Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы




НазваниеБелоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы
страница7/30
Дата06.12.2012
Размер4.3 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   30

Наш Бог ради-родился


Отрича младо, привечный Бог.

(завершали чаще говорком или выкрикиванием):

- Здравствуйте хозяин с хозяюшкой!

С Рождеством Христовым, с праздничком!»

(Омутинский р-н, д. Рассвет).

Песнопением духовным рождение Христа объявлялось частью человеческого и космического мира, высказывалась благодарность Богу и пожелание жизненного благополучия. Заклинательный дух выражен в том, что славильщики осознавали себя подателями благополучия. «Взрослые ходили и пели «Рождество твое Христе Боже наш», а дети бегали и колядовали утром. Нарядятся и хохочут все. Славили Христа!», «Давали славильщикам у кого что найдётся, но прежде первый славильщик садился на подушку, которую хозяйка тут же ложила на порог и приговаривала: «Как славильщик первый, так и первая цыпушечка будет (примета, что гусей после этого будет много)» (Омутинский р-н, с. Шабаново).

В Новый год (в день святого Василия Кесарийского) подчеркивалась аграрная и продуцирующая магия обряда «посевания», когда дети бегали по дворам, разбрасывали зерно и приговаривали: «Сею-сею, посеваю, с Новым годом проздравляю, со скотом, с «животом», с маленькими телятками, с маленькими ребятками» (Омутинский р-н, д. Южно-Плетнёво). «Ходили по домам, посевали. Посевали для того, чтобы человек жил богато, посевали пшеницей, крупой» (Викуловский р-н, д. Каргалы). Святочный обход «посевание» трактуется Т.А. Бернштам как ритуальный посев, символизирующий переход мальчиков («обходчиков» дворов, наделенных магической способностью повышать урожай, обеспечивать плодовитость скота), в старшую возрастную группу через приобщение к мужскому труду.

В течение всего святочного периода «рядились» веселые «святочники», шкодничали «шуликины». Исследователи В.Я. Пропп, В.И. Чичеров, говоря о генезисе колядования, отмечают магический характер обряда, характерный для всех календарных циклов, а колядовщиков определяют существами, наделенными нечеловеческой силой, способными повлиять на урожай, благополучие семьи и на состояние здоровья каждого ее члена. Действия ряженых «шуликанов», «шуликенов», гадания и ритуальная еда представляют фазу контакта с «иным» миром. Разнообразные обряды ряжения, представляющее собой бесхитростное увеселение, состоящее в изменении своего облика, умение сделать себя неузнаваемым и с помощью формы смеховой игры дурачить, веселить или пугать окружающих своим комическим видом. Святочное ряженье и маскирование в своей основе содержат идею перевоплощения человека в иное существо, осуществляющее магическое воздействие на природные и стихийные силы, а приёмы ряженья остаются исключительно языческими символами плодородия.

В западносибирских обычаях ряжения доминируют несколько смысловых мотивов. Один из них, связанный с мотивом плодородия, воплощается в обрядовом перемене пола (травестизм): переодевание в одежду другого пола (мужчина – в женскую одежду, а женщина – в мужскую). Изменённая принадлежность к полу обязательно подчёркивалась такими существенными деталями: мужчина оформлял женскую грудь, а женщина – мужской половой орган (чаще всего спереди подвешивали морковь). В этом ритуале отчётливо проступают следы фаллического культа, известного на ранних стадиях развития многих народов. «Девки переодевались в парней, а парни в девок, и ходили по деревне с палками. На палках привязывали платок» (Омутинский р-н, д. Южно-Плетнёво).

Признаки антимира отчетливо прослеживаются в выворачивании наизнанку меховых вещей (шубы, лохматые шапки). Переодевание и надевание старой одежды наизнанку являлось воплощением идеи обновления жизни и преодоления смерти. Ряженые надевали на себя простыни, подвязывались полотенцами или набрасывали их через плечо. «Нарядчики ходили. Шубу переворачивали и сермяги надевали, и опояской попирязывались, кто полотенцем, кто чем. Раньше длинные и расшиванные были полотенца. Наряжались, бороды поделают всяко и ходили. В избу заходили, плясали, пели и всяко было» (Голышмановский р-н, д. Ражево). «Ряженые ходили: вывернутый тулуп, широкие опояски (ремни), пимы печатные (с рисунками)» (Омутинский р-н, д. Кашевская). «Рядились: выворачивали шубы; в чертей, привязывали хвосты, надевали рога вместе со шкурой от коровы. Зайдёт в избу - испугаешься» (Омутинский р-н, д. Никольск). Лицо красили, закрывали редкой тканью, мазались сажей, иногда надевали маски. «Вечерами бегали ряженые: шубу вывернут, пострашней намажутся золой («что не страшней, то и ладно»); «Ходят нарядчики, бабы пьяные. Нарясуются, что и не разберёшь, кто есть кто! Рисовались всем, чем можно: сажей и т.д., выворачивали шубы» (Омутинский р-н, д. Южно-Плетнёво).

Еще один мотив – идея поклонения предкам (переодевание покойником). В деревнях Исетского района встречались «белые» ряженые («покойники»). Старожилы вспоминают, что даже на вечёрках большой забавой считалась игра в покойника: «Мужики покойниками рядились. Сошьют себе белые штаны, наденут сверху белую рубаху, вставят из картошки зубы себе и бегут на вечеринку» (Исетский р-н, д. Кукушки). Кто-то наряжался в попа, держал кадило, а все вокруг пели песни. Лежащий «покойник» мог ткнуть кого-нибудь шилом или иголкой, а в конце вскакивал и плясал. «Поп» и «плакальщицы» создавали «похоронную процессию», при этом звучащая брань, нечеловеческие вопли отпугивали нечисть, несли в себе магическую функцию.

Накануне Крещения всю ночь молились (с 18-19 января), а утром шли на Иордань к крещенской проруби, выдолбленную в форме креста и освещенную батюшкой, чтобы искупаться в ней, «омыться», избавиться от вредоносной силы. Древнее представление о воде как исцеляющем средстве выражалось в том, что освящённой водой лечились от болезней. Некоторые купались в Иордане, мыли руки, лицо, смывая грехи. «Прорубали прорубь, привозили из церкви попа, который освящал воду. В этой воде обмакивали иконы, и пока священник молился, брали эту священную воду домой, умывали ребятишек от сглазу, испугу и порчи» (Омутинский р-н, с. Шабаново). Прорубь становилась местом гадания, с целью очищения в ней купались «шуликины», «смывая с себя бесовскую личину» и грех общения с нечистой силой. Святой водой окропляли жилые помещения, а на пограничных зонах (окно, дверь) ставили крестики: «Все закрестят: двери, окна, печную заслонку, посуду и телегу» (Сладковский р-н, д. Рождественка). «На Крещение крестики ставили над окошками, над дверями, на ворота, как заходишь в ограду на ворота. Нарядчики были, как черти бегали, вот и зачертили, закрестили, чтоб никто не заходил больше» (Голышмановский р-н, д. Боровлянка).

В деревнях, где стояла церковь, совершали вокруг неё крёстный ход, возглавляемый священником, до самой реки, а попутно заходили к немощным и старым людям. «Батюшка в Крещенье идет и несет крест на голове голыми руками. А мороз... Он всё-равно голыми руками несёт. Руки красные, как гусиные лапки... Крестом воду крестит» (с. Аромашево); «В этот день никто не работал. Ходили в церковь утром. Поп ходил на озеро, прорубали прорубь в виде креста, поп опускал туда крест, затем брали из этой проруби воду – она считалась святой» (Омутинский р-н, с. Ситниково); «Священник с иконой ходил к проруби» (Омутинский р-н, д. Кашевская); «Ходили в церковь. Прорубали иордань, поп ходил, освящал» (Голышмановский р-н, д. Усть-Ламенка).

На масленичной неделе строили снежные городки, изготавливали чучело, катая его на лошадях вместе с музыкантами, развлекались, наряжаясь в старика и старуху. «Чучело наделам, приготовим. Масленка придёт – мы его потащим. В каждый дом заходим, с Масленкой поздравляем. Нас кто угостит, кто чё. Мы идём дальше, в другой дом. Так вот таскали чучело по всей деревне. Пьём тут вино, гуляем, пляшем. Чучело из соломы: мы брови сделам, глаза сделам, шапку на его наденем, сапоги, веник дадим в руки; таскали на санках. Когда Масленке конец, мы его сжигали на середине деревни, на дороге. Чучело сожжём и Масленке конец. Со среды Масленку празднуют, а чучело в понедельник делали» (Упоровский р-н, д. Скородум). «Масленку возили по деревне на санках, возят по всей деревне. Песен при этом не пели, просто везли зажжённую по деревне» (Упоровский р-н, д. Лыково). «Везут Масленку: запрягут лошадей пару, да ещё пару одну запрягут. Поставят на сани короб, да там ещё на коробе бочку воды с собой возьмут. И вот везут эту Масленицу, а ребятишки рядом бегом, а вода брызжет!» (Упоровский р-н, д. Липиха). В Исетском районе повсеместно наблюдается игра мужчины или женщины в роли Масленицы.

В Исетском р-не Масленку возили с четверга по воскресенье: «В сани ставят соломенное чучело в женской одежде. Запрягают собак или жеребцов, с чучелом садят кучера и выкрикивают в последний день: «- Масленица-широкорожая, обманула нас» (д. Бобылево). «На сани ставят жердь, сверху колесо и к нему привязывают веники. Ездят кучер и парни. Отгуляют, веники снимут и сожгут» (д. Лобанова).

Масленичное ряжение посвящено также божеству праздника: «Наряжались цыганами, лошадью. На палку насаживали голову лошади, давали её в руки человеку, накрывали его покрывалом и разыгрывали сценку «продажа лошади цыганам» (с. Исетское).

В д. Липиха Упоровского района с молодых, сыгравших свадьбу в период «мясоеда», собирали платки, «сшивали их чисто все» и подвешивали на самую верхушку деревянного столба «города», который ставил заранее жених. Получить подарок молодых хотел каждый, особенно тот парень, что хотел обеспечить благополучие в своей будущей женитьбе. Но озорство брало верх: «А одни молодые к им приехали за платком, а оне взяли да телячью шкуру отдали. Дак ведь телячью шкуру на город повесили, а уж потом на этой шкуре все каталися». Тем кому посчастливилось залезть на «город» доставался подарок, если нет – его забирали хозяева. «Ставят столб: сколько молодых в году, столько и платков одевали на «тычку», город. Каждый на коне едет к столбу: если ничего не снимали, то столб спиливали и бросали. Мужики бегут к столбу в драку, кому что достанется. Когда было много народу, ставили два города» (Упоровский р-н, д. Лыково). «Город ставили, вешали какой-нибудь подарок: когда тяпло, дак обкатят ево водой, льдом обморозят столб, парни и мужчины лазили, снимали» (Упоровский р-н, д. Липиха). Обряды, связанные с молодоженами, достаточно разнообразны, содержат в себе продуцирующую магию и обеспечивают себе благополучие и потомство: их «мылили» в снегу (выражение возрождающей способности смерти) или просто бросали в них снежные комочки; заставляли целоваться при катании с гор, обязательно катали в кошовах. В Голышмановском р-не молодожены в первый день праздника отправлялись в дом родителей невесты, где гостили целую неделю. В Исетском р-не теща пекла из теста каральки, украшала их орехами, медом, маком, изюмом и везла зятю, приглашая погостить. Масленичные визиты превращаются в «пиршество», что является доказательством гостеприимства, хотя не все они проходили мирно и гладко, если зять себя считал обманутым стороной невесты.

Обычай кулачных боев, состязаний, взятия снежных городков запечатлен и в современных записях (Исетский р-н), что связано с уничтожением зимы, но с течением времени они приобрели развлекательный смысл. «Опоясывались красивым самотканым полотенцем, за которое друг друга и хватали, перекидывая через себя «кто кого оборет». Боролись «с холки», «с крюку», «с пятки», «с носка» (Тюмень).

В пятницу, субботу и воскресенье весь деревенский люд выходил на улицу в надежде прокатиться на лошадях – кто верхом, кто в кошовах. Молодые, поженившиеся в текущем зимнем сезоне, разъезжали на кошовках. «Катались на лошодях. Снаряжали коврами, подушки клали – это те, кто в первый год живёт, молодки делали. Катались малодёжь в кашовках» (Упоровский район, д. Скородум). Катания продолжались с утра до вечера. «Запрягали коней и целую неделю на них прокатывались: больши и маленьки – все на конях катались по деревне» (Упоровский р-н, д. Липиха.). Катанию с гор первоначально приписывался культ плодородия, позже «катушка» превратилась в развлечение молодежи.

В Сибири катались на «кружале» - карусели на льду, устроенной из санок, жердей и тележного колеса, надетого на ось, вмороженную в лед. «Горку ледяную строили, а мы были маленьки. Как уйдут ети…взрослые, дак мы на катушке до 12 часов катаемся. Катушку ставили на реке, чтобы далеко укатываться по льду (Упоровский р-н, д. Липиха). «Катушку большую заливали, приблизительно с километр. Кто в замуж не ушел, того свалят и на нем катятся с катушки-то. Катались и на свахе, что девку не смогла высватать. Такая сваха боялась и на катушку идти, а то как навалятся на нее до смерти»; «Катушку ладили на реке. Вокруг нее ёлки усаживали. Катались парочками. Считалось – какая девка не катается, та не на моде. После Масленки солому и елки сжигают, а катушка остается для детей» (Исетский р-н, с. Архангельское). «Катушки по Тоболу были большие. С середы катаются. На конях гоняли, ленты привязывали. Город ставили высокой, столб сосновой. Молодые, у которых недавно была свадьба, вешали что-нибудь. Столб гусиным салом намазывают» (с. Упорово). «На конях катались, запрягали в последний день, он называется – цаловником, с горы катятся, и парень цалует девку» (Упоровский район, д. Марково). Во время катания с гор девушки садились на колени к парням (иногда наоборот), скатившись, целовались. Особенно веселым катание с гор становилось в воскресенье в «целовник». «Всю неделю катаются, а в цаловник, в последний день цалуются, а неделю всю катаются – не цалуются»; «Девку скатят на санях, стоят и цалуются, а потом запрягают коней, девку садят и по улице гуляют (на цаловник)» (Упоровский р-н, д. Старо-Шадрина).

Сжигание чучела Масленицы - действие общенародное, обрядовое. Во многих деревнях вместо чучела сжигали соломенный сноп или просто пучки соломы. Под вечер соломенные снопы расставляли по всей деревне. Снопы и чучело сжигали на возвышенном месте, при этом говорили: «Катушка тает и праздник уходит». «Чучело сжигали в последний день, в «целовник», в день прощания. Гора тает и чучело горит» (с. Упорово). В Ишимском р-не информаторы отмечают перепрыгивание через горящую солому в виде очистительного обряда. «В Масленку в последний день блины сгорали. Делают такой шалаш большущий и кладут на ево соломы. Потом когда последний день Масленки ее жгут - значит больше молочное не едят. Всё сгорело, блины сгорели. А потом по этому по огню на конях гоняють молодые. Вот и Масленка кончилась, потом всё отгуляли. А на завтре чистый понедельник, в бане вымоютца, и опять на горку пойдут кататься» (Голышмановский р-н, д. Боровлянка.) «Всю ночь жгли солому, гульбища были» (с. Голышманово). «Масленку на санки посадят, она вся в цветных платках, прямо любо глядеть на нее. Вязут ее, это каку-нибудь бабу нарядят вот. А солому поджигали отдельно» (Голышмановский р-н).

По словам исполнителей звучали масленичные частушки – припевки, исполняющиеся под гармошку:

«Масленица – полизуха

Полизала всех детей,
Сама села на плетень» (Омутинский р-н, д. Романовка);

«Масленица – кривошейка,

Полюби-ка меня хорошенько».

Для хорошего урожая льна приговаривали:

«Уж ты лён, ты мой ленок,
Лён ты мой, зелёненький,
Расти ты, мой ленок,

Долгой, да хорошенький» (Омутинское.).

«Смельчаки и весельчаки часто чудили. Верхом на корове, задом – наперед» - так провожали Масленицу в д. Чумаково Юргинского района. В Исетском р-не по всей деревни жгли костры с выкриками: «Ой, смотрите Масленка горит», а по улице и вокруг костров ходили гармонисты.

В Голышмановском районе из слов информатора Л.И. Гурчевой, в последний день Масленицы солому жгли в двух-четырех местах, кто у дома, кто прямо на дороге, а «молодые по этому огню на лошадях гоняют» (д. Боровлянка). В Упоровском же районе костер жгли в одном месте, причем собирая большой шалаш из веток, щепок, сверху заваливая все соломой. «Последний день – целовник. Прощенье ходили просили всю неделю. -Ты прости меня кума», а вторая отвечает: «И ты прости меня кума» (Голышмановский р-н, п. Ламенка). «В воскресенье прощеный день. В этот день ходили друг к другу в гости, брали кусочик туалетного мыла и заходили в дом. Вставали на колени и просят: «Простите меня, Христа Ради». Встают, трижды целуются и дарят кусочек мыла. Идут в другой дом» (Голышмановский р-н, д. Ражево).

«Широкая» Масленица завершалась и на утро «чистого», «шального» понедельника в Сладковском р-не жители выходили из дворов и топтали огарья от сожженных снопов соломы; пепел от соломы собирали в «кучечки, оставляя для нечисти». В Юргинском р-не в этот же день отмывались от копоти снегом и шли в баню отмываться от масла (д. Чурино). Масленичный цикл представляет собой целостный фольклорно-этнографический комплекс, включающий архетипические ритуалы и игровые обряды, выступает как переходный период, заканчивающий ряд зимних и подготавливающий приход весенних праздников с идеей возрождения всего живого.

К сожалению, казачьи календарные обрядовые песни исполнителями забыты или совпадают с песенным фольклором старожилов.

Современная модель традиционных календарных праздников становится вторичной. Свое магическое значение календарные обряды и песни утратили, оставаясь в памяти старшего поколения как традиционные праздничные увеселения, что создает определенные трудности при собирании фольклора казаков.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   30

Похожие:

Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconИзобразительное искусство эпохи Возрождения
Возрождения стран Западной Европы; развивать умение анализировать произведения изобразительного искусства, отмечая особенности композиции,...
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconМонография Вид урока: презентация Ход урока Организационный момент. Приветствие. Проверка готовности учащихся к уроку. Сообщение темы урока. Слайд 1 Термин «человек Возрождения»
Возрождения Леонардо да Винчи; развивать умение анализировать художественные произведения; учить выявлять особенности композиции,...
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconНоосферная научная школа в России: итоги и перспективы
Субетто Александр Иванович Ноосферная научная школа в России: итоги и перспективы.© Субетто Александр Иванович, С. Петербург, 2012-Ноосферная...
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconЭпоха возрождения улезько И. Н. Данный
Актуальность объясняется ориентиром на ценности эпохи Возрождения как мировые культурные образцы. Творчество нидерландских и немецких...
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconИтоги и перспективы
Обсудить интересующие вопросы собрались студенты, магистранты, аспиранты и преподаватели из вузов Нижнего Новгорода: ннгу им. Н....
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconИтоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г
История России и Татарстана: итоги и перспективы энциклопедических исследований: сборник статей итоговой научно-практической конференции...
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconИтоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г
История России и Татарстана: итоги и перспективы энциклопедических исследований: сборник статей итоговой научно-практической конференции...
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconПрограмма изучения и освоения углеводородных ресурсов восточной сибири и республики саха (якутия) итоги и перспективы аркадий Сергеевич Ефимов
Программа изучения и освоения углеводородных ресурсов восточной сибири и республики саха (якутия) – итоги и перспективы
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconРекомендации по организации библиотечного обслуживания населения в связи с введением в действие федерального закона
Архангельской области «Муниципальные библиотеки Архангельской области: итоги, проблемы, перспективы развития». В ходе совещания были...
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconСемінар Естетика Відродження, Просвітництва
Лосев А. Ф. Общая характеристика эстетики возрождения // Эстетика Возрождения. М., 1978
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница