Общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская




НазваниеОбщества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская
страница14/25
Дата10.09.2012
Размер3.5 Mb.
ТипРеферат
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   25
210

211


по: Ad.E. Jensen, Beschneidung ..., S. 122-123. Столь же жестоки посвятительные обряды «хавиналал», военного танца Квакиютль, см.: Boas, The Secret Societies ..., p. 496, f.

  1. Webster, op. cit., chapter VI-VII.

  2. Robert Eisler, Man into Wolf. London, 1951, p. 151, f.; Briger Lindskog, African Leopard Men. Uppsala, 1954.

45. Josef Haekel, Zur Problematik des heiligen Pfahles bei den Indianern Brasiliens. //Anais do XXXI Congress International e Americanistas, San Paolo, 1955, p. 229-243//, S. 229-230.

  1. Josef. Haekel, op. cit., S. 230-231.

  2. A. Métraux, A Myth of the Chamacoco Indians ..., p. 114, 117.

  3. Яруро: V. Petrullo, The Yaruros of the Capanavaro River, Venezuela. //Bureau of American Ethnology, bulletin 123, p. 167-289, Washington, 1939//, p. 249, f.; Haekel, op. cit., S. 233. Арауканы: John Cooper, The Araucanians. // Handbook of South American Indians, vol. II, Washington, 1946//, p. 742, f.; M. Eliade, Le Chamanisme ..., p. 122, f.; p. 293, f.; Haekel, op. cit., S. 234.

  4. J. Haekel, op. cit., S. 239-240.

  5. J. Haekel, op. cit., S. 235-236.

  6. A.W. Bowers, Mandan Social and Ceremonial Organization. Chicago, 1950, p. 115, f; Josef Haekel, Zum ethnologi­schen Aussagewert von Kulturparallelen. //Wiener Völkerkundliche Mitteilungen, IV, Wien, 1955, S. 176-190//, S. 179-180.

  7. J. Haekel, Zum Problematik des heiligen Pfahles, S. 237.

  8. Edwin Loeb, Pomo Folksways. //University of California Publications in American Archaeology and Ethnology, XIX, Berkley, 1926, p. 149-404//, p. 372-374; Idem, The Eastern Kuksu Cult. //University of California Publications in American Archaeology and Ethnology, XXXIII, 1933//, p. 172, f., 181; J. Haekel, Zum Problematik ..., S. 238.

  1. Cf. //Le Symbolisme cosmique des monuments religieux. Rome, 1957//, p. 57-82.

  2. Cf. G. Tessmann, Die Pangwe. Berlin, 1913, II, S. 39.

  3. Robert Hamil Nassau. Fetishism in West Africa. London, 1904, p. 260, f.

  4. T.J. Aldridge, The Sherbro and its Hinterland. London, 1901, p. 137, 142.




  1. T.J. Aldridge, op. cit., p. 137

  2. R.H. Nassau, op. cit., p. 249, 254.

  3. T.J. Aldridge, op. cit., p. 141.

  4. R.H. Nassau, op. cit., p. 252

  5. R.H. Nassau, op. cit., p. 255-257; M. Eliade, Mythes, rêves et mystères, p. 289-290.

  6. M. Eliade, Mythes, rêves et mystères, p. 286-287, по: Uno Harva, Die religiösen Vorstellung der Mordwinen. Helsinki,
    1952, S. 386, f.

  7. Oskar Loorits, Das sogenannte Weiberfest bei den Russen und Setukesen. //Comm. Archivi traditionum popularium Estoniae, XIV, Tartu, 1940//; Idem, Die Grundzüge des estnischen Volksglauben. Lund, 1949, Bd. II, S. 96, f.




  1. Bronislav Malinowski, The Sexual Life of the Savages. London, 1929, p. 273-275, 422-423.

  2. R. Bleichsteiner, Masken und Festnachtbräuche bei den Völker des Kaukasus. //Oesterreichische Zeitschrift für Volkskunde, N.S., VI, 1952, S. 3-76//, S. 64, f.

  3. Evel Gasparini, La civilta matriarcale degli Slavi. Venice, 1956, p. 82.




  1. O. Loorits, Das sogenannte Weiberfest..., S. 45-46.

  2. Evel Gasparini, op. cit., p. 80

213


Глава V

ПОСВЯЩЕНИЕ ВОИНОВ И ШАМАНОВ

Берсерки

Вот как представлено воинство Одина в из­вестном отрывке из «Инглингасаги» (гл. VI): «Они шли без лат, дикие, как собаки или вол­ки. Они впивались зубами в свои щиты и были сильны, как медведи и быки. Они убивали лю­дей, и все, даже железо и сталь, были бессиль­ны перед ними. Это называлось — ярость бер­серков»1. В этой мифологической картине мы узнаем описание реально существовавших «мужских обществ» — пресловутых «мужских союзов» (Männerbünde) древней германской ци­вилизации. Берсерки в литературе — это «вои­ны, одетые (serkr) в медвежьи шкуры»2. Они магически отождествляли себя с этими живот­ными. Впрочем, иногда они могли и превра­титься в волков или медведей.

Берсерком можно было стать после посвя­щения, включающего специфические для вои­нов испытания. Так, например, как рассказы­вает Тацит3, у Хаттов соискатель не стриг ни волос, ни бороды, пока не убивал врага. У Тай­фалов молодой человек должен был убить веп­ря или медведя, а у Герулов он боролся с этими зверями без оружия4. Пройдя подобные испы­тания, он превращался в неустрашимого вои­на, который вел себя, как зверь на охоте. Он ста­новился сверхчеловеком, ибо ему удалось при­обрести магическую и религиозную силу, часть которой он получал от хищника.

Вёпьсунгасага сохранила для нас воспоми­нания о некоторых типовых испытаниях в об­ряде посвящения берсерка. Король Сигейр пре­дательски захватил в плен девятерых своих шуринов — Вёльсунгов. Он связал их и отдал на съедение волку. Однако одного из них, Зиг­мунда, спасла его сестра Синьи. Спрятанный в хижине в гуще леса и вылеченный заботами Синьи, Зигмунд ждет часа мести. Когда два старших сына Синьи достигают десятилетнего возраста, она отсылает их к своему брату, что­бы он подверг их испытанию. Зигмунд обна­руживает, что они трусы, и, следуя его совету, Синьи их убивает. От инцеста брата и сестры рождается еще один мальчик — Зинфьётли. В десять лет мать подвергает его первому испы­танию: она шьет ему рубаху прямо на теле, прошивая кожу. Сыновья Сигейра при этом выли от боли, но Зинфьётли абсолютно бес­страстен. Тогда мать срывает с него рубаху вме-

214

215


сте с кожей и спрашивает, не больно ли ему. Мальчик отвечает, что Вёльсунг не станет бес­покоиться из-за такой малости. Затем она по­сылает его в хижину Сигейра; он приказывает мальчику приготовить хлеб из мешка муки, в котором находится гадюка. Вернувшись вече­ром, Зигмунд находит готовый хлеб и спраши­вает, не нашел ли мальчик что-нибудь в меш­ке? Мальчик отвечает, что он что-то заметил, но не обратил на это внимания и замесил все вместе.

После такого испытания храбрости Зиг­мунд берет мальчика с собой в лес. Однажды, возвращаясь с охоты, они находят на стене сво­ей хижины две висящие волчьи шкуры. Два королевских сына после смерти были превра­щены в волков и могли освободиться от своих шкур только на десять дней. Зигмунд и Зин­фьётли одевают волчьи шкуры, но снять их не могут. Они идут в разные стороны, договорив­шись, что каждый обратится к другому за по­мощью только в том случае, если на него напа­дут сразу более семи человек. Однажды Зинфь­ётли был призван на помощь и убил всех, кто напал на Зигмунда. В другой раз напали на Зинфьётли, но он сам убил всех врагов, не об­ратившись к Зигмунду за помощью. Тогда Зиг­мунд бросился на него и перегрыз ему горло, но некоторое время спустя вылечил его. Они добрались до своей хижины и решили ждать, пока им не удастся освободиться от волчьих шкур. Этот эпизод завершает посвящение Зин­фьётли, который теперь может отомстить за смерть родных5.

Присутствующие здесь темы посвящения очевидны: испытание храбрости, стойкость пе­ред физическими страданиями и, наконец, ма­гическое превращение в волка. Превращение в волка, то есть ритуальное переодевание в вол­чью шкуру, составляло главный элемент по­священия в «мужской союз». Одев шкуру вол­ка, человек перенимает волчьи повадки, иначе говоря, становится диким воином, не­победимым и неуязвимым. «Волк» — таково было прозвище членов индоевропейских во­инских братств. Сценарии героических посвя­щений можно обнаружить и в других Сагах. Так, например, в Саге о Греттире Сильном ге­рой спускается в могильный курган, где нахо­дится драгоценное сокровище, и поочередно борется с призраками, двенадцатью берсерка­ми и медведем6. В Саге о Хролфре Краки Бёд­хвар убивает крылатое чудовище и посвяща­ет своего молодого друга Хеттри, дав ему съесть кусок сердца чудовища7.

К сожалению, мы не можем подробно ос­танавливаться на вопросах социологии, мифо­логии и обрядов германских «мужских со-

216

217


юзов», блестяще исследованных Лили Вайзер, Отто Хёфлером и Жоржем Дюмезилем8, ни на других особенностях индоевропейских «муж­ских обществ», таких, например, как индои­ранские «мериа», которые явились предметом серьезных трудов Стига Викандера и Гео Ви­денгрена9. Скажем только, что поведение ин­доевропейских воинских союзов во многом схоже с «мужскими союзами» первобытных об­ществ. Как у тех, так и у других, члены братств терроризируют женщин и непосвященных и демонстрируют свое «право на грабеж»—обы­чай, который еще встречается, хотя и в более слабой форме, в народных традициях Европы и Кавказа10. Грабеж, особенно угон скота, упо­добляет членов братства хищникам. В герман­ском братстве Вютенде Неер или в сходных ри­туальных организациях лай собак (= волков) является частью неописуемого шума, в кото­ром смешаны самые несовместимые звуки. Эти шумы играют важную ритуальную роль: они готовят буйное исступление (экстаз) членов «мужского союза»11. Мы видим, что в первобыт­ных культах шум трещоток рассматривался как голос Сверхъестественных Существ. Это был знак их присутствия среди посвященных. В германских и японских братствах странные шумы, как и маски, означали присутствие Предков, возвращение душ умерших. Испытание состояло во встрече посвящаемых с мерт­выми, которые перед зимним солнцестояни­ем возвращаются на землю. Именно зимой по­священные могут превращаться в волков. Ина­че говоря, зима — время года, когда члены «мужского союза» способны отойти от своего обыденного состояния и приблизиться к сверх­человеческому, общаясь с Предками и приоб­ретая их магию.

Впрочем, превращение в хищника не было прерогативой воинов: мы встречаемся с ним в тайных африканских обществах, которых на­зывали «Леопард». Феномен ликантропии зас­видетельствован во всем мире. Кроме того, ри­туальная имитация поведения хищников встречается в некоторых социо-религиозных контекстах, не имеющих ничего общего с во­инскими братствами, и даже в женских объе­динениях.

Что касается африканских обществ «Лео­пардов», то в них, как во многих формах риту­альной ликантропии, речь идет о феномене, связанном с магией большой охоты, — имита­ция хищного животного, по преимуществу, охотника. Тюрко-монголы Центральной Азии считали поведение хищника образцом, по ко­торому они вырабатывали свою военную стра­тегию. Мифический предок Чингиз-хана был серым волком, и великий завоеватель макси-

218

219


мально использовал способ нападения волчь­ей стаи. Аналогичную мифическую тему мож­но обнаружить в необычных именах и генеа­логиях различных индоевропейских и азиатс­ких народов. Такие племенные имена, как Лувены, Гирпины, Дахи, Гирканцы и др., озна­чают, что эти народности произошли от Героя-Волка и могут вести себя как волки — свире­пые воины, дикие звери. Все это скорее отно­сится к мифологии войны, и различные имена «народов-волков», быть может, говорят о воен­ном клане или группе воинов, завоевавших не­когда территорию и ассимилировавшихся с ее коренными жителями, дав тем самым всему народу свое имя воина-хищника.

Но нас более всего интересует возможность определить структуру посвящения, благодаря которому молодой человек становится воином — хищным животным. Воинское испытание — это почти всегда личный бой, который ведется таким образом, чтобы вызвать у неофита «буй­ство берсерка». Потому что одной храбрости здесь мало. Берсерком же становятся не только благодаря храбрости, физической силе или упорству, для этого надо выдержать магически-религиозное испытание, которое радикально меняет поведение воина. Он должен преобра­зить свою человеческую сущность, продемонст­рировав агрессивное и устрашающее исступление, которое отождествляет его с разъяренны­ми дикими животными. Он «разогревается» до наивысшей степени, его захватывает таинствен­ная сила, нечеловеческая и неодолимая, так что боевой порыв исходит из самой глубины его существа. Древние германцы называли эту силу «Вут» — термин, который Адам Бременский переводил как «ярость» (furor). Это своего рода демоническое безумие, которое повергает в ужас и парализует противника12. Ирландский ferg («гнев»), гомеровский «менос» — почти точ­ные эквиваленты того же устрашающего сак­рального состояния, характерного для героичес­ких поединков13. Ж. Вендрие14 и Мария-Луиза Сьёстедт15 показали, что некоторые определения «героя» на древне-ирландском языке соотноси­мы со словами «пыл, возбуждение, напряжение». Как пишет М.-Л. Сьёстедт, «герой яростен, одер­жим собственной бурной и обжигающей энер­гией»16. Во многих своих работах, особенно в «Го­раций и Куриации» Жорж Дюмезиль блестяще интерпретирует все эти выражения героическо­го пыла, доказывая их связь с испытаниями во­инского посвящения.

Посвящение Кухулина

Сага о юном герое Кухулине великолепно иллюстрирует неожиданное возникновение «бурной и обжигающей энергии». Старо-ирлан-

220

221


дский текст «Tain Во Cuâlnge» («Книга бурой ко­ровы») рассказывает, что Кухулин, племянник короля Ульстера Конхобара, однажды услышал, как его учитель друид Катбад говорил: «Если маленький мальчик возьмет сейчас в руки ору­жие, он станет блистательным и знаменитым, но проживет короткую жизнь и скоро умрет». Ку­хулин, услыхав это, попросил у своего дяди ору­жие и повозку и направился к замку Нешта, злей­шего врага королевства Улъстер, чтобы сразить­ся с тремя королевскими сыновьями, которые считались непобедимыми героями. И малень­кий мальчик разбил их войско, а самих обезгла­вил. Колдунья предупредила короля, что этот подвиг настолько вдохновил Кухулина, что юный герой может перебить всех его воинов. Тогда король решил отправить к Кухулину мно­жество голых женщин. И далее в тексте: «Толпа молодых женщин вышла ему навстречу и пока­зала ему свою наготу. Но он спрятал лицо, от­вернувшись к стенке повозки, чтобы не видеть наготы женщин и их стыда. Но его вынудили выйти из повозки. Гнев его был столь велик, что принесли три чана холодной воды, чтобы успо­коить его. Его поместили в первый чан, но вода нагрелась в нем так сильно, что чан разлетелся, как ореховая скорлупа. Во втором чане, когда он вошел в него, вода начала так кипеть, что на ее поверхности появились пузыри величиною с кулак. В третьем чане вода достигла такой теп­лоты, какую выносят не все. И только после это­го гнев (ferg) маленького мальчика остыл и его одели в его одежду»17.

Романтизированная сага о Кухулине пред­ставляет великолепное свидетельство индоев­ропейских воинских посвящений. Как показал Дюмезиль, в битве с тремя сыновьями Нешта разворачивается древний индоевропейский сценарий воинского посвящения: борьба с тре­мя противниками или с трехголовым чудови­щем18. Но нас больше интересует «гнев» (ferg) Кухулина, его «ярость берсерка». Дюмезиль19 уже провел параллель между обрядовым «ис­ступлением» Кухулина, его последующим «приручением» (охлаждением) женской наго­той и холодной водой и некоторыми момента­ми посвящения каннибалов Квакиютль. Дей­ствительно, мы помним, что исступленная ярость юного посвященного Квакиютль смяг­чалась благодаря женщине, танцующей с тру­пом на руках, и особенно погружением его с головой в соленую воду. Как исступление кан­нибала, так и «гнев» молодого воина, который проявляется в форме чрезвычайно сильного внешнего «жара», являются магически-религи­озным испытанием; в нем нет ничего обыден­ного, естественного; это синдром сакральной одержимости.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   25

Похожие:

Общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская iconТайные общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская
Тайные общества. Обряды инициации и посвя­щения / Пер с фр. Г. А. Гельфанд; Науч ред. А. Б. Никитин. — М.—СПб.: «Университетская...
Общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская iconТайные общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская
Тайные общества. Обряды инициации и посвя­щения / Пер с фр. Г. А. Гельфанд; Науч ред. А. Б. Никитин. — М.—СПб.: «Университетская...
Общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская iconОбряды, связанные с достижение мполовой зрелости и племенные посвящения в первобытных религиях 23
Тайные общества. Обряды инициации и посвя­щения / Пер с фр. Г. А. Гельфанд; Науч ред. А. Б. Никитин. — М.—СПб.: «Университетская...
Общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская iconАнглийский термин Описание Русский термин
Критерии приемки должны быть определены как часть краткого изложения проекта и согласованы между клиентом и поставщиком не позже...
Общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская iconСценарий конкурсно-развлекательной игры "Магистр школьных наук" Праздник посвящения в «Наследники»
В период происходящих изменений в настоящее время в нашем обществе утверждаются качественно новые моральные идеалы и общечеловеческие...
Общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская icon«Праздники, обряды, ритуалы в жизни русского человека»
Цель урока: помочь учащимся осмыслить праздники, традиции, различные обряды как средство выражения русского национального характера,...
Общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская iconК лассный час «Православные обряды и праздники»
Хэллуин, день святого Валентина, день Матери, День Города за всем этим многообразием теряется исконно русская культура, наши, православные...
Общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская iconКнига 2006» ул. Большая Никитская, 5/7, офис 214 Журнал «Университетская книга» Тел./Факс: (495)
Оргкомитет III общероссийского конкурса учебных изданий для высших учебных заведений «Университетская книга — 2006» (далее — Конкурс)...
Общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская iconNº 3 Levi, Giovanni Le pouvoir au village. Histoire d’un exorciste dans le Piémont du xviie. Siècle. L’Histoire au ras du col Éditions Gallimard, 1985. C 1 y c 2 Nº 4

Общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская iconЮ. В. Мамкаев Зоологический институт ран, 199034 Санкт-Петербург, Университетская наб e-mail
Зоологический институт ран, 199034 Санкт-Петербург, Университетская наб e-mail
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница