Ключевые образы плача (на материале похоронных и поминальных причитаний вологодской области)




Скачать 307.67 Kb.
НазваниеКлючевые образы плача (на материале похоронных и поминальных причитаний вологодской области)
страница1/3
Дата18.12.2012
Размер307.67 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2   3


На правах рукописи


ЮГАЙ Елена Фёдоровна

КЛЮЧЕВЫЕ ОБРАЗЫ ПЛАЧА

(НА МАТЕРИАЛЕ ПОХОРОННЫХ И ПОМИНАЛЬНЫХ ПРИЧИТАНИЙ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ)

Специальность:10.01.09 — фольклористика


А В Т О Р Е Ф Е Р А Т


диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук


Москва — 2011


Работа выполнена на кафедре русской литературы филологического факультета Московского педагогического государственного университета


НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — доктор филологических наук, профессор

Зуева Татьяна Васильевна

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ОППОНЕНТЫ — доктор филологических наук, профессор

Абашева Диана Владимировна


кандидат филологических наук

Алексеевский Михаил Дмитриевич

ВЕДУЩАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ — Вологодский государственный педагогический университет

Защита состоится 19 сентября 2011 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.02 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 119992, г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 1, ауд. ___.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского педагогического государственного университета по адресу: 119992, Москва, ул. Малая Пироговская, д. 1.


Автореферат разослан «___» 2011 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета Волкова Е.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Причитание – художественно разработанный жанр обрядового фольклора, обладающий богатой образностью и локальной вариативностью. Основная идея причитаний передаётся через ключевые образы (образы-символы), созданные с помощью жанрово-обусловленных средств художественной выразительности, лексики, грамматики. Символ в народной поэзии многозначен, но в обряде в плане употребления закреплён за реальными лицами и состояниями (в причитаниях – за умершим, сиротами, либо за персонифицированной смертью). Система образов этого жанра позволяет судить о коллективных представлениях народа, о его отношении к жизни и смерти. Личные чувства причитывающей женщины по отношению к умершему в классическом обрядовом тексте не важны. Когда мы говорим о человеческих образах в причитании, то речь идёт об обрядовых ролях. Можно сказать, что эти роли определяются самой художественной системой причитаний.

Причитания были объектом текстологических исследований (см. статью М. К. Азадовского «Ленские причитания»1 и др.). Подробно разработан вопрос о месте причитаний в обряде и значении их в культуре2; лексика причитаний рассмотрена в работах, посвящённых погребальной обрядности, например, в диссертации О. А. Седаковой и других языковедческих работах3; образность причитаний затрагивалась в исследованиях, посвящённых образности народной поэзии в целом4, но не была предметом монографического рассмотрения.

Известны два основных подхода к исследованию фольклора: общенациональный и региональный. Причитания всегда привлекали внимание исследователей и собирателей, однако территория страны изучалась неравномерно и обобщения часто делались на материале русских причитаний Карелии и близких к ней областей, тогда как, на наш взгляд, севернорусская традиция неоднородна и есть основания для более дробного её деления.

Объектом изучения становилась восточнославянская причеть в целом, реконструкция семантической и ритмической структуры архаического причитания5. В конце XX — начале XXI вв. появились исследования, посвящённые белорусским голошениям, украинским похоронным причитаниям6. В настоящий момент исследования отдельных регионов русской причети немногочисленны7. Причитания рассмотрены в книге М. А. Вавиловой «Фольклор в контексте культуры: похоронно-поминальные обряды»8. В последние годы на материале севернорусских причитаний написан ряд диссертационных работ различной проблематики: «Прагматика фольклора: частушка, заговор, причет (Белозерская традиция XX в.)» С. Б. Адоньевой, «Застолье в обрядах и обрядовом фольклоре русского севера XIX-XX вв. (на материале похоронно-поминальных обрядов и причитаний)» М. Д. Алексеевского, лингвистическое исследование Ю. Н. Ильиной «Севернорусские похоронно-поминальные причитания: лингвокогнитивный аспект»9. О причитаниях защищены диссертации по специальностям «музыкальное искусство», «теория и история культуры»10.

В данной диссертации исследуется образная система Вологодских причётов11. К ним мы относим тексты, записанные на территории современной Вологодской области, которая включает в себя часть территорий бывших Вологодской, Новгородской и Олонецкой (Вытегра) губерний. На данной территории к настоящему времени собран обширный материал, достаточный для подробного анализа, который позволяет прийти к объективным выводам.

Современную Вологодскую область можно разделить на следующие зоны в соответствии с локальными фольклорными традициями: западную, центральную и восточную. К западной относятся земли, лежащие вдоль дороги Вологда-Новгород: Бабаевский, Белозерский, Вашкинский, Вытегорский, Кадуйский, Кирилловский, Устюженский, Чагодощенский, Череповецкий и Шекснинский районы. Территория входила в состав Новгородских земель, затем – Ленинградской области. В настоящее время центром её является Череповец. Причёты запада Вологодской области фиксировались и изучались петербургскими и вологодскими учёными (Е. Э. Линёва, С. Б. Адоньева, А. М. Мехнецов, Г. В. Лобкова, А. В. Кулёв и др.). Здесь же ведёт активную работу по собиранию фольклора Межпоселенческий центр традиционной народной культуры Череповецкого муниципального района.

Центральная часть включает в себя Вологодский, Усть-Кубинский, Сямженский, Грязовецкий, Вожегодский, Верховажский, Сокольский и Харовский районы. Эти районы расположены вдоль дороги Москва – Архангельск, имеющей большое значение с XIV в. (Холмогорский тракт) по сей день. Сейчас причётная традиция центральной части области ослаблена или отсутствует, но были сделаны некоторые записи в начале ХХ в. (бывший Кадниковский и Грязовецкий уезды).

Наиболее богата и лучше других исследована традиция востока Вологодской области: Бабушкинский, Великоустюгский, Кичменгско-Городецкий, Междуреченский, Никольский, Нюксенский, Тарногский, Тотемский районы (территория бывшего Тотемского и Никольского уездов Вологодской губернии). Районы расположены вдоль реки Сухоны. Эти земли входят в состав Вологодской области со времени её образования, хотя границы области неоднократно менялись. Связанные речными путями (Сухона и её притоки), они образуют единую культурную общность. В XIX – 1 половине XX вв. в этих местах работали известные фольклористы и этнографы М. Б. Едемский, Н. А. Иваницкий, П. А. Дилакторский. Основным источником для изучения причитаний на данной территории служит книга музыковеда Б. Б. Ефименковой «Севернорусская причеть» (1980), включающая 60 текстов плачей по умершим с напевами, записанных в междуречье Сухоны, Юга и верховьев Кокшенги. Б. Б. Ефименкова показала, что в данном регионе присутствовала богатая культура плача, выделила локальные традиции в соответствии с различиями напева. Современные записи Вологодского областного детско-юношеского центра традиционной народной культуры подтверждают продолжение традиции.

Вопрос о соотношении синхронии и диахронии решается в работе исходя из того положения, что причитания как жанр достигли высочайшего уровня художественного развития, а впоследствии их основное изменение заключалось в постепенном угасании традиции. Похоронные и поминальные причёты продолжают существовать в отдельных районах области. В нашем исследовании мы строим синхроническое описание и опираемся в основном на данные середины ХХ – начала ХХI в. Вместе с тем, источники XIX – начала ХХ в. учитываются нами как чрезвычайно ценное дополнение. На картах, приложенных к исследованию, данные последних лет и данные ХIХ – начала ХХ в. показаны раздельно: чёрным цветом показаны образы, встречающиеся в записях середины XX – начала XXI в., контуром (в диссертации – серым цветом) – в более ранних записях. Например:


Карта к главе 1.

Мир человека. Образы тела и души в причитаниях Вологодской области




Новизна исследования заключается в выявлении и рассмотрении образной системы причитаний, бытующих на территории современной Вологодской области. Впервые исследование осуществляется на основании образности причитаний данного региона, которая рассматривается в своей целостности и системности. Суммируются данные как земель Вологодской области, принадлежавших прежде Санкт-Петербургу и Новгороду, так и территории бывшей Вологодской губернии.

На актуальность обращения к исследованию региональных традиций, в том числе Вологодской области, указывают ведущие учёные-фольклористы (Н. И. Толстой, В. П. Аникин, К. В. Чистов). Причитания ещё сохраняются в памяти пожилых людей, образную систему плача можно исследовать с точки зрения синхронии, привлекая немногие доступные ранние источники. Плач, наряду со смехом, является одним из важнейших полюсов русской национальной духовности. Выявление констант фольклорного сознания, присутствующих в причитаниях, важно для понимания культуры в целом. А для этого необходимо подробное рассмотрение частных вопросов, в том числе, связанных с конкретной образностью текстов причётов, со средствами создания художественного образа и сохранностью образов в памяти причитальщиц.

Цель работы – выявление и характеристика образной системы вологодских причётов. Цель обуславливает наличие следующих задач:

1. Рассмотреть сохранность и региональную специфику причётной традиции на территории Вологодской области. Выявить, какие образы присутствуют в похоронных причитаниях исследуемого региона, наблюдаются ли локальные отличия в художественной структуре причитаний, бытующих в районах, исторически принадлежавших к разным волостям, а ныне объединённых границами Вологодской области.

2. Выделить ключевые образы вологодских причитаний, учитывая как частотность их употребления, так и художественную значимость в тексте.

3. Систематизировать образы вологодских причитаний по тематическим группам и рассмотреть ключевые образы как сами по себе, так и в их взаимосвязи.

4. Раскрыть мифопоэтическое значение ключевых образов плача, привлекая данные этнографии, сравнение образов причитаний с аналогичными образами в других жанрах фольклора и в других культурных традициях. Выяснить, почему именно эти, а не иные образы становятся ключевыми для исследуемых текстов и как они вписываются в цельную мифологическую картину.

Материалом исследовании стали публикации причитаний Вологодской области (сборники Е. В. Барсова, Б. Б. Ефименковой, Ю. М. и Б. М. Соколовых и др.12), а также архивы. В научный оборот вводятся записи Вологодского областного детско-юношеского центра традиционной народной культуры, не использовавшиеся прежде. Наибольшее количество причётов записано в Бабушкинском, Тарногском, Никольском районах. Часть записей сделана автором диссертации совместно с педагогами центра. Фонд фольклорно-этнографических материалов Вологодского центра традиционной культуры также включает в себя копии записей причитаний из фонда Бабаевского межпоселенческого центра традиционной культуры (совместная экспедиция, 2001 г.). Современные записи причётов запада Вологодской области предоставлены Межпоселенческим центром традиционной народной культуры Череповецкого муниципального района, архивом Средней общеобразовательной школой №1 г. Вытегры (фольклорно-этнографическая группа «Олония»). Всего в диссертации используется около четырёхсот (7 тыс.строк) текстов, записанных в середине ХХ – начале XXI в., из них 189 опубликованных и более двухсот архивных записей, и 35 текстов рубежа XIX – XXвв. (более 1,5 тыс.строк).

Архаическое значение фольклорных образов отчасти раскрывается в словарях, в первую очередь – в этнолингвистическом словаре «Славянские древности»13. Словари, закрепляющие языковое значение слов (в том числе диалектологические) и общефольклорное значение образов, вынесены нами в отдельный вид источников. Можно говорить о специфике символического значения того или иного образа в каждом конкретном жанре. В причётах на древние языческие представления накладывается христианская символика, многозначная и неисчерпаемая по своей сути. Литература духовного содержания привлекается нами как объясняющая мировоззрение народа. Создателям причитаний было знакомо Священное Писание, хотя порой и в искажённом виде. Христианство во многом определяло миропонимание жителей деревни во время формирования жанра таким, каким он дошёл до нас.

В работе применены следующие методы и подходы: 1) сравнительно-текстологический метод, 2) статистический (выявление частотности образов), 3) мифо-поэтический (семиотический), 4) комплексный метод: привлекаются данные смежных дисциплин, в первую очередь, диалектологии, этнографии, культурологи, 5) географический (картографический) метод. Картографирование является необходимой частью рассмотрения локальной традиции причитания.

Теоретическую основу диссертационного исследования составляют труды по теории фольклора В. П. Аникина, А. Н. Веселовского, И. А. Голованова, Е. М. Мелетинского, В. Я. Проппа, Б. Н. Путилова, Т. В. Цивьян; исследования обрядового фольклора и этнографии Т. А. Агапкиной, А. К. Байбурина, О. В. Беловой, Л. Н. Виноградовой, Е. Е. Левкиевской, С. М. Толстой, Н. И. Толстого и др. Центральной для нас являлась словесная составляющая фольклора, что определило филологический характер диссертации.

Тема исследования – ключевые образы, в которых сосредоточен мифологический смысл причитаний. Они – этнопоэтические константы жанра, его содержание, переходящее из века в век. Такие образы всегда символичны и содержат в себе неисчерпаемый смысл: работу человеческой мысли, постигающей проблему смерти.

Объект исследования – тексты причитаний похоронно-поминального цикла, записанные на территории Вологодской области за весь период собирания. Предметом исследования стала образная система причитаний. Для определения значимости образа в художественной системе причитаний важна его частотность в имеющихся записях, контекст употребления, варьирование образа. Редко встречающиеся образы могут быть результатом «порчи» текста, а могут, напротив, хранить информацию о важных, но утраченных (утрачиваемых) смыслах. В каждом конкретном случае мы делаем вывод исходя из структуры образа и из сравнения с причитаниями других местностей и с другими жанрами.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его выводы и материалы могут быть использованы для последующих фольклористических работ разной проблематики (теория фольклора, народная обрядовая поэзия, региональная специфика фольклора и др.), а также для подготовки учебных курсов устного народного творчества, поэтики, филологического анализа текста.

Апробация исследования. Основные положения и материалы диссертации нашли своё отражение в докладах на всероссийских и международных научных конференциях. Результаты работы были представлены в докладах на II Всероссийском конгрессе фольклористов (Москва, 2010), XV и XVI Международных научных конференций «Славянская традиционная культура и современный мир» (Москва, 2010, 2011), международных научных конференциях «Язык и мир», «Межкультурные коммуникации: стратегии обучения языкам» (Украина, 2007), межрегиональной научно-практической конференции «Этнокультурное образование как средство духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России» (Вологда, 2010), международной научно-практической конференции «Фольклор и современная культура» (Минск, 2011).

По результатам исследования опубликовано 6 работ общим объемом 1,93 усл. п. л.. Три статьи представлены в реферируемых изданиях.

Положения, выносимые на защиту:

1. Основная идея причитаний похоронно-поминального цикла – стремление установить связь между миром живых и миром мёртвых и констатация невозможности возвращения с того света.

2. Главные образы причитания укладываются в следующие тематические уровни: мир человека (тело, дом и ближайшее окружение), мир природы (растительные, орнитоморфные и метеорологические образы), мир абстрактных представлений и состояний (время, пространство, сон, смерть).

3. Образы всех трёх тематических уровней взаимосвязаны и представляют собой цельную систему, имеющую самостоятельную художественную ценность. Она базируется на символических (архитепических) значениях и служит выражению основной идеи причитания.

4. На каждом тематическом уровне образной системы выражается идея перехода, приближения состояния живого человека, пережившего утрату, к состоянию покойника, а также невозможность полноценной коммуникации между миром живых и миром мёртвых.

5. На основании образной системы причитаний на территории современной Вологодской области можно выделить две локальные традиции: восточную (с выраженной значимостью природных образов) и западную (с выраженной значимостью образов, связанных с человеком). В основном причёты восточной группы локализованы в Никольском, Бабушкинском, Тотемском и Тарногском районах. В западной традиции можно отметить Кадуйский, Белозерский и Бабаевский районы.

Структура работы. Диссертация (общий объём – 10 а.л., включая приложения) состоит из введения, трёх глав, заключения, библиографического списка (всего 272 наименования) и приложений, в которых представлены схемы, поясняющие основные положения глав, карты ключевых образов (соответственно их делению по тематическим уровням) и 26 образцов текстов причитаний из архивного фонда фольклорных материалов Вологодского областного детско-юношеского центра традиционной культуры.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении даётся краткая историческая справка о границах Вологодской области, раскрываются теоретические положения исследования: понятия художественного образа и образности, средства создания словесного образа и специфика образности фольклорного обрядового текста. В историографическом разделе введения сделан обзор записей похоронных и поминальных причитаний, а также исследований, посвящённых их изучению.

Понятие художественного образа имеет ключевое значение для понимания природы художественного творчества в целом. Не случайно образность рассматривается учёными в связи с понятиями стиля (В. П. Аникин) и поэтического языка (Г. О. Винокур, А. Н. Веселовский)14. Литературоведение базируется на понятиях образа и образности, в лингвистике они появляются, когда заходит речь об особой художественной функции речи. В фольклористике работ, посвящённых этой проблеме, немного. В первую очередь, глава в учебном пособии «Теория фольклора» В. П. Аникина, кроме того, отдельные замечания А. Н. Веселовского, В. Я. Проппа и др. Виднейшие учёные-филологи стремились «поддержать филологический характер языкознания и литературоведения, обращаясь к изучению языка как орудия литературы и культуры»15.

В работе с текстами под образами понимают конкретные составляющие художественного целого, которые в свою очередь также обладают внутренней целостностью. Единство и осмысленность всех отдельных частей образа производит впечатление красоты. Этому способствует и «выключенность» образа из фактического ряда, его особое существование в координатах истинности и ложности. Художественный образ преображает реальность, он включает в себя личностно-авторское начало, если речь идёт о литературе, или коллективно-субъективное – в фольклоре.

Исследуя образы души, смерти и бессмертия в причётах, мы обращаемся к народному сознанию, преображающему действительность, а не к денотату. В системе образов отразилась духовная работа многих поколений по осмыслению феномена смерти. И. А. Голованов исследует «константы традиционной культуры, воплощённые в русском фольклоре как результат постоянного духовного поиска людей», разрабатывает категорию «фольклорного сознания» – «осмысление человеком мира в формах фольклора: через фольклорные мотивы, образы и сюжеты»16. Образность причитаний – одно из проявлений фольклорного сознания, на основании которого можно выделить особенности репрезентации онтологических и аксиологических констант в обрядовой поэзии.

В семиотическом аспекте художественный образ – это знак, для его существования необходим адресат, владеющий культурным «кодом». Художественное слово не сообщает информацию в готовом виде, а будит в адресате его собственную фантазию, индивидуальную и родовую память17. Для более полного понимания образа, а значит, идеи, которую он несёт, необходим «перевод», комментарий, которым служит, в том числе, филологический анализ художественного текста. Образ словесно выражен и отчасти соотносится с реальной действительностью, но не тождественен ей. Образы существуют в тексте причитания, влияют друг на друга, связаны между собой, могут быть объединены в группы по содержательному признаку (например, растительные, архитектурные и др.). Кроме того, они связаны со всей системой русского фольклора и со сходными обрядовыми текстами других народов. Значение художественного образа раскрывается двояко: по отношению к другим образам в тексте причитаний и по отношению к мифопоэтической картине мира в целом.

В исследовании образы представлены в соответствии с их тематической классификацией. В художественной системе текста причитания они присутствуют в своей целостности и взаимодействуют друг с другом, поэтому не всегда возможно отделить образы разных уровней один от другого. И всё-таки разделение образов по темам уместно не только для удобства рассмотрения – на каждом тематическом уровне в полной мере воплощается идея, мысль, заложенная в причитании.

Исходя из индуктивного анализа текстов причитаний, мы разделили их ключевые образы на три тематические группы (что соответствует трём главам исследования).

В первой главе «Мир человека» рассмотрены образы, связанные с телом человека и творениями его рук. Миру человека в причитаниях присуща диалогичность, строгая бинарность. Образы делятся на две группы: принадлежащие причитальщице с сиротами и умершему. К важным образам мира человека в вологодских причётах относятся части тела: сердечко ретивое, очи ясные, правая рученька, ноженьки резвые; платье, строения (дом — высокий терем, церковь, новый дом – гроб), части дома (сутки, печь, окно и другие), действия (хождение, махание), звуковые проявления чувств человека (голос, благословение, слово, плач). Для создания образа используется приём метонимии: части дома могут заменять дом в целом; след, походка, головушка служит для обозначения человека как такового.

В разделе «Образ дома» рассматривается дом как важнейший пространственный ориентир и смысловой центр в народной обрядности, воплощение порядка, модель космоса и человека. Мир мёртвых во многом подобен миру живых, подобен и – противоположен. Поэтому и образ дома предстаёт в двух проявлениях: дом как жилище человека и дом антимира, «жилище умершего». Дом антропоморфен, через него представлены изменения, происходящие с человеком. Образ дома создаётся с помощью олицетворения: терем горюет, обливается слезами, сиротеет. Как человек живёт в доме и покидает его, так душа живёт в теле человека. Разрушение жилища при утрате жильца имеет не только конкретно-бытовой аспект, но и бытийный (смерть). Картина разрушения реалистична, изобразительна, а на символическом уровне пустой дом – образ тела, оставленного душой.

В разделе «Образ человека» показано, как в художественной системе причитаний отражены изменения, происходящие с телом умершего (неподвижность, разъединённость частей тела). Характеристики тела причитальщицы и сирот приближаются к описанию умершего, что служит доказательством их горя и промежуточного положения между миром живых и миром мёртвых. Для создания образа человека важны такие проявления телесности, как слёзы, голос, образ письма-грамотки на тот свет, написанной слезами и словами. Они служат мостом и дорогой между миром живых и миром мёртвых. Душа приравнивается к дыханию и движению. Отглагольными существительными выражены действия, которые невозможны для тела умершего. Причитальщица просит душу вернуться в тело, а действия — в соответствующие его части: хоженьице в ноги, держаньице-маханьице в руки, говореньице в уста и т.д. Речь идёт о возвращении жизни на время поминального «гостевания» умершего в доме родных. В причётах описывается, как сироте видится покойник, возвращающийся с кладбища домой: его движение затруднено, иногда возникает образ костыля, на который опирается умерший – свидетельство его принадлежности тому свету. В следующих за фрагментом строках причитальщица указывает на обманность, невозможность такого видения (глупая я, неразумная: с того свету белого не выходит выхожденьице). Обращение гостья милая-невидимая относится к душе, приглашённой на поминки. Вне тела она невидима. Образно связаны тело и одежда: душа оставляет тело, как изношенное платье, в поминальных плачах душа вновь «одевается» в тело (держаньице в руки, как руки в рукава и т.д.).

Вторая глава «Мир природы» посвящена анализу природных образов причитаний. Символизм народной поэзии оформился в результате развития приёма психологического параллелизма. Тексты причитаний вписывают участников обряда в мир природы, закономерности которого лучше поддаются наблюдению и осознанию. Аналогии между внутренним космосом человека и макрокосмом природы подверглись типизации, превратились в постоянные иносказания. За явлениями действительности закрепились словесные обозначения. К важнейшим природным образам в фольклоре можно отнести растительные, зооморфные и образы стихий. Каждая из этих групп представляет собой подсистему, в которой образы соотносятся друг с другом внутри текста и с более широким системным контекстом.

Образ птицы част в обращении к умершему (что связано с символическим уподоблением души птице), а также для обозначения сирот и причитальщицы. Особенно значим образ кукушки. При обращении к стихиям появляется образ серых гусей. Гуси (образное воплощение ветра, носящего души предков) служат связующим звеном между двумя мирами.

В разделе «Образы растений» рассмотрены растительные образы, служащие для обозначения людей, предметы быта, сделанные из дерева, образ леса как преграды, значение травы и кустарников в причитаниях. С растениями связано и образование границы между тем светом и этим. Если растения символизируют жизнь, естественную смену поколений и возрастов, то и забвение умершего предка происходит по причине безостановочности жизни, её продолжения, несмотря на утрату одного из членов социума.

Названия растений и птиц часто используются для обозначения человека (в формах метафоры, параллелизма, образного обращения). В целом, эти образы можно разделить на имеющие однозначно положительную символику (лебедь, голубь, цветок) и соотносящиеся с отчуждением, горем (кукушка, крапива, сухая трава). Первые связаны с умершим, который идеален, но погублен (цветок сорван, птица должна улететь), а вторые – с причитальщицей и покинутыми близкими, которых она представляет. Причитальщица, как кукушка, выговаривает горе, и тем самым несёт его (озвучивает – закрепляет невозвращение ушедшего), поэтому в образной системе причитаний ей принадлежит особое место. Название сирот сближается то с умершим (голубушка, лебедь белая), то с причитальщицей (кукушечки, подкошенная травинка). Особо называются (жалеются) дети, оставшиеся без родительской заботы: пташки безгнёздые и недозрелые ягодки, недоцвелые цветики. Это часть развёрнутой метафоры семьи (рода) – дерева, у которого отец – корень, члены семьи – ветви, а дети, будущее рода – цветы и плоды. При отрубании (засыхании) корня гибнет весь дом. Если плоды оторваны от корня преждевременно, существование растения оказывается напрасным.

  1   2   3

Похожие:

Ключевые образы плача (на материале похоронных и поминальных причитаний вологодской области) iconПлан основных мероприятий Комитета по физической культуре, спорту и молодежной политике Вологодской области
Отборочные игры Чемпионата Вологодской области по пляжному волейболу среди мужских и женских команд городов и районов
Ключевые образы плача (на материале похоронных и поминальных причитаний вологодской области) iconРуководство деятельностью умвд россии по Вологодской области осуществляет Министр внутренних дел Российской Федерации
Переименовать Управление внутренних дел по Вологодской области в Управление Министерства внутренних дел Российской Федерации по Вологодской...
Ключевые образы плача (на материале похоронных и поминальных причитаний вологодской области) iconДепартамент занятости населения Вологодской области мир профессий рабочие профессии Мир профессий
В издании приведена информация о профессиях, востребованных на рынке труда Вологодской области
Ключевые образы плача (на материале похоронных и поминальных причитаний вологодской области) iconПрограмма подготовки квалифицированных кадров в сфере pr для нко вологодской области Областная программа «Во славу Отечества»
Вологодской области «Содружество» на 2012 год. Все проекты, представленные в нем, направлены на развитие и поддержку гражданской...
Ключевые образы плача (на материале похоронных и поминальных причитаний вологодской области) iconМетодические рекомендации для образовательных учреждений Вологодской области по переходу на Федеральный базисный учебный план 2004 года, Региональный базисный учебный план 2005 года русский язык, литература
Автономное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования (повышения квалификации) Вологодской области...
Ключевые образы плача (на материале похоронных и поминальных причитаний вологодской области) iconКулясов И. П. Тезисы: Экополитический аспект развития гражданского общества и экологическая модернизация в Вологодской области. Тезисы // Экология и здоровье в
Кулясов И. П. Тезисы: Экополитический аспект развития гражданского общества и экологическая модернизация в Вологодской области. Тезисы...
Ключевые образы плача (на материале похоронных и поминальных причитаний вологодской области) iconДоклад о состоянии и охране окружающей среды Вологодской области в 2008 году
Доклад о состоянии и охране окружающей среды Вологодской области в 2008 году / Департамент природ ресурсов и охраны окружающей среды...
Ключевые образы плача (на материале похоронных и поминальных причитаний вологодской области) iconТематический план обучения руководителей и специалистов г. Череповца и Вологодской области, эксплуатирующих опо
Общий тематический план обучения руководителей и специалистов г. Череповца и Вологодской области, эксплуатирующих опо
Ключевые образы плача (на материале похоронных и поминальных причитаний вологодской области) iconПрезентация прилагается
Мохамед Татьяна Вячеславовна – руководитель Управления Росздравнадзора по Вологодской области
Ключевые образы плача (на материале похоронных и поминальных причитаний вологодской области) iconОтчет о результатах самообследования общеобразовательного учреждения
Р/С 40701810300091000106 в гркц гу банка России по Вологодской области г. Вологды
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница