Заседание президиума академии наук СССР




НазваниеЗаседание президиума академии наук СССР
страница8/27
Дата10.09.2012
Размер4.08 Mb.
ТипЗаседание
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   27
Академик С. И. ВАВИЛОВ

Слово предоставляется товарищу Коштоянцу.

Член-корр. АН СССР X. С. КОШТОЯНЦ

Доклад академика Лысенко на сессии ВАСХНИЛ, одобренный Центральным Комитетом нашей партии, является исключительно важного значения вехой в развитии отечественного естествознания, и в первую очередь биологии. Его острая критика идеалистических реакционных идей вейсманизма-морганизма, его утверждение о решающем значении факторов внешней среды в ходе эволюционного процесса и его призыв не только объяснять ход эволюции растений и животных, а активно воз­действовать на него в целях переделки природы этих организмов в инте­ресах народа,— отражают собой традиции самых передовых, преданных народу отечественных естествоиспытателей-биологов.

Вся история развития биологии и дарвинизма в нашей стране, связан­ная с именами братьев Ковалевских, Мечникова, Сеченова, Тимирязева, Мичурина и Северцова, является доказательством того, что эти великие русские ученые страстно боролись против идеализма в биологии, настой­чиво утверждали ведущее значение факторов внешней среды в эволюцион­ном процессе и, борясь против абстрактных филогенетических схем, видели в эволюционной теории науку о конкретных путях эволюции и о преобразовании органической природы.

Именно эти основные тенденции пронизывают всю историю развития дарвинизма в нашей стране, так же как материалистическое положение о единстве материи и сознания пронизывает историю отечественной физиологии.

Владимир Ковалевский, Николай и Алексей Северцовы, Тимирязев защищали передовую идею о роли факторов внешней среды в эволюцион­ном процессе против автогенеза во всех его разновидностях; физиологи Сеченов и Павлов формулировали учение о том, что в определение орга­низма как естественный элемент должна войти и среда организма; Меч­ников, ведя борьбу с абстрактными филогенетическими схемами Геккеля, вместе с тем в начале 90-х годов прошлого столетия опубликовал свою фагоцитарную теорию воспаления, которая явилась ярким примером использования выводов дарвинизма для практической деятельности человека в такой ее важной области, как медицина.

Таким образом мичуринское направление в биологии является достой­ным преемником лучших традиций отечественной науки. Выступив на арену отечественной науки 60 лет назад, Иван Владимирович Мичурин в течение своей длительной научной деятельности открыл и обосновал новую страницу в истории биологии, которая связана с самой благородной задачей науки — управлять и переделывать природу на основе глубокой теории в интересах человечества.

Академик Лысенко, который, продолжая работы Мичурина, обогатил теорию биологии и практику сельского хозяйства целым рядом достиже­ний, в своем докладе совершенно правильно вскрыл принципиальную противоположность и непримиримость нашего материалистического ми­чуринского направления и направления враждебного нам буржуазного

Выступление члена-корр. АН СССР X. С. Коштоянца 67

мира, где процветает и эксплоатируется в реакционных целях вейсманизм-морганизм.

Основной ошибкой Бюро Отделения биологических наук является допущенная им недооценка этих замечательных традиций отечественной науки и работ мичуринского направления. Именно вокруг этих традиций и достижений мичуринской школы нужно было организовать научную деятельность биологов Академии Наук в интересах социалистической куль­туры и народного хозяйства и соответственно воспитывать научные кадры. Определенная доля ответственности за эту ошибку падает на меня не толь­ко как на члена Бюро Отделения, но и как на руководителя работ в области истории биологии. Увлекшись важной задачей установления приоритета отечественных естествоиспытателей, сделав некоторые шаги в освещении развития идеи эволюции в нашей стране, мы еще не подняли нашей работы на уровень больших идеологических задач, не вскрыли тех основных идейных традиций отечественной биологии, о которых я говорил выше и пропаганда которых имела бы большое значение для формирования направления работ советских биологов в их борьбе с идеалистическими из­вращениями в биологии. Я думаю на этом вопросе специально остановиться на очередной сессии Академии Наук по истории науки, и не только при­менительно к вопросам биологии. Центральное место в работах советских историков науки в свете тех больших политических задач, которые стоят перед нами, должно занять выявление основных идейных направлений в науке, особенно главенствующего идейного направления нашей отечест­венной науки.

Бюро Отделения биологических наук заняло вредную объективистскую позицию в вопросе о развитии так называемых двух направлений в гене­тике. Эта вредная практика Бюро Отделения привела к укреплению той группы работников, которая исходит из позиций, чуждых основному идейному устремлению передовых отечественных биологов, которая находится в плену зарубежных «модных» научных теорий и до последнего времени не осознала, какой вред в области идеологии и практики нанесен вейсманизмом-морганизмом.

Возможно, применение методов генетики, вопреки генетическим тео­риям, может принести какую-то практическую пользу, но советский уче­ный прежде всего должен исходить из морали государства, из морали народа. И с этой, основной для нас, точки зрения я должен сказать, что тот вред, который нанесен вейсманизмом-морганизмом на службе сил, враж­дебных всему прогрессивному и передовому, не может быть искуплен никакой маленькой, случайной пользой.

Я пересмотрел свои научно-популярные статьи за длительное время (научно-популярные, потому что я никогда не работал в области генетики), начиная от моей первой статьи, посвященной Н. Каммереру, которая была помещена в «Комсомольской правде» в 1926 году, где я выступал защит­ником теории наследования приобретенных признаков и с критикой вейсманизма-морганизма, и кончая моими статьями в период войны против расовых, фашистских теорий. В них подчеркивается, что вейсманизм-морганизм эксплоатируется враждебными нам силами. Но в Бюро От­деления мы недооценили этой его враждебной материализму стороны, а именно эта сторона дела должна была все время находиться в поле на­шего зрения. Бюро Отделения поощряло схоластические, оторванные от жизни работы формальных генетиков и, вместо того чтобы направить эти работы по нужному руслу, за последние годы укрепило группу фор­мальных генетиков и организационно. Факты эти были приведены в до­кладе академика-секретаря Отделения и особенно подробно и ярко осве­щены товарищем Глушенко. Поэтому останавливаться на них я не буду.


68 Заседание 24 августа

По моему мнению, мало признания этих ошибок со стороны Бюро От­деления биологических наук, да и всего состава Отделения. Я думаю, что не этого требует от нас советский народ. Он требует от нас, чтобы мы, члены Отделения, и коллектив научных работников, связанный с нами, развивали и разрабатывали те основные, центральные, глубокого поли­тического значения проблемы, которые выдвинула перед нами наша партия в настоящий период — период обострения противоречий между нашим народом, ведущим все человечество по пути к светлому будущему, и враждебными нам силами. В системе организационных мероприятий, которые Академия Наук СССР должна будет наметить, определенные задачи ложатся также на философов и историков, в частности историков науки. Им придется очень серьезно заняться этими проблемами.

Позволю себе специально остановиться на вопросе о роли академика Алексея Николаевича Северцова в развитии дарвинизма в нашей стране и том состоянии, в котором находится дело, начатое академиком Северцовым, в Академии Наук СССР. Это мне следует сделать по ряду причин, и прежде всего потому, что деятельность Института эволюционной морфо­логии имени Северцова, директором которого до последних дней был ака­демик Шмальгаузен, подвергается строгому критическому рассмотре­нию, а также потому, что это — институт, в котором я работаю около 15 лет.

Академик Северцов продолжал славные традиции своего отца, Николая Северцова. Выступивший в самом начале 60-х годов, одним из первых, в защиту дарвинизма и всюду подчеркивавший значение внешней среды в эволюционном процессе, Николай Северцов заложил основы экологи­ческого, зоогеографического направления в биологической науке. Центральным моментом в деятельности его сына — Алексея Николаевича Северцова, характеризующим весь его творческий путь, является после­довательная борьба против всякого рода автогенетических концепций в биологии и утверждение ведущего значения факторов внешней среды в эволюции органической природы. В своем классическом труде «Морфо­логические закономерности эволюции» он первую же после исторического обзора главу посвятил критике автогенеза. Определив принципиальную противоположность автогенеза и эктогенеза, Северцов прямо заявлял, что он считает «невероятным существование какого-то имманентного авто­генетического принципа, под действием которого может происходить эволюция организма без всякого воздействия изменяющейся среды».

Огромная заслуга Северцова перед материалистической биологией заключается в том, что он, продолжая лучшие традиции отечественной общественной и научной мысли, во всеоружии огромного фактического материала утверждал ведущее значение факторов внешней среды и вел борьбу с автогенетическими установками в такой период, когда целый сонм ученых буржуазной Европы, как Беккер, Платэ, Берлен, Шиндевольф и другие, в один голос пытались обосновать автогенетический прин­цип эволюционного процесса. Северцов восставал против реакционных биологов Бетсона и Иогансена, Дриша и других за их враждебную по­зицию по отношению к дарвинизму, за их попытки ревизовать его.

«По всей видимости,— писал Северцов,— причины филетических изменений в организации животных следует искать в изменениях внешней среды. Если мы этого принципа не примем, то нам останется совершенно непонятным тот общий факт, что организация и функции всех известных нам животных приспособлены до мельчайших подробностей к бесконечно разнообразным условиям среды, окружающей этих животных».

Исходя из этой основной эктогенетической установки, Северцов развил свою глубоко материалистическую концепцию о коррелятивных измене-

Выступление члена-корр. АН СССР X. С. Коштоянца 69

виях в организме, находящихся в прямой или косвенной зависимости от изменений окружающей среды.

Центральное место в учении Северцова занимает теория филэмбриогенеза, которая «пытается разрешить вопрос о том, как происходят и в ка­кой период индивидуальной жизни возникают те изменения органов животного, которые ведут к преобразованию строения взрослого орга­низма». Эта теория приобрела особенно большое значение в разработке актуальных проблем советской биологии, для которой одним из основных пунктов является вопрос о способах и времени воздействия на индиви­дуальное развитие организма в целях изменения строения в функций организма в определенном направлении.

Я указывал в одной из своих статей, посвященной работе Северцова и опубликованной еще до войны в журнале «Под знаменем марксизма», что в этом пункте теория Северцова находится в органической связи с те­орией стадийного развития академика Лысенко, подкрепляя ее.

Еще в 1914 году, подводя итоги своей замечательной работе под на­званием «Современные задачи эволюционной теории», Северцов писал: «Нам думается, что эта теория заслуживает нашего внимания и дальней­шей разработки и с другой точки зрения, а именно с практической. Пред­ставим себе, что при исследовании эволюции какого-либо интересующего нас многоклеточного организма нам удалось определить, какие особенности данного сложного органа или системы органов являются первично изме­няющимися и какие коррелятивны с ними. Очевидно, что при этом знании мы в гораздо большей степени овладеем процессом эволюции и будем в состоянии подчинить его своей воле и своим предначертаниям, чем те­перь, когда мы в большинстве случаев не знаем филогенетических соотношений между первичными и вторичными изменениями, находящи­мися в непосредственной зависимости от условий внешней среды».

Таким образом научное наследство, оставленное нам Северцовым, включает в себя три основных положения: непримиримую борьбу с авто­генезом, утверждение ведущего значения факторов внешней среды в эво­люционном процессе и использование эволюционной теории в целях изменения органической природы в нужном человеку направлении.

Я остановился на взглядах Северцова потому, что считаю своим долгом заявить здесь, что именно эти стороны учения Северцова, имеющие такое большое значение для советской биологии и народного хозяйства, имею­щие так много общего с мичуринским направлением, я бы сказал, вливаю­щиеся потоком в общее русло мичуринского направления, оказались в пре­небрежении в Институте имени Северцова, возглавляемом академиком Шмальгаузеном. Настойчиво, в острой полемике с академиком Шмальгаузеном пытались защитить и развивать эктогенетическое ядро северцовского учения его ученики, в том числе профессора Васнецов, Крыжановский, Машковцев и другие. Но всесторонне разработанной на глубоко материалистической основе теории корреляции и филогенетических коор­динации академика Северцова противопоставлялись полные глубоких противоречий, делающие упор на внутренние факторы взгляды на корреля­цию академика Шмальгаузена и его сторонников. Дело дошло до того, что совсем недавно, в декабре, при обсуждении на ученом совете Инсти­тута повестки очередного годичного заседания, которые вот уже 10 с' лишним лет мы проводим в нашем Институте в день смерти Северцова, мне и профессору Васнецову пришлось доказывать, что выдвигаемая для обсуждения на этом заседании проблема корреляции должна быть осве­щена с позиций учения Северцова, а не Шмальгаузена, как утверждал председательствовавший на этом заседании профессор Студитский, несо­мненно опираясь на мнение многих других членов ученого совета. Вот

70

Заседание 24 августа

это пренебрежение к работам Северцова и некритическое восхваление учения о корреляции Шмальгаузена, конечно, для нас совершенно неприемлемо.

Признаком пренебрежения к заветам Северцова является и недооценка тех работ прикладного характера, которые велись и продолжают вестись в Институте имени Северцова. Я согласен с оценкой, данной Александром Ивановичем Опариным вообще этому институту, но признать Институт импотентным, как он выразился, я совершенно не могу, потому что в нем есть группа сотрудников, которые ведут работу, имеющую действительно практическое значение. В частности я могу сослаться на то, что Институт выдвинул на соискание Сталинской премии работу группы сотрудников Института по изучению биологии вредной черепашки. Эти исследования не узко филогенетические, а велись и ведутся в полевых условиях. Я знаю, что в Киргизии в условиях войны наши люди, преданные интересам на­рода, работали в этом направлении, ставя перед собой задачу найти био­логические способы борьбы с вредителем, приносящим неисчислимый вред нашим сельскохозяйственным посевам.

Однако я не хочу замазать своей основной мысли, что пренебрежение к работам практического характера в нашем институте имело место. Хорошим примером является случай с маленькой лабораторией ученицы Мензбира профессора Шестаковой. Имея большую теоретическую под­готовку в области филогенеза птиц, профессор Шестакова еще до войны решила подчинить свои работы в области филогенеза полета птиц акту­альным теоретическим вопросам, возникающим перед теорией и практикой самолетостроения.

Мы очень хорошо знаем, что наши инженеры, конструктора — самые лучшие судьи различных теоретических работ. Я могу заверить, что ряд крупных наших конструкторов интересовался работами профессора Шестаковой, и, вероятно, не зря. А между тем из-за недооценки этой ра­боты, из-за вредной точки зрения (которая, к сожалению, существует еще среди многих наших так называемых эволюционистов), что подобные работы не имеют значения для эволюционной морфологии, лаборатория Шестаковой влачила жалкое существование, а в последнее время, по пред­ложению академика Шмальгаузена, встретившего поддержку в Бюро Отделения, лаборатория оказалась под угрозой ликвидации.

Мне кажется, что противоречия, имевшие место в Институте, являются следствием глубоко принципиальной борьбы, которую вели с академиком Шмальгаузеном и его сторонниками те, кому дороги после­довательно-материалистические идеи академика Северцова. Намечаемая реорганизация Института эволюционной морфологии должна обеспечить творческую работу коллектива учеников Северцова, для того чтобы полу­чило дальнейшее развитие основное ядро подлинного наследства Север­цова, которое близко по своему идейному устремлению передовому мичу­ринскому направлению.

В заключение я хочу коротко остановиться на огромном философском, гносеологическом значении теории и практики мичуринского направления. Лепить органические формы, которых не знала еще природа, переделывать существующие формы — это значит управлять природой на основе по­знания законов ее развития. На протяжении многих десятилетий в своей непримиримой борьбе с идеализмом марксистско-ленинский философский материализм выдвигал тезис о реальности внешнего мира, о его позна­ваемости и особенно подчеркивал, что практическая деятельность чело­века в широком смысле является лучшим доказательством реальности на­шего знания.

Выступление министра сельского хозяйства СССР И. А. Бенедиктова 71

В атмосфере же гнетущего скептицизма, который господствует в тео­ретическом естествознании буржуазных стран, их естествоиспытатели, как например, первый физиолог Великобритании сэр Чарлз Шеррингтон, приходят в конце концов к утверждению о непознаваемости «чудес» природы. Кстати интересно, что это заявление о «чудесах» природы сде­лано после длительного и очень тонкого анализа молекулярного, физи­ческого, химического строения внутриклеточных структур, в том числе хромосомно-генного аппарата. Встав перед этим «чудом», Шеррингтон и заявляет о непознаваемости природы.

Провозглашение в нашей стране мичуринского направления как самого передового биологического учения означает признание познаваемости природы и призыв к утверждению власти человеческих знаний над при­родой.

В противовес настроениям не только ревизии дарвинизма, но и разо­чарования в нем, отрицания его значения, которые господствуют за ру­бежом, мичуринское направление зовет передовых биологов к борьбе за действенный дарвинизм, зовет к тому, чтобы великую силу науки об историческом развитии органической природы сделать рычагом пере­делки природы.

Исторические параллели не всегда верны, но в определенной степени революционизирующее значение мичуринского направления в естество­знании и философии можно сравнить с тем значением, которое имело начало искусственного синтеза органических веществ. Как искусственный синтез органических веществ покончил с идеалистическим представлением о существовании внутренних имманентных свойств, способных давать синтезы органических веществ, лег в основу гигантской технологической деятельности человека и раскрыл для науки многие центральные проблемы структуры органических веществ, так и мичуринский искусственный «синтез» органических форм изгоняет из биологии внутренние непознавае­мые факторы, раскрывает истинную картину существующих связей и создает новые для природы формы, меняющие облик Земли, увеличиваю­щие благосостояние народа.

Наша партия, высоко подняв значение мичуринского направления, зовет советских ученых еще глубже овладеть великой философской сокро­вищницей, созданной трудами Маркса — Энгельса — Ленина — Сталина. Вооруженные, этой философией, мы, ученые великой Советской страны, полной творческих сил, с еще большей энергией должны развернуть свои работы, с глубокой уверенностью в познаваемости природных явлений и с твердой решимостью изучать их, чтобы управлять ими и переделывать природу в интересах народа. И в этой работе примером для нас, советских биологов, должен быть научный подвиг великого естествоиспытателя Ивана Владимировича Мичурина.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   27

Похожие:

Заседание президиума академии наук СССР iconК перестройке работы биологических учреждении филиалов и баз Академии наук СССР
«О положении в биологической науке», одобренный ЦК вкп(б), материалы июльско-августовской сессии Все­союзной академии сельскохозяйственных...
Заседание президиума академии наук СССР iconОтвет профессору г. Дж. Меллеру
Индианского университета США г. Дж. Меллер прислал Президенту Академии Наук СССР и опубликовал в американской печати письмо, в котором...
Заседание президиума академии наук СССР iconVI. Защита интеллектуальной собственности
Постановлением Президиума Российской академии наук от 30 мая 2000 г. №124 Институту тектоники и геофизики Дальневосточного отделения...
Заседание президиума академии наук СССР iconОтчет о научно-исследовательской и научно-организационной деятельности за 2002 год
В отчетном 2002 г. Институт проблем промышленной экологии Севера кнц ран (далее иппэс), организованный 27 июня 1989 г в составе Кольского...
Заседание президиума академии наук СССР iconОтчет о научно-исследовательской и научно-организационной деятельности за 2001 год
Институт проблем промышленной экологии Севера кнц ран (далее иппэс) организован 27 июня 1989 г в составе Кольского научного центра...
Заседание президиума академии наук СССР iconРаспоряжение 21. 04. 81 №10143-651 Об утверждении Правил безопасности при применении и хранении дихлорэтана в учреждениях, организациях и на предприятиях Академии наук СССР москва 1981 президиум академии наук СССР
Утвердить и ввести в действие согласованные с Центральным комитетом профсоюза работников просвещения, высшей школы и научных учреждений...
Заседание президиума академии наук СССР iconПредседатель Президиума Верховного Совета СССР л. Брежнев. Секретарь Президиума Верховного Совета СССР м. Георгадзе
О присвоении звания Героя Социалистического Труда народному артисту СССР крючкову Н. А
Заседание президиума академии наук СССР iconРоссийской академии медицинских наук
«Научно-исследовательский институт морфологии человека» Российской академии медицинских наук (именуемое в дальнейшем Институт) образовано...
Заседание президиума академии наук СССР iconОбщего собрания российской академии наук
«О работе Комиссии Президиума ран по совершенствованию структуры Российской академии наук»
Заседание президиума академии наук СССР iconПрограмма организаторы конференции: Отделение Физиологии Российской Академии Наук Отделение медико-биологических наук Российской Академии
Конференция будет проходить в период с 22 по 26 июня 1998 г в г. Москве в новом здании Президиума Российской Академии Наук по адресу:...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница