Домашний арест и заключение под стражу как меры уголовно-процессуального пресечения: теоретико-правовые аспекты и практика применения




Скачать 374.82 Kb.
НазваниеДомашний арест и заключение под стражу как меры уголовно-процессуального пресечения: теоретико-правовые аспекты и практика применения
страница2/2
Дата09.09.2012
Размер374.82 Kb.
ТипАвтореферат
1   2

Научная новизна работы заключается в избранном соискателем комплексном подходе к исследованию мер пресечения в виде домашнего ареста и заключения под стражу как к структурно-системным элементам средств государственного принуждения в уголовном судопроизводстве. В работе: произведен комплексный анализ нормативного регулирования и практики избрания и применения мер пресечения в виде домашнего ареста и заключения под стражу, контроля и надзора за данной деятельностью; уточнено содержание категории «меры пресечения», установлены их признаки; обоснованы выводы о том, что международные стандарты оказали существенное воздействие на формирование конституционных положений о защите прав и свобод граждан и легли в основу принципов российского уголовного судопроизводства; выявлено влияние принципов уголовного процесса на механизм применения мер пресечения в виде заключения под стражу и домашнего ареста; сформулирован комплекс научно обоснованных авторских предложений, направленных на совершенствование законодательной регламентации и правоприменительной практики в части избрания и применения данных видов мер уголовно-процессуального пресечения, а также их обжалования; разработаны рекомендации, направленные на устранение ошибок органов предварительного расследования и судов в процессе применения мер пресечения в виде заключения под стражу и домашнего ареста; сформулированы предложения, направленные на повышение ответственности защитников и активизацию их деятельности в ходе избрания и применения соответствующими органами мер пресечения к подзащитным при производстве по уголовным делам.

Научная новизна диссертационного исследования нашла отражение в положениях, выносимых на защиту.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Обоснование вывода о том, что, начиная с УУС 1864 г., в отечественном законодательстве меры пресечения были тщательно систематизированы. Такие меры пресечения, как подписка о невыезде, поручительство, залог, заключение под стражу, с незначительным изменением их сущности содержались в российском законодательстве, начиная с УУС 1864 г. до настоящего времени; домашний арест был регламентирован как УУС, так и УПК РСФСР 1923 г.; новым видом мер пресечения является наблюдение командования воинской части. Заключение под стражу содержалось в каждом из исследуемых за определенный период законодательных уголовно-процессуальных актов.

2. Утверждение о том, что признаками мер пресечения выступают: принудительность, превентивность, факультативность, альтернативность, срочность, личный характер, применение их в отношении обвиняемых и только в исключительных случаях – подозреваемых, обусловленность основаниями и обстоятельствами избрания, избрание только уполномоченными органами или лицами, возможность обжалования.

3. Обоснование тезиса о том, что международные стандарты оказали существенное воздействие на формирование конституционных положений о защите прав и свобод граждан и легли в основу принципов российского уголовного судопроизводства. Содержание принципов уголовного процесса предопределяет содержание процедур применения мер пресечения, в том числе порядок избрания, применения, изменения или отмены, а также полномочия субъектов уголовного процесса в данной сфере судопроизводства. Международные правовые акты ориентируют законодателя на расширение перечня мер пресечения, не связанных с ограничением или лишением свободы, а правоприменителя – на выбор из установленных национальным законом мер пресечения, меры, альтернативной заключению под стражу.

4. Вывод о том, что недостаточная законодательная регламентация применения меры пресечения в виде домашнего ареста и контроля за ее исполнением является препятствием к ее избранию. Внесены предложения: о необходимости разработки и принятия закона о домашнем аресте обвиняемых и подозреваемых в совершении преступлений; возложении контроля за исполнением домашнего ареста на специальные подразделения службы судебных приставов; дополнении ст. 107 УПК РФ частью 4, конкретизирующей срок нахождения лица под домашним арестом.

5. Вывод о том, что мера пресечения в виде заключения под стражу учитывает нормы и принципы международного права, гуманистические начала уголовного процесса, основывается на принципе презумпции невиновности, имеет льготный характер в отношении несовершеннолетних, предусматривает принятие мер попечения о детях, об иждивенцах подозреваемого или обвиняемого и меры по обеспечению сохранности его имущества, ряд гарантий для лиц, в отношении которых она применена,
а также реабилитацию лица, незаконно подвергнутого уголовному преследованию.

6. Предложения о внесении дополнений и изменений в уголовно-процессуальные нормы, регламентирующие производство по избранию и применению меры пресечения в виде заключения под стражу: в ч. 1 ст. 108 УПК РФ – о повышении границы наказания в виде лишения свободы, за которое может быть применена мера пресечения в виде заключения под стражу, – свыше трех лет; о неприменении заключения под стражу к лицам, выразившим согласие на рассмотрение уголовного дела в порядке гл. 40 УПК РФ; ч. 4 ст. 108 УПК РФ – о расширении состава субъектов, правомочных участвовать в судебном заседании при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу; ч. 5 ст. 108 УПК РФ – о процедуре заочного избрания меры пресечения в отношении обвиняемого или подозреваемого, объявленного в федеральный розыск; ч. 7.1 ст. 108 УПК РФ – о возможности избрания другой меры пресечения в случае отказа в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу; ч. 11 ст. 108 УПК РФ – о расширении состава субъектов, имеющих право на обжалование судебного решения о мере пресечения; ч. 12 ст. 108 УПК РФ – об обязанности принимать меры попечения о детях, об иждивенцах подозреваемого или обвиняемого и меры по обеспечению сохранности его имущества; ч. 11 ст. 109 УПК РФ – о порядке предоставления материалов в суд в случае продления срока содержания под стражей; ч. 3 ст. 255 УПК РФ – об установлении предельного срока содержания под стражей при производстве по уголовному делу в суде; ч. 3 ст. 410 УПК РФ – о полномочиях надзорной инстанции об избрании меры пресечения в случае отмены обвинительного приговора.

7. Предложения, направленные на минимизацию нарушений, допускаемых при применении меры пресечения в виде заключения под стражу: о целесообразности проведения руководителями судов субъектов постоянного мониторинга случаев неприменения судьями меры пресечения в виде заключения под стражу при наличии явной необходимости в такой мере пресечения с целью установления истинных причин и соответствующего реагирования посредством обсуждения данных вопросов на собраниях судей; в особых случаях – рассмотрение данных вопросов на квалификационных коллегиях судей и принятие в отношении судей, допустивших нарушения, мер дисциплинарного воздействия, а также проведения ежеквартального анализа вынесенных частных постановлений или определений в адрес руководителей органов предварительного расследования по фактам нарушения норм УПК РФ при представлении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в порядке ч. 4 ст. 29 УПК РФ и ответов о принятых мерах соответствующего реагирования.

8. Вывод о том, что отсутствие государственных или муниципальных адвокатур влияет на качество защиты обвиняемых, подозреваемых, подсудимых, интересы которых защищают адвокаты по назначению органа расследования или суда. В связи с этим внесены два предложения:

– о включении в УПК РФ и Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» норм об ответственности председателей коллегий адвокатов, руководителей адвокатских бюро, заведующих юридическими консультациями за неисполнение предписаний закона об обязательном выделении адвоката по требованию органов расследования или суда о необходимости участия защитника в деле, а также адвокатов за нарушение сроков вступления в дело по требованию следственных органов или суда;

– создании государственных или муниципальных адвокатур, финансируемых соответственно из средств бюджета Российской Федерации или муниципального образования. Возмещение расходов, связанных с участием в уголовном деле адвокатов такого адвокатского образования, могло бы быть осуществлено за счет средств лиц, признанных в установленном законом порядке виновными в совершении преступления.

9. Предложения по активизации деятельности защитника в процессе избрания и применения мер пресечения к подзащитному.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что в ней на монографическом уровне предпринята попытка комплексного исследования мер уголовно-процессуального пресечения в виде домашнего ареста и заключения под стражу. Изучение теоретических основ и норм действующего уголовно-процессуального законодательства, практики его реализации, мнений респондентов, трудов процессуалистов – теоретиков и практиков – дали возможность в целях совершенствования теоретических положений изложить ряд предложений, направленных на разрешение актуальных и спорных вопросов, касающихся процесса производства по уголовным делам в части избрания и применения мер пресечения, связанных с ограничением или лишением свободы. Результаты исследования содержат решение задач, имеющих существенное значение для развития науки уголовно-процессуального права.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования обоснованных и сформулированных выводов и рекомендаций по проблемам применения мер пресечения в виде домашнего ареста и заключения под стражу в уголовном судопроизводстве: при совершенствовании уголовно-процессуального законодательства; при подготовке ведомственных нормативных актов; в практической деятельности органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу.

Материалы диссертации имеют научно-познавательную ценность и могут быть использованы в учебном процессе высших и средних учебных заведений юридического профиля, а также в ходе дальнейших научных исследований по темам уголовного процесса.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры уголовно-процессуального права Владимирского юридического института ФСИН России; докладывались на научно-практической конференции «История и современность в контексте реализации уголовной и уголовно-исполнительной политики России» (г. Краснодар, 2008), Всероссийской научно-практической конференции «Общество. Культура. Право» (г. Краснодар, 2008); изложены в опубликованных работах автора; используются в учебном процессе при преподавании курса уголовно-процессуального права во Владимирском юридическом институте ФСИН России.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, объединяющих пять параграфов, заключения, библиографического списка, приложения.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается актуальность темы исследования, раскрываются степень ее научной разработанности, теоретическая и практическая значимость, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, характеризуются его методологическая, теоретическая и эмпирическая основы, обосновывается научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации и внедрении результатов исследования.

Первая глава «Теоретические аспекты регламентации мер уголовно-процессуального пресечения» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Генезис, понятие, признаки и основания избрания мер пресечения» автор проводит системный анализ регламентации мер пресечения в различные исторические периоды: 1864–1917 гг.; 1917–1923 гг.; 1923–1960 гг.; 1960–2002 гг.; 2002 г. – настоящее время.

Сравнение видов мер пресечения, применяемых в различные периоды существования отечественного уголовного процесса, дает основания утверждать, что такие меры пресечения, как подписка о невыезде, поручительство, залог, с незначительным изменением содержались в российском законодательстве, начиная с УУС 1864 г. до настоящего времени; домашний арест был регламентирован как УУС, так и УПК РСФСР 1923 г., и поэтому норма ст. 107 УПК РФ, устанавливающая правила применения домашнего ареста, не является новой в современном законодательстве; к новому виду мер пресечения в УПК РФ следует отнести такую меру, как наблюдение командования воинской части. Заключение под стражу содержалось в каждом из исследуемых за определенный период законодательных уголовно-процессуальных актов.

Основной целью применения мер пресечения является предотвращение воспрепятствования производству по уголовному делу со стороны обвиняемого или подозреваемого. Автор отмечает, что признаками мер пресечения выступают: принудительность, превентивность, факультативность, альтернативность, срочность, личный характер. Кроме того, к признакам следует отнести также применение их в отношении обвиняемых и только в исключительных случаях – подозреваемых, обусловленность основаниями и обстоятельствами избрания, избрание только уполномоченными органами или лицами, наличие права обжалования их избрания и применения.

В целях разъяснения исключительности случаев применения мер пресечения в отношении подозреваемых предлагается следующая редакция ч. 1 ст. 100 УПК РФ: «Мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого только при наличии оснований полагать, что данное лицо скроется от дознания, предварительного следствия или суда; продолжит заниматься преступной деятельностью; любым способом воспрепятствует производству по уголовному делу, с обязательным учетом обстоятельств, предусмотренных в статье 99 настоящего Кодекса. Мера пресечения в виде заключения под стражу избирается в отношении подозреваемого только в том случае, если есть основания полагать, что другие меры пресечения, указанные в статье 98 настоящего Кодекса, не обеспечат надлежащее поведение подозреваемого и невоспрепятствование производству по уголовному делу.

При этом обвинение должно быть предъявлено подозреваемому не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу – в тот же срок с момента задержания. Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, то мера пресечения немедленно отменяется, за исключением случаев, предусмотренных частью второй настоящей статьи».

Анализ признаков мер пресечения позволил автору изложить сущность мер пресечения в следующей дефиниции: это властно-распоряди­тельные средства государственного воздействия, применяемые уполномоченными органами или должностными лицами в соответствии с законом, связанные с временным лишением или ограничением свободы, личных имущественных или неимущественных прав в отношении обвиняемого, а в исключительных случаях – подозреваемого, с целью воспрепятствования производству по уголовному делу, а также для обеспечения исполнения приговора. Автор полагает целесообразным дополнить ст. 5 УПК РФ определением термина «меры пресечения».

Во втором параграфе «Влияние международных стандартов и принципов российского уголовного процесса на регламентацию применения мер пресечения» проводится исследование влияния международных стандартов и принципов российского уголовного процесса на регламентацию применения мер пресечения, в результате автор резюмирует о том, что общепризнанные права и свободы человека признаются и защищаются международными актами. Превалирующее большинство правовых норм международных актов содержит предписания, направленные на защиту прав, свобод и законных интересов в сфере уголовного процесса в целом и при применении мер пресечения, в частности. Международные стандарты оказали существенное воздействие на формирование конституционных положений о защите прав и свобод граждан и легли в основу принципов российского уголовного судопроизводства.

Содержание принципов уголовного процесса предопределяет содержание процедур применения мер пресечения, в том числе порядок избрания, применения, изменения или отмены, а также полномочия субъектов уголовного процесса в данной сфере судопроизводства.

Автор акцентирует внимание на том, что международные правовые акты ориентируют законодателя на расширение перечня мер пресечения, не связанных с ограничением или лишением свободы, а правоприменителя – на выбор из установленных национальным законом мер пресечения, меры, альтернативной заключению под стражу. В этой связи установленная УПК РФ мера пресечения в виде заключения под стражу применяется только в том случае, если нет возможности применения более мягкой меры пресечения. Нарушение международных принципов в процессе производства по уголовному делу и при применении мер пресечения может служить основанием подачи жалобы в Европейский Суд по правам человека.

Вторая глава «Процессуальные особенности избрания и применения мер пресечения в виде домашнего ареста и заключения под стражу в процессе производства по уголовным делам» содержит три параграфа.

В первом параграфе «Правовая характеристика и особенности применения мер пресечения в виде домашнего ареста и заключения под стражу» исследуются нормативно-правовая регламентация и практика применения меры пресечения в виде домашнего ареста и заключения под стражу.

Домашний арест (ст. 107 УПК РФ) – первая и менее строгая мера пресечения, связанная с ограничением свободы. Домашний арест является необходимой мерой пресечения, обусловленной с социальной, экономической и психологической точек зрения, позволяющей обвиняемому или подозреваемому находиться в привычных условиях проживания и избежать полной изоляции от общества и обеспечивающей надлежащее поведение обвиняемого или подозреваемого в период производства по уголовному делу. Кроме того, такая мера позволяет в значительной мере «разгрузить» следственные изоляторы, в связи с чем с экономической точки зрения на проблему можно утверждать, что таким образом экономятся значительные бюджетные средства.

Сопоставляя статистические данные о работе следственно-судебных органов, автор приходит к выводу, что домашний арест применяется во много раз реже, нежели более строгая мера пресечения, какой является заключение под стражу, и выделяет следующие причины такого положения: достаточная новизна данной меры пресечения в современных условиях осуществления правосудия; недостаточно конкретная регламентация ее применения и контроля за исполнением.

Домашний арест содержит четыре группы ограничений для обвиняемого или подозреваемого: 1) ограничения, связанные со свободой передвижения подозреваемого, обвиняемого; 2) состоящие в запрете общаться с определенными лицами; 3) состоящие в запрете получать и отправлять корреспонденцию; 4) состоящие в запрете вести переговоры с использованием любых средств связи. Главное условие их применения – конкретное указание их в судебном постановлении или определении. Никакие другие ограничения, кроме указанных в судебном решении и основанных на законе, применяться к лицу не могут.

В работе автор подразделяет основания избрания и применения домашнего ареста в качестве меры пресечения на общие и специальные и проводит исследование их особенностей в соответствии с данной классификацией.

В законе относительно процедуры применения домашнего ареста не разрешены следующие вопросы: как и в каких пределах должны быть ограничены права обвиняемого или подозреваемого на его передвижение.

Наибольшее количество дискуссий, связанных с применением домашнего ареста, вызывает вопрос об осуществлении контроля за его исполнением обвиняемым или подозреваемым. Отсутствие в уголовно-процессуальном законе регламентации данного вопроса не только порождает различную практику, но и становится первопричиной неизбрания данной меры пресечения, вследствие чего увеличивается количество лиц, к которым применяется содержание под стражей.

По мнению диссертанта, целесообразно, несмотря на то, что применение данной меры пресечения отнесено к исключительной компетенции суда, законодательно разрешить отменять домашний арест в ходе досудебного производства следователю с согласия руководителя следственного органа либо дознавателю с согласия прокурора, а также суду – если уголовное дело принято к производству судом. Согласились с данным предложением 69,7 % респондентов.

Автор приходит к выводу о необходимости принятия Федерального закона «О домашнем аресте обвиняемых и подозреваемых в совершении преступлений», подробно регламентирующего условия нахождения лиц под домашним арестом, порядок контроля за исполнением ограничений, связанных с избранной мерой пресечения, и указанием контролирующего органа, а также обосновывает точку зрения о том, что осуществление контроля за исполнением домашнего ареста должно быть возложено на специальные подразделения службы судебных приставов. Мнение автора разделяют 62,3 % респондентов.

На основании исследования регламентации и правоприменительной практики данной меры пресечения, с точки зрения диссертанта, необходимо дополнить ст. 107 УПК РФ частью 4 следующего содержания: «4. Срок содержания обвиняемого или подозреваемого под домашним арестом при расследовании преступлений не может превышать 2 месяца. Дальнейшее продление допускается в порядке частей 2, 3, 4 статьи 109 настоящего Кодекса.

Мера пресечения в виде домашнего ареста отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения, предусмотренные статьями 97 и 99 настоящего Кодекса. Отмена или изменение меры пресечения производится по постановлению судьи либо по определению суда. Мера пресечения, избранная в ходе досудебного производства следователем с согласия руководителя следственного органа либо дознавателем с согласия прокурора, может быть отменена или изменена только с согласия этих лиц.

Обжалование избрания или применения меры пресечения в виде домашнего ареста осуществляется в порядке части 11 статьи 108 настоящего Кодекса».

Мера пресечения в виде заключения под стражу – самая строгая. Вместе с тем она учитывает нормы и принципы международного права, гуманистические начала уголовного процесса, основывается на принципе презумпции невиновности, имеет льготный характер в отношении несовершеннолетних, предусматривает принятие мер попечения о детях, об иждивенцах подозреваемого или обвиняемого и меры по обеспечению сохранности его имущества, предусматривает ряд гарантий для лиц, в отношении которых она применена, и реабилитацию лица, незаконно подвергнутого уголовному преследованию.

Сущность заключения под стражу состоит во временной, на определенный срок, изоляции от общества и содержании в специально предназначенных для этого помещениях, исключительно по решению суда, обвиняемого или подозреваемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, и лишь в исключительных, установленных законом случаях – до двух лет лишения свободы, в целях воспрепятствования производству по уголовному делу, уклонения от следствия, суда или от исполнения приговора.

Автор выделяет следующие особенности меры пресечения в виде заключения под стражу: избрание данной меры пресечения только в том случае, когда иная мера пресечения в силу имеющихся обстоятельств покажется лицу, ее избирающему, неэффективной и нецелесообразной; исключительная компетенция суда по вынесению решения о применении данной меры пресечения; правомерность ее применения только в случае обвинения или подозрения лица в совершении преступления, за которое предусмотрено УК РФ наказание в виде лишения свободы свыше двух лет, и лишь в исключительных, предусмотренных законом случаях – до двух лет лишения свободы; наличие возможности содержания арестованного в специально предназначенных для этого помещениях.

Диссертант аргументирует предложение о том, чтобы применять меру пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет, и внести в ч. 1 ст. 108 УПК РФ соответствующие изменения: слова «свыше двух лет» заменить словами «свыше трех лет». Предложение было одобрено 55,2 % респондентов. По мнению соискателя, такой подход к применению меры пресечения в значительной мере позволил бы разгрузить следственные изоляторы по содержанию заключенных под стражу. Кроме того, аргументом в пользу высказанных предложений может служить и то, что преступления, за совершение которых УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы до трех лет, не отличаются повышенной опасностью или общественным резонансом, не вызывают сложности в их рассмотрении.

Автор отмечает, что, избирая меру пресечения, необходимо учитывать согласие обвиняемого с предъявленным обвинением и его согласие на рассмотрение уголовного дела судом в особом порядке постановления приговора. Решение обвиняемого могло бы служить основанием неприменения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу, в связи с чем автор полагает целесообразным ст. 108 УПК РФ дополнить частью 1.1 следующего содержания: «Мера пресечения в виде заключения под стражу не применяется к обвиняемому в совершении преступления, наказание за которое, предусмотренное Уголовным кодексом Российской Федерации, не превышает 10 лет лишения свободы, выразившему согласие с предъявленным ему обвинением и ходатайствующему о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по уголовному делу в порядке главы 40 настоящего Кодекса.

В исключительных случаях мера пресечения в виде заключения под стражу может быть избрана в отношении таких обвиняемых при наличии обстоятельств, предусмотренных частью 1 настоящей статьи.

В случае нарушения избранной в отношении обвиняемого иной меры пресечения рассмотрение уголовного дела производится в общем порядке».

Изложенное предложение позволит снизить число лиц, в отношении которых применялась бы мера пресечения в виде заключения под стражу, тем самым сократить перегруженность следственных изоляторов.

Автор приходит к выводу о необходимости расширения перечня субъектов, правомочных участвовать в судебном заседании при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, и предлагает ч. 4 ст. 108 УПК РФ изложить в следующей редакции: «4. Постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня с обязательным участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника, законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, по месту производства предварительного расследования либо месту задержания подозреваемого в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд. Подозреваемый, задержанный в порядке, установленном статьями 91 и 92 настоящего Кодекса, доставляется в судебное заседание. В судебном заседании вправе также участвовать потерпевший, его защитник или представитель, руководитель следственного органа, следователь, дознаватель».

В работе обращено внимание на то, что в соответствии с ч. 7.1 ст. 108 УПК РФ при отказе в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу судья по собственной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, и с учетом обстоятельств, указанных в ст. 99 УПК РФ, избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде залога или домашнего ареста. Однако данная норма ставит в неравное положение различных субъектов уголовного процесса. Так, если обвиняемым или подозреваемым является военнослужащий или лицо, проходящее военные сборы, то ни залог, ни домашний арест к нему применяться практически не могут. Кроме того, залог является мерой пресечения, не связанной с лишением свободы. В таком случае, если допустимо избирать залог, то правомерен вопрос: почему нельзя применить и любую другую меру пресечения, не связанную с лишением свободы, в том числе личное поручительство. В этой связи диссертант предлагает в ч. 7.1 ст. 108 УПК РФ слова «меру пресечения в виде залога или домашнего ареста» исключить, заменив их словами «иную меру пресечения».

Часть 11 ст. 108 УПК РФ не называет круг лиц, наделенных правом обжалования судебного решения о мере пресечения. Ссылка на возможность обжалования в кассационном порядке дает основания опираться на ч. 4 ст. 354 УПК РФ. Однако ее содержание не предполагает наделение правом обжалования судебных решений ни обвиняемого, ни подозреваемого, исходя из чего автор предлагает ч. 11 ст. 108 УПК РФ дополнить новым абзацем следующего содержания: «Право обжалования судебного решения принадлежит обвиняемому, подозреваемому, их защитникам и законным представителям, государственному обвинителю или вышестоящему прокурору, потерпевшему и его представителю».

Статья 160 УПК РФ предусматривает обязанность следователя или дознавателя принять меры попечения о детях, об иждивенцах подозреваемого или обвиняемого, к которым применена мера пресечения в виде заключения под стражу, и меры по обеспечению сохранности его имущества. Эта норма, бесспорно, подчеркивает гуманность уголовного процесса. Диссертант полагает важным включение ссылки на такую обязанность уполномоченных лиц в ст. 108 УПК РФ и в этой связи считает целесообразным дополнить ч. 12 ст. 108 УПК РФ текстом следующего содержания: «а также принимает меры попечения о детях, об иждивенцах подозреваемого или обвиняемого и меры по обеспечению сохранности его имущества в соответствии со статьей 160 настоящего Кодекса».

Во втором параграфе «Типичные ошибки органов предварительного расследования и суда в процессе применения мер пресечения, связанных с ограничением или лишением свободы» рассматриваются аспекты деятельности органов предварительного расследования и суда в процессе применения мер пресечения, определяются типичные ошибки и их причины, предлагаются рекомендации по их устранению.

Решение проблемы эффективности уголовного судопроизводства в первую очередь зависит от эффективности работы лиц и органов, уполномоченных применять меры процессуального пресечения. Избрание меры пресечения в виде заключения под стражу является важным и ответственным направлением в деятельности как органов предварительного расследования, так и судов. Избрание данной меры пресечения в точном соответствии с нормами действующего законодательства зависит от обоснованности и своевременности представления в суд ходатайств органами предварительного расследования и своевременного его рассмотрения с учетом требований УПК РФ судами, что в конечном итоге имеет решающее значение для разрешения конфликта интересов между правами гражданина и интересами государства.

Причины неэффективности производства по уголовному делу в целом и применения мер пресечения, в частности, заключаются в следующем:

– механизм задержания и последующего заключения под стражу лица, скрывшегося от органов предварительного следствия, предусмотренный ст. 210 УПК РФ, не достаточно эффективен, а ч. 5 ст. 108 УПК РФ содержит прямой запрет на постановление заочного судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, если лицо не было объявлено в международный розыск, в связи с чем автор предлагает следующую редакцию ч. 5 ст. 108 УПК РФ: «5. Принятие судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие обвиняемого или подозреваемого допускается в случае объявления обвиняемого или подозреваемого в федеральный или международный розыск. После задержания и доставления указанного лица к месту производства расследования уголовного дела обвиняемый или подозреваемый доставляется в суд (к судье), выдавшему заочное судебное решение об избрании меры пресечения в виде заключения этого лица под стражу. По итогам судебного заседания суд (судья) постановляет одно из следующих решений с обязательным указанием мотивов такого решения: об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу; об избрании иной меры пресечения, предусмотренной статьей 98 настоящего Кодекса;
об отказе в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения»;


– нарушение органами предварительного расследования требований ч. 3 ст. 108 УПК РФ, предусматривающей предоставление в суд материалов не позднее, чем за 8 часов до истечения срока задержания, если ходатайство возбуждается в отношении подозреваемого, задержанного в порядке, установленном ст. 91 и 92 УПК РФ;

– нарушение судами ч. 4 ст. 108 УПК РФ о рассмотрении материалов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд по причине предоставления материалов органами предварительного расследования в конце рабочего дня;

– нарушение органами предварительного расследования сроков продления содержания под стражей, указанных в ст. 109 УПК РФ;

– неполнота представляемых в суд доказательств, мотивов в ходатайствах об избрании меры пресечения и документов, характеризующих личность обвиняемого (подозреваемого);

– небрежность, допускаемая со стороны лиц, осуществляющих предварительное расследование, в части представляемых в суд материалов;

– слабая профилактическая работа судов.

Автором обосновывается предложение, в соответствии с которым целесообразно ч. 11 ст. 109 УПК РФ дополнить новым предложением следующего содержания: «В случае последующего продления сроков содержания под стражей в суд представляются копии тех материалов, которые появились в уголовном деле после предыдущего продления процессуальных сроков или постановления иных судебных решений. Они подлежат приобщению к уже имеющимся в деле материалам».

По мнению диссертанта, руководителям судов субъектов необходимо проводить постоянный, возможно ежеквартальный, мониторинг случаев неприменения судьями заключения под стражу при наличии явной необходимости в такой мере пресечения с целью установления истинных причин и соответствующего реагирования посредством обсуждения данных вопросов на собраниях судей; в особых случаях – рассматривать данные вопросы на квалификационных коллегиях судей и принимать в отношении судей, допустивших нарушения, меры дисциплинарного воздействия, а также проводить ежеквартальный анализ вынесенных частных постановлений или определений в адрес руководителей органов предварительного расследования по фактам нарушения норм УПК РФ при представлении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в порядке ч. 4 ст. 29 УПК РФ и ответов о принятых мерах соответствующего реагирования.

Достаточно сжатые сроки, установленные законом для рассмотрения ходатайств об избрании судами меры пресечения в виде заключения под стражу, не всегда позволяют суду должным образом известить законного представителя несовершеннолетнего. В этой связи автор предлагает извещать законного представителя о рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения в отношении несовершеннолетних обвиняемых или подозреваемых органом, представляющим в суд данное ходатайство, о чем дать рекомендации руководителям соответствующих органов в документах ведомственного характера.

В третьем параграфе «Роль суда и участие защитника в обеспечении законности и обоснованности избрания и применения мер пресечения в виде домашнего ареста и заключения под стражу» исследуются полномочия суда в данной части уголовного процесса по уголовному делу, анализируются полномочия адвоката и определяются пути оптимизации его деятельности в целях опровержения доводов стороны обвинения о законности, обоснованности и мотивированности применения той или иной меры пресечения, и в особенности заключения под стражу, если к тому имеются основания, исследуются причины некачественной защиты обвиняемых или подозреваемых в случаях осуществления защиты по назначению органов следствия или суда.

Для обжалования мер пресечения в виде домашнего ареста или заключения под стражу установлен следующий порядок: согласно ч. 11 ст. 108 УПК РФ постановление судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом может быть обжаловано в вышестоящий суд в кассационном порядке в течение 3 суток со дня его вынесения. Такое же правило предусмотрено и для меры пресечения в виде домашнего ареста. Для принятия решения по поступившей жалобе закон предоставил суду кассационной инстанции 3-суточный срок со дня их поступления. Решение суда кассационной инстанции об отмене постановления судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит немедленному исполнению. Уголовно-процессуальный кодекс РФ допускает обжалование решения суда кассационной инстанции в порядке надзора.

Обжалованию могут подлежать решения: об избрании, изменении, отмене меры пресечения; продлении срока применения меры пресечения; отказе в избрании меры пресечения.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ наделяет правом избирать меру пресечения как судей федеральных судов, так и мировых судей, но только в том случае, если уголовное дело уже принято к производству мирового судьи. В этой связи решение мирового судьи по поступившему с обвинительным актом или обвинительным заключением уголовному делу о применении к подсудимому меры пресечения в виде заключения под стражу может быть обжаловано в апелляционном порядке на основании ч. 2 ст. 354 УПК РФ. При этом апелляционный суд, руководствуясь ч. 11 ст. 108 УПК РФ, принимает решение по апелляционной жалобе не позднее чем через трое суток со дня ее поступления.

По мнению автора, для рассмотрения жалобы заинтересованного лица по вопросу о мере пресечения суд должен истребовать из производства лица или органа, ведущего расследование уголовного дела, все уголовное дело, поскольку отдельные представленные сторонами материалы не могут в полной мере обосновать как саму жалобу, так и принятие по итогам ее рассмотрения решения судьи.

Во избежание двусмысленного толкования процессуальной нормы, содержащейся в п. 6 ч. 2 ст. 231 УПК РФ, автор вносит предложения об изложении ее в следующей редакции: «6) о мере пресечения. В случае избрания меры пресечения в виде домашнего ареста или заключения под стражу суд выносит постановление в порядке статей 108, 109 настоящего Кодекса».

Регламентация ч. 3 ст. 255 УПК РФ представляется нарушающей не только конституционные права граждан, но и противоречащей международным стандартам, в связи с чем диссертант полагает целесообразным ч. 3 ст. 255 УПК РФ изложить в следующей редакции: «3. Суд, в производстве которого находится уголовное дело, по истечении 6 месяцев со дня поступления уголовного дела в суд вправе продлить срок содержания подсудимого под стражей, но не более чем на 6 месяцев. При этом продление срока содержания под стражей допускается только по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях и каждый раз не более чем
на 3 месяца».


В целях конкретизации полномочий суда надзорной инстанции в части избрания мер пресечения автор предлагает ч. 3 ст. 410 УПК РФ дополнить новым предложением следующего содержания: «Суд надзорной инстанции в случае отмены обвинительного приговора и направления уголовного дела на рассмотрение в суд первой, апелляционной или кассационной инстанций должен решить вопрос об избрании меры пресечения».

Применительно к вопросу участия защитника в процессе избрания и применения мер пресечения, связанных с лишением или ограничением свободы, автор полагает, что отсутствие государственных или муниципальных адвокатур влияет на качество защиты обвиняемых, подозреваемых, подсудимых, интересы которых защищают адвокаты по назначению органа расследования или суда. В связи с этим, по мнению диссертанта, в законе следует предусмотреть не только гарантии предоставления юридической помощи, но и механизм реализации указанных гарантий, в том числе обязанность и ответственность лиц за несоблюдение прав обвиняемого или подозреваемого на защиту. Для этого необходимо:

– включить в УПК РФ и Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» нормы об ответственности председателей коллегий адвокатов, руководителей адвокатских бюро, заведующих юридическими консультациями за неисполнение предписаний закона об обязательном выделении адвоката по требованию органов расследования или суда о необходимости участия защитника в деле, а также адвокатов за нарушение сроков вступления в дело по требованию следственных органов или суда;

– создать государственные или муниципальные адвокатуры, финансируемые соответственно из средств бюджета Федерации или муниципального образования. Возмещение расходов, связанных с участием в уголовном деле адвокатов такого адвокатского образования, могло бы быть осуществлено за счет средств лиц, признанных в установленном законом порядке виновными в совершении преступления. Автор полагает, что организация такой адвокатуры в полной мере соответствовала бы продекларированным конституционным правам о предоставлении юридической помощи гражданам.

С точки зрения диссертанта, в УПК РФ должна содержаться норма, в соответствии с которой защитник был бы обязан предоставлять в орган, избирающий меру пресечения, или в суд мотивированное ходатайство об избрании в отношении его подзащитного той или иной меры пресечения с приложением письменных документов, обосновывающих предложение об избрании конкретной меры пресечения. По мнению автора, активная позиция защитника, выраженная в обоснованном и убедительном обжаловании действий (бездействия) органов, осуществляющих уголовное преследование, а также в убеждении суда, принимающего решение об избрании, изменении, продлении или отмене меры пресечения, в необходимости избрания менее строгой или не связанной с лишением свободы меры пресечения, способствует оказанию квалифицированной юридической помощи подзащитному в целях обеспечения защиты его нарушенных прав, свобод и законных интересов.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы, вносятся предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства РФ в сфере избрания и применения мер уголовно-процессуального пресечения в виде домашнего ареста и заключения под стражу.

В приложении представлены результаты анкетирования практических работников по наиболее проблемным вопросам исследования.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:


Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях,
рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ


1. Долгушин, Д. А. Адвокат и его деятельность в процессе избрания меры пресечения в виде домашнего ареста и заключения под стражу / Д. А. Долгушин // Общество и право. – 2009. – № 2. – 0,43 печ. л.


Иные публикации

2. Долгушин, Д. А. Роль защитника в процессе избрания и применения мер пресечения в виде домашнего ареста и заключения под стражу / Д. А. Долгушин // Теория и практика обществ. развития. – 2007. – № 2(8).
– 0,43 печ. л.

3. Долгушин, Д. А. Правовая характеристика и особенности применения меры пресечения в виде домашнего ареста / Д. А. Долгушин // Науч. вестн. Юж. федер. округа. – 2008. – № 2(6). – 0,81 печ. л.

4. Долгушин, Д. А. Правовая характеристика и особенности применения меры пресечения в виде заключения под стражу / Д. А. Долгушин // История и современность в контексте реализации уголовной и уголовно-исполнительной политики России : материалы межвуз. науч.-практ. конф., 28–29 апр. 2008 г. – Краснодар, 2008. – 0,81 печ. л.

5. Долгушин, Д. А. К вопросу о полномочиях защитника в уголовном процессе / Д. А. Долгушин // Общество. Культура. Право : материалы VI Всерос. науч.-практ. конф., 25–27 сент. 2008 г. – Краснодар, 2008. – 0,75 печ. л.

6. Долгушин, Д. А. Домашний арест и заключение под стражу: особенности избрания и применения : монография / Д. А. Долгушин. – Владимир, 2008. – 7,37 печ. л.

Общий объем опубликованных автором работ составляет 10,6 печ. л.





Долгушин Денис Анатольевич


ДОМАШНИЙ АРЕСТ И ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПОД СТРАЖУ
КАК МЕРЫ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРЕСЕЧЕНИЯ: ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ
И ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ


Подписано в печать 16.06.09. Формат 60х84 1/16. Усл. печ. л. 1,63. Тираж 100 экз.


Редакционно-издательский отдел научного центра

федерального государственного образовательного учреждения
высшего профессионального образования
«Владимирский юридический институт
Федеральной службы исполнения наказаний»

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.

E-mail: rio@vui.vladinfo.ru.





1   2

Похожие:

Домашний арест и заключение под стражу как меры уголовно-процессуального пресечения: теоретико-правовые аспекты и практика применения iconПроблемы избрания и применения мер уголовно-процессуального пресечения, не связанных с лишением или ограничением свободы
Работа выполнена на кафедре уголовно-процессуального права федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального...
Домашний арест и заключение под стражу как меры уголовно-процессуального пресечения: теоретико-правовые аспекты и практика применения iconДеятельность судов надзорных инстанций в российской федерации: уголовно-процессуальные аспекты
Работа выполнена на кафедре уголовно-процессуального права федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального...
Домашний арест и заключение под стражу как меры уголовно-процессуального пресечения: теоретико-правовые аспекты и практика применения iconКнига посвящена правовой проблеме предупреждения мошенничества с сфере страхования. Теоретический анализ таких уголовно-правовых вопросов, как состав преступления, вина, общественная опасность и т п.
Жилкина М. С. Страховое мошенничество: Правовая оценка, практика выявления и методы пресечения Волтерс Клувер, 2005 г
Домашний арест и заключение под стражу как меры уголовно-процессуального пресечения: теоретико-правовые аспекты и практика применения iconМеждународное инвестиционное право: теория и практика применения
Проблемы соотношения норм международного и национального права по защите иностранных инвестиций как раз являются одними из ключевых....
Домашний арест и заключение под стражу как меры уголовно-процессуального пресечения: теоретико-правовые аспекты и практика применения iconКриминальный антигосударственный экстремизм: уголовно-правовые и криминологические аспекты
Охватываются составом данного преступления, а с важностью охраняемых благ: основ конституционного строя и территориального единства...
Домашний арест и заключение под стражу как меры уголовно-процессуального пресечения: теоретико-правовые аспекты и практика применения iconА. С. Симагин, помощник судьи Нижегородского областного суда Постановления Европейского Суда по правам человека, вынесенные против третьих стран, в системе возможных источников уголовно-процессуального права России
Постановления Европейского Суда по правам человека, вынесенные против третьих стран, в системе возможных источников уголовно-процессуального...
Домашний арест и заключение под стражу как меры уголовно-процессуального пресечения: теоретико-правовые аспекты и практика применения iconОбщественно опасное поведение несовершеннолетних, отстающих в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством: уголовно-правовые и криминологические аспекты
Диссертация выполнена в Научном образовательном учреждении высшего профессионального образования Институте управления, бизнеса и...
Домашний арест и заключение под стражу как меры уголовно-процессуального пресечения: теоретико-правовые аспекты и практика применения iconПрограмма-минимум кандидатского экзамена по специальности 12. 00. 08 «Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право» по юридическим наукам
В последнее время приняты и вступили в силу важнейшие правовые акты: Уголовный и Уголовно-исполнительный кодексы РФ
Домашний арест и заключение под стражу как меры уголовно-процессуального пресечения: теоретико-правовые аспекты и практика применения iconВатан Вагиф-оглы организация и правовые основы деятельности уголовно-исполнительных инспекций в сфере контроля за условно осужденными
Работа выполнена на кафедре управления уголовно-исполнительной системой Псковского юридического института Федеральной службы исполнения...
Домашний арест и заключение под стражу как меры уголовно-процессуального пресечения: теоретико-правовые аспекты и практика применения iconПрограмма рассчитана на подготовку магистра в системе ступенчатого образования и предполагает изучение дисциплины «Правовые аспекты управленческой деятельности»
Дисциплина «Правовые аспекты управленческой деятельности» д относится к общенаучному циклу м-1 ооп. В процессе изучения права формируются...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница