Трансформация гавайского общества (конец XIII середина XIX вв.)




Скачать 372.17 Kb.
НазваниеТрансформация гавайского общества (конец XIII середина XIX вв.)
страница1/3
Дата14.01.2013
Размер372.17 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2   3


На правах рукописи


Латушко Юрий Викторович


ТРАНСФОРМАЦИЯ ГАВАЙСКОГО ОБЩЕСТВА

(конец XIII – середина XIX вв.)


Специальность 07.00.07 – Этнография, этнология и антропология


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук


Владивосток – 2006

Работа выполнена в отделе этнографии, этнологии и антропологии Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН.


Научный руководитель - доктор исторических наук, профессор

Крадин Николай Николаевич


Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Кузнецов Анатолий Михайлович


доктор исторических наук, профессор

Попов Владимир Александрович


Ведущая организация - Центр цивилизационных и региональных исследований РАН (г. Москва)


Защита состоится 29 июня 2006 г. в 09.30 часов на заседании диссертационного совета Д 005.010.01 при Институте истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН по адресу: 690950, г. Владивосток, ул. Пушкинская, 89.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН по адресу: 690950, г. Владивосток, ул. Пушкинская, 89.


Автореферат разослан «___» мая 2006 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук Сухачёва Г.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. Диссертация посвящена малоизученной в отечественной науке теме трансформации потестарно-политической организации Гавайского общества. Поздняя гавайская доистория и ранний исторический период имеет несомненную ценность для исследований в области почти всех исторических дисциплин. Особый интерес представляет Гавайское общество для специалистов в области политической антропологии. В силу того, что оно относилось к одним из самых сложных стратифицированных предгосударственных обществ,1 гавайские данные широко использовались для построения теоретических концепций вождества и раннего государства, возникших в русле такого направления как неоэволюционизм.

Наличие корпуса письменных источников – воспоминаний и дневников европейских путешественников, торговцев и миссионеров, гавайских преданий и мифов позволяет проводить комплексные исследования – сопоставлять археологические и этнографические модели с историческими концептами зарождения и развития государства.

В сравнительно короткие сроки Гавайи прошли путь от догосударственных иерархических образований (сложных вождеств) до единого централизованного государства, с последующим дрейфом в сторону зрелых, привнесённых с Запада, форм и институтов политической организации (парламентаризм, разделение властей, конституция и т.д.), что представляет несомненный интерес для проведения кросскультурных исследований в тех регионах, где подобные изменения охватывали бóльшие периоды времени и/или по которым имеется сравнительно немного сведений.

И, наконец, изучение долговременной динамики развития и преобразования традиционных институтов власти и лидерства на Гавайях может помочь более адекватному пониманию путей становления сложных обществ и такой формы организации человеческих коллективов как государство.

Степень изученности проблемы. Автором первой в отечественной историографии обзорной статьи, посвящённой исследованию общественной трансформации на Гавайях в период ранних контактов с европейцами, был Г.В. Астафьев (1950).2 В ней он анализировал изменения общественной структуры архипелага, произошедшие на протяжении ста лет – с 1790 по 1890 гг. Работа написана с позиций исторического материализма и полностью выдержана в ключе господствовавшей тогда идеологии.

Проблемам социально-экономической и потестарно-политической организации гавайцев, аккультурации и ряду др. посвящены работы Д.Д. Тумаркина.3 По его мнению, процесс формирования классов и государственности на Гавайях не был завершён до «вторжения колонизаторов». Специфические формы «феодализации» проистекали от изолированности архипелага, усугублявшей натуральный характер хозяйства гавайцев, ограниченности ресурсов (в первую очередь земли, пригодной для ведения сельского хозяйства) и, как следствие, особой роли вождей в строительстве ирригационных сооружений и их контроле над водными ресурсами, что в перспективе могло привести к «появлению зародышевой формы государства».4

На закате советской эпохи свет увидела важная в теоретическом плане монография Л.Е. Куббеля «Очерки потестарно-политической этнографии»,5 в которой был сделан блестящий теоретический обзор концепций политогенеза, и проанализирована политическая культура первобытных, раннегосударственных и колониальных обществ. Работа хоть и была написана с марксистских позиций, оказала влияние на развитие политантропологических исследований в нашей стране.

В трудах современных российских авторов гавайские материалы используются для иллюстрации альтернативных пятичленной модели концепций исторического развития, эволюции сложных обществ и происхождения государства (Н.Н. Крадин, Л.Е. Гринин и др.6). Кроме того, сходные теоретические проблемы на материалах других обществ решают Ю.Е. Берёзкин,7 Д.М. Бондаренко,8 А.В. Коротаев,9 В.А. Попов10 и др.

Зарубежная историография. Первые исторические сочинения, в которых затрагивались вопросы становления и формирования гавайской государственности, отношений гавайцев и европейцев относятся ко второй четверти XIX в. Здесь можно отметить очерки С. Диббла (1836) и Дж. Джарвиса (1843).11 Обе работы относятся скорее к жанру научно-публицистической литературы. Более строгие в научном отношении труды появляются в конце XIX в.12

Большую работу по обобщению письменных сведений о социальном и политическом устройстве раннеконтактных Гавайев проделал Р. Кикендолл, автор труда по истории гавайского королевства 1778-1854 гг.13

Проблемам демографии в условиях аккультурации посвящены статьи Х. Шапиро (1931),14 Дж. Коултера (1931)15 и др. Подробный анализ изменений традиционных форм лидерства, верований, семейно-родственных отношений гавайцев в ходе процесса аккультурации представлен в работе Э. Биглхола.16 Семейную организацию и религию гавайцев рассматривали супруги Хэнди17 и М. Пукуи.18 В этой же рубрике отметим монографию У. Дэвенпорта по проблеме эндогамных браков гавайской элиты.19

Материальная культура гавайцев освещена в трудах П. Бака (Те Ранги Хироа).20 Он на полинезийских материалах показал, полемизируя, таким образом, с Л.Г. Морганом, что несмотря на всю важность технологического критерия, на основании только его одного нельзя делать выводы об общем уровне развития общества и его месте на эволюционной шкале.21

Проблемами типологии социальной организации полинезийских обществ занимались М. Салинз22 и И. Голдман.23 М. Салинз полагал, что уровень стратификации зависел в первую очередь от экологических факторов. И. Голдман предложил другую типологию, исходя из гипотезы о существовании острой борьбы за статус и ранг в среде аристократии. В тех или иных полинезийских обществах объём управленческих функций зависел от соотношения приобретённого личными заслугами или наследуемого статуса.

Взаимоотношения гавайцев и европейцев в ранний исторический период освещались в работах Дж. Стокса.24 Он также проанализировал употребление титулов верховных вождей – Мо-и, Алии-аи-моку, Алии-капу, установив, что первый из них не использовался до прихода европейцев, а был заимствован из переводов Библии в 1830-х гг.25

Узловой точкой трансформации гавайского общества признаётся «культурная революция» 1819 г. (термин предложен Э. Хэнди). Этой проблемой занимались Э. Хэнди (1931),26 П. Бак (1939),27 М. Вебб (1965),28 С. Левин (1968),29 У. Дэвенпорт (1969),30 Э. Сёрвис (1975)31 и др.

1) П. Бак объяснял свержение традиционной гавайской религии движением женщин за равноправие полов, ибо, по его мнению, система запретов (капу) была наиболее жёсткой по отношению к представительницам слабого пола.

2) Позиция У. Дэвенпорта сводится к объяснению культурной революции через категорию «политического поведения» элиты. Аристократический класс (алии), который больше других слоёв населения контактировал с европейцами на протяжении четырёх десятилетий, прошедших после визита Кука, являлся как объектом, так и субъектом аккультурации. Дэвенпорт полагал, что в результате этого алии приобрели новые пристрастия к импортным товарам, этот спрос мог быть удовлетворён за счёт роста торговли с иностранцами. Целью отмены системы табу было обретение вождями большей власти, необходимой для освобождения производящего хозяйства от бремени поддержки жречества.

3) Концепция М. Вебба связывала культурную революцию с переходом гавайского общества от вождеской стадии культурной эволюции, с её всепроникающей религиозностью, к «подлинному государству», которое обычно бывает более светским в своей деятельности.

4) Э. Сёрвис ещё более определённо связал культурную революцию с возникновением гавайского государства. По сути, она явилась следствием стресса, который испытывает «теократическое вождество, когда становится государством».32

Первые археологические раскопки были проведены на Гавайях в 1930-х гг. В. Беннетом.33 Его работа касалась описания древних святилищ (хеиау) о. Кауаи, известных из исторических источников, для которых Беннет разработал первую типологию. Монументальное строительство является важным индикатором иерархической организации общества. В 1950-60-х гг. были уточнены датировки многих небольших прибрежных храмов.34 Однако полномасштабная работа с поселениями и системами сельскохозяйственных полей началась лишь с конца 1960-х гг. с обследования долин о-вов Оаху, Молокаи и Гавайи.35 Благодаря комплексному изучению монументальной архитектуры, систем поселений и сельскохозяйственных полей36 учёным удалось в общих чертах реконструировать долговременное развитие островных поселений. Выводы заставили ещё раз задуматься над некоторыми постулатами. Так, некогда популярная гидротехническая концепция политогенеза К. Виттфогеля,37 связывала возникновение централизованного государства с организаторской ролью правителей в строительстве оросительных сооружений. Однако ирригационные системы о. Кауаи, а тем более других о-вов архипелага, были достаточно невелики и технически просты, что не требовало надобщинной организации.38 К тому же наиболее централизованными гавайскими вождествами были вождества о. Гавайи, где в отличие от западных о-вов, ирригация играла второстепенную роль.39

Особое значение в контексте нашего исследования имеют теоретические труды, посвящённые проблемам раннего государства. И здесь следует отметить работы исследователей «школы раннего государства» (Х. Классен, П. Скальник, М. ван Бэкел, С. Ситон и др.). В «Раннем государстве» (1978)40 на основе сравнительного анализа материалов из разных уголков мира были выделены факторы, приводившие к возникновению данного института, и сформулировано его «минимальное определение». Эта работа стала попыткой объединения интегративного и конфликтного подходов понимания сущности политогенеза. Согласно Х. Классену и П. Скальнику, раннее государство является организацией для регулирования социальных отношений в сложном стратифицированном обществе, которое должно быть поделено на как минимум две страты (социальных класса) – управителей и управляемых. Господство первых и данничество последних покоятся на единой идеологии, в основе которой лежит принцип взаимного обмена услугами.41 К факторам возникновения государства были отнесены: численность населения, война, идеология, производство избыточного продукта, влияние уже существующих государств и др. Впоследствии Х. Классен признавал, что многие теоретические положения, сформулированные в «Раннем государстве», требуют пересмотра.42 Данная теория, с точки зрения её дедуктивного применения при анализе конкретных этнографических и исторических примеров, имеет ряд серьёзных недостатков. Часть из них была устранена самими авторами путём подведения частных категорий под более общие. Но настоящий камень преткновения кроется в другом. Говоря о том, что возникновение государства в каждом конкретном случае было комбинацией определённых факторов (социальный формат, идеология, экономика), помноженных на некий катализатор (фактор стресса)43 – по-прежнему не ясно, каково соотношение этих элементов. Предложенная типология ранних государств (зачаточное, типичное, переходное) не позволяет в полной мере понять, чем зачаточное раннее государство отличается от сложного вождества. И в первом и во втором случае доминируют клановые связи, нет правовой кодификации, специальных судебных органов, редистрибуция и поборы не фиксированы, а аппарат управления слабо развит.44 Может показаться, что спасением в данном случае становится категория «монополии на узаконенное насилие» М. Вебера. Действительно, если власть может монопольно навязывать свою волю, исключая остальные социальные институты из этого процесса, то она функционирует как государственная. Однако Р. Карнейро справедливо указывал на то, что многим ранним государствам как раз и не хватало монополии на использование силы.45 Мы думаем, что гораздо важнее здесь не сама монополия, а то, посредством чего она реализуется. А значит, основное внимание должно уделяться системе управления. Все остальные критерии (монументальная архитектура, письменность, города) не являются стопроцентными атрибутами раннего государства, хотя они очень удобны для эмпирического изучения, в отличие от такой абстракции как эксплуатация. В оценке степени развитости аппарата управления существуют трудности, так как очень сложно провести грань между зачаточными органами управления в вождестве и в раннем государстве. В сложных стратифицированных обществах Полинезии (Тонга, Таити, Гавайи) не только сакральные вожди, но и их семьи не участвовали в материальном производстве средств существования, и, наоборот, создатель единого гавайского королевства Камеамеа I, работал в поле, ловил рыбу, строил храмы. Что касается порядка комплектования аппарата управления (развития внеклановых принципов его формирования), то здесь также есть проблемы. Родственные связи при назначении на должность имели решающее значение и в ряде зрелых государств, что уж говорить о ранних. Так, П. Беллвуд46 справедливо критиковал И. Голдмана за то, что тот при анализе социальных отношений доконтактных Гавайев увлекся аналогией с гавайским обществом начала XIX в. По мнению И. Голдмана, переход к прообразу государственности («деспотической системе феодального типа») произошёл там между 1100 и 1450 гг. В это время билатеральная, но преимущественно патрилокальная линиджная организация распадалась, и на смену родственному принципу поселения приходил новый тип организации общества – территориально-политический.47 Появление сегментного ранжирования48 для элиты и сохранение значения индивидуального ранга для общинников (макааинана) отражали процесс формирования двух страт общества, отношения между которыми мыслились как родственные, но в реальности могли быть отношениями господства–подчинения. Подавляющее же большинство исследователей полагает, что государство на Гавайях возникло либо непосредственно перед открытием островов европейцами,49 либо связывает его появление с влиянием иностранцев (хаоле) на политические процессы туземного общества.50

Период после культурной революции и до земельных реформ 1848 1850 гг. (Great Mahele) освещался в трудах многих зарубежных историков и антропологов.51 Особо отметим издание, вышедшее под общей редакцией М. Салинза, в котором данные по земельным реформам и другим вопросам социально-экономической истории представлены в виде синтеза исторических, археологических и этнографических исследований.52

Сравнительно новым словом в изучении древней и переходной (transitional) социальных систем Гавайев является применение мир-системного анализа.53 Предварительная работа в этом ключе была проделана К. Чейзом–Данном и Е. Ермолаевой.54 Такой анализ позволяет выявлять спектр взаимодействий, таких как обмен, смешанные браки, война, средства сообщения, системы поселений, а также сходства и различия в общественной структуре и культурных характеристиках на региональном и межрегиональном уровне. На гавайском примере можно было бы определить особенности функционирования небольших безгосударственных (в нашем случае вождеских) мини–систем и их вхождения в современную мир-систему (выстраивания отношений ядра/периферии). Общества Океании представляли собой ряд как бы изолированных в лабораторном опыте образцов, вследствие чего сходства и различия между ними могут изучаться с учётом контролируемого внешнего воздействия, или, по меньшей мере, оно может быть легко просчитано и оценено.

Цели и задачи исследования. Цель диссертации заключается в изучении социальных и потестарно-политических отношений гавайского общества. Настоящая цель может быть конкретизирована постановкой следующих задач: 1) охарактеризовать особенности и выявить динамику развития социальных и потестарно-политических отношений гавайского общества в доконтактный период; 2) проанализировать отношения гавайцев с иностранцами в контексте становления раннего государства; 3) дать характеристику административно-политической системы гавайского государства в период правления Камеамеа; 4) оценить значение культурной революции 1819 г. для дальнейшей трансформации политической системы королевства (процесса политической аккультурации); 5) оценить влияние реформ поземельных отношений середины XIX в. на традиционные экономические и политические институты.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является гавайское общество конца XIII – середины XIX вв. Предметом исследования выступают потестарно-политические отношения, в контексте которых рассматриваются проблемы генезиса иерархических форм социальной организации Гавайев, система власти и динамика развития основных социальных институтов. Особое внимание уделяется проблеме аккультурации системы управления от начала контактов с европейцами до кризиса традиционной системы в середине XIX в.

Территориальные рамки исследования ограничиваются обитаемой группой Гавайского архипелага (от о. Кауаи на северо-западе до о. Гавайи на юго-востоке).

Хронологические рамки исследования охватывают период от прекращения миграций полинезийцев (рубеж XIII – XIV вв.) до середины XIX в. Данное обстоятельство вызвано следующим. С момента завершения миграций полинезийцев Гавайи конституировались в закрытую культурную систему.55 Это обстоятельство, помноженное на особенности экологии, экономики и социальной организации обусловили становление сложных вождеств. Данная форма организационной иерархии просуществовала там вплоть до прихода европейцев, контакты с которыми повлекли дальнейшие изменения социально-экономических и политических отношений. Период от прихода европейцев (1778) до середины XIX в. был временем становления и упадка гавайского государства. С реформой 1848-1850 гг. (введением частной собственности на землю) кардинально изменилась традиционная система хозяйства, что вызвало кризис большесемейной общины охана, ускорилось проникновение иностранцев в экономику и политику. В силу данных обстоятельств этот период выбран нами в качестве рубежного в настоящем исследовании.

Научная новизна. Настоящая диссертация является первым в отечественной историографии исследованием, в котором была предпринята попытка изучения эволюции гавайской потестарно-политической системы на протяжении почти пятисот лет. С этой целью к работе привлекались комплексные данные письменных и археологических источников. Диссертация написана с использованием последних зарубежных исследований в области политической антропологии Гавайев. Подробно рассматриваются особенности развития гавайских сложных вождеств и раннего государства. Выделены узловые точки трансформации структуры общества и власти – изменения в системе управления (административные реформы Камеамеа), идеологии (культурная революция) и социально-экономической сфере (Great Mahele).

Методология и методы исследования. Для выработки методологии исследования большое значение имели работы отечественных и зарубежных историков, антропологов, этнологов и археологов. Особо следует выделить работы, посвящённые теории вождества56 и раннего государства,57 в числе которых большое внимание уделялось интегративным теориям возникновения иерархических форм социальной организации.58 Политэкономические теории доиндустриальных обществ,59 различные теории многофакторности и вариативности политогенеза.60 В целом, методологически работа вписывается в канву неоэволюционистских построений, где культурная динамика рассматривается как процесс усложнения культурных форм по линии одновременной их дифференциации и интеграции и в плоскости качественной трансформации общества.61 Исходя из взгляда на культуру как на внебиологический способ адаптации человека к условиям среды, мы также разделяем основные постулаты неоэволюционизма – закон культурной доминанты (вытеснение простых культур сложными) и закон потенциала развития (менее специализированные культуры лучше приспособлены к развитию).62

Помимо общенаучных логических методов анализа и синтеза, основными методами диссертации выступают структурно-функциональный, сравнительно-исторический и историко-генетический методы.63

Структурно-функциональный метод применим к синхронному анализу отдельных компонентов социальной структуры и в первую очередь системы управления в раннеконтактный период. Например, при помощи данного метода можно описать структуру (трёхчастная организация аппарата управления в раннем государстве Камеамеа) и функции политической системы, созданной Камеамеа (экономическая и политическая стабилизация гавайского общества, пришедшая на смену нестабильной ситуации «перманентной войны» в гавайских вождествах).

Сравнительно-исторический метод позволяет путем сравнения определять общие и специфические черты в эволюции тех или иных явлений, институтов, культур и т.д. При использовании сравнительно-исторического метода важно помнить о том, что некорректное применение данного метода, использование внешних аналогий может привести к неоправданным выводам. По этой причине необходимо соблюдать ряд обязательных принципов сравнительно-исторического анализа: проведение сопоставлений в условиях единого или максимально близкого хозяйственно-культурного типа, близкого временного периода и примерно сопоставимого стадиального уровня развития исследуемого общества и общества, используемого в качестве аналога. В нашем случае мы использовали данный метод при сопоставлении социальных институтов Гавайских о-вов с аналогичными структурами о-вов Тонга, Самоа и других полинезийских обществ.

Историко-генетический метод позволяет установить причинно-следственные связи в процессе диахронных изменений в исследуемой системе. Например, при исследовании процесса реформирования систем управления, образования или землевладения отчётливо прослеживается прочность отношений традиционного гавайского общества (патернализм, строгое подчинение общинников решениям вождей и т.д.). Таким образом, описанные в литературе черты позволяют делать заключения по поводу иерархической организации древнего гавайского общества.

Источники. Первая группа источников (фольклор) включает в себя обширное собрание мифов и легенд гавайцев, записанных А. Форнандером.64 Важным источником для реконструкции традиционной идеологической системы гавайцев служит Песнь творения Кумулипо, переведённая на английский язык последней гавайской королевой Лилиуокалани.65 Большую работу по сбору и систематизации преданий гавайцев провела М. Беквит.66 В 1918 г. она перевела на английский язык и издала Сказание о Лаиэ-и-ка-ваи,67 записанное в конце XIX в. С. Халеоле. В данном памятнике отражены взгляды на эталоны поведения гавайской аристократии. Вообще гавайские сказания повествуют о деяниях героев двух типов68 – в первом случае это аристократ, атлет, красавец, во втором - плут, хитрец, часто младший (не самый знатный) член рода или незаконно рожденный.69 При работе с фольклором мы помнили о своеобразии этого источника – жанровом (в нашем случае это легенды и эпические песни, сказки) и структурно-типологическом. Мы придерживались точки зрения А. Дандеса, которому удалось синтезировать структурно-семиотические подходы (синтагматический В.Я. Проппа и парадигматический К. Леви-Строса) с психоаналитическим подходом (З. Фрейда, К. Юнга).70

Вторая группа источников представляет собой сочинения местных авторов, современников указанных событий – Дж. Папа Ии,71 Д. Мало,72 С. Камакау73 и З. К. Кепелино.74 Все они принимали активное участие в политической и общественной жизни Гавайского королевства середины XIX в. В определённом смысле судьба указанных авторов была характерна для многих гавайцев того времени, которые родились язычниками, потом стали свидетелями (или участниками) крушения системы табу, приняли христианство и дожили до времени введения на Гавайях конституционной монархии. Вместе с тем нельзя забывать, что они смотрели на своё прошлое уже глазами христиан. Отсюда множество искажений, своих трактовок и версий по поводу природы установлений старины.

Третья и самая большая группа источников охватывает сообщения иностранных очевидцев описываемых событий. По форме это в основном дневники и путевые заметки. Кроме того, статьи в журналах и полемические эссе. Сведения об обществе, религии и власти раннеконтактных Гавайев можно почерпнуть из дневников первооткрывателей архипелага – Дж. Кука и членов его команды.75 Ещё один английский капитан, Дж. Ванкувер, бывший свидетелем острой борьбы верховных вождей за власть в масштабах всего архипелага, оставил воспоминания о своих встречах с будущим его объединителем, верховным вождём округа Кохала, Камеамеа.76 С 1804 г., начиная с первой русской кругосветной экспедиции на шлюпах «Нева» и «Мирный», Гавайские о-ва достаточно регулярно посещали русские корабли. Помимо военных судов на Гавайи заходили и торговые суда Российско-Американской компании. За первую четверть XIX в. архипелаг посетили капитаны Ю.Ф. Лисянский,77 О.Е. Коцебу,78 В.М. Головнин,79 А.П. Лазарев80 и др. Большая часть их дневников и заметок опубликованы, часть из них находится в архивах ВМФ (РГАВМФ). В архиве внешней политики Российской империи (АВПРИ) содержаться материалы, касающиеся русско-гавайских отношений.81 Важность данных источников была оценена не только отечественными,82 но и зарубежными специалистами.83 Они проливают свет на многие стороны жизни островитян, в том числе социально-экономическую и политическую сферы.

Следующая подгруппа источников содержит дневники христианских миссионеров. Ценные сведения о социально-экономическом положении оставил англичанин У. Эллис.84 Так, он сообщал об ужасающих последствиях, к которым приводило заготовление гавайского сандала, когда от неурожаев, вызванных оттоком рабочей силы из сектора сельскохозяйственного производства «вымирали целые округа».85 Воспоминания первого главы американской протестанской миссии Х. Бингхема были написаны уже после его отъезда с островов в 1840 г.86 В них он однозначно трактует гавайские обычаи до прихода миссионеров как абсолютное зло и невежество.

Стоит отметить, что европейские авторы в своих трудах модернизировали политические отношения гавайского общества, выстраивая их по аналогии с европейскими реалиями. Труды миссионеров страдают известной долей морализаторства. Не понимая смысла (а лучше сказать словами Б. Малиновского функции) того или иного социального института «диких язычников», они строили произвольные гипотезы и давали неверные трактовки многим явлениям из жизни туземного общества.

Научно-практическая и теоретическая значимость результатов исследования заключается в том, что полученные выводы могут быть использованы при подготовке обобщающих научных трудов по океанистике, написании спецкурсов для ВУЗов, соответствующих учебно-методических пособий, проведении реконструкций социо-политических систем других народов мира предгосударственного уровня развития.

Апробация исследования. Основные идеи диссертационного сочинения нашли своё отражение в 10 публикациях и в материалах выступлений на региональных (VI, VII, VIII, IX, X Дальневосточные конференции молодых историков, г. Владивосток 2000, 2002, 2004, 2005, 2006 гг.), всероссийских (III Всероссийский конгресс политологов, г. Москва 2003 г.), международных конференциях (Американистика в странах Тихоокеанского бассейна, г. Владивосток, 2002 г.; «Из века в век», г. Владивосток, 2003 г.) и годичной научной сессии Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН (Владивосток, 2006).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы, приложений, в которых содержатся несколько блоков текстового, табличного и иллюстративного материала.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснована актуальность темы, объект и предмет исследования, определены цели и задачи, территориальные и хронологические рамки, источниковая база, обозначены методология и методика изучения материалов, научная новизна работы, значимость полученных результатов, апробация и структура диссертации.

  1   2   3

Похожие:

Трансформация гавайского общества (конец XIII середина XIX вв.) icon1. Начало объединения русских земель. Первый этап становления единого государства (конец XIII -середина XIV веков)
Москва, которая была до нашествия монголо татар небольшим пограничным пунктом Владимиро-Суздальского княжества, в начале XIV века...
Трансформация гавайского общества (конец XIII середина XIX вв.) iconХроника научной деятельности кгпу в 2001 году
России и мировых цивилизаций кгпу. – Поиск путей реформирования советского и российского общества (середина 60 – конец 90-х гг.):...
Трансформация гавайского общества (конец XIII середина XIX вв.) iconДревняя русь в представлениях зарубежных средневековых авторов (IX конец XIII в.)

Трансформация гавайского общества (конец XIII середина XIX вв.) iconКонцепция революционного освобождения общества в теоретических воззрениях и политической практике российских левых радикалов (конец XIX века
Работа выполнена на кафедре истории политических партий и общественных движений фгоу впо нижегородский государственный университет...
Трансформация гавайского общества (конец XIII середина XIX вв.) iconЖенский убор населения Предкавказья в эпоху Великого переселения народов (конец IV середина VI в.)
Работа выполнена в отделе охранных раскопок Учреждения Российской академии наук Института археологии ран
Трансформация гавайского общества (конец XIII середина XIX вв.) iconИстория методологии социального познания конец xixxx век
И–90 История методологии социального познания. Конец xixxx век.— М., 2001. —000 c
Трансформация гавайского общества (конец XIII середина XIX вв.) iconПриродная и социальная среда как факторы сохранения этнической культуры алтайцев: конец XIX начало XXI вв
Охватывает различные проблемы, но все они укладываются в общую модель типичных для алтайцев взаимоотношений человека и общества,...
Трансформация гавайского общества (конец XIII середина XIX вв.) iconПрограмма вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 10. 01. 01 «Русская литература»
Программы, предполагающие знакомство с источниками и научной литературой, включенными в приведенные ниже списки. Первый и второй...
Трансформация гавайского общества (конец XIII середина XIX вв.) iconБ. И. Колоницкий идентификации российской интеллигенции и интеллигентофобия (конец XIX начало XX века)
Идентификации российской интеллигенции и интеллигентофобия (конец XIX — начало XX века)
Трансформация гавайского общества (конец XIII середина XIX вв.) iconВоенное дело у адыгов и его трансформация в период кавказской войны (XVIII 60 гг. XIX в.)
Военное дело у адыгов и его трансформация в период кавказской войны (XVIII – 60 гг. XIX в.)
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница