Институт международных экономических и политических исследований




НазваниеИнститут международных экономических и политических исследований
страница3/26
Дата15.01.2013
Размер2.73 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Гринберг Р.С.




ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО




Встречаясь в последнее время с коллегами из западноевропейских государств и из стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), я убедился, что проблема миграции едва ли не самая щекотливая проблема в Европейском Союзе (ЕС). Здесь многое нас объединяет, хотя конечно наша специфика более жесткая, о чем мы сегодня будем говорить.

Я хотел сказать несколько слов о том, как на Западе понимают эту проблему. Может быть, для Вас это не будет новостью, но существует очень серьезное противоречие. С одной стороны, все демографические прогнозы безо всяких исключений указывают на очень серьезное старение населения в странах развитого мира, и нет никакой альтернативы притоку иммигрантов, по крайней мере, сейчас ее не видно, для того, чтобы поддерживать хоть в каком-то удовлетворительном состоянии темпы социально-экономического развития. С другой стороны, различия социоментальной идентичности стран-аборигенов, если так можно сказать, очень сильно обостряются. Не очень понятно, что будет происходить в этих странах, если количество иммигрантов превысит 10 %-12%, а многие страны уже находятся на этой отметке. И в этой ситуации проблемы разрешения этой дилеммы исключительно остры.

Иногда даже говорят, что западные страны перейдут к системе жесткого протекционизма и тем самым будут подрывать тенденции к глобализации, которые они сами вызвали. По крайней мере, воспевание этих четырех свобод: перелива товаров и услуг, капиталов, людей – становится уже не такой аксиомой в последнее время. Отсюда – лихорадочные поиски выхода из существующего положения. Не случайно странам-новичкам, странам, принадлежащим к новой Европе, предполагаются очень серьезные, длительные периоды неучастия в трудовой деятельности в странах старой Европы. Тем не менее, процесс этот остановить невозможно при открытых границах, и уже есть серьезные проблемы, например, в странах ЦВЕ. Интенсивный приток прямых инвестиций в последнее время приходит туда только потому, что есть очень хорошо обученная и относительно дешевая рабочая сила.

Словакия через год станет страной, где будет производиться количество автомобилей на душу населения больше, чем где-либо в мире. Никто не знает, гордиться этим или нет. По крайней мере, старая Европа, знаменитая своими высокими социальными стандартами, стоит на пороге очень серьезного решения: экономика для человека или человек для экономики. Для того чтобы конкурировать со всем остальным миром и более менее адекватно отвечать на вызовы времени, необходимо снижать социальные стандарты. С другой стороны, это была цель Европы – добиться высоких социальных стандартов.

Очень серьезные вопросы связаны с ситуацией на постсоветском пространстве. Может быть они более острые, чем в странах ЦВЕ. Мы знаем, что если и есть что-либо интеграционное на территории постсоветских государств, так это стихийная координация хозяйственной деятельности с помощью миграции населения. Я думаю, что миграция населения в полном объеме практически не учитывается в экономической статистике. Я имею в виде, прежде всего не численность людей, пересекающих границы, а результаты хозяйственной деятельности от этой спонтанной координации. Думается, что существуют целые регионы, где уже есть проблема подрыва культурной идентичности.

Мне кажется, что опыт Москвы – очень любопытный, хотя и противоречивый. Я думаю, что если мы обсудим эти и другие проблемы, это будет очень продуктивно. Мы благодарны тем участникам, которые приняли приглашения участвовать в нашем «круглом столе» и надеемся на плодотворную дискуссию, которая должна внести свой вклад в формирование эффективной миграционной политики России.

Рыбаковский Л.Л., Рязанцев С.В.




МЕЖДУНАРОДНАЯ ТРУДОВАЯ МИГРАЦИЯ В РОССИЮ И ПРИНЦИПЫ НОВОЙ МИГРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ1



Источники данных о международной трудовой миграции

В России имеется несколько источников данных по международной трудовой миграции, которая отличается временным характером пребывания мигрантов. Каждый из источников данных имеет свои преимущества и недостатки.

Основной источник данных – это сведения о количестве трудовых мигрантов Федеральной миграционной службы МВД РФ (их сбор ведется с 1994 г.), которые отражают количество иностранных работников в стране и количество россиян выехавших на работу за рубеж на основе контрактов и договоров, заключенных с работодателями. Необходимо заметить, что данные ФМС фиксируют только часть внешней трудовой миграции как по въезду на территорию России, так и по выезду за пределы страны.

В случае регистрации трудовых мигрантов, прибывающих в Россию (по данным ФМС), речь идет о выданных иностранным гражданам разрешениях на право осуществления трудовой деятельности, которое могло выдаваться повторно одному и тому же работнику и иметь сезонные колебания. Кроме того, в официальных изданиях Росстата приводятся не все доступные данные первичных источников информации. Например, в таблице «Численность иностранных граждан, привлекаемых на работу в Россию» приводятся только цифры количества иностранцев находившихся в стране на начало года (т.е. тех трудовых мигрантов, у которых не истекли контракты на этот момент времени). При этом в первичных материалах ФМС можно встретить графы, в которых отражается количество гастарбайтеров приехавших в страну и выехавших из страны за год, а также оставшихся в стране на конец года. Для полноты картины эти сведения также необходимо учитывать. Для получения реальных данных по численности трудовых мигрантов из-за рубежа необходимо выделять первичные и повторные разрешения на работу, а также указывать срок действия контракта2.

Отдельный источник информации – это сведения об использовании иностранной силы в рамках баланса трудовых ресурсов. Их дает (но, к сожалению, не публикует в широко доступных статистических сборниках) Росстат с 1998 г., когда была введена новая позиция под названием «работающие граждане других государств». Эти сведения частично учитывают среднегодовое количество нелегальных и легальных трудовых мигрантов в стране. Поскольку трудовая миграция носит сезонный характер, то даже эти сведения можно увеличить в 2-3 раза.

Косвенным источником данных о находящихся в России временных (в том числе трудовых) мигрантах при должном уровне организации статистики могут считаться данные о регистрации по месту пребывания в паспортных столах МВД. Эта процедура была введена в конце 1995 г. Однако, доступность сведений для общественности крайне ограничена. При этом срок действия временной регистрации не ограничен и варьируется от 3 месяцев до 5 лет по разным регионам и ситуациям, что практически не позволяет вести адекватный учет не численности временных мигрантов, не говоря об их структуре (в том числе по целям пребывания).

Как определенный источник информации о трудовой миграции можно рассматривать данные пограничной службы ФСБ России. В этом случае фиксируются факты пересечения границы иностранными гражданами. При этом не совсем понятна методика сбора данных пограничной статистики, что не дает возможности рассматривать ее адекватный источник информации о миграции. Здесь совершенно очевидно, что требуется разработка данных на основе миграционных карт, которые были введены в России сравнительно недавно, но как источник информации о миграции не используются. Преимущества от введения миграционных карт используют криминальные структуры, которые наладили их продажу мигрантам. Таким образом, сегодня ученые в России вынуждены работать с цифрами по трудовой миграции, которые имеют существенные искажения.

Тенденции и структура международной трудовой миграции

По данным официальной статистики (сведения ФМС МВД) количество легальных трудовых мигрантов работающих в России имело тенденцию к росту, и составляло в 2003 г. – около 380 тыс. человек, в 2004 г. - более 460 тыс. человек. Доля гастарбайтеров в составе занятого населения России при этом оставалась в 2004 г. небольшой – около 1%. Соотношение между рабочей силой привлеченной из стран СНГ и старого зарубежья при этом оставалось примерно одинаковым. Однако заметим, что роль и вклад трудовой миграции стран нового и старого зарубежья колебался попеременно в пользу стран старого и нового зарубежья. Однако по мере стабилизации и роста экономики страны стало понятно, что наши основные поставщики иностранной рабочей силы – это страны СНГ и Балтии.

По данным ФМС России в 2003 г. большая часть гастарбайтеров (более 67%) работала по трудовым договорам между российскими юридическими или физическими лицами, (т.е. имели достаточно стабильные контракты), а остальные – в рамках реализации иностранными юридическими лицами договоров подряда (привлекались на краткосрочную работу на определенный объем работ). Постепенно в российской экономике также увеличивается количество и удельный вес иностранной рабочей силы, нанимаемой российскими физическими лицами. Если в 2000 г. их доля составляла 1,8%, то в 2003 г. - 4,6% гастарбайтеров (или 17,1 тыс. человек).

Среди иностранных работников преобладают люди с низкой и средней квалификацией труда. Структура занятости иностранных работников показывает, что основными отраслями, привлекающими гастарбайтеров, являются строительство, промышленность и сельское хозяйство. При этом сложилась достаточно четкая специализация гастарбайтеров из отдельных стран на определенных отраслях занятости. Как показывают исследования, в потоке трудовых мигрантов из Украины преобладают строители и ремонтные рабочие, рабочие на промышленных предприятиях и транспорте. Трудовые мигранты из Азербайджана, Китая и Вьетнама преимущественно привлекаются в сферу торговли. Выходцы из Китая также трудятся в сельском хозяйстве. Среди гастарбайтеров из Молдавии в настоящее время преобладают строители и водители. Рабочие из Турции строят жилье, работают в сельском хозяйстве. Трудовые мигранты, занятые в кредитовании, финансировании, страховании, аудите, коммерции, а также высший топ-менеджмент происходят преимущественно из стран старого зарубежья (США, европейских государств). В России складываются сегменты рынка труда, на которых трудовые мигранты из-за рубежа трудоустраиваются по этно-территориальному принципу.

Иностранная рабочая сила привлекается в Россию почти из 120 стран. Согласно официальным данным крупнейшим поставщиком рабочей силы в Россию является Украина, которая обеспечивает около трети, а в последние годы около четверти гастарбайтеров. На второе место вышел Китай – пятая часть внешних трудовых мигрантов (94,1 тыс. человек). Продолжается тенденция существенного роста численности рабочей силы из Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Китая, Вьетнама. За последние годы значительно увеличилось количество вьетнамских трудовых мигрантов в России (по данным за 2003 г. их численность составила 41,8 тыс. человек). Интересно, что Вьетнам вплотную приблизился к показателю одного из крупнейших партнеров России в международной трудовой миграции из старого зарубежья – Турции (48,0 тыс. человек).

Половозрастной состав иностранных работников достаточно стабилен – подавляющая часть среди них мужчины (на протяжении многих лет – около 90%). Среди трудовых мигрантов немногим более 80% мужчин и 90% женщин находятся в возрасте от 18 до 39 лет. Наиболее многочисленна группа иностранных работников в возрасте 30-39 лет (около 40%).

Между сведениями из официальных источников, регистрирующими трудовых мигрантов и реальными масштабами трудовой миграции существует огромный разрыв. При этом оценки нелегальной трудовой миграции значительно разнятся, порой на порядок. Представители государственных структур, как правило, дают более высокие оценки численности нелегальных трудовых мигрантов в России, пользуясь исключительно пограничной статистикой. Например, представители МВД РФ определяют нелегальную иммиграцию в России в размере 10 млн. человек3. Наши исследования позволяют говорить о том, что в России пребывает примерно 5 млн. мигрантов, которые могут рассматриваться как нелегальные. Преимущественно это граждане стран СНГ, которые приехали в страну в условиях безвизового режима, но не получили разрешения на работу, не имеют регистрации по месту пребывания.

Из стран СНГ происходит масштабная трудовая миграция во многие страны Европы, в том числе Россию. Самые значительные потоки трудовых мигрантов отмечаются из Украины. Реальные цифры, которые называют авторитетные исследователи – это от 2 до 3 млн. украинцев, работающих за рубежом4. Нелегальные украинские мигранты в основном ориентированы на работу в России, странах Восточной Европы, Турции и Германии5, и их численность определенно превышает численность российских гастарбайтеров.

Еще одна страна СНГ с масштабной трудовой миграцией – это Молдова. По данным МОМ за границей работают около 600 тыс. граждан Молдовы, причем только 30 тыс. из них – легально6.

Довольно масштабна трудовая миграция из стран Закавказья. За пределами своей страны на заработках находятся от 800 тыс. до 1,5 млн. армянских граждан, что составляет не менее четверти населения страны7. За рубежом работают примерно 1,5-2,0 млн. граждан Азербайджана. Относительно Грузии существуют самые противоречивые данные – за рубежом по минимальным оценкам находится 100 тыс. трудовых мигрантов, а по максимальным - до 1 млн. человек8. Мы оцениваем общее количество трудовых мигрантов из стран Закавказья в России на уровне 1,2-1,5 млн. человек.

Трудовая миграция из стран Средней Азии также достаточно велика. Лидером можно назвать страну с самыми низкими социально-экономическими показателями в СНГ – Таджикистан. Количество граждан этой страны, работающих за рубежом, может составлять минимум 200 тыс. человек. Последние исследования показывают, что масштабы трудовых мигрантов из страны гораздо выше и составляют до 600 тыс. человек, из которых 85% выезжают на работу именно в Россию9. В настоящее время в Узбекистане насчитывается примерно 600-700 тыс. трудовых мигрантов. По Киргизии оценка варьируется в пределах 350 -700 тыс. человек, в Россию направляется менее половины из них 10.

Трудовая миграция имеет для России множество позитивных социально-экономических аспектов. Благодаря мигрантам развиваются целые сектора экономики в стране – торговля, строительство, транспортные услуги, сельское хозяйство. Весьма показателен пример Москвы. Здесь не менее половины занятых на строительных площадках рабочих – мигранты из различных стран, главным образом СНГ. Труд мигрантов активно используется в розничной торговле на рынках в палатках, выездных ларьках, они работают в ресторанах и кафе как повара и официанты, множество мигрантов заняты уборкой улиц. По данным мэрии Москвы в мегаполисе действуют более 170 крупных рынков, на которых легально трудятся около 180 тыс. человек, имеющих иностранное гражданство. Мигранты из Украины, Молдовы, Армении и других стран СНГ работают водителями троллейбусов, автобусов, маршрутных такси на улицах Москвы.

Гастарбайтеры заполняют многие «не престижные ниши» на рынке труда с тяжелыми условиями работы, на которые не всегда соглашаются местные жители. Согласно результатам Независимого исследовательского Совета по миграции стран СНГ и Балтии в трудовую миграцию вовлечено 9-12% домохозяйств в России, примерно столько же в столице Казахстана - Алма-Ате, в Армении - это каждое третье домохозяйство, в Азербайджане и Молдавии - каждое четвертое11. Правда, в этом случае исследователи считали трудовых мигрантов вместе с коммерческими мигрантами, т.е. это экономическая миграция (более широкое понятие, чем трудовая миграция), а применительно к РФ и внутренняя трудовая миграция. Необходимо признать, что есть сейчас трудовая миграция стала не только средством выживания значительной части населения, но и реальным механизмом стихийной экономической интеграции («интеграции снизу») между некоторыми странами в целом аморфной группировки СНГ.

В СНГ трудовая миграция породила мощный поток денежных переводов – так называемые «ремитанс» (remittances) – это средства, поступающие в страны трудовых мигрантов их родственникам и семьям. Причем эти денежные суммы могут проходить как через официальные каналы (банковскую систему, систему денежных переводов), так и поступать в неучтенном виде через личные и семейные каналы. В отношении последних средств используется термин «частные трансферты» (private transfers).

По поводу оценок официальных «ремитанс» не существует особых сложностей – в этом случае можно воспользоваться оценками Международного Валютного Фонда (МВФ), национальных банков стран и прочими источниками данных, поскольку эти деньги достаточно «прозрачны» для статистики. В силу особенностей сбора информации в настоящее время существуют оценки не по всем странам СНГ. По некоторым данным гастарбайтеры переводят и вывозят только из России ежегодно до 15 млрд. долл.12 При абсолютной прозрачности это должно было бы давать около 4,5 млрд. долл. налоговых отчислений (по минимальной ставке налога на доходы иностранных физических лиц в 30%), не говоря о существенных социальных отчислениях. Проблема заключается в выводе на поверхность этих денежных средств.

Нелегальная трудовая миграция имеет ряд других негативных аспектов - она стимулирует рост теневой экономики, порождает демпинг уровня заработной платы, формирует этнические анклавы и повышает межнациональную напряженность. Нежелательной тенденцией в крупных городах России можно считать формирование обособленных зон компактного расселения мигрантов по этническому признаку («этнических анклавов»). Это затрудняет, а порой делает невозможной интеграцию мигрантов в общество. Замкнутость общин может усиливать негативное отношение и недоверие к мигрантам со стороны местного населения, приводит к обострению межнациональных отношений. Показательны примеры по выходцам из Китая и Вьетнама, которые живут и работают достаточно обособленно в своих изолированных от внешнего мира уголках типа «общежитие - рынок».


Противоречия миграционной политики в связи с особенностями демографического развития России

Экономические аспекты демографического развития России на перспективу характеризуются потребностью в трудоспособном населении. В качестве приоритета развития страны на среднесрочную перспективу Президентом России В.В. Путиным была высказана необходимость удвоения ВВП к 2010 г. Очевидно, что достижение этой цели, возможно двумя способами, или их сочетанием. С одной стороны – можно увеличивать численность занятого населения (в том числе за счет трудовых мигрантов). С другой стороны можно и нужно повышать производительность труда, обновлять оборудование и развивать передовые технологии, стимулируя налоговыми инструментами предпринимателей, вкладывающих средства в модернизацию производства.

Исходя из постулата об удвоении за десятилетие ВВП, в течение пятилетия темп роста этого показателя должен составить 1,416, т.е. среднегодовой темп должен быть не ниже 7%. Средний темп повышения производительности труда в 2001-2002 гг. составлял 3,2% ежегодно. В 2003-2004 гг. темпы роста составляли 6,8% и 6,3%, хотя ничего ни в структуре экономики, ни в технической оснащенности не произошло, выросли только цены на энергоносители. В странах со сходными с Россией характеристиками, на рубеже ХХ-ХХI веков среднегодовые темпы повышения производительности труда не превышали 5%. Это реальный уровень для России в ближайшей перспективе. Если такими темпами в предстоящие 6-7 лет будет расти производительность труда в российской экономике, то, чтобы обеспечить увеличение ВВП на нужные 7,2%, надо чтобы численность занятого населения возрастала ежегодно на 2%.

Анализ вариантов прогноза свидетельствует, что при дальнейшем нарастании негативных тенденций в рождаемости и смертности, численность экономически активного населения к 2010 г. сократится по сравнению с 2005 г. на 3,6 млн. человек, а к 2015 г. – еще на 7 млн. (за 10 лет – на 10,6 млн. человек). Второе пятилетие будет обвальным с точки зрения формирования трудового потенциала страны. При такой динамике численности экономически активного населения удвоение за десятилетие ВВП представляется весьма проблематичным.

В условиях сокращения численности экономически активного населения объем ВВП может быть увеличен (при темпах роста производительности труда 4-5%) в 2006-2010 гг. лишь в 1,177-1,234 раза, в следующее пятилетие в 1,138-1,193 раза. Более того, даже при мифическом увеличении производительности труда на 7%, ожидаемый в ближайшее пятилетие рост ВВП – 1,403 – все же будет меньше того, что необходим для достижения поставленной цели удвоения ВВП. Таким образом, недостаток трудовых ресурсов в России уже в ближайшие 8-10 лет станет решающим ограничением её планов вернуться в сообщество экономически развитых стран. Частичный выход – в увеличении масштабов международной трудовой миграции.

В настоящее время в российском истеблишменте сложилось несколько точек зрения на роль международной трудовой миграции и подходы к ее регулированию в России.

Первый подход – консервативный, который озвучивается рядом радикальных политиков, который связывают трудовую миграцию в Россию исключительно с негативными последствиями. Их идея в отношении миграционной политики в части регулирования прямого потока трудовых мигрантов связана с необходимостью закрытия страны от трудовых мигрантов и усиления контроля на границах.

Вторая точка зрения – это либеральный миграционный проект. Он основан на идее, что Россия обречена на использование и привлечение иностранной рабочей силы. Главная причина – недостаток трудовых ресурсов внутри страны в условиях роста экономики. В понимание сторонников этого подхода, рабочие руки Россия может получить исключительно за счет трудовых мигрантов из стран ближайшего окружения (в том числе Китая). При этом потребности страны в мигрантах определить нельзя – действует множество макроэкономических факторов, в связи с чем, отрицается идея квот. Возможности рыночной экономики практически безграничны, она способна принять большое количество мигрантов, если люди едут в страну – значит, есть возможность для заработков и трудоустройства, главное - нужно дать свободу в передвижении рабочей силы, найме на работу гастарбайтеров и все может отрегулировать рыночная экономика.

Мы придерживаемся сдержанной точки зрения в отношении привлечения трудовых мигрантов из-за рубежа в Россию. Сформировалась она не только на основе анализа текущей ситуации на нашем рынке труда, но и обобщения опыта регулирования трудовой миграции в различных странах мира. Фундаментальной основой для формирования политики в отношении трудовой миграции из-за рубежа должно являться определение четких потребностей в рабочей силе, которые должны быть основаны, прежде всего, на прагматических экономических и геополитических интересах России, а отнюдь не на лозунгах и декларациях.

Поэтому прежде, чем определять свою политику в отношении привлечения иностранных трудовых мигрантов необходимо представлять размеры этих потребностей и непосредственно увязывать их с перспективами социально-экономического развития государства. Стратегию действий в сфере развития экономики и регулирования внешней трудовой миграции необходимо рассматривать в контексте общенациональной цели, под которой можно понимать безопасность и благополучие россиян, построение сильного и самостоятельного государства. Кроме того, регулирование трудовой миграции должно быть тесно увязано с концепцией демографического развития страны, в том числе с необходимостью обеспечения социокультурной и геополитической безопасности страны. И в этой связи, трудовая миграция не должна быть социальным дестабилизатором общества.

Исходя из стратегии демографического развития России необходимо безотлагательное увеличение притока иммигрантов из стран нового зарубежья на постоянное место жительство для замещения естественной убыли населения и привлечение трудовых мигрантов в объемах необходимых для удовлетворения потребностей рынка труда. Данную идею четко обозначил в Послании Федеральному собранию 25 апреля 2005 г. Президент В.В. Путин: «Рост численности населения должен сопровождаться осмысленной иммиграционной политикой. Мы заинтересованы в притоке квалифицированных легальных трудовых ресурсов».

В этой очевидной ситуации в стране сложилась парадоксальная ситуация – существует полное противоречие между принятой впервые в новейшей истории в 2001 г. Концепцией демографического развития страны на период до 2015 г. и практикой регулирования миграционных процессов. С одной стороны, президент и правительство неоднократно декларировали необходимость привлечения в Россию мигрантов, важность и неизбежность решения демографических проблем в стране за счет миграции.

В Концепции целями демографического развития России заявлена «стабилизация численности населения и формирование предпосылок к последующему росту», «регулирование миграционных потоков в целях… замещения естественной убыли населения». В качестве приоритетов демографического развития в области миграции и расселения провозглашаются: «необходимость привлечения иммигрантов в Россию, в первую очередь из государств – участников СНГ, а также Латвии, Литвы, Эстонии», «проведение комплекса правовых, организационных и финансовых мер, направленных на легализацию и адаптацию иммигрантов», «разработка мер, направленных на повышение территориальной мобильности рабочей силы» и т.п.

Концепция демографического развития России обозначает абсолютно адекватные времени цели: «России жизненно необходимы мигранты!». Данную точку зрения разделяют многие ведущие ученые и эксперты в вопросах миграции населения. Однако на уровне практики регулирования миграции в России сложились и существуют явные противоречия с концептуальной идеей демографического развития страны. Они проявляются на трех уровнях.

Макроуровень (уровень государства) – это несоответствие нормативно-законодательных актов федерального уровня и действий федеральных властей в сфере миграционной политики принятой Концепции демографического развития России:

- Концепции демографического развития не соответствует принятая несколько позже (в 2003 г.) Концепция регулирования миграционных процессов в России;

- нормативно-законодательных актов, задающих «правила игры» в сфере регулирования миграции в России (например, Закона о гражданстве и т.п.) не соответствуют Концепции демографического развития России;

- реорганизация Миграционной службы России и передача ее функций МВД - неэффективное мероприятие, означающее регресс или «шаг назад» в сфере формирования миграционной политики в России, что практически свело миграционную политику исключительно к функциям контроля над потоком мигрантов. При этом миграционную политику следует понимать гораздо более широко. Миграционная политика представляет собой систему общепринятых на уровне идей и концептуально объединенных средств, с помощью которых, прежде всего, государство, а также его общественные институты, соблюдая определенные принципы, соответствующие конкретно-историческим условиям страны, предполагают достижение целей, адекватных как этому, так и последующему этапу развития общества.

Мезоуровень – противоречия, существующие на уровне регионов России в законодательном пространстве, общественно-политическом сознании. С одной стороны, отмечается несогласованность действий в области нормативно-законодательного регулирования миграции населения властей некоторых регионов страны и федеральных властей. Порой региональные власти принимают законы, противоречащие федеральному законодательству, и их затем отменяет Конституционный суд. С другой стороны, отмечается активное использование региональными властями, политическими партиями и кандидатами в губернаторы «миграционной тематики» в политических целях, наблюдается прямая или скрытая поддержка радикально настроенных политических партий и общественных объединений в регионах, выступающих против мигрантов и защищающих интересы коренного населения.

Микроуровень – противоречия на уровне практики регулирования миграции. В России получила широкое распространение неформальная практика в виде взяточничества (поборов) с мигрантов со стороны чиновников и сотрудников милиции, которые работают в непосредственном контакте с людьми. В стране государственными служащими на местах искусственно созданы препятствия и возведены необоснованные барьеры к получению гражданства, регистрации по месту жительства и месту пребывания, получению работы, доступа к социальным услугам (образованию, здравоохранению, дошкольному воспитанию и т.п.). В этой ситуации буквально процветают фирмы, которые за относительно небольшую плату готовы оказать помощь в регистрации по месту пребывания и жительства, получении разрешения на работу и пр. По нашим оценкам ежегодный оборот теневого рынка по изготовлению поддельной регистрации для временных мигрантов только в Москве составляет не менее 140 млн. долл. Кроме этого, в России окончательно не разрешены проблемы национализма, мигрантофобии и ксенофобии.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Похожие:

Институт международных экономических и политических исследований iconРоссийская Академия Наук институт международных экономических и политических исследований центр азиатских исследований
Работа включена в план приоритетных исследований имэпи ран на 2004-2006 гг. (Тема 2)
Институт международных экономических и политических исследований iconИнститут международных экономических и политических исследований
Механизмы интеграции инвестиций при переходе на инновационный путь развития экономики россии
Институт международных экономических и политических исследований iconСекция 7
Ведущий заседания – рязанцев сергей Васильевич, доктор экономических наук, профессор, Институт социально-политических исследований...
Институт международных экономических и политических исследований iconЛесопромышленный комплекс россии: проблемы и перспективы участия в международных экономических отношениях
Диссертационная работа выполнена в Дипломатической академии Министерства иностранных дел Российской Федерации на кафедре мировой...
Институт международных экономических и политических исследований iconПрограмма дисциплины «Экономическая дипломатия»
Международных отношений в области дипломатии, фокусируясь на специфике дипломатических способов и методов реализации государственных...
Институт международных экономических и политических исследований iconИсследование социально-экономических и политических процессов
Лавриненко В. Н., Путилова Л. М. Исследование социально-экономических и политических процессов: учебное пособие. – М.: Вузовский...
Институт международных экономических и политических исследований iconМеждународный институт гуманитарно-политических исследований (игпи)
В настоящем издании представлены результаты исследования “Реформа местного самоуправления в
Институт международных экономических и политических исследований iconСоциальные механизмы управления организационными конфликтами
Ведущая организация: Институт социально-политических исследований Российской академии наук
Институт международных экономических и политических исследований iconДоклады Центра эмпирических политических исследований спбгу издаются с 2000 года Выпуск 4
Центра эмпирических политических исследований (цэпи) философского факультета Санкт-Петербургского государственного университета....
Институт международных экономических и политических исследований iconДоклады Центра эмпирических политических исследований спбгу издаются с 2000 года Выпуск 5
Центра эмпирических политических исследований (цэпи) философского факультета Санкт-Петербургского государственного университета....
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница