Межкультурная коммуникация и обмен культурными ценностями з. К. Сабитова




Скачать 136.83 Kb.
НазваниеМежкультурная коммуникация и обмен культурными ценностями з. К. Сабитова
Дата06.01.2013
Размер136.83 Kb.
ТипДокументы

Зинаида Какбаевна Сабитова

Казахский национальный университет им. аль-Фрарби

Алматы, Республика Казахстан





МЕЖКУЛЬТУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ И ОБМЕН

КУЛЬТУРНЫМИ ЦЕННОСТЯМИ


З.К. Сабитова


Межкультурная коммуникация, или «межкультурная интеракция» (И.И. Халеева), представляет собой общение языковых личностей, принадлежащих разным лингво-культурным сообществам [3: 51; 20: 609; 21]. Она осуществляется между партнерами по взаимодействию, которые не только принадлежат к разным культурам, но при этом осознают тот факт, что каждый из них является «другим» и каждый воспринимает попеременно «чужеродность» партнера [21].

Общение происходит только при взаимодействии минимум двух собеседников. Всякое взаимодействие людей стремится избежать односторонности, хочет быть двусторонним, диалогичным и «бежит монолога» [23]. Диалог включает двух субъектов (непохожих, уникальных), при этом равноправных (в противном случае возникает антидиалог, конфликт, спор). При этом он предполагает согласие, гармонию, толерантность, взаимопонимание, сближение, единение, баланс, взаимообогащение и под., иначе нет смысла вступать в диалог.

Существует множество дефиниций культуры, не вдаваясь в их анализ, мы определили культуру как совокупность всего созданного человечеством, которое является процессом и результатом изменения, приспособления, вживания в окружающую среду. Культура определяется как совокупность материальных и духовных ценностей, а также изменяющиеся в пространстве и времени способы их создания и присвоения [15: 13]. Принимая такое определение культуры, выражение диалог культур можно определить как равноправный обмен продуктами созидательной деятельности человека, взаимно обогащающий каждую из вступающих в диалог национальных культур.

Какими же культурными ценностями могут обмениваться коммуниканты, принадлежащие разным культурам?

Считается, что при диалоге культур происходит обмен культурными ценностями, иными словами, обмен продуктами духовной и материальной культуры.

Е.Ф. Тарасов выделяет три формы культуры: культурные предметы, деятельностная форма (фиксируемая обычно в виде операций-способов совершения действий, из которых складывается деятельность по изготовлению этих культурных предметов), ментальные, идеальные (визуальные, слуховые, осязательные, вкусовые и др.) образы культурных предметов. Культурные предметы представляют собой «объективированную предметную форму человеческих способностей» [18: 46].

Процесс социализации («окультуривания», аккультурации) человека, превращения его в члены общества (а в нашем случае – процесс постижения иной культуры, вхождения в мир чужой культуры) происходит в результате вступления в контакт с культурными предметами, распредмечивания их, овладения деятельностями, которые «застыли» в форме этих предметов, и «построения» тех человеческих способностей, которые принято транслировать в его обществе [18: 46-48]. Значит, диалог культур может происходить как обмен культурными предметами, деятельностями и образами сознания, которые ассоциируются с конкретными словами. Однако в любом случае и заимствуемый предмет, и новая осваиваемая инокультурная деятельность постигаются при помощи образов предметов и деятельностей своей культуры только потому, что другого способа, как понять новое через старое, не существует [17: 9].

Как отмечалось, национальная культура представляет собой наиболее оптимальный способ вживания в окружающую среду [20: 610-611]. Именно так этнос адаптируется к окружающему миру, так задается система координат, в которой будет действовать в мире представитель той или иной национальной культуры, формируется образ мира, который является «основополагающей компонентой культуры этноса» [11: 221]. Культурный предмет обладает особой значимостью, осмысленностью только в контексте своей культуры, и познать, расшифровать его культурную значимость можно лишь при погружении в культуру.

При знакомстве с другим языком мы входим в мир другой культуры, освоив чужой язык, мы получаем инструмент для получения знаний, хранящихся в чужой культуре [20: 610], мы входим в круг, очерченный языком вокруг другого народа – его носителя [4: 80]. Неслучайно говорят, что мы «в плену у родной культуры и родного языка», так как чужую культуру мы можем познать только через сравнение со своей [20: 609, 614], только потому, что другого способа, как понять новое через старое, не существует [17: 9].

Вхождение, врастание носителей языка в систему собственных культурных ценностей настолько сильно, что обладает «качествами интимности» [16: 4]. При встрече с другими языками и культурами условность указанной интимности, т.е. ее интерпретирующий характер, становится очевидным, именно в данной ситуации начинает действовать тот могучий рычаг понимания другой культуры, который М.М. Бахтин назвал вненаходимостью. Говоря о позиции вненаходимости, М.М. Бахтин пишет: «Мы ловим отражения нашей жизни в сознании других людей. Можно сказать, что другие дарят мне меня как нечто цельное и определенное» [1: 7]. В другой работе, развивая эту идею, М.М. Бахтин пишет: «Мы ставим чужой культуре новые вопросы, каких она сама себе не ставила, мы ищем в ней ответа на эти наши вопросы, и чужая культура отвечает нам, открывая перед нами новые свои стороны, новые смысловые глубины» [2: 508].

Диалог культур обеспечивает взаимопонимание, помогает лучше понять свою собственную культуру, проникнуть в сущность чужой культуры, языка. Настоящие ценности культуры, по мнению Д.С. Лихачева, развиваются только в соприкосновении с другими культурами, «вырастают на богатой культурной почве и учитывают опыт соседей, …чем «несамостоятельнее» любая культура, тем она самостоятельнее» [9: 15].

В межкультурной коммуникации, когда собеседники являются представителями разных языков, культур, наиболее отчетливо проявляется противопоставление своего чужому. При этом партнеры по коммуникации осознают свои различия, иными словами, присутствует взаимное ощущение «чужеродности» партнера. В процессе межкультурной коммуникации участники используют не только «собственную систему кодировки, нормы, установки и формы поведения, принятые в родной культуре, но сталкиваются с иными кодировками, нормами, установками и бытовым поведением». «Культурная чужеродность», инаковость основывается на субъективных ощущениях и формах идентификации [13: 11, 12].

Говорящий, создавая сообщения на своем языке, бессознательно ориентируется на свою систему культурных ценностей, слушающий, воспринимая сообщение, опирается на собственную культуру. Таким образом, в межкультурной коммуникации собеседники, принадлежащие различным лингвокультурам, по-разному декодируют высказывания. В таком случае коммуникативная функция языка, заключающаяся в передаче значения, не достигает своей цели. Для осуществления тем или иным языком его коммуникативной функции в ходе общения представителей различных культур участникам общения необходимо знать и учитывать как систему ценностей носителей этих культур, так и систему ценностей, отражаемую одним языком. Для решения поставленных задач необходимо как осознание собственной культурной принадлежности, так и культурологическое описание лексики того или иного языка, включающее наряду с традиционными компонентами лексического значения и его культурологический компонент.

Для любого носителя языка-культуры свои язык и культура считаются нормой, а чужие – отклонением от нормы, поскольку «общность сознаний коммуникантов не оптимальна, и поэтому нарушается обычно автоматизированный процесс речевого общения» [16: 11]. Знаки своей культуры считываются автоматически, для понимания же чужой культуры необходима постоянная работа сознания [20: 611]. В результате возникает так называемый «культурный шок» или «конфликт культур», «столкновение культур».

Общение между представителями одной лингвокультурной общности заведомо более успешно, поскольку их языковой код совпадает в большей степени. При общении же между собой представителей разных лингвокультур языковой код, избранный коммуникантами для осуществления совместной речевой деятельности, совпадает частично. При этом успешность межкультурного взаимодействия определяется не только общим языковым, но и общим культурным кодом, общностью морально-этических норм поведения.

Известно, что «общение возможно только в имени вещей» [10: 183]. В каждом языке отражается национально специфическое видение мира. Большую роль играет в этом лексика, ибо слово как обозначение предмета, явления фиксирует в себе культурные смыслы, поэтому оно является ценнейшим инструментом познания культуры. Наряду с универсальной частью, в значении слова могут содержаться элементы, отражающие национально специфическое мировидение, которые чужды представителям другой лингвокультуры.

Для определения культуры важным является понятие ценности того или иного предмета для человека, «действующего сообразно оцененным им целям» (Г. Риккерт), и обязательность ее опосредования человеческим сознанием [3: 13]. Ценностный принцип лежит в основе культуры. Ценность любого культурного феномена определяется не им самим по себе, а тем значением, той ценностью, которой он наделяется в том или ином социуме.

Культура как совокупность всего созданного человечеством является процессом и результатом изменения, приспособления, вживания в окружающую среду. «Лицо» народа определяет природа, среди которой он вырастает и совершает свою историю. Вследствие этого культуры различных народов различаются способом вживания в окружающий мир, способом адаптации к среде. Л.Н. Гумилев пишет: «этносы … всегда связаны с природным окружением благодаря активной хозяйственной деятельности. Последняя проявляется в двух направлениях: приспособление себя к ландшафту и ландшафта к себе» [5: 58]. Это и лежит в основе противопоставления культуры и мира природы как «внекультурного пространства» (Ю.М. Лотман).

В лексике любого языка находит отражение род той деятельности, которой издревле занимался народ – носитель этого языка. Ср. ставший хрестоматийным пример: народы, основным источником существования которых является рыбная ловля, имеют в словарном составе своего языка множество названий рыб, в которых детализируются их вид, подвид и т.д., названий орудий и приемов рыбной ловли.

Родной ландшафт в силу универсального психологического восприятия составляет, по мнению Н.И. Сукаленко, неотъемлемую часть интегрального образа реальности [16: 22]. Для русской культуры это образ равнинных просторов, полей, березы, рябины; для украинской – тополя, вербы на водой, полыни; для японской – сакуры; для китайской – сливы мэй и др. Подобное восприятие родных мест – универсальная особенность общечеловеческой психологии, что не мешает ему быть органической частью многих национальных форм обыденного сознания [16: 23].

Этнос, считает Л.Н. Гумилев, «явление географическое, всегда связанное с вмещающим ландшафтом, который кормит адаптированный этнос» [5: 81].

Рассмотрим, как в названиях диких и домашних животных и птиц русского и казахского языков отражаются ментальность народа, особенности восприятия им мира.

В русском языке отмечаются супплетивные названия домашних животных и птиц (корова – бык, баран – овца, петух – курица, утка – селезень) и суффиксальные обозначения диких животных и птиц (тигр – тигрица, заяц – зайчиха, волк – волчица, орел – орлица).

Для человека важным было дифференцировать пол домашнего животного, поскольку для него это были разные особи, хотя и принадлежащие к одному виду, но все же разные, поскольку в хозяйственной жизни человека особи мужского и женского пола несли разную функциональную нагрузку, а значит, обозначались разными словами – супплетивами. Дифференциация же диких животных по полу была несущественной для человека, поскольку они для него не играли «хозяйственной» роли, значит, они были одним и тем же существом (хотя и разного пола), и поэтому обозначались однокоренными словами [19]. Иными словами, выбор наименования животного (супплетивного или суффиксального) предопределяется ценностным отношением к нему в сознании носителей языка-культуры [6: 77].

Свойствами человеческого мышления, культурной ценностью предмета в сознании носителя объясняется возникновение супплетивных форм, их сохранение в языке в течение длительного периода. В основе супплетивизма лежит стремление древнего человека к выделению и индивидуализации предметов, явлений, находящихся к нему ближе всего и жизненно ему необходимых. Ср. «далеких» для русского человека, а значит, не существенных для его хозяйственной жизни, животных типа рысь, росомаха, пантера, носорог, гиппопотам, зубр и др., которые не имеют пары для обозначения их по половому признаку.

Носители языка пытаются «исправить подобные неправильности» языка, восполнить лакуны, создавая суффиксальную пару для обозначения особи женского пола, тем самым подвести пары наименований животных по половому признаку под «единый знаменатель». Ср. не отмеченные в литературном языке образования: разг. бегемотиха, жирафиха, зубриха, ячиха, кабаниха, мамонтиха, сайгачиха, ослиха, мулица [14: 423-425], которые употребляются лишь в ситуации, когда необходимо различать пол животных.

Интересны следующие языковые факты: в русском языке для обозначения некой совокупности животных, птиц используются названия женского пола, напр.: стадо коров (не быков), стадо овец (ср. стадо баранов (идти, стоять) как фразеологизм в значении ‘о тех, кто, не имея собственного мнения, слепо следует за кем-, чем-нибудь’, ‘беспорядочно, гурьбой, бездумно, без рассуждений’), во дворе куры, свиньи (даже если среди них есть петухи, кабаны). Одной из причин использования для обозначения совокупности животных и птиц слов женского рода было, очевидно, то, что наибольшую хозяйственную значимость имели особи женского пола, так как они давали человеку приплод, необходимые продукты (яйца, молоко, масло и т.д.). К тому же для выражения родового понятия (данного вида животного вообще) также использовалось слово женского рода: корова, свинья и др.

В казахском языке нет грамматической категории рода, семантика пола лиц и животных находит выражение не в грамматических формах, как в русском языке, а входит в лексическое значение слов. Поэтому слова, обозначающие пол животных, не являются супплетивными формами одного слова. В казахском языке и домашние, и дикие животные обозначаются разнокорневыми словами, что сигнализирует о «различности» в сознании казаха особей мужского и женского пола [19].

Русской паре верблюдверблюдица в казахском языке соответствуют разные слова: бора, інген. Если для русского человека верблюд и верблюдица хозяйственного значения не имели (поэтому они и обозначены суффиксальной парой), то для быта казахов было чрезвычайно важно различать пол этих животных. Именно восприятие домашних животных мужского и женского пола как неодинаковых животных, имеющих разное предназначение в хозяйстве, имело следствием обозначение их различными лексемами, ср.: казах. айғыр ’жеребец’ – бие ’кобыла’; бүғы ’олень вообще’, сұғын ’олень, самец’, марал ’олениха’ [22]. В этой связи М.М. Копыленко пишет об «остро развитой наблюдательности носителей тюркских языков по отношению к существам, которые сопровождали их постоянно в проявлениях хозйственной деятельности и досуга» [8: 42].

Ср. еще: русскому слову верблюжонок в казахском языке соответствует несколько обозначений верблюжонка разного возраста: тайлақ ‘верблюжонок от одного до двух лет’, бүлдіршін ‘верблюдица-трехлетка’, соқтан ‘верблюд-четырехлетка’, тығыршық ‘верблюдица-четырехлетка’ и др.

Для наименования молодняка лошади в возрасте двух-трех лет использовалось слово құнан, выражающее в пределах указанной возрастной группы принадлежность к определенному полу, ср.: алт. кунан бозу ‘теленок двух-трех лет’; башк. конан ÿгэз ‘бычок двух-трех лет’; казах. құнан бұзау ‘теленок от двух до трех лет’; кырг. кунан öгÿз или кунан бука ‘бычок от двух до трех лет’. От слова құнан с помощью аффикса -жын (монгольского происхождения) образуется форма құнажын, являющаяся наименованием кобылицы или телки, напр.: казах. құнажын ‘матка по третьему году (корова, верблюдица, лошадь)’, узб. ғунаjін; уйг. ғуніjін ‘телка по третьему году’ [22: 98].

Таким образом, природой, окружающей средой определяется духовный мир любой нации, и фундаментом истории народа является история его труда по преобразованию природы, среди которой он живет, поэтому в обозначениях животных находит отражение род той деятельности, которой издревле занимался народ. К тому же приведенные языковые данные свидетельствуют о том, что в познавательной деятельности человека проявляется антропоцентризм языка, прагматизм в восприятии человеком действительности и в отражении этого в языке. Для человека существенной является дифференциация только тех явлений, предметов окружающего мира, которые релевантны для его жизненного обеспечения, и это выражается в языке. Так, в названиях диких и домашних животных и птиц русского и казахского языков нашли отражение образ и способ мышления, мировосприятие народа, носителя языка-культуры – его ментальность.

Рассмотрим историю слова печать, которое сохранило историю заимствования не только культурного предмета, но и связанного с ним культурного действия.

Слово печать в значении ‘то, чем заделывается, скрепляется вещь наглухо’ и его производные пришли также с Востока, где издавна были известны печати из камня и металла, ср.: булг. *peζet, чув. пичет ‘печать’, пичетле ‘запечатать’. В древнерусский язык это слово пришло из старославянского. Оно попало сначала в диалект, который лег в основу старославянского языка, из языка аспаруховых болгар, так как болгарские купцы должны были являться в Византию с грамотами и со своими печатями: если они являлись без печати, то лишались своих товаров в пользу казны [12: 100]. Напр.: Се же имhите въ истину, сътворихъ нынЬ къ вамъ, и написахомъ на харатии сеи. и своими печатьми запечатахомъ (Повесть временных лет); Глет(ь) бо писание: Милостыни мужу акы печя(т)ь… (ни) единъ (же отъ супротивьн)ы(хъ въстанеть н)а тя, ни (ре)четь ти, к(амо) идеши, видяште, (яко цря) небсьнааго печя(ть носи)ши (Изборник Святослава 1076); Ношаху слы печати злат(ы), а гостие серебряны (Ипатьевская летопись); Иди въ црквь, нарицяху Диеву твьрьдь, и разорять ти ся печати двьрьныя, и отвьрьзоша ся (Успенский сборник).

Приобретение заимствованным предметом (печать) ценности в русской лингвокультуре, его важная «роль» в жизни, культуре русского народа привели к тому, что обозначающее его слово «вросло» в русскую языковую систему. И в этом смысле печать, заимствованная русскими у древних болгар, которые в свою очередь заимствовали ее у тюрков, представляет собой культурный предмет как объективированную предметную форму человеческих способностей.

Аналогичную судьбу имеют слова товар, кобыла, бирюк, буран и др., заимствованные в разные периоды развития русского языка.

Таким образом, культура представляет собой ценностно отобранный инвентарь опыта, а язык – то средство, при помощи которого общество выражает свой опыт. Заимствуются культурой и языком те предметы, которые представляют ценность для данной культуры, которые «способны получить» особую значимость в культуре и стать культурным предметом.


Литература


1. Бахтин М.М. Автор и герой в эстетической деятельности. – М.: Искусство, 1979. – 280 с.

2. Бахтин М.М. Тетралогия. – М., 1998.

3. Гудков Д.Б. Теория и практика межкультурной коммуникации. – М.: ИТДГК «Гнозис», 2003. – 288 с.

4. Гумбольдт В. фон. Избранные труды по языкознанию. – М.: Прогресс, 1984. – 397 с.

5. Гумилев Л.Н. Конец и вновь начало. – М.: Рольф, 2000.

6. Карасик В.И., Слышкин Г.Г. Лингвокультурный концепт как единица исследования // Методологические проблемы когнитивной лингвистики / Под ред. И.А. Стернина. – Воронеж: Воронежск. гос.ун-т, 2001. – С.75-80.

8. Копыленко М.М. Основы этнолингвистики. – Алматы, 1997. – 178 с.

9. Лихачев Д.С. Концептосфера русского языка // Русская словесность. – М.: Academia, 1997. – С.12-18.

10. Лосев А.Ф. Философия имени. – М.: Изд-во МГУ, 1990. – 272 с.

11. Лурье С.В. Историческая этнология. – М., 1997.

12. Львов А.С. Старославянское печатьпечатьлЂти // Этимологические исследования по русскому языку. – Вып.II. – М.: Изд-во МГУ, 1962. – С.93-103.

13. Рот Ю., Коптельцева Г. Межкультурная коммуникация. Теория и тренинг. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2006. – 223 с.

14. Русский семантический словарь. Толковый словарь, систематизированный по классам слов и значений / Под общ. ред. Н.Ю. Шведовой. – М.: Азбуковник, 1998. – Т.1. – 807 с.

15. Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. – М.: Языки русской культуры, 1997. – 824 с.

16. Сукаленко Н.И. Отражение обыденного сознания в образной языковой картине мира. – Киев: Наукова думка, 1992. – 164 с.

17. Тарасов Е.Ф. Межкультурное общение – новая парадигма анализа языкового сознания // Этнокультурная специфика языкового сознания. – М., 1996. – С.7-22.

18. Тарасов Е.Ф. Язык как средство трансляции культуры // Язык как средство трансляции культуры. – М.: Наука, 2000. – С.45-53.

19. Тасыбаева Г.М. Семантическая категория пола животных: проблема супплетивности (на материале семантической категории пола животных): Автореф. дис. … канд. филол. наук. – Алматы, 2003. – 26 с.

20. Уфимцева Н.В. Психолингвистика и межкультурная коммуникация // Мир русского слова и русское слово в мире. – Sofia: Heron press, 2007. – С.609-615. – Т.4. Язык, сознание, личность.

21. Халеева И.И. Интеркультура – третье измерение межкультурного взаимодействия? // Актуальные проблемы межкультурной коммуникации. – М., 1999. – С.5-15.

22. Щербак А.М. Названия домашних и диких животных в тюркских языках // Историческое развитие лексики тюркских языков. – М., 1961.

23. Якубинский Л.П. О диалогической речи // Якубинский Л.П. Язык и его функционирование. – М.: Наука, 1986. – С.17-58.




Похожие:

Межкультурная коммуникация и обмен культурными ценностями з. К. Сабитова icon2246. 01;2 программа практик направления 031200. 65 "лингвистика и межкультурная коммуникация"
Лингвистика и межкультурная коммуникация", организуемой в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта...
Межкультурная коммуникация и обмен культурными ценностями з. К. Сабитова iconМежкультурная коммуникация и обучение
Васильева Н. Н. Межкультурная коммуникация // Deutsch (1 сентября). – 2007. №№17,18, 19, 20, 21, 22, 23, 24
Межкультурная коммуникация и обмен культурными ценностями з. К. Сабитова iconПрограмма итоговой государственной аттестации выпускников по направлению 620100 «Лингвистика и межкультурная коммуникация»
«Лингвистика и межкультурная коммуникация» по специальности 031202 «Перевод и переводоведение»
Межкультурная коммуникация и обмен культурными ценностями з. К. Сабитова iconМежкультурная коммуникация как академическая
Межкультурное общение в современном мире. Межкультурная коммуникация как учебная дисциплина. Из истории межкультурной коммуникации....
Межкультурная коммуникация и обмен культурными ценностями з. К. Сабитова iconЛ. В. Куликова Межкультурная коммуникация
К 90 Куликова Л. В. Межкультурная коммуникация: теоретические и прикладные аспекты. На материале русской и немецкой лингво­культур:...
Межкультурная коммуникация и обмен культурными ценностями з. К. Сабитова icon«Якутский государственный университет им. М. К. Аммосова» Утверждено Язык и межкультурная коммуникация
Сборник материалов II всероссийской научно-практической междисциплинарной интернет–конференции «Язык и межкультурная коммуникация:...
Межкультурная коммуникация и обмен культурными ценностями з. К. Сабитова iconЯзык. Культура. Коммуникация. Общие проблемы
Бергельсон М. Б. Межкультурная коммуникация как исследовательская программа: лингвистические методы изучения кросс-культурных взаимодействий...
Межкультурная коммуникация и обмен культурными ценностями з. К. Сабитова iconПрограмма магистерского курса «Лингвокультурология и межкультурная коммуникация»
Программа магистерского курса «Лингвокультурология и межкультурная коммуникация» составлена в соответствии с требованиями Государственного...
Межкультурная коммуникация и обмен культурными ценностями з. К. Сабитова iconКниги
...
Межкультурная коммуникация и обмен культурными ценностями з. К. Сабитова iconМеждународная научно-практическая конференция «Межкультурная коммуникация: вопросы теории и практики»
Организационный комитет конференции приглашает Вас принять участие в работе Международной научно-практической конференции «Межкультурная...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница