Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы




НазваниеБелоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы
страница5/30
Дата06.12.2012
Размер4.3 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30


Одной из ведущих тем исторических песен, вокруг которой сосредоточено большинство сюжетов - это героико-патриотическая. Любимые герои песен – те, кто в труднейших обстоятельствах проявили стойкость, исполнили свой долг, сохранили достоинство даже ценой жизни. Все военно-исторические песни не только создают своеобразную песенную летопись многочисленных войн, но и раскрывают наиболее драматичные, непосредственно касающиеся народа стороны войны как социального явления [3, c. 214–217].

В настоящее время в репертуаре Сибирских казаков сохранились лишь фрагменты исторических песен. Однако героико-патриотическая тематика выдержана в наиболее любимых и популярных ими военных и походных песнях.

Патриотические песни воспевают священную землю своей Родины, неприкосновенность её границ, отвагу и храбрость, верность воинскому долгу, восхищение своими полководцами. Большое место в военных и походных песнях занимают мотивы, воспевающие свободолюбие казаков.

В репертуаре казаков старые военные и походно-строевые песни занимали центральное место еще и потому, что это была их своеобразная неписаная история. Сама служба в песнях изображается с большой реалистичностью. Военные тяготы казака – один из главных мотивов песен. Особая тема военных песен – печальные думы казаков, заброшенных на «чужу-дальню сторонушку», о доме, о родной стороне. Например: «Дума тёмная, дума тяжкая»:

1. Дума тёмная, дума тяжкая 2. Свербит день и ночь шашка жгучая,

Черным камнем на душу легла. Сердцу не даёт позабыть её.

3. Её, душеньку, ясноокую,

Лебядиночку легкокрылую.

Глубокой грустью полны песни, в которых повествуется о событиях, происходящих в отсутствие казака, а также песни о возвращении казаков со службы. Особенно эмоциональны песни, посвященные теме гибели казака. Ярким примером является произведение «Эй, по дороге»:

Эй, там убили, да, эй, там убили, да.

Там убили молодого казака, там убили молодого казака.

Гэй, схоронили, гэй, схоронили, да.

Схоронили близ дороги казака, схоронили близ дороги казака.

Наиболее значительны и популярны песни о молодце, умирающем в чистом поле и посылающем с конем прощальный привет домой [5, c. 17], например, «Вы поля, вы поля»:

Он убит, не убит, тяжко ранен лежит.

А в ногах у него, конь вороный стоит.

Военные и походные песни выражают специфику идеологии казачества. В них полнее всего выражены патриотизм, удаль, молодечество, смелость, готовность жертвовать собой ради общего дела [6, c. 188].

В песенном творчестве Сибирских казаков можно встретить песни более позднего периода. К ним относятся поздние лирические песни, баллады, образцы с текстами литературного происхождения. Лирическая песня жила в служивой казачьей среде полноценной жизнью, эти песни у казаков были очень популярны. Особенно те, в которых пелось о разлуке с любимым человеком. Популярность этого жанра легко объяснима: продолжительная военная служба отрывала казаков от гражданской жизни, от родных и близких им людей, от родных мест.

Лирическая поэзия составляет основу современного фольклора казаков, являясь своего рода жизненным ядром. Лирика наиболее полно передает их чувства и переживания, отражает все основные явления их жизни [7, c. 20].

В современном репертуаре сибирского казачества можно встретить балладный жанр, хотя сами исполнители считают эти песни частью исторической или лирической поэзии. Баллада определяется в науке как «низшая» эпическая песня повествовательного характера с четко выраженным повествовательным содержанием, лишенная ряда типических качеств, присущих былине и исторической песне [8, c. 30]. Однако практика показывает, что разграничить балладу с лирической песней довольно трудно. Баллада ставит в центр внимания индивидуальную человеческую судьбу, события в балладах воспроизводятся сквозь призму личных человеческих отношений и судеб.

Художественная ценность баллады определяется её драматизмом. Характерные особенности композиции баллады: одноконфликтность и сжатость, прерывистость изложения, обилие диалогов, повторения с нарастанием драматизма. Действие баллады сведено к одному конфликту, к одному центральному эпизоду, а все события, предваряющие конфликт, или излагаются предельно кратко, или совсем отсутствуют. Поэтика баллады не терпит многоконфликтности, тогда как былинный текст обычно тяготеет к развитию, к монументальности [3, c. 266–267].

Из общего казачьего репертуара можно выделить сравнительно небольшое количество произведений, являющихся балладами. Обычные мотивы – печальное возвращение казака с войны домой, где его никто не узнает, либо его ждут одиночество, горькие вести о смерти родных, об измене жены [3 - 12, c. 269–270]. Ярким примером является песня: «Скакал казак через долину»:

Скакал казак через долину, Навстречу шла ему старушка

Через Маньчжурские края, И шепотливо говоря:

Скакал казачек одинокий, - Напрасно ты, казак, стремишься,

Кольцо блестело на руке Напрасно мучаешь коня [5, c. 35].

Известная популярность и устойчивость баллады в казачьем репертуаре объясняется любовью народа к песням с острым драматическим сюжетом, с показом человеческих переживаний на фоне действия. Особую популярность в казачьей среде имеют воинские песни балладного характера или фольклорные обработки книжных песен и стихов (например: «Отслужил солдат три года») [9, c. 157].

Среди казаков бытовало много песен литературного происхождения. Широкое распространение получили переделки песен А.Ф. Мерзлякова «Среди долины ровныя», Д.А. Садовникова «Из-за острова на стрежень», К.Ф. Рылеева «Смерть Ермака» и других поэтов. В фольклорный репертуар песни литературного происхождения вошли потому, что казаки внесли в них свои поправки, по-своему их отредактировали [10, c. 15].

Внутренние качества казаков в песенном творчестве характеризуют яркие образы. Во всех песнях военно-бытовой тематики отражается образ самого «казака», который ассоциируется с вольным, отважным наездником, независимым человеком, удальцом, бесстрашным воином: «появился в Сибири славный крепкий казак», «мы, казаки, гурьбой по чисту полю идем», «казак на службу собирался», «славные казаченьки проезжали», «вы казаченьки, лихие усачи», «нас тут сто казаков, всё лихих молодцов», «казаки орлом налетели», «из похода возвращался в край родной казак лихой» и т.д. Данные варианты выделяют не просто казака, здесь раскрывается стержневая идея, определяющая суть казачества – архаическое отождествление мужчины и воина [11, c. 18].

Образ казака-воина немыслим без оружия и коня. Казак всегда при себе имел оружие, которое служило характерным атрибутом полноценного, свободного человека. Например: «боевой меч», «остры шашки приопущены, штыки примкнуты к ружьям», «пикой, шашкой и ружьем всю Сибирь мы бережем». Часто казачий быт изображается метафорически: «наши жены – пушки заряжены», «сестра-сабля моя», «сваха – сабля вострая», «жена молодая – винтовочка».

Конь в песнях предстает перед нами как быстрый, сильный и резвый скакун. Часто в текстах его образ идеализируют, например: «кони борзые ржуть, пыль копытами бьють», «конь степной рвёт узду, и хрипит, и бодрится», «конь мой милый, конь ретивый», «рысью конь уже бежал», «под ним конячко вороненький» [12, c. 88–89]. Конь для казака не только средство передвижения, чаще всего он выступает в роли боевого друга: «конячко вороненький», «под ним коник пляшет» [5, c. 7].

В текстах такого рода песен прослеживается преданность, глубокое уважение и доверие к боевому другу: «у ног товарищ верный в боях с ним конь идет», «в ногах казака его верный конь», «уж ты конь, ты мой конь, ты товарищ мой», «когда лошадь подо мною, тогда Бог всегда со мной», «плеточкой он машет, под ним коник пляшет», «кони наши легки», «ты лети, мой конь», «отнеси, мой конь» и т.д. [12, c. 89].

В сюжетах казачьих песен основным художественным пространством является «поле» как основное место сражения: «ничего поле не спородило», «поле чистое», «широкое поле» и «сыра земля», в которую уходят тела павших воинов: «он лежит в земле зарытый», «упал казак на сыру землю», «мать сыра земля» [12, c. 19].

Характерное творчество сибирских казаков выражается в исполнительских формах. Широкое распространение получило сольное исполнение песен различных жанров. Сольное исполнение отличается наибольшей выразительностью. Запевы очень ритмичны и темпово свободны, зачастую даже декламационны, что указывает на «скороговорочный» тип исполнения. Часто запевы имеют волнообразное строение, образуемое чередованием мелодического подъема, нередко скачкообразного. Иногда во внутрислоговых мелодических оборотах происходит игра главными звуками – это привносит в напевы орнаментальность.

Ансамблевое исполнительство также уникально. По своему составу ансамбли делятся на мужские и смешанные. Голоса мужских ансамблей, образуют в основном две ведущие партии: нижнюю («грубый голос») и верхнюю («подголосок»). За ними, как правило, закреплялось исполнение протяжных и строевых песен.

Смешанные ансамбли чаще всего исполняют жанры «внутреннего быта», однако в последнее время стало привычным участие женщин в пении не только «домашних», но и воинских «мужицких» песен. В таких ансамблях, как правило, допускают свободное варьирование в партиях [13, с. 172].

Таким образом, творческие процессы в фольклоре Сибирского казачества проявляется в жанровой принадлежности, сюжетах, мотивах, образах и характере исполнения.

Литература

1. Бородина, Е. М. Культура сибирского казачества как субкультура национальной русской культуры // Актуальные проблемы социокультурных исследований: межрегиональный сборник научных статей молодых ученых [Текст] / Кемеров. гос. ун-т культуры и искусств. – Кемерово: КемГУКИ, 2006. – Вып.2. – С. 170–175.

2. Аркин, Е. Я. Казачья песня в быту и на сцене: проблемы исполнительства / Сибирское казачество: прошлое, настоящее и будущее: Материалы Межрегиональной научно-практической конференции, посвященной 420-летию Сибирского казачьего войска (г. Омск, 17–18 декабря 2002 г.) / под ред. М. А. Жигуновой, Т. Н. Золотовой, Н. А. Томилова. – Омск: Изд-во «Наука – Омск», 2003. – С. 249–255.

3. Русская народная поэзия. Эпическая поэзия [Текст]: Сборник / вступит. статья, предисл. к разделам, подг. текста, коммент. Б. Путилова. – Л.: Худож. лит., 1984. – 440 с.

4. Фольклор Ижморского района / сост. Е. Лутовинова. –Кемерово: Издательство «Камея», 1993. – 160 с.

5. Бородина, Е. М. Казачьи песни Кемеровской области: Сборник материалов фольклорных экспедиций / зап. нотирование, состав. вступит. ст. и комментарии Е.М. Бородиной. – Кемерово: КемГАКИ, 2002. – 73 с.

6. Князева, И. Н. Военные походные песни Казахстанского Прииртышья / Народная культура Сибири: Материалы VIII научно-практического семинара Сибирского регионального вузовского центра по фольклору / отв. ред. Т.Г. Леонова. –Омск: Издательство ОмГПУ, 1999. – С. 153–156.

7. Рудиченко, Т. С. Певческая традиция донских казаков: к проблеме самобытности: автореф. дис…. канд. искусств. – Ростов н/Д., 1995. – 24 с.

8. Путилов, Б. Н. Песни гребенских казаков (публикация текстов, вступит. статья и комментарии Б.Н. Путилова). – Грозный: Грозненское област. изд-во., 1946. – 313 с.

9 . Щербакова, О. С. Фольклорно-этнографические и песенные традиции русских Алтая: учебное пособие: в 2 ч. – Ч. 1. / О.С. Щербакова; АлтГАКИ. – Барнаул: Изд-во АлтГАКИ, 2005. – 182 с.

10. Фольклор казаков Сибири / составители: Л. Е. Элиасов, И. З. Ярневский ; под общ. редакцией Л.Е. Элиасова. – Улан-Удэ, 1967. – 364 с.

11. Бородина, Е. М. Фольклор сибирского казачества как социокультурный феномен // Ученые записки НИИ прикладной культурологии [Текст] / Кемеровский государственный университет культуры и искусств.- Кемерово: Кемеров. гос. ун-т культуры и искусств, 2006. – Т. 2. – С. 97 – 102.

12. Бородина, Е. М. Музыкально-поэтические образы в песенном творчестве сибирских казаков / Народная культура Сибири: Материалы XV научного семинара-симпозиума Сибирского регионального вузовского центра по фольклору / отв. ред. Т.Г. Леонова. – Омск: Издательство ОмГПУ, 2006. – С. 88–91.

13. Бородина, Е. М. Специфика бытования песенного фольклора сибирских казаков // Народная культура Сибири: Материалы XVIII научного семинара Сибирского регионального вузовского центра по фольклору / отв. ред. Т. Г. Леонова. – Омск: Изд-во Ом ГПУ, 2004. – С. 170–174.


Брысина Е.В.

Волгоградский государственный педагогический университет

г. Волгоград

КАЗАЧЕСТВО ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ДИАЛЕКТНОЙ ФРАЗЕОЛОГИИ

В народной среде издавна славилась меткая, яркая, образная речь, в неповторимой оценочности которой находили отражения представления простого русского человека о ценностях жизни, моральных устоях семьи и общества в целом, правилах и формах поведения в тех ли иных обстоятельствах, красоте, добре, характере межличностных отношений.

Народный язык, представленный прежде всего через диалекты, во все времена был той объективной средой, в которой рождалось меткое слово, чувственный образ, глубокий и оригинальный. Современные народные говоры и поныне хранят своеобразие эмотивно-оценочных номинаций, которые наиболее полно транслируют особенности народного мировосприятия. Убедительный пример тому – донской казачий диалект.

Связь истории, культуры, специфики мировосприятия казаков и условий повседневного быта с их языком особенно наглядно проявляется в лексико-фразеологической системе говоров, наиболее оперативно отражающей все актуальные для носителей диалекта понятия и представления об окружающем мире.

Анализ образной основы фразеологической единицы дает основание говорить, что устойчивое выражение рождается на пересечении нескольких информационных полей. Определенный корпус фразеологических единиц представляет собой своеобразное хранилище окультуренной информации – сведений об истории формирования и развития той или иной языковой общности, обычаях, традициях, социально закрепленных типах речевого поведения представителей данного языкового коллектива. Выявление культурного компонента в семантической структуре донских диалектных фразеологических единиц представляется интересной потому, что гипотетически они должны были вобрать в себя характеристику условий жизни, быта, привычек и обычаев казачества как особого субэтноса, существующего в относительно замкнутом социальном пространстве.

Фразеологическая номинация выступает как расчлененное представление о каком-либо факте, событии, явлении, которые когда-то были актуальны, часто повторялись и обладали сходными признаками целого ряда явлений, удобными для обобщения, то есть для образования понятий оценочного типа.

Вычленение из конкретного сюжета обобщающего результата способствовало образованию фразеологических единиц, пословиц и поговорок, отражающих историю Донского края, особенности его заселения, жизнь, занятость, духовную культуру, быт казаков. Историческая миссия казачества – служить сторожевым щитом на южных границах Российского государства – нашла семантическую реализацию в выражениях не рассказывай донскому казаку азовские вести в значении ‘не говори казаку того, что он знает лучше других, не понаслышке’ (в данной поговорке имплицирован конфликт казачества с азовскими турками), или жить как казак с татарином, то есть находиться в состоянии постоянной вражды, непримиримости. Казачья честь, вольный дух казачества отражен в поговорках и фразеологизмах славы казачьей курица не замарает; руби меня, татарская сабля, не бей меня, царская плеть; казаку на поле брани смерть красна. Жизнь в седле, прямая зависимость благополучия казака, а нередко и самой его жизни от коня рождает особое отношение к боевому товарищу: казак без коня, что лодка без весла; казак голоден, а конь сыт; пропал бы казак, да конь вынес; бесконный не казак; спаси коня один раз, а он тебя сорок раз. Бесспорен и авторитет атамана (терпи, казак, атаманом будешь), по достоинству оценена его организаторская роль в коллективе (артель атаманом крепка).

Представляется интересным тот факт, что в современной языковой ситуации одни из подобного рода пословиц, поговорок и фразеологизмов предстают в говоре как узко локализованные во времени и пространстве – отражающие конкретную денотативную ситуацию и жестко привязанные к ней. К примеру, выражение ходить за зипунами означает разбой, который в свое время служил казакам отчасти формой развлечения, отчасти средством существования, а порою и наживы. Аналогичное значение имеет фраза гулять на море. Данные языковые единицы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30

Похожие:

Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconИзобразительное искусство эпохи Возрождения
Возрождения стран Западной Европы; развивать умение анализировать произведения изобразительного искусства, отмечая особенности композиции,...
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconМонография Вид урока: презентация Ход урока Организационный момент. Приветствие. Проверка готовности учащихся к уроку. Сообщение темы урока. Слайд 1 Термин «человек Возрождения»
Возрождения Леонардо да Винчи; развивать умение анализировать художественные произведения; учить выявлять особенности композиции,...
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconНоосферная научная школа в России: итоги и перспективы
Субетто Александр Иванович Ноосферная научная школа в России: итоги и перспективы.© Субетто Александр Иванович, С. Петербург, 2012-Ноосферная...
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconЭпоха возрождения улезько И. Н. Данный
Актуальность объясняется ориентиром на ценности эпохи Возрождения как мировые культурные образцы. Творчество нидерландских и немецких...
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconИтоги и перспективы
Обсудить интересующие вопросы собрались студенты, магистранты, аспиранты и преподаватели из вузов Нижнего Новгорода: ннгу им. Н....
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconИтоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г
История России и Татарстана: итоги и перспективы энциклопедических исследований: сборник статей итоговой научно-практической конференции...
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconИтоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г
История России и Татарстана: итоги и перспективы энциклопедических исследований: сборник статей итоговой научно-практической конференции...
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconПрограмма изучения и освоения углеводородных ресурсов восточной сибири и республики саха (якутия) итоги и перспективы аркадий Сергеевич Ефимов
Программа изучения и освоения углеводородных ресурсов восточной сибири и республики саха (якутия) – итоги и перспективы
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconРекомендации по организации библиотечного обслуживания населения в связи с введением в действие федерального закона
Архангельской области «Муниципальные библиотеки Архангельской области: итоги, проблемы, перспективы развития». В ходе совещания были...
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconСемінар Естетика Відродження, Просвітництва
Лосев А. Ф. Общая характеристика эстетики возрождения // Эстетика Возрождения. М., 1978
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница