Англоязычный искусствоведческий комментарий: типология и функционально-стилистические характеристики




Скачать 424.47 Kb.
НазваниеАнглоязычный искусствоведческий комментарий: типология и функционально-стилистические характеристики
страница3/3
Дата11.12.2012
Размер424.47 Kb.
ТипАвтореферат
1   2   3
изображение не только повествует о военном времени, но и выражает авторское отношение к войне.

На картине изображены люди, привязанные к столбам и мучающиеся в предсмертной агонии, а вокруг лежат уже мертвые солдаты. На картине также изображены дула ружей, которые появляются как бы из ниоткуда, так как художник намеренно не показал, кто несет это оружие. Тем самым автор картины хотел показать жестокость и бесчеловечность войны.

Обратимся к той части ИК, которая посвящена данной картине:

He condemned the needless brutality and inhumanity of the war, regardless of who was the victim or perpetrator. Countless Spaniards were executed during the French occupation. This print offers the stark motif of gun barrels thrust into the picture, but Goya omitted the actual gunmen. This de-humanisation of the executor both literally and metaphorically emphasises the inhumanity of war.

Как видно из примера, наличие как нарративного, так и аргументирующего компонентов в произведении искусства отражено и в тексте комментария (сегмент текста, соответствующий аргументирующему компоненту, выделен подчеркиванием). Автор использует лексику, обладающую отрицательной ингерентной коннотацией: глаголы condemn и thrust, словосочетания needless brutality and inhumanity of the war, stark motif of gun barrels, de-humanisation, executor. Неоднократное употребение слов с суффиксом less (needless, regardless, countless) с семантикой отсутствия признака подчеркивает ненужность и бесполезность войны. Автор также заостряет внимание читателя на том, что война – это бесчеловечное и негуманное явление, повторяя в тексте несколько раз однокоренные слова с отрицательными префиксами in- и de- (inhumanity, de-humanisation). Таким образом, искусствовед уделяет внимание не только сюжету картины, но и ее морали, ее идейному содержанию.

В креолизованном тексте иконические средства могут самостоятельно нести определенную временну́ю информацию. Обычно это изображения предметов материальной культуры, интерьера или одежды определенного периода. Так, например, на картине сэра Джошуа Рейнолдса The Ladies Waldegrave изображены три девушки, которые занимаются вышивкой. По одежде и прическам девушек мы можем сделать вывод, что хронологически это изображение относится к XVIII веку. Вербальная же часть – ИК – не несет определенной временно́й информации:

Reynolds was particularly skilled at choosing poses and actions which suggested a sitter's character and which also created a strong composition. Here, three sisters, the daughters of the 2nd Earl Waldegrave, are shown collaboratively working on a piece of needlework. The joint activity links the girls together. On the left, the eldest, Lady Charlotte, holds a skein of silk, which the middle sister, Lady Elizabeth, winds onto a card. On the right, the youngest, Lady Anna, works a tambour frame, using a hook to make lace on a taut net.

В данном комментарии все глаголы, описывающие картину, употреблены в настоящем времени (Historical Present), а глаголы в предложении, относящиеся к описанию манеры работы художника употреблены в Past Simple.

Как показало исследование, специфика креолизованных текстов оказывает влияние на реализацию в них основных текстовых категорий. Нами были выявлены особенности их проявления в ИК. Однако рассмотрение этих текстовых категорий, традиционно выделяемых лингвистами, не может дать полного представления об ИК как о специфическом типе текста. Современные лингвисты склоняются к мнению о необходимости изучения тех аспектов текста, которые характеризуют его как нелинейную структуру, а именно интертекстуальности и гипертекстуальности.

Следующим этапом нашего анализа явилась попытка выяснить, какие прецедентные элементы наиболее частотны в ИК, и определить их функциональную специфику.

Как показало наше исследование, наиболее частотным прецедентным элементом (которые мы рассматриваем как проявление интертекстуальности) в составе текста ИК является аллюзия. Особенно часто встречаются отсылки к историческим событиям (On the nights of 13 and 14 March 1941, during the height of the Second World War, the German Luftwaffe bombed Clydebank and Glasgow); к литературным произведениям (The subjects were based on the ancient Roman poet Ovid's Metamorphoses….), их героям и авторам; а также мифологические аллюзии (While out hunting, Actaeon accidentally discovered the secret bathing place of Diana, goddess of the moon and hunt.).

Наличие аллюзий в тексте ИК, в первую очередь, является следствием того, что многие произведения искусства посвящены историческим событиям или литературным произведениям. В этом случае автору не избежать использования аллюзий, при помощи которых автор «отсылает» читателя к этим событиям и произведениям. Реципиент должен соответственно быть знакомым с историей, литературой и мифологией.

В ИК встречаются также и цитаты, но по сравнению с аллюзиями их удельный вес невелик (In July, 1896, ten months after his second arrival in Tahiti, Gauguin wrote to Daniel de Monfreid: “I am not unresonable, I live on 100 francs a month, I and my vahine, a young girl thirteen and a half years old.”).

Прецедентные явления в тексте ИК наряду с орнаментальной выполняют и информативную функцию, расширяя кругозор реципиента.

Проанализировав структуру ИК, мы пришли к выводу, что ему в полной мере присущи и основные гипертекстовые характеристики. Во-первых, информация здесь представлена в виде разных тематических блоков-гнезд и «войти» в эту структуру можно (за редким исключением) с любого блока. Можно читать все тексты подряд, один за другим; найти в книге или на сайте тексты, посвященные творчеству художников, читателю также дается возможность ознакомиться с биографией художника, обратиться к глоссарию; наконец, он может просто смотреть репродукции и составить собственное представление о картине, не обращая внимание на ИК.

Во-вторых, восприятие каждого текста может идти в разных направлениях: от визуальной части к вербальной, от вербальной к визуальной.

Одним из наиболее частотных средств связи частей гипертекста, которое находит свое отражение в ИК, является однонаправленная гиперссылка [Протченко, 2006; Стройков, 2008]. Она может отсылать читателя к другим тематическим блокам или даже к другим комментариям, тем самым давая возможность читателю совершить «прыжок» из одного блока в другой, либо «игнорировать» гиперссылку и двигаться линейно.

Так, например, особой разновидностью гипертекста, который присущ тексту ИК, являются так называемые самостоятельные блоки информации, принадлежащие сфере, которая детерминирована тематикой самого комментария – это биография художника.

Таким образом, разнообразные проявления интертекстуальности и гипертекстуальности в тексте ИК свидетельствуют о нелинейности его структуры.

В третьей главе «Функционально-стилистическая характеристика искусствоведческого комментария как нежесткого типа текста» мы пришли к выводу, что аутентичный англоязычный ИК с точки зрения стилевой принадлежности представляет собой межстилевое образование, обладая характерными чертами публицистического и научного функциональных стилей.

Текст ИК более всего тяготеет к таким жанрам публицистического стиля, как эссе и рецензия. Отличительной особенностью жанра эссе является то, что в нем осуществляется анализ какого-либо, преимущественно гуманитарного, объекта мысли, а не личности автора. В ИК автор анализирует работу художника, либо его творчество, но, как правило, не дает оценку личности творца.

Наличие общих функций сближает англоязычный ИК с жанром искусствоведческой рецензии. Как и рецензия, ИК обладает информационной, оценочной и интерпретационной функциями. Более всего в англоязычном комментарии преобладают информационная и интерпретационная функции, т.к. автор комментария, как правило, старается быть объективным и не дает оценку произведению искусства. Он предоставляет информацию о содержательной стороне произведения и информирует читателя об авторе картины.

Интерпретационная функция ИК проявляется в том, что автор раскрывает замысел художественного произведения, основываясь на своих знаниях: он интерпретирует объекты, изображенные на картине, оставляя при этом читателю простор для собственного толкования. Например, на картине художника Эль Греко Аллегория изображены мальчик, зажигающий свечу, обезьяна и усмехающийся мужчина. Автор комментария, интерпретируя данную картину, употребляет такие модальные предикаты, как: may refer, however, may represent, could suggest, may be intended, которые придают суждению не утвердительный, а предположительный характер:

The intense light and deep shadow enhance the air of mystery around the boy lighting a candle, watched closely by a monkey and grinning man. The monkey may refer to the artist's skill in aping nature, especially in flickering light effects. However, monkeys often symbolised vice and the grinning man may represent folly. The kindled flame could suggest the arousal of passion. The painting, therefore, may be intended to convey a moralising message against the base and foolish instinct of lust.

В данном комментарии автор предполагает, что обезьяна олицетворяет умение художника копировать объекты окружающей действительности, либо является символом зла, порока, а ухмыляющийся человек олицетворяет собой глупость. Зажженный огонь может означать, по мнению автора, пробуждение страсти, а картина в целом, возможно, была написана для того, чтобы передать морализованное сообщение, суть которого – осуждение низменного и глупого инстинкта вожделения.

В плане языкового содержания в рассматриваемом комментарии преобладает общеупотребительная лексика, что делает текст доступным для широкого круга читателей. При описании картины автор использует адъективные словосочетания: intense light, deep shadow, grinning man, aping nature, flickering light effects, – которые являются нейтральными по своей стилистической окрашенности, что позволяет снять неоднозначность понимания, т.к. целью ИК является помощь читателю в понимании смысла, заложенного в картине.

По нашему мнению, задача автора ИК заключается в том, чтобы эксплицировать тропы и фигуры речи, заложенные в изобразительном произведении. Несмотря на то, что традиционно тропы и фигурах речи как стилистические категории принадлежат сфере естественного человеческого языка, можно вести речь об этих категориях применительно и к визуальному языку. В ИК эти тропы эксплицируются. Так, вслед за Л.С.Большаковой мы выделяем визуальную метафору [Большакова, 2008].

В приведенном выше примере автор комментария показал нам, насколько метафорична картина Эль Греко, и эксплицировал смысл визуальных метафор. Таким образом, интерпретационный характер комментария роднит его с жанром рецензии, где интерпретация произведения является одной из основных задач автора. В ИК при эксплицировании фигур речи и тропов их образность не сохраняется, происходит их нейтрализация, что является характерной чертой англоязычного аутентичного ИК.

Публицистика тематически неисчерпаема, труднообозрима, огромен ее жанровый диапазон, велики выразительные ресурсы. С этой точки зрения публицистика – наиболее богатая разновидность литературы.

Неоднородность и разнообразие лексики относится к числу характерных черт исследуемого нами типа текста. При этом в рамках одного абзаца часто соседствуют слова и выражения с различной стилевой отнесенностью и степенью эмоциональной окрашенности. В качестве примера приведем отрывок из комментария к картине Диего Веласкеса An Old Woman Cooking Eggs:

Velázquez was eighteen or nineteen when he painted this remarkable picture. It clearly demonstrates his flair for painting people and everyday objects directly from life. His fascination with contrasting materials and textures and the play of light and shadow on opaque and reflective surfaces resulted in brilliant passages of painting, especially the eggs cooking in hot oil and the varied domestic utensils. At the start of his career Velázquez painted a number of these kitchen or tavern scenes, called 'bodegónes' in Spanish.

Описывая картину, автор употребляет такие эмотивные слова и словосочетания с положительной оценочной коннотацией, как remarkable picture, brilliant passages of painting. Эти лексические единицы позволяют комментатору передать положительное отношение к предмету описания. В то же время он использует художественные термины и стилистически нейтральную лексику, что является характерным признаком языка научного стиля (contrasting materials and textures, the play of light and shadow, opaque and reflective surfaces, passages of painting), а также клишированные фразы, характерные для текста ИК (It clearly demonstrates, everyday objects, contrasting materials and textures, result in, at the start of his career). Разговорное выражение (his flair for painting people), употребленное во втором предложении, придает ИК менее формализованную тональность, способствуя сближению точки зрения автора и реципиента.

С точки зрения синтаксических стилеобразующих средств публицистического стиля, выделяемых большинством авторов [Борисова, 2007; Гальперин, 1981; Кожина, 1983; Солганик, 1997; Разинкина, 2004] и обнаруженных в нашем материале, одной из характерных черт является наличие вводных конструкций и обособленных членов предложений. Интересно отметить, что сами предложения, хотя и достаточно лаконичны по своему содержанию, являются весьма сложными по своей синтаксической организации.

Нижеследующий отрывок из текста ИК к картине Тициана Diana and Actaeon является показательным с точки зрения реализации синтаксических параметров, присущих публицистическому стилю:

The first two mythologies, 'Danae' (1549–50) and 'Venus and Adonis' (about 1552–4), were variations of pictures Titian had painted before. In 1556, the year Philip was crowned king of Spain, Titian sent him 'Perseus and Andromeda', to be joined later by the 'Rape of Europa' (1559–62). Three years after the 'Perseus', Titian sent Philip 'Diana and Actaeon' and 'Diana and Callisto'. Designed as pendants (a stream flows from one to the other), the two paintings have remained together throughout their history. Another late poesia destined for Philip but never sent is The Death of Actaeon, now in the National Gallery. In this work, Titian movingly depicted Actaeon, transformed into a stag by Diana, being torn to death by his own hounds.

Использование в первом и втором предложении обособленных приложений ((The first two mythologies, 'Danae' (1549–50) and 'Venus and Adonis' (about 1552–4), were variations of pictures Titian had painted before.); (In 1556, the year Philip was crowned king of Spain, Titian sent him 'Perseus and Andromeda', to be joined later by the 'Rape of Europa'.)) увеличивает смысловую емкость высказывания и коммуникативную возможность текста.

Синтаксическая структура второго предложения осложнена инфинитивной конструкцией (to be joined later by the 'Rape of Europa' (1559–62)), которая призвана заострить внимание читателя на периоде написания картины. О синтаксической насыщенности данного отрывка свидетельствует также наличие различных обособленных членов предложения: причастного оборота (Designed as pendants) и вводной конструкции (a stream flows from one to the other). Кроме того, в данном примере автор использует распространенные предложения.

Для стиля публицистики характерна общедоступность. ИК ориентирован на широкий круг читателей, поэтому тексты комментария изобилуют различными приложениями, вводными конструкциями и придаточными предложениями, которые помогают читателю эксплицировать смысл высказывания.

Еще одной характерной чертой публицистического стиля является использование риторических вопросов. Этот прием характерен и для ИК:

How does this silhouetted fence, with its mixture of primitive skulls and refined decorative forms from Asia, appear in a wilderness dominated by a distant idol? (Sacred Mountain 1892, Paul Gauguin)

Риторический вопрос не предполагает ответа, но заставляет читателя задуматься. Именно благодаря этому стилистическому приему в нашем примере устанавливается невидимая обратная связь с читателем.

Особенности научно-популярного подстиля, который находится на пересечении публицистического и научного стилей, также нашли свое отражение в тексте ИК в силу того, что он стремится предоставить читателю более детальную фактуальную информацию о картине и/или художнике и максимально расширить его фоновые знания.

Языку англоязычного ИК присущи логичность, последовательность и монологический характер изложения, что является характерной чертой научного и научно-популярного стилей.

Лексику ИК, как и лексику любого научного и научно-популярного текста, составляют три основных пласта: общеупотребительные слова, общенаучные слова и термины.

Анализируя произведения изобразительного искусства, автор употребляет специфическую лексику, которой традиционно пользуются искусствоведы при описании живописных полотен. Однако это не делает текст недоступным для понимания рядового читателя, так как эта лексика в целом широко употребительна: а preparatory oil sketch, private devotion, a pastoral landscape, handling of colour, pure forms and colour; realistic style, clearly defined contours, decorative art, etc.

К общенаучной лексике в тексте комментария можно отнести такие слова, как: phenomenon, depict, encompass, complexity, unprecedented, conventional, highlight, emphasize, derive, etc.

Третий пласт лексики, присущий научному стилю, – терминология. Каждая область науки характеризуется наличием определенного пласта узкоспециализированных терминов. ИК не является в этом плане исключением. Для него характерно употребление искусствоведческих терминов, требующих наличия определенных фоновых знаний из области изобразительного искусства:

Aestheticism, Art Nouveau, the cut off view, Bloomsbury Group, Constructivism, conversation piece, Cubism, Impressionism, divided brush stroke, Grand Manner, history painting, the Ideal, Independent Group, tondo, etc.

Поскольку термины относятся к разряду специальной лексики, их использование в тексте ИК может внести трудность в адекватное восприятие текста. Как нами было уже отмечено, исследуемые тексты ориентированы на широкий круг читателей. Именно поэтому ИК зачастую снабжен глоссарием, где авторы-составители дают пояснение тому или иному термину.

Характерной особенностью ИК является широкое употребление локативной лексики, а также использование клишированных словосочетаний, которые помогают быстрее постичь логику изложения.

Присоединяясь к мнению Е.Е.Анисимовой об основной функции локативной лексики как средстве выражения пространственных отношений [Анисимова, 2003: 43], добавим, что ее употребление также может быть отнесено к конституирующим признакам научно-популярного текста, где проявляется стремление четко обозначить положение предмета в пространстве:

Behind him stands Melchior with a retinue of attendants. Balthazar is on the left. Further back an onlooker, seen through a doorway, may be a self portrait of the artist.

В отличие от языка научной прозы, в тексте комментария встречаются слова и выражения с ярко выраженной эмоционально-экспрессивно оценочной составляющей:

1) The elegant poplar trees on the banks of the River Epte, seen against a patchy blue summer sky, fuse with their reflected image in a network of brightly coloured brushstrokes. <…> He used a boat as a floating studio and captured beautifully the shimmering effects of sunlight on water. (Poplars on the Epte 1891 Claude Monet)

2) Gauguin went far to find his garden of Eden. He arrived with its lovely and mysterious image, drawn in part from his own desires, already partially fixed in his mind’s eye;….

Употребление экспрессивной лексики с положительной ингерентной коннотацией в тексте ИК, на наш взгляд, может быть объяснено тем, что назначение ИК не только представление детального описания работы художника, но и оказание эстетического воздействия на читателя.

Отметим, что стремление быть понятым, необходимость ориентации на широкий круг читателя приводят к использованию в тексте комментария довольно устойчивых языковых средств, характерных для научно-популярного стиля. В научно-популярной литературе ориентация на образность не означает, как правило, создания глубоких многомерных образов. Используемый образ прозрачен, как бы одномерен, связан с жизненным опытом читателя [Разинкина, 2004:214-215]. Отсюда и преобладание в ИК узуальных эпитетов (brightly coloured (brushstrokes), shimmering (effects), beautiful (balance)) Если же автор использует метафорический эпитет (elegant poplar trees) или аллюзивную метафору (to find his Garden Of Eden), то их интерпретация не представляет трудности. Данные стилистические средства не вызывают каких-либо сложных ассоциаций, доступны и понятны читателю.

Авторское «я», замененное авторским «мы», и означает «мы с вами», «я и читатель», которое имеет прагматическое значение plural of modesty. Это показывает более уважительное отношение к читателю, некое с ним единство и его вовлеченность в процесс описания картины и делает текст комментария еще более объективным:

Between its rhythmic intervals we are allowed brief glimpses of a space beyond, which only increases the element of mystery within….

Titian invites us to meditate on the transience or passage of human life and reminds us of everlasting love.

Как известно, объективность является одной из основных характеристик научного стиля. Автор ИК зачастую не высказывает свои мысли и предположения напрямую, а использует характерную для английского языка эпистемическую модальность, употребляя такие характерные модальные слова и выражения, как: perhaps, probably, seem, may, etc. Например:

The monkey may refer to the artist's skill in aping nature, especially in flickering light effects.<…> The painting, therefore, may be intended to convey a moralising message against the base and foolish instinct of lust. (An Allegory (Fàbula) about 1580 – 1585, El Greco)

В данном комментарии при интерпретации изображения автор использует модальный глагол may, который обозначает «вероятность», тем самым он не навязывает своего мнения, а лишь делает предположение и дает возможность читателю самому интерпретировать смысл картины.

На синтаксическом уровне основным средством реализации научно-популярного стиля в тексте англоязычного ИК являются, прежде всего, параллельные конструкции и сложноподчиненные предложения с разветвленной системой придаточных предложений. Синтаксический параллелизм может сочетаться с анафорическим повтором:

However far he left the Paris behind, however much he loved the tropics, he was still an exile from France, and a conscious exile from the European tradition. (Contes Barbares 1902, Paul Gauguin)

Благодаря анафорическому повтору семантически более значимой становится следующая за ним, неповторяемая часть высказывания. Как следует из примера, комментатор обращает внимание читателя на то, что художник был чужаком для Франции и для европейских традиций.

Такой стилистический прием, как цитата, является стилеобразующим в англоязычном комментарии. Отметим, что в тексте ИК встречаются цитаты разного размера (от одного предложения до нескольких абзацев) и наиболее частотной является прямая цитата, подтверждающая нашу гипотезу о наличии в нем основных характеристик стиля научно-популярной литературы.

В текстах ИК цитата вводится не так строго, как в собственно научных текстах, а скорее тяготеет к модели научно-популярной литературы, где указывается лишь источник цитирования без указания остальных выходных данных, то есть места и года издания, а также страниц первоисточника, причем это в полной мере касается как малых, так и больших по объему цитат:

Then too this is a genre picture, pictured with sympathy (and perhaps envy?) for the monotonous simplicity of a peasant life apparently without problems. “I love Brittany,” wrote Gauguin to his friend Shuffenecker. “I find wildness and primitiveness there. When my wooden shoes ring on this granite, I hear the muffled, dull, powerful tone I seek in my painting.”

Включение прямой цитаты (выделено подчеркиванием) подкрепляет точку зрения автора, делает текст комментария более авторитетным.

Итак, как показывает анализ материала, ИК обладает каноническими чертами стиля научно-популярной литературы, что проявляется на основных уровнях языка. Однако в отличие от научно-популярного стиля изложения, выполняющего только интеллективную функцию, в этом типе текста одновременно с информативной функцией реализуется и функция эмоционально-эстетического воздействия.

Таким образом, анализ функционально-стилевых характеристик ИК позволяет отнести его к тексту нежесткого типа, которому присущи характеристики публицистического и научно-популярного стилей. Признаки одного функционального стиля повторяются в признаках других функциональных стилей, что в полной мере относится и к нашему материалу и еще раз подтверждает утверждение исследователей о способности функциональных стилей к взаимодействию и взаимопроникновению.

В заключении подводится общий итог исследования и намечаются его дальнейшие перспективы, которые заключаются в проведении анализа неаутентичного англоязычного или русскоязычного ИК на предмет выявления различий в типологических и функционально-стилистических характеристиках по сравнению с аутентичным англоязычным ИК, с целью составления рекомендаций по переводу русскоязычных ИК на английский язык. Одной из возможных перспектив может стать изучение средств рецепции и реконструкции визуального образа в ИК. Специальный предмет исследования может составить более детальное изучение гипертекстовых характеристик ИК.


Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

а) научные статьи, опубликованные в научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Ведьманова Е.Е. Особенности искусствоведческого комментария как вторичного зависимого креолизованного текста [Текст] / Е.Е. Ведьманова // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Самара: Издательство Самарского научного центра РАН, 2009. Том 11 №4 (30) (5). - С. 1348-1353. - 0,8 п.л.

2. Ведьманова Е.Е. Англоязычный аутентичный искусствоведческий комментарий как нежесткий тип текста [Текст] / Е.Е. Ведьманова // Вестник Челяб. гос. ун-та. Филология. Искусствоведение. Выпуск 50. Науч. журнал. – Челябинск, №3 (218) 2011. - С. 20-24. - 0,5 п.л.

3. Ведьманова Е.Е. Интерпретационные характеристики англоязычного аутентичного искусствоведческого комментария [Текст] / Е.Е. Ведьманова // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Самара: Издательство Самарского научного центра РАН, 2011. Том 13 №2. - С. 203-205. - 0,5 п.л.

б) научные статьи, опубликованные в других изданиях:

4. Ведьманова Е.Е. Искусствоведческий комментарий как разновидность вторичного текста [Текст] / Е.Е. Ведьманова // Язык. Культура. Коммуникация. Материалы III Международной заочной научно-практической конференции, г. Ульяновск, март 2009г./ Отв. ред. проф. С.А. Борисова. – Ульяновск, 2009. - С. 288-292. - 0,3 п.л.

5. Ведьманова Е.Е. Средства реализации категории модальности в англоязычных текстах искусствоведческого комментария к произведениям живописи [Текст] / Е.Е. Ведьманова // Высшее гуманитарное образование XXI века: Проблемы и перспективы: Материалы четвертой международной научно-практической конференции: Т.2. Филология и другие науки. – Самара: ПГСГА, 2009. - С. 31-33. - 0,3 п.л.

6. Ведьманова Е.Е. Структурно-композиционные характеристики англоязычного искусствоведческого комментария [Текст] / Е.Е. Ведьманова // Альманах современной науки и образования. Тамбов: Грамота, 2009. №8(27): Языкознание и литературоведение в синхронии и диахронии и методика преподавания языка и литературы в 2-х ч.Ч. 2. - С. 34-36. - 0,4 п.л.

7. Ведьманова Е.Е. Прецедентные явления в составе англоязычного искусствоведческого комментария [Текст] / Е.Е. Ведьманова // Языковые и культурные контакты различных народов: сборник статей Международной научно-методической конференции. – Пенза: Приволжский Дом знаний, 2009. - С. 36-39 - 0,3 п.л.

8. Ведьманова Е.Е. Функционально-стилевые особенности искусствоведческого комментария (на материале англоязычных искусствоведческих комментариев к произведениям живописи) [Текст] / Е.Е. Ведьманова // Стилистика и межкультурная коммуникация: сб. науч. Ст. [Текст] / М-во культуры РФ: ФГОУВПО «СГАКИ»; под общ. ред. Е.В. Вохрышевой. – Самара: Самар. гос. акад. Культуры и искусств, 2010. - С. 112-118 - 0,3 п.л.

9. Ведьманова Е.Е. Основные виды гипертекста в англоязычном аутентичном искусствоведческом комментарии [Текст] / Е.Е. Ведьманова // Гипертекст как объект лингвистического исследования: Материалы всероссийской научно-практической конференции с международным участием, 15 марта 2010. – Самара: ПГСГА, 2010. - С. 11-14 - 0,4 п.л.

10. Ведьманова Е.Е. Образ автора англоязычного искусствоведческого комментария [Текст] / Е.Е. Ведьманова // Высшее гуманитарное образование XXI века: Проблемы и перспективы: Материалы пятой международной научно-практической конференции / Отв. редактор Л.В. Вершинина. – Самара: ПГСГА, 2010. - С.101-103. - 0,4 п.л.

1   2   3

Похожие:

Англоязычный искусствоведческий комментарий: типология и функционально-стилистические характеристики iconТерминологизация как функция языка и культуры: системно-языковые, социально-культурные и функционально-коммуникативные характеристики русско- и англоязычных терминов налогового права
Системно-языковые, социально-культурные и функционально-коммуникативные характеристики русско- и англоязычных терминов налогового...
Англоязычный искусствоведческий комментарий: типология и функционально-стилистические характеристики iconФактор оценки в механизмах экспрессивного усиления в сфе и в высказывании
Конечно, в сфе действуют не только оценочные коннотации. Здесь могут выделяться функционально-стилистические и различные жанровые...
Англоязычный искусствоведческий комментарий: типология и функционально-стилистические характеристики iconЖанрово-стилистические характеристики англоязычного научно-популярного дискурса (на материале периодических изданий по авиации)
...
Англоязычный искусствоведческий комментарий: типология и функционально-стилистические характеристики iconФункционально ориентированный информационный поиск
В работе рассматриваются достоинства, узкие места и возможные пути усовершенствования методики функционально ориентированного информационного...
Англоязычный искусствоведческий комментарий: типология и функционально-стилистические характеристики iconКомментарий к Земельному кодексу
Комментарий к Земельному кодексу (из книги "Комментарий к земельному законодательству Российской Федерации". М.: Юрайт-Издат, 2002....
Англоязычный искусствоведческий комментарий: типология и функционально-стилистические характеристики iconКакими свойствами обладает функционально полная система логических функций?
Пусть задана функционально полная система логических функций F= {f1, fn}. В каком случае система логических функций G={g1, gm} также...
Англоязычный искусствоведческий комментарий: типология и функционально-стилистические характеристики iconОтчет о проведении тридцать пятой научной конференции студентов
А. С. Гринштейн); подсекция «Функционально-семантические характеристики лексических и фразеологических единиц в различных типах текстов»...
Англоязычный искусствоведческий комментарий: типология и функционально-стилистические характеристики iconИсследовательская работа по английскому языку «семантико-стилистические особенности английских имен собственных личных»
Семантико-стилистические особенности английских имен собственных личных
Англоязычный искусствоведческий комментарий: типология и функционально-стилистические характеристики iconКомментарий к федеральному закону
Данное издание представляет собой постатейный комментарий к Федеральному закону от 18. 06. 2001 n 78-фз "О землеустройстве"
Англоязычный искусствоведческий комментарий: типология и функционально-стилистические характеристики iconЭто пояснительные замечания, рассуждения по поводу выделенной вами проблемы текста. Комментарий должен связать проблему, сформулированную ранее, с
Комментарий показывает, насколько глубоко и полно ученик понял проблему, сумел увидеть её аспекты, намеченные
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница