и передовой агротехники в труде профессора Ковды только формально упоминаются, но по-настоящему не разработаны, так как их применение из его концепции не вытекает.

Почвенный институт в лице доктора Роде принижает роль корифеев отечественного почвоведения — профессора Докучаева и академика Виль­ямса. Между тем учение академика Вильямса для нас, работников сель­ского хозяйства, является ценным, правильным, проверенным на опыте передовых колхозов, совхозов и научных учреждений. Оно вооружает нас в деле повышения плодородия почв.

Доктор Роде, отрицая учение Вильямса о едином почвообразователь­ном процессе, прямо пишет, что «учение академика Вильямса о «едином почвообразовательном процессе», приходится признать не отвечающим сумме известных нам фактов» (стр. 28).

Известно, насколько велика роль человека в деле изменения свойств почв. Это положение достаточно ясно было развито академиком Виль-ямсом. Однако доктор Роде считает, что производственную деятельность человека в деле изменения почв «...целесообразнее рассматривать, как не­который внешний фактор, или, если угодно, внешнее условие почвообра­зования» (стр. 67). Таким образом Роде пытается оторвать поч­воведение как науку от практических нужд человека и рассматривает почвообразовательный процесс в так называемых «нормальных условиях», т. е. без участия человека. Между тем значительная часть работ Почвен­ного института и без того уже очень далека от практики. Пытаясь «обогатить» почвоведение, доктор Роде в качестве новых и важных

Выступление министра сельского хозяйства СССР И. А. Бенедиктова 77

факторов почвообразования выдвигает земное тяготение и солнечные пятна (стр. 52 и 133).

Почвенный институт в работах своих сотрудников пропагандирует затухание почвообразовательного процесса.

Таким образом Роде пропагандирует деградацию почв и затухание почвообразования. Ковда приводит «теоретические» основы неизбежного засоления почв, а Шмальгаузен утверждает, что происходит затухание формообразовательного процесса.

У работников сельского хозяйства вызывает прямую тревогу та пози­ция, которую занимают Почвенный институт и его ведущие работники. Мы заинтересованы в перестройке работы Почвенного института на осно­вах прогрессивного учения Докучаева — Вильямса и надеемся, что Пре­зидиум Академии Наук СССР примет к этому необходимые меры.

Академия Наук и ее Отделение биологических наук пользуются боль­шим авторитетом среди ученых и практиков нашей страны. Часто уче­ные и практики сельского хозяйства, прислушиваясь к работам ученых Отделения биологических наук и, воспринимая их некритически, шли по неправильному пути и делали крупные теоретические и практические ошибки.

Вейсманистское направление работ значительной части ученых Отде­ления биологических наук, а также антивильямсовское по существу направление работы Почвенного института вредно сказывались на умона­строении некоторых работников сельского хозяйства.

Таким образом крупные ошибки в работе институтов Академии Наук объективно тормозили развитие мичуринского направления в науке и. часто являлись гирями на ногах практиков сельского хозяйства.

В периодических изданиях и трудах Отделения биологических наук можно встретить многочисленные работы, посвященные изучению дрозо­филы, кораллов, подробные исследования, относящиеся к амфибиям, ракообразным и всяким другим видам животного мира, но, к сожалению, в трудах Отделения биологических наук мы не находим глубоких теорети­ческих исследований, отвечающих неотложным нуждам и задачам сель­ского хозяйства.

На это нам могут сказать, что Отделение биологических наук при­звано разрешать теоретические проблемы в биологии. Но почему же нель­зя разрешать хотя бы часть крупных теоретических проблем на объектах, представляющих особый интерес для практики сельского хозяйства? Вместе с тем теоретические позиции биологического Отделения Акаде­мии Наук СССР оказались неправильными, что нанесло безусловный ущерб не только практике сельского хозяйства, но и биологии как науке.

В то же время мы с удовлетворением отмечаем, что представители мичуринского направления в биологии, работая, над объектами и методами, тесно связанными с интересами сельского хозяйства, за короткий срок зна­чительно двинули вперед развитие биологии и вооружили практику могу­чими средствами повышения урожайности и продуктивности животно­водства. При этом необходимо отметить, что мичуринцам пришлось вести свою работу не на основе теоретических исследований биологического Отде­ления Академии Наук СССР, а в борьбе с ними.

Таким образом биологическое Отделение Академии Наук ни в теории, ни в практике не явилось руководящим центром биологической науки в нашей стране.

О результатах работ институтов Отделения биологических наук Ака­демии можно судить по опубликованным трудам. «Доклады Академии Наук СССР», «Известия Академии Наук СССР, серия биологическая», «Вестник Академии Наук СССР», «Журнал общей биологии», «Успехи со-

78 Заседание 24 августа

временной биологии», а также научно-популярный журнал «Природа» довольно широко освещают работу Отделения биологических наук, и при­ходится удивляться, насколько работы Отделения оторваны от практики, от жизни. Буквально нет почти ни одной статьи, которая была бы прямо, непосредственно связана с запросами практики сельского хозяйства. Больше того, нам не удалось найти статей теоретического характера, ко­торые воинственно, со свойственной диалектическому методу революцион­ностью разоблачали бы антинаучные вейсманистские идеи в биологии и тем самым вооружали бы практиков в деле переделки природы живот­ных и растительных организмов в нужном для человека направлении.

Из публикуемых материалов видно, что объектами исследований мно­гих ученых Отделения являлись объекты, не имеющие ничего общего с практикой сельского хозяйства: амфибии, моллюски, ископаемые, насе­комые, мухи, кораллы, крабы и другие низшие формы животного и расти­тельного мира. Прочитав эти материалы, можно подумать, что наша Земля все еще находится в таком периоде развития, в котором отсутствуют выс­шие культурные растения и животные.

Нельзя не остановиться на материалах, публикуемых в научно-по­пулярном журнале «Природа». Этот журнал замалчивает работы выдаю­щихся русских ученых Тимирязева, Мичурина, Вильямса, Лысенко. Толь­ко в № 3 в статье Соколова «Успехи русского почвоведения к 220-летнему юбилею Академии Наук СССР» вскользь указано: «Следует также отме­тить работы академика Вильямса». В то же время журнал публикует работы Шмальгаузена, в которых восхваляется группа вейсманистов (Ду­бинин, Серебровский), якобы завоевавшая своими достижениями почет­ное место в мировой науке.

Таково направление статей и печатных трудов, публикуемых Отде­лением биологических наук Академии. Колхозники, работники МТС и совхозов и все специалисты сельского хозяйства ждут, что соответствую­щие институты Академии Наук сделают крутой поворот и возглавят раз­витие революционной теории Тимирязева — Мичурина — Лысенко в биологии, Докучаева — Вильямса — Костычева в почвоведении.

Мы ждем, что биологическое Отделение Академии Наук перестанет гну­шаться практическими нуждами сельского хозяйства и станет подлинным центром разработки важнейших теоретических проблем и разрешения практических задач дальнейшего подъема сельского хозяйства.

Постановлением Февральского пленума Центрального Комитета на­шей партии перед научно-исследовательскими учреждениями по сельскому хозяйству поставлены очень большие задачи. Это — разработка, приме­нительно к отдельным сельскохозяйственным зонам, мероприятий, обе­спечивающих получение высоких и устойчивых урожаев зерновых, мас­личных, технических и овощных культур, картофеля, многолетних трав; изыскание и разработка методов восстановления и повышения плодоро­дия почв, развитие селекции и выведение новых высокоурожайных сортов сельскохозяйственных культур, устойчивых против засухи, морозов, болезней и вредителей; разработка мер общего подъема культуры земле­делия; изыскание и разработка мер подъема животноводства, улучшения пород скота и повышения его продуктивности, усиление научно-исследо­вательской работы в области экономики и организации сельского хозяй­ства и, особенно, в области всемерного развития общественного хозяй­ства колхозов, укрепления экономики совхозов и МТС.

Мимо этих задач не должны и не могут пройти институты Академии Наук СССР. Мы хотели бы, чтобы соответствующие институты Академии ио-настоящему взялись за всестороннюю научную разработку проблем борьбы с засухой, за научную разработку мер и способов скорейшего внед-

Выступление доктора биологических наук X. Ф. Кушнера 79

рения в степных районах нашей страны комплекса агротехнических меро­приятий Докучаева — Вильямса.

Серьезные и большие задачи стоят перед химиками. Они должны ор­ганизовать глубокое изучение наиболее эффективных методов использо­вания местных и
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   27

Похожие:

Заседание президиума академии наук СССР iconК перестройке работы биологических учреждении филиалов и баз Академии наук СССР
«О положении в биологической науке», одобренный ЦК вкп(б), материалы июльско-августовской сессии Все­союзной академии сельскохозяйственных...
Заседание президиума академии наук СССР iconОтвет профессору г. Дж. Меллеру
Индианского университета США г. Дж. Меллер прислал Президенту Академии Наук СССР и опубликовал в американской печати письмо, в котором...
Заседание президиума академии наук СССР iconVI. Защита интеллектуальной собственности
Постановлением Президиума Российской академии наук от 30 мая 2000 г. №124 Институту тектоники и геофизики Дальневосточного отделения...
Заседание президиума академии наук СССР iconОтчет о научно-исследовательской и научно-организационной деятельности за 2002 год
В отчетном 2002 г. Институт проблем промышленной экологии Севера кнц ран (далее иппэс), организованный 27 июня 1989 г в составе Кольского...
Заседание президиума академии наук СССР iconОтчет о научно-исследовательской и научно-организационной деятельности за 2001 год
Институт проблем промышленной экологии Севера кнц ран (далее иппэс) организован 27 июня 1989 г в составе Кольского научного центра...
Заседание президиума академии наук СССР iconРаспоряжение 21. 04. 81 №10143-651 Об утверждении Правил безопасности при применении и хранении дихлорэтана в учреждениях, организациях и на предприятиях Академии наук СССР москва 1981 президиум академии наук СССР
Утвердить и ввести в действие согласованные с Центральным комитетом профсоюза работников просвещения, высшей школы и научных учреждений...
Заседание президиума академии наук СССР iconПредседатель Президиума Верховного Совета СССР л. Брежнев. Секретарь Президиума Верховного Совета СССР м. Георгадзе
О присвоении звания Героя Социалистического Труда народному артисту СССР крючкову Н. А
Заседание президиума академии наук СССР iconРоссийской академии медицинских наук
«Научно-исследовательский институт морфологии человека» Российской академии медицинских наук (именуемое в дальнейшем Институт) образовано...
Заседание президиума академии наук СССР iconОбщего собрания российской академии наук
«О работе Комиссии Президиума ран по совершенствованию структуры Российской академии наук»
Заседание президиума академии наук СССР iconПрограмма организаторы конференции: Отделение Физиологии Российской Академии Наук Отделение медико-биологических наук Российской Академии
Конференция будет проходить в период с 22 по 26 июня 1998 г в г. Москве в новом здании Президиума Российской Академии Наук по адресу:...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница