Общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская




НазваниеОбщества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская
страница11/25
Дата10.09.2012
Размер3.5 Mb.
ТипРеферат
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   25
(хелига) хватает его за голову и тащит к соленой воде. Они оба находятся в воде по пояс, когда «Врачеватель» четырежды погру­жает неофита в воду. Каждый раз неофит вы­совывается из воды с каннибальским воплем: «Хап! Хап!» Затем он возвращается домой и больше не показывает никаких признаков эк-

174

175


зальтации. Он пьет соленую воду, чтобы его вырвало. После приступа бешенства наступает полное равнодушие, и в последующие ночи он присутствует на обрядовых танцах, молчали­вый и подавленный28. Как все обряды посвяще­ния, посвящение в Общество Каннибалов име­ет целью создать новую личность: неофит вы­нужден найти свой «образ жизни» после того, как он общался с сакральными силами, вопло­щая Бога. Поведение каннибалов Квакиютль во время посвящения особенно интересно для ис­торика религий: проявление личности неофи­та, его «безумие» и «приручение» Врачевателем — все это напоминает религиозные феномены, засвидетельствованные в различных культурах, исторически никак не связанных между собой. Разрушение личности и одержимость — это общие признаки, присущие многим североаме­риканским обрядам посвящения; но когда рас­пад личности и одержимость приобретают ис­ключительную силу, они рассматриваются как признаки шаманского призвания. Поэтому мы оставляем до следующей главы анализ религи­озного значения «безумия» и вообще болезней, связанных с обрядами посвящения.

Но каннибал Квакиютль имеет особые чер­ты: например, смертоносная ярость, поведение дикого зверя, «возбуждение», которое Врачева­тель охлаждает «купанием». Каждая из них показывает, что обычные человеческие возможно­сти неофита превзойдены, что сакральная сила разрушила его мирское существование. Анало­гичное поведение встречается и в других куль­турах, когда неофит, победно пройдя испыта­ния посвящения, переступает пределы обыч­ной земной жизни и обретает высшую форму существования. Скандинавский берсерк «воз­буждается» в битве, входящей в обряд посвя­щения. В исступлении {вут) он ведет себя как бешеный зверь, как шаман; неодолимый, он сеет вокруг себя ужас. Когда человек ведет себя, как дикое животное — волк, медведь или лео­пард, — это знак того, что в нем воплотилась высшая религиозная сила, что в определенном смысле он стал Богом. Не следует забывать, что на примитивном религиозном уровне зверь-охотник представляет высшую ступень суще­ствования. Как мы увидим в следующей главе, жар, разгоряченность тела выражают приобре­тение героем сакральной силы; чрезмерный жар — характерный признак колдунов, шама­нов, воинов, мистиков. Каким бы ни был куль­турный контекст, в котором проявляется синд­ром «магического исступления, жара», — он всегда означает, что условия обычной челове­ческой жизни разрушены, и человек превраща­ется в трансцендентное существо, в сверхчело­века.

176

Тайное общество и мужское братство (Männerbund)

Превращение в сверхчеловека возможно только благодаря приросту магической рели­гиозной силы. Вот почему у аборигенов Север­ной Америки мы находим так много сходства между посвящениями, связанными с достиже­нием половой зрелости и обрядами вступления в тайные общества или шаманские братства. Дело в том, что цель каждого из них — овладе­ние сакральной силой, которое подтверждает­ся приобретением одного или нескольких Ду­хов-покровителей, колдовством или странным поведением — вроде каннибализма. Каждый раз при посвящении разыгрывается одна и та же мистерия смерти с последующим воскресе­нием в качестве существа высшего порядка. В Северной Америке особенно заметно влияние шаманства на сценарии других посвящений, потому что шаман прежде всего—человек, ода­ренный чрезвычайными возможностями, в из­вестном смысле — образец религиозного чело­века. Колдун, шаман, мистик — специалист в области сакрального, он является образцовым примером для других людей, стимулирует их стремление к усилению своих магических, ре­лигиозных сил и повышению социального пре­стижа путем новых посвящений. Возможно, мы


177

находим здесь объяснение возникновения тай­ных обществ и «мужских союзов» не только в Северной Америке, но и в остальном мире.

Морфология «Тайных мужских союзов» (Männerbünde) чрезвычайно сложна, и мы не можем останавливаться на их структуре и ис­тории29. Что касается их происхождения, то наиболее распространена гипотеза Фробениу­са, принятая историко-культурной школой30. Тайные мужские общества, или «Общества ма­сок», возникли еще в период матриархата; их задача состояла в том, чтобы наводить ужас на женщин, заставляя их верить в то, что маски — это демоны и духи предков, и тем самым осво­бодиться от экономического, социального и религиозного превосходства женщин, установ­ленного матриархатом. Эта гипотеза не кажет­ся нам глубокой. Возможно, «Общества масок» и играли определенную роль в борьбе за мужс­кое превосходство, но трудно поверить, что ре­лигиозный феномен тайного общества мог иметь серьезные последствия для судьбы мат­риархата. Напротив, можно констатировать совершенно четкую связь между обрядами взросления и испытаниями посвящения в тай­ные общества мужчин. Во всей Океании, напри­мер, посвящения мальчиков и посвящения, да­ющие доступ в тайные мужские общества, включают все тот же ритуал символической

178

179


смерти при заглатывании морским чудовищем, за которой следует воскресение: это доказатель­ство того, что все обряды посвящения истори­чески произошли из одного центра31. Сходные феномены встречаются в западной Африке — тайные общества являются производными об­рядов взросления32. И список примеров может быть продолжен33.

Нам представляется, что в феномене тай­ного общества лежит потребность более полно участвовать в сакральной стороне бытия, ощу­щение специфической стороны сакральности, доступной каждому из обоих полов. Вот поче­му посвящения в тайные общества так похожи на обряды взросления — те же испытания, та же символика смерти и воскресения, то же при­косновение к традиционному и тайному зна­нию. Ибо сценарий посвящения представляет собой то, без чего невозможен наиболее полный опыт сакрального. Впрочем, в тайных обще­ствах масок можно заметить некоторые новые элементы. Самые существенные из них: важная роль тайны, жестокость испытаний, преоблада­ние культа Предков (персонифицированных в масках) и отсутствие в этих обрядах Высшего Существа. Мы уже отмечали постепенное уменьшение значения Высшего Существа в ав­стралийских обрядах взросления. Это феномен, общий для тайных обществ: место небесного Высшего Существа заняли Бог-демиург, или мистический Предок, или Герой-просветитель. Но, как мы еще увидим, в некоторых посвяще­ниях в тайные общества по-прежнему придер­живаются старых обрядов и символов; нам ка­жется, что это доказывает исконное религиоз­ное значение Высших Небесных Существ, которых со временем вытеснили другие Боже­ства или полубоги.

Социо-религиозный феномен тайных муж­ских культов и братств был особенно распрос­транен в Меланезии и Африке34. В своей пре­дыдущей работе мы приводили несколько при­меров на африканском материале, особенно посвящение в тайный культ Нгоуа у племен Кута, а также обряды вступления в тайные об­щества Манджа, Банда и Бакхимба35. Напомним основные. У Бакхимба посвящение продолжа­ется от двух до пяти лет, и главный обряд — смерть и воскресение посвящаемого. Последне­го жестоко бичуют, он выпивает наркотический напиток, так называемый «напиток смерти», затем один из стариков хватает его за руку и обводит вокруг себя, и он падает на землю. Тог­да все кричат: «О, имярек мертв!» — и посвя­щаемого вносят в священную выгородку, кото­рая называется «двор воскресения». Там его раздевают, голого кладут в яму, вырытую в фор­ме креста, и оставляют на несколько дней. Пре-

180

181


терпев различные пытки и дав клятву абсолют­но все сохранить в тайне, неофит в конце кон­цов воскресает36.

В Нгоуанское общество Куга имеют право вступать только вожди кланов. Соискателей бьют бичом, натирают листьями жгучих расте­ний и смазывают тело и волосы растительным соком, вызывающим невыносимый зуд. Все эти ритуальные пытки в какой-то мере напомина­ют расчленение при посвящении учеников шамана, о которых мы будем говорить в следу­ющей главе. Другое испытание «состоит в том, что адепта заставляют влезть на дерево высо­той пять-шесть метров и наверху выпить лекар­ство». Когда он возвращается в деревню, жен­щины встречают его плачем: они оплакивают его, как мертвого. У других племен Кута нео­фита сильно избивают, чтобы «убить» его ста­рое имя и получить возможность дать ему дру­гое, новое37.

О происхождении тайных братств Манджа и Банда, которые носят имя Нгакола, неофит узнает из мифа, который ему рассказывают во время посвящения. Некогда в лесу жило чудо­вище по имени Нгакола. у него было черное тело, покрытое длинной шерстью. Оно могло убить человека и тут же воскресить его, но бо­лее совершенным. Чудовище обращалось к людям: «Посылайте мне людей, я их проглочу, а затем верну их вам обновленными». Все сле­довали его совету, но поскольку Нгакола воз­вращал лишь половину тех, кого проглатывал, люди его убили. Этот миф послужил основа­нием обряда, в котором важную роль играет священный плоский камень, вынутый из живо­та Нгакола. Неофита вводят в хижину, которая символизирует тело чудовища. Здесь он слы­шит мрачный голос Нгакола, здесь его подвер­гают пыткам. Ему говорят, что он находится в животе чудовища, которое сейчас начнет его переваривать. Остальные новички в это время хором поют: «Возьми наши внутренности, Нга­кола, возьми нашу печень». Пройдя остальные испытания, неофит слышит, как руководитель посвящения объявляет, что Нгакола, съевший его, возвращает его обратно38.

Миф о Нгаколе напоминает австралийский миф о полубожественном Чудовище, которое было убито людьми за то, что вернуло только часть тех, кого проглотило, и после смерти став­шего центром тайного культа, заключавшего­ся в символической смерти и возрождении. Мы встречаем здесь символику смерти при загла­тывании неофита, попадающего в желудок чу­довища, символику, занимающую столь боль­шое место в обрядах взросления.

Аналогичные сценарии существуют в За­падной Африке. В конце XIX века в Нижнем

182

183


Конго в связи с эпидемией появился обычай основывать общества «ндембо»39. Смерть и вос­кресение неофитов во время посвящения дали повод думать, что и в случае неизлечимых бо­лезней этот обряд может быть действенным. В глубине леса воздвигали частокол, называемый «вела». Вход в него был строго запрещен для непосвященных. Посвящению предшествовал божественный «призыв». Желающие стать чле­нами ндембо неожиданно падали, как мертвые, на людных местах, например, в центре дерев­ни. Их немедленно отправляли в лес и уводи­ли за частокол.

Иногда в один день падало до пятидесяти-ста человек. О них говорили, что они умерли для «ндембо». Неофиты, поселившиеся в хижи­нах за частоколом, считались умершими и на­чавшими разлагаться, так что от каждого тела оставалась только одна кость. Посвященные, называемые нганга (те, кто знают), специально заботились об этих костях. Период изоляции мог длиться от трех месяцев до трех лет, и в те­чение всего этого времени семьи неофитов ежедневно приносили пищу для нганга. Нео­фиты ходили голыми, так как считалось, что в «вела», то есть в другом мире, греха не суще­ствует. (Символика ритуальной наготы на са­мом деле значительно более сложна. С одной стороны, здесь действует представление о рае, о состоянии первозданного блаженства, кото­рое предшествовало появлению социальных форм. Кроме того, сюда присоединяется похо­ронная символика, а также мысль, что заново рожденный неофит должен разделить наготу маленьких детей.) Поскольку в таинстве при­нимали участие представители обоих полов, в «вела» часто происходили оргии, но с точки зрения неофитов, в их поведении не было ни­чего аморального. Оргии составляли часть бы­тия в «другом мире», где не действуют челове­ческие законы.

Когда неофиты, почитаемые «воскресши­ми», целым кортежем возвращались в деревню, они делали вид, что забыли свое прошлое. Они не узнавали ни родителей, ни друзей, не могли вспомнить свой язык, не знали, как пользовать­ся бытовыми вещами. Они позволяли учить себя, как малых детей, и имитировали детскую безответственность: нападали на встречных и воровали все, что попадалось под руку. «Право на воровство»—общая черта африканских тай­ных обществ40 и является частью социально-религиозной идеологии «мужских союзов».

Как рассказывает Бастиан, обрядовый сце­нарий таких тайных братств основан на изна­чальном мифе. «В глубине леса жил Великий Идол, там никто не мог его видеть. Когда он умер, жрецы-идолопоклонники тщательно со-


184

185


брали его кости, чтобы дать им новую жизнь. Они кормили эти кости, пока они не обрели плоть и кровь»41. В обряде неофиты должны были повторить судьбу Великого Идола, покро­вителя братства. Но основная роль в обряде принадлежит жрецам-идолопоклонникам, то есть распорядителям посвящения: это они за­ботливо «кормят» кости неофитов, как когда-то «кормили» кости Великого Идола. В конце церемонии именно они провозглашают возвра­щение неофитов к жизни — пример Великого Идола сделал это возможным.

Превращение тела в скелет, сопровождае­мое рождением новой плоти и крови,— такова специфическая для охотничьей культуры тема посвящения — мы находим ее в посвящении сибирских шаманов. Что касается африканских братств, то этот древний элемент здесь входит в более развитую религиозно-магическую сис­тему, содержащую множество более поздних включений.

Итак, мы видим, что обряды вступления в тайные общества по всем пунктам соответству­ют племенным посвящениям: изоляция, обря­довые пытки и испытания, смерть и воскресе­ние, получение нового имени, открытие тайно­го знания, обучение особому языку и т. д. Заметно, однако, значительное усложнение ис­пытаний. Обрядовая пытка—характерная особенность меланезийских тайных обществ и не­которых североамериканских братств. Так, осо­бой жестокостью славятся испытания, которые должны пройти неофиты Мандан42. Чтобы по­нять значение обрядовой пытки, следует учи­тывать, что страдание имеет ритуальную цен­ность: предполагается, что пытка осуществля­ется Сверхчеловеческими Существами, а ее цель — духовное пробуждение объекта посвя­щения. Кроме того, высшее страдание являет­ся выражением обрядовой смерти. Некоторые тяжелые болезни, особенно психические, рас­сматривались как знак того, что Сверхчелове­ческие Существа выбрали больного для посвя­щения: он должен быть подвергнут пытке, рас­членен на части и «убит», чтобы воскреснуть к более высокому существованию. Как мы в даль­нейшем увидим; «обрядовые болезни» состав­ляют один из самых важных признаков шаман­ского призвания. Пытки кандидатов в тайные общества тождественны ужасным страданиям, символизирующим мистическую смерть буду­щего шамана. В этом и других случаях речь идет о процессе духовного преобразования.

Тайные общества, несомненно, представля­ют чрезвычайно сложный социальный и рели­гиозный феномен. Мы не можем исследовать его во всей полноте, ибо наш интерес ограни­чен анализом фактов, связанных с посвящени-

1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   25

Похожие:

Общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская iconТайные общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская
Тайные общества. Обряды инициации и посвя­щения / Пер с фр. Г. А. Гельфанд; Науч ред. А. Б. Никитин. — М.—СПб.: «Университетская...
Общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская iconТайные общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская
Тайные общества. Обряды инициации и посвя­щения / Пер с фр. Г. А. Гельфанд; Науч ред. А. Б. Никитин. — М.—СПб.: «Университетская...
Общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская iconОбряды, связанные с достижение мполовой зрелости и племенные посвящения в первобытных религиях 23
Тайные общества. Обряды инициации и посвя­щения / Пер с фр. Г. А. Гельфанд; Науч ред. А. Б. Никитин. — М.—СПб.: «Университетская...
Общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская iconАнглийский термин Описание Русский термин
Критерии приемки должны быть определены как часть краткого изложения проекта и согласованы между клиентом и поставщиком не позже...
Общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская iconСценарий конкурсно-развлекательной игры "Магистр школьных наук" Праздник посвящения в «Наследники»
В период происходящих изменений в настоящее время в нашем обществе утверждаются качественно новые моральные идеалы и общечеловеческие...
Общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская icon«Праздники, обряды, ритуалы в жизни русского человека»
Цель урока: помочь учащимся осмыслить праздники, традиции, различные обряды как средство выражения русского национального характера,...
Общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская iconК лассный час «Православные обряды и праздники»
Хэллуин, день святого Валентина, день Матери, День Города за всем этим многообразием теряется исконно русская культура, наши, православные...
Общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская iconКнига 2006» ул. Большая Никитская, 5/7, офис 214 Журнал «Университетская книга» Тел./Факс: (495)
Оргкомитет III общероссийского конкурса учебных изданий для высших учебных заведений «Университетская книга — 2006» (далее — Конкурс)...
Общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская iconNº 3 Levi, Giovanni Le pouvoir au village. Histoire d’un exorciste dans le Piémont du xviie. Siècle. L’Histoire au ras du col Éditions Gallimard, 1985. C 1 y c 2 Nº 4

Общества обряды инициации и посвящения nrf Gallimard Университетская iconЮ. В. Мамкаев Зоологический институт ран, 199034 Санкт-Петербург, Университетская наб e-mail
Зоологический институт ран, 199034 Санкт-Петербург, Университетская наб e-mail
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница