Российской Федерации Государственный архив Российской Федерации Фонд Первого Президента России Б. Н. Ельцина




НазваниеРоссийской Федерации Государственный архив Российской Федерации Фонд Первого Президента России Б. Н. Ельцина
страница10/48
Дата13.01.2013
Размер9.43 Mb.
ТипДокументы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   48

«Шлите доллары на Торгсин»

Гениальное решение кризиса валютных переводов. Международная спекуляция и чистка агентурной сети. Астрономия таможенных пошлин. «Сегодня советская селедка - завтра донос в ГПУ»: Идейно-гастрономическая дилемма белого эмигранта. «Общество заказанных продуктов», или Посылки как оружие пролетариата. Мешок муки - лучший подарок к празднику. Еврейская помощь. Деньги пахнут! Сумма, достойная Магнитки


Денежные переводы из-за границы в Россию приходили испокон веков. В предвоенный год в Россию поступило около 40 млн руб. Переводы продолжали поступать и при большевиках. В 1928 г.

в Советский Союз из-за границы переводами пришло около 30 млн руб 607 Затем поток денег из-за границы резко иссяк: по данным правления Госбанка и Внешторгбанка, в 1930 г. в СССР по перево­дам из-за границы поступило менее 10 млн руб, а в 1931 г. и того меньше608. Одной из причин столь резкого падения стал мировой экономический кризис и депрессия на Западе, которая, прежде все­го, ударила безработицей по эмигрантам: именно от них в основном и приходили деньги родственникам и друзьям, оставшимся в СССР.

Изменилась ситуации и в советской стране. Из-за острой нехват­ки валюты на нужды индустриализации с конца 1920-х гг. государ­ство стало «зажимать» валютные выплаты частным лицам, пытаясь превратить частные денежные переводы из-за границы в статью го­сударственных валютных доходов. Людям стало труднее получить по банковским переводам «эффективную валюту» - доллары, фун­ты и другие полноценные деньги. Госбанк взамен предлагал им со­ветские рубли по принудительно низкому обменному курсу609. В такой ситуации люди все чаще стали отказываться от переводов, стремясь получить валюту из-за границы, минуя банковские кана­лы: по почте или контрабандой. Ужесточение валютного режима вместо прибыли обернулось для советского государства потерями -число «отказных» переводов росло, желанные доллары приходилось возвращать на Запад.

В начале 1930-х гг. руководство страны столкнулось с дилеммой: как увеличить поток денежных переводов из-за границы, но при этом не отдавать советским получателям переводов ни цента в «жи­вой валюте». Голод и Торгсин подсказали решение: мольбы голода­ющих о помощи заставляли родственников и друзей за границей по­сылать деньги в СССР, но вместо валюты советские люди получали боны Торгсина и вынуждены были покупать товары в торгсинов-ских магазинах по монопольно высоким государственным ценам. Вся наличная валюта по денежным переводам уходила в карман го­сударства. Торгсин был поистине гениальным решением кризиса валютных переводов - «и волки сыты, и овцы целы».

Инициатива, шедшая от голодных граждан, ускорила развитие переводных операций в Торгсине: лишь только летом 1931 г. разнес­лись слухи о том, что Торгсин будет продавать товары соотечествен­никам, те явочным порядком стали требовать от банков перечислять предназначенные им валютные переводы на Торгсин. В местных от­делениях Госбанка летом 1931 г. возникла растерянность и даже па­ника610. Не дожидаясь разрешения свыше, Наркомфин вынужден был дать секретную санкцию местным отделениям Госбанка пере­числять валютные переводы на Торгсин. В августе 1931 г. эти опера­

ции уже шли полным ходом, официальное же постановление о раз­решении переводов на Торгсин вышло лишь в сентябре611.

С началом нового вида деятельности в Торгсине появилось Управление переводо-посылочных операций (УПО), позднее преоб­разованное в Управление заграничных операций (УЗО)612. Управ­ление возглавил заместитель председателя Торгсина И.Я. Берлин­ский613. Советские торгпредства за границей через своих деловых и идейных партнеров начали рекламу новых операций: в офисах бан­ков и фирм, в автобусах и трамваях появились рекламные плакаты Торгсина. Не все шло гладко: торгпредство в Лондоне, например, доносило, что английские банки не соглашались вывешивать плака­ты о приеме переводов на Торгсин614. Но не реклама, а голод под­стегивал рост валютных переводов. Призыв - «Шлите доллары на Торгсин» был не столько строчкой из рекламной листовки, сколько криком о помощи. Благодаря голоду молва о Торгсине за границей распространялась быстро.

В начальный период новых операций получатели переводов име­ли особый статус в Торгсине: они покупали товары в специальных магазинах по более низким ценам, чем остальные клиенты. Их не коснулось, например, повышение цен в Торгсине весной 1932 г. Причину следует искать в том, что Торгсин пока не стал монополис­том в посылочном деле: иностранцы могли сами купить продукты за границей и отправить посылку в СССР через иностранную фирму. Именно из-за этой конкуренции Торгсин в его отношениях с полу­чателями валюты вынужден был придерживаться цен западного рынка, более низких, чем цены на товары в Торгсине. По мере того как Торгсин монополизировал посылочные и переводные операции, привилегии советских получателей переводов сходили на нет615.

Деньги из-за границы поступали в Торгсин разными путями, и сбор валюты сопровождался межведомственной борьбой. Советские валютные монополисты, Госбанк и Внешторгбанк, считали, что Торгсин, не являясь банковским учреждением, должен был стать просто получателем валюты, которая поступала бы исключительно через их банковские каналы. Торгсин же пытался избавиться от по­средничества Внешторгбанка и Госбанка616: без согласования и к их большому неудовольствию он напрямую заключал договоры с аген­тами за границей о приеме переводов на свой счет617.

В начальный период новых операций сеть агентов, принимавших денежные переводы на Торгсин, была пестрой и путаной: Торгсин, Внешторгбанк и Управление иностранных операций Госбанка за­ключали договоры с советскими торгпредствами, заграничными фи­лиалами Совфрахттранспорта618, советскими банками за границей и акционерными обществами с советским участием, а те - договоры с

иностранными банками, пароходными, туристическими фирмами, универмагами и благотворительными обществами о приеме перево­дов на Торгсин. Кроме того, иностранные банки и фирмы имели сеть своих собственных агентов, которые рекламировали деятель­ность Торгсина и принимали денежные переводы на его счет619.

Неконтролируемый и быстрый рост числа агентов привел к тому, что среди партнеров Торгсина оказалось много белоэмигрант­ских фирм, подвизавшихся на денежных переводах в СССР620. Враждебное отношение к советскому строю не мешало им зарабаты­вать за советский счет. Вокруг переводов на Торгсин расцвела спе­куляция. В соседних с СССР Финляндии, Польше, Прибалтике, а также в Париже и Харбине, где осело значительное число эмигран­тов из России, развелись фирмы по доставке валюты в СССР. Эмиг­рантские газеты того времени пестрели объявлениями-обещаниями: «Переводы денег в Россию из расчета действительной стоимости червонца, но разрешенным путем». Откровенные признания в кон­трабанде: «23 франка за червонец - разрешенным путем, 20 франков за червонец - частным способом»621 - соседствовали с предостере­жениями не верить более заманчивым предложениям, «памятуя о том, что отправитель, пользуясь услугами учреждений или лиц, мало ему известных, и сам, не рискуя ничем, может, совершенно этого не желая, доставить неприятности находящимся в России своим близ­ким»^22.

Для преодоления хаоса, царившего в агентурной сети, Правление Торгсина усилило экономический и идейный контроль. Оно реко­мендовало торгпредствам не заключать договоров «с иностранными контрагентами», а если договора было не избежать, не брать на себя длительных обязательств и сохранять за собой право в любой мо­мент его расторгнуть623. Торгпредства по заданию Правления стали собирать информацию не только об экономической состоятельнос­ти, но и о политической благонадежности партнеров, прекращая от­ношения с теми, кто скомпрометировал себя деловой нечистоплот­ностью или антисоветскими настроениями624. Донесение советского торгпредства в Париже дает представление о методах работы Правления и его деловых партнерах в начальный период новых операций:

«В ответ на В/запрос о «Банк Контуар дю Сантр» сообщаем, это белогвардейский банчок, занимающийся различными мелкими спекуляциями... Банк этот имеет 3~4 человека служащих, принадле­жит эмигранту Зильберштейну. Как дополнительную характерис­тику этого «банка», приводим следующий эпизод из его жизни: недав­но группа «клиентов» банка устроила в помещении избиение дирекции (очевидно, за соответствующие «дела»), причем сам

Зилъберштейн получил ножевую рану в шею. Сыну Зилъберштейна принадлежит другой банчок - «Банк Эдюстриель дю Сантр», кото­рый также сейчас занимается собиранием переводов на Торгсин»625.

Одновременно с чисткой агентурной сети шла централизация операций по денежным переводам из-за границы. Зарубежные фи­лиалы Совфрахттранспорта и торгпредства должны были прекра­тить прием денег на Торгсин. Правление Торгсина требовало огра­ничить сеть иностранных агентов наиболее крупными банками, признав, таким образом, приоритет банковских каналов перевода денег и верховенство Госбанка и Внешторгбанка. В целях прекраще­ния «спекуляции вокруг переводных операций», Правление Торгси­на запретило своему УПО вести прямые переговоры с иностранны­ми фирмами (туристическими агентствами, пароходными компаниями и т. п.), которые в начальный период активно реклами­ровали Торгсин за границей и способствовали расширению его кли­ентуры. Торгсин, однако, сохранял право заключать через советские торгпредства договоры с советскими и иностранными банками за границей о приеме переводов на свой счет626. С осени 1934 г. Торг­син стал выплачивать советским контрагентам за границей вознаг­раждение в зависимости от суммы переводов на Торгсин627.

Уполномоченные Торгсина в советских торгпредствах были «связными» между Правлением в Москве и агентами по приему де­нежных переводов за границей628. В США в отсутствие торгпред­ства переводами на Торгсин занимались Амторг629 и Ам-Дерутра630. Сохранившийся в архиве договор Торгсина с Ам-Дерутрой свиде­тельствует, что советские акционерные общества и советские банки, принимавшие денежные переводы на Торгсин за границей, находи­лись в сфере действия советских законов и отношений631. Все спо­ры по договорам решались в Наркомате внешней торговли в Мос­кве. Торгсин осуществлял идейный контроль, утверждая тексты рекламы. В задачи советских партнеров Торгсина за границей вхо­дил экономический шпионаж: так, Ам-Дерутра должна была ин­формировать Торгсин о работе не только своих агентов, американ­ских банков и фирм, связанных с Торгсином, но и конкурирующих с ним. В обязанности Ам-Дерутры входили также сбор информации о конкурентной способности цен Торгсина и «ослабление позиций спекулятивных посредников» путем создания более благоприятных тарифов на «свои» переводы632.

Иностранные партнеры Торгсина, в отличие от советских банков и акционерных обществ, работавших на него за границей, не подчи­нялись советскому диктату и окрику, что оборачивалось для торгси­новского руководства неразрешимыми проблемами. Так, до середи­ны 1934 г. банковская ставка в США составляла 50 центов за

денежный перевод в размере до 5 долл. Попытка представителя Торгсина в США добиться от своих агентов снижения ставки до 40 центов провалилась из-за сопротивления американских банков. Только зависимые советские акционерные общества Ам-Дерутра и «Юнион Туре»633 подчинились, но тут же американские банки по­требовали наказать штрейкбрехеров. В 1934 г., пытаясь стимулиро­вать приток переводов, Торгсин потребовал снизить банковскую ставку до 25 центов за перевод до 15 долл. По словам Гордеева, гла­вы отделения Торгсина при Амторге, американские банки подняли крик. В советской системе приказ высокого чиновника и репрессии решали проблему подчинения, но за границей Торгсин должен был играть по правилам рынка, в полной мере ощутив бессилие перед властью монополий и прибыли. Не имея возможности влиять на по­зицию крупных иностранных банков и фирм, Торгсину оставалось только одно - отказаться от их услуг634.

Через разветвленную сеть агентов и субагентов Торгсин проник не только в крупные центры, но и в отдаленные провинции многих иностранных государств. В 1933 г. в США и Канаде на Торгсин ра­ботали 24, в 1933 - 1934 гг. - 33, а в первой половине 1935 г. - более 40 организаций635. В 1933 г. Амторг вел рекламу Торгсина в 75 горо­дах США636. В 1935 г. представительство Торгсина в США даже ис­пользовало новшество - радиорекламу. По словам того же Гордеева, из-за сопротивления американских банков, которые «поднимали вой о конкуренции», он ограничил круг своих партнеров наиболее крупными компаниями и фирмами, которые сами затем расширяли на периферии сеть своих субагентов по приему переводов на Торг­син. Например, партнер Торгсина в Канаде «Canadian Pacific Express Сотрапу» имел две тысячи своих собственных агентов, ко­торые принимали от населения поручения на переводы денег637. Че­рез субагентов американских партнеров торгеиновское дело проник­ло даже на Кубу и в Мексику638.

Советские граждане разными способами использовали денежные переводы, которые поступали им из-за границы на счет Торгсина639. В случае «нецелевого перевода» денег - люди лично приходили в торгеиновский магазин и покупали товары по своему выбору на причитавшуюся им сумму. По «целевому переводу» клиенты Торг­сина не имели права выбора - их родственники и друзья за грани­цей оплачивали готовые стандартные товарные и продовольствен­ные посылки, которые предлагал прейскурант Торгсина640. Торгсин обязывался доставить посылки по указанному адресу и в срок. Отправкой иногородних посылок по валютным переводам из-за гра­ницы занимался отдел Торгсина в ГУМе641. По терминологии Торг­сина целевые денежные переводы назывались потребительскими.

Они были особенно важны для тех людей, кто жил к городах и по­селках, где не было торгсиновских магазинов. Операции с товарны­ми посылками, таким образом, были тесно связаны с операциями по зарубежным денежным переводам, в структуре Торгсина ими зани­малось одно и то же управление.

Советское государство с первых лет своего существования стара­лось контролировать поток товарных посылок из-за границы, уста­новив государственную монополию внешних посылочных опера­ций. На практике это означало, что человек за рубежом не мог прийти в любое отделение почтовой или транспортной службы и от­править посылку в СССР. Право отправлять посылки в СССР име­ли только те фирмы, которые получили лицензию советского прави­тельства. До появления Торгсина посылками из-за границы, кроме таможни, занимались Совфрахттранспорт и Совторгфлот: первый ведал выдачей лицензий-разрешений иностранным фирмам, второй -обеспечивал перевозки642. 20 сентября 1931 г., через два дня после разрешения принимать валютные переводы из-за границы, Торгсин принял от Совфрахттранспорта и посылочные операции643.

Посылки из-за границы представляли одну из важных статей ва­лютных доходов государства, которые складывались из таможенных пошлин, почтовых сборов и комиссионных отчислений иностран­ных агентов от стоимости товаров в посылках644. Таможенные по­шлины среди этих начислений представляли наиболее весомую сум­му. Они были столь высоки, что государство пыталось их не афишировать. В декабре 1931 г. директор Управления по посылоч­ным операциям Берлинский писал Франсфрахту (отделение Сов-фрахттранса) в Париж: «Немедленно изъять из употребления и унич­тожить штамп с обозначением "Взимание пошлины в инвалюте"... Взимание пошлины в инвалюте ни в коем случае не должно быть рас­шифровано перед кем бы то ни было и таковую пошлину надлежит взыскивать в виде дополнительного процентного начисления на каж­дый отдельный товар»645. Пошлины взимались с иностранного от­правителя посылки в виде обезличенной части ее стоимости, скры­ваясь под рубрикой «комиссия». Но этот «секрет» за границей быстро разгадали. Из-за высоких таможенных пошлин общая, так называемая аккордная, стоимость посылок в несколько раз превы­шала стоимость находившихся в них товаров646. Посылка из Риги женских туфель и двух пар шерстяных чулок, общей стоимостью 53 руб. 75 коп., стоила отправителю 112 руб. 30 коп., а посылка с плюшевым медвежонком и парой детских ботинок, стоимостью 65 руб. 60 коп., после начисления пошлин и прочих расходов - 134 руб. 50 коп (месячная зарплата многих рабочих в начале 1930-х гг.)647.

Советское государство регламентировало количество посылок из-за рубежа и нормы «вложения». Основные продукты питания и товары первой жизненной необходимости относились к лицензион­ным товарам и находились под особым контролем. Без лицензий разрешалось посылать только товары второстепенной важности и «излишества». Наркомвнешторг совместно с Наркомфином и Нар­коматом почт и телеграфов определял их список648. Однако в связи с валютным и продовольственным кризисом в 1931 г. правительство приняло ряд мер, которые облегчили для советских граждан получе­ние из-за границы товаров личного потребления, особенно продо­вольствия. Нормирование продуктов, которые поступали советским людям в посылках из-за границы, было отменено649. Изменены были и правила уплаты таможенных пошлин: до осени 1931 г. по­шлину уплачивал получатель в СССР, теперь ее должен был пла­тить иностранный отправитель. Это было выгодно не только совет­скому человеку, но и государству, которое теперь получало пошлины не в рублях, а в столь нужной для индустриализации иностранной валюте650. Кроме того, Совнарком установил на «по­требительские» посылки ставки таможенных пошлин ниже, чем на товарные, которые приходили по заказам организаций. Сравнитель­но низкими (35% от цены посылки) были ставки таможенных по­шлин на муку, рис, крупу651. Наркомвнешторг также просил Тамо­женное управление дать добро на зарубежные посылки с ношеными вещами, которые ранее не разрешалось посылать в СССР652. Об этом просили иностранцы, соглашаясь платить за них пошлины как за новые вещи: в условиях экономической депрессии и безработицы на Западе эмигрантам было легче поделиться старыми вещами, чем покупать новые653.

По словам современника, белоэмигрантские газеты Нью-Йорка, Парижа, Берлина, Риги, Харбина и Шанхая пестрели объявлениями «предприимчивых спекулянтов» об отправке продовольственных посылок в СССР654. Принимая заказы по высоким ценам Парижа, фирмы закупали продукты и отправляли посылки из Риги или Бер­лина, выгадывая на разнице товарных цен и почтовых расходов. На­вар, по мнению советского руководства, мог составлять до четверти стоимости посылок655. Появление Торгсина представляло угрозу посылочному бизнесу белоэмигрантских фирм. Иностранцы могли теперь перевести деньги на Торгсин, предоставив своим близким в СССР самим выбрать продукты и товары в его магазинах. Количес­тво частных посылок из-за границы с появлением Торгсина упало. По словам директора Управления посылочных операций Торгсина, белоэмигранты ответили агитацией против Торгсина, якобы завы­шая его цены против установленных в торгсиновских прейскуран­

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   48

Похожие:

Российской Федерации Государственный архив Российской Федерации Фонд Первого Президента России Б. Н. Ельцина iconРоссийской Федерации Государственный архив Российской Федерации Фонд Первого Президента России Б. Н. Ельцина
Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал»
Российской Федерации Государственный архив Российской Федерации Фонд Первого Президента России Б. Н. Ельцина iconРоссии Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина»
Уральском федеральном университете имени первого Президента России Б. Н. Ельцина (г. Екатеринбург) состоится II всероссийская молодежная...
Российской Федерации Государственный архив Российской Федерации Фонд Первого Президента России Б. Н. Ельцина iconРоссии Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина»
Уральском федеральном университете имени первого Президента России Б. Н. Ельцина (г. Екатеринбург) состоится II всероссийская молодежная...
Российской Федерации Государственный архив Российской Федерации Фонд Первого Президента России Б. Н. Ельцина iconПрезидента российской федерации
Признать утратившим силу Указ Президента Российской Федерации от 2 ноября 1993 г. N 1833 "Об Основных положениях военной доктрины...
Российской Федерации Государственный архив Российской Федерации Фонд Первого Президента России Б. Н. Ельцина iconРаспоряжение Минимущества РФ и Управления делами Президента РФ
Управление делами Президента Российской Федерации Указом Президента Российской Федерации от 7 августа 2000 г. N 1444 и постановлением...
Российской Федерации Государственный архив Российской Федерации Фонд Первого Президента России Б. Н. Ельцина iconУчебная программа
Уральский государственный технический университет – упи имени первого президента россии б. Н. Ельцина
Российской Федерации Государственный архив Российской Федерации Фонд Первого Президента России Б. Н. Ельцина iconУказ президента российской федерации о концепции национальной безопасности
Российской Федерации, утвержденную Указом Президента Российской Федерации от 17 декабря 1997 г. N 1300 "Об утверждении Концепции...
Российской Федерации Государственный архив Российской Федерации Фонд Первого Президента России Б. Н. Ельцина iconВ целях реализации задач, поставленных в Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации, реализации Стратегии
Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации, реализации Стратегии государственной антинаркотической...
Российской Федерации Государственный архив Российской Федерации Фонд Первого Президента России Б. Н. Ельцина iconМетодические указания по дисциплине «Информатика»
Уральский государственный технический университет – упи имени первого Президента России Б. Н. Ельцина
Российской Федерации Государственный архив Российской Федерации Фонд Первого Президента России Б. Н. Ельцина iconУчреждение осуществляет свою деятельность в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами, федеральными законами
Президента Российской Федерации, постановлениями и распоряжениями Правительства Российской Федерации, приказами и распоряжениями...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница