Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы




НазваниеБелоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы
страница14/30
Дата06.12.2012
Размер4.3 Mb.
ТипДокументы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   30
госслужбы. Ведь в представлении большинства жителей России и чиновничьего аппарата казак и служба неразрывно связаны между собой. Казаки, по их мнению, только для того и нужны, чтобы служить. И соответственно, всё возрождение должно сводиться к одному – возвращению казака на государеву службу.

Так как же у нас идёт это самое возрождение?

“Возрождаются”, прежде всего, атаманы (по совместительству - нередко хозяева всяческих ООО, ЧОП и ПБОЮЛов). Простых же казаков власти из года в год уговаривают подождать - ещё немного, и ещё немного… Казачью общину подменяют клиентеллой упомянутых фирмочек, плюс несколько сдвинутых на истории энтузиастов для прикрытия.

Все результаты “возрождения” сводятся к засылаемой атаманами наверх толком никем не проверяемой парадной отчётности о достижениях их обществ на ниве госслужбы. Да и кто чего в этом бардаке поймёт, кроме самих его устроителей?..

Государство в лице т.н. “силовиков” при этом вяло пытается рассовать горстку казаков-призывников в разные воинские части. В этом году пришлось даже публично признать, что все прежние попытки создания «казачьих» частей провалились - «казачьими» они были лишь по названию. Вроде бы решили изо всего списка сохранить всего два полка. Только полки эти, как я понимаю - опять пехота. А вот формируемые сейчас элитные горные бригады - обходятся опять без участия казачьих обществ (зато параллельно исчезновению остатков казачества множится сила вполне себе официальных чеченских и ингушских формирований). Как обходятся без них и в ВДВ (хотя многие казачата с охотой занимаются в различных военно-спортивных клубах, готовящих ребят именно к десантным войскам).

Ну да ладно – это ещё не самая большая буде в этом плане. Куда хуже, что при таком раскладе никому нет дела до потомков родовых казаков, тем более до создания подлинно казачьих общин (одной из задач которых могла бы стать подготовка казаков, исполняющих особый вид государственной службы - по схеме: допризывная подготовка - казачьи части в армии - мобильный резерв).

Ещё одну задачу казачества трудно вписать в официальные документы - хотя это именно то, чего ждут обычные россияне от казаков: защиты! Казаки, как организованная сила русского народа - потенциальные заступники за аморфную массу униженных и беззащитных русских, распылённых на отдельные семьи и одиночек, особенно в зонах межнациональных конфликтов. Но сначала общество должно убедиться, что это не очередная структура “дядек с оружием”, собирающаяся повиснуть на его шее.

Лет 15 назад многое было, вероятно, под силу Николаю Егорову и Главному управлению казачьих войск - но теперь… Не упущено ли время?!

На местах, “при кормушке” сложился целый слой псевдоказачьей бюрократии, которой перемены не нужны.

Кажется, подлинного возрождения - и казачьих общин, и тесно связанного с их особенностями общественного самоуправления, хозяйствования и традиций особого вида казачьей службы, своего рода элитного вида войск, навсегда оставившего след в мировой истории - пока ожидать не приходится. Чтобы понять это, достаточно проанализировать все заказанные властями Концепции возрождения казачества и иные подобные документы. Состоят они по большей части, из одних общих слов. Разве что гербы для казачьих войск нынешних, да форму одежды со званиями расписали подробно - ну да это дело известное: в той же армии любая власть у нас реформы завсегда начинает с новой формы (и нередко на этом их и заканчивает).

Не сформулирована миссия казачества, отсутствует даже слабая попытка оценить эффект, который могло бы дать его возрождение государству. Разработчики бумаг, очевидно, всё время вынуждены оглядываться на Администрацию Президента и силовые министерства. А те никогда не завизируют сколь-нибудь смелый, инновационный текст - радикальное политическое решение может быть принято лишь с самого верха!..

Говоря о перспективах возрождения казачества, о поисках его места в современной жизни (и, в том числе, в сложившейся системе различных видов государственной службы), невозможно не заметить ещё одной проблемы, на которую мы уже указали выше. Фактически против самих этих поисков – осознанно ли, или неосознанно - выступают почти все российские силовые министерства. Даже если в каждом из них есть отдельные энтузиасты, явные или потенциальные сторонники казачества (обычно офицеры с казачьими корнями) - они не могут серьёзно повлиять на систему. Которая, с одной стороны, упорно ждёт от казаков исключительно несения службы в принятых “совковых” рамках, а с другой - в реальной жизни к этой самой службе не очень-то и подпускает!

Разумеется, ни о каком “заговоре” тут и речи нет - просто система госслужбы давно и достаточно жёстко сложилась. “Чужих” там не ждут. Да и не производит нынешнее “казачество” впечатления серьёзной силы, способной по настоящему потянуть некий самостоятельный “фронт работы”, способной заставить с собой считаться и законодательную, и исполнительную власть.

Остаются отдельные лазейки - на местном уровне (вроде народных дружин), в подразделениях МЧС, лесной и егерской службы. Ну и, пожалуй что, в погранвойсках - особенно, где граница пока толком не обустроена, а набранные по призыву солдатики в таёжной глухомани без проводников элементарно блукают…

Один из сравнительно благоприятных вариантов развития ситуации (учитывая формально всё же выражаемый государством запрос на “служилых”) - постараться найти казакам такую нишу, которая в минимальной степени перекрывала бы существующие виды госслужбы, дополняя её там, где обычные служаки тянуть лямку не желают или просто неэффективны. И, конечно, для этого нужно твёрдое политическое решение руководства страны.

Поиск и подготовка законодательного оформления таких ниш могли бы стать одной из важных задач Совета по делам казачества – надо только задачу ему такую сформулировать. Уже сейчас можно предсказать, что неминуемо потребуется инициировать значительные изменения российского законодательства (Военной доктрины, законов “Об обороне”, “О статусе военнослужащих”, “О военной обязанности”, “О государственной военной службе” и т.д.).

Какие же можно предложить возможные направления действий, на чём в первую очередь стоило бы сосредоточить усилия (не бросая работы и по уже образованным казачьим подразделениям - того же Министерства обороны, например)?

1. Привлечение казачьих обществ к несению пограничной службы - в областях, где граница на сегодня недостаточно оборудована, отсутствует достаточное число штатных погранзастав, а природные особенности территории таковы, что призывникам или переведённым из других мест контрактникам трудно освоиться. Прежде всего, это Восточная Сибирь и Дальний Восток, отчасти Кавказ и Оренбуржье.

Здесь местные казаки могли бы выступать для солдат в качестве опытных инструкторов и проводников, формировать резерв по типу национальной гвардии для мобилизации в экстренных случаях.

А если в данной местности населённых пунктов (казачьих станиц и посёлков) для создания такого механизма не достаёт? Тут мог бы стать полезным опыт ещё 30-х годов прошлого века - в свою очередь, опирающийся на вековые казачьи традиции и опыт обустройства новых границ и т.н. «линий» в Российской Империи. Речь идёт о создании системы т.н. «военных колхозов». Когда после подавления казачьего сопротивления и искусственно спровоцированных советской властью восстаний конца 20-х - начала 30-х годов обширные приграничные территории Сибири фактически обезлюдели (население уничтожено либо бежало в Китай), пришлось задуматься об охране границы огромной протяжённости. Было решено создавать вдоль неё цепь военных поселений, в которых поселенцы совмещали бы хозяйственную жизнь с несением погранслужбы.

Сейчас ситуация в чём-то напоминает ту, 70-летней давности. Если вообще не хуже! Дальний Восток, Хабаровский край не просто пустеют - эти области, особенно пограничные районы, активно заселяются китайцами (для которых незакрытая граница - и естественная потребность, и основа заработка). В качестве эксперимента можно бы для начала попытаться создать несколько подобных военных поселений - и на востоке страны (и на Кавказе, может быть). Куда разными мерами (экономического, налогового, какого угодно ещё стимулирования) привлечь членов казачьих обществ, особенно из числа демобилизованных военнослужащих. Хорошо бы припомнить и опыт создания Амурского и Уссурийского казачьих войск, и столыпинского переселения. В новые (или возобновлённые старые) поселения необходимо привлечь и потомков казаков, ещё остающихся за пределами России, в республиках бывшего СССР.

2. Служба в составе горных бригад или иных схожих по специфике подразделений Министерства обороны, решающих задачи в особых природных условиях;

3. Привлечение членов казачьих обществ к несению лесной и егерской службы - особенно в горной, лесистой местности, на территориях природных заповедников. К ней вполне могут быть привлечены жители имеющихся здесь населённых пунктов. Наряду с собственно природоохранной службой, возможны организация конных туристических маршрутов, казачьих этнографических хуторов, молодёжных военно-спортивных баз и лагерей.

4. Создание казачьих подразделений по типу национальной гвардии в структуре подразделений МЧС - прежде всего, на территориях исторических областей казачьих войск, где ещё сохраняется некий значимый процент собственно казачьего населения.

5. Создание в структуре Вооружённых сил традиционных для предреволюционного периода служения казаков российской короне отборных парадно-караульных подразделений, начиная от т.н. «кремлёвского полка» (вместо нынешней имитации Конвоя ряжеными в надёрганные от разных эпох и полков Русской армии мундиры солдатами).

При этом, говоря об общих принципах организации казачьей службы, стоит обратиться к действующей в разных странах мира, пусть и в несколько разных формах (США, Германия), системе так называемых территориально-милиционных войск.

По аналогии с организацией подготовки и службы в дореволюционных казачьих войсках, можно предложить следующие этапы активной части жизни казака:

- допризывная подготовка (проходит в общине с 12 до 18 лет);

- срочная служба (в горных бригадах МО или Погранвойсках с 18 до 20 лет, с возможностью продления её по добровольному контракту);

- служба в территориально-милиционных казачьих частях Внутренних войск, Погранвойск или МЧС, дислоцированных недалеко от места проживания (до 50 лет).

Некие аналогии последнему пункту из высказанных нами предложения можно найти в организации службы Национальной гвардии США. Члены казачьего общества должны будут пару недель в год участвовать в специальных сборах, проходить по необходимости переподготовку, а на более длительные сроки мобилизовываться только в случае чрезвычайных ситуаций.

Может быть, я ошибаюсь, но все подготовленные в недрах Правительства акты по казачеству всерьёз вообще не затрагивают эту тему! Между тем только лишь шаги по внедрению указанной схемы службы казачества способно сдвинуть процесс возрождения казачьей службы с мёртвой точки. Без этого развитие казачества окажется на долгое время, если не окончательно, заморожено в виде аморфных экономических и общественных структур, лишь имитирующих «привлечение» казаков к службе.

Отдельно скажем про службу в системе МВД. При поддержке или прямо по инициативе местных властей (чьими заместителями или помощниками обычно являются реестровые атаманы) казаки буквально с первых дней движения за возрождение наиболее активным образом привлекаются именно к исполнению правоохранительных функций. Так что с этим видом службы всё как раз более-менее «нормально». Только вот с точки зрения наших прадедов «нормального»-то тут немного - ведь казаки всегда выступали против вовлечения их в несение полицейских функций. Ладно бы ещё - в традиционных казачьих областях, как бы для поддержания порядка «среди своих». Гонять же бабок с семечками где-нибудь в Туле, в казачьей форме, да ещё порой с золотыми погонами - для казачьих обществ повод для гордости сомнительный!..

При новом Президенте, хоть и связан он теснейшим образом с периодом предыдущего «царствования», конечно, появляются новые возможности для развития казачьего движения. Нужно быть готовыми их использовать. Попытаться предложить власти нечто такое, что не просто будет рассчитано вызвать симпатии или жалость к казакам - нужно будет убедить её, наконец, что казачество необходимо государству. Что оно будет полезным России и в 21-м веке, с его пресловутыми «нанотехнологиями».

Говорят, тут и связь семьи Медведева с Кубанью может сослужить свою службу. Хоть сам Дмитрий Анатольевич, конечно же, «питерский» - может, бесспорно. Только вот неясно: если и сослужит - добрую, нет ли? Призванного в 30-х годах на Кубань на партийную работу деда будущего Президента вроде бы трудно заподозрить в симпатиях именно что к историческим казакам. К казачеству как патриотическому движению на службе государства - может быть…

Во всяком случае, надо пробовать. Пытаться что-то изменить в ситуации. Выбора нет, если мы не хотим, чтобы являлось казачество новым поколениям невнятной смесью парней с нагайками на рынках, ряжеными с крестами на грудях да отплясывающих перед натовскими генералами солисток Кубанского «казачьего» хора.

Надо пытаться, хотя шансов на успех - да, маловато. И потому, в частности, что очень уж многих энергичных, талантливых людей порастеряло за эти годы движение. Остались, как говорится - те, кто остались.

Но особо удручает - уровень господ и товарищей атаманов!..

Но при тех же атаманах

Про заглавных наших писано не раз. О низком образовательном уровне большинства чиновников от казачества, отсутствии у них элементарных навыков организационной работы и качеств природных лидеров, эгоизме, неумении договариваться между собой, «выстраивать» отношения с властными структурами…

Оказавшись, волею случая или чиновной интриги, у руля войскового общества, они больше думают, как удержаться у власти, угодить губернатору или вездесущей «Единой России», о собственном пиаре. И при том - полное нежелание не то что советоваться о принимаемых важных решениях с рядовыми станичниками, но даже элементарно ставить их в известность о запланированном и случившемся, отчитываться перед кем-либо (кроме хозяина – губернатора и Президента)!

Пример - атаман реестрового Дона В.П.Водолацкий. Попав по списку «Единой России» в Думу, решил он, видимо, для поднятия собственного политического веса на раз-два решить вопрос, который долгое время никак не могли осилить все казаки и историки Белого движения - о реабилитации П.Н.Краснова. Ни с кем не посоветовавшись, да ещё накануне визита на Дон Путина - возьми да и объяви, что Войско будет добиваться реабилитации казнённого Сталиным генерала!

Разумеется, СМИ и всевозможные «патриоты», тут же накинулись на батьку-атамана. Как можно - это же предатель! Тот же, не оценив расклада сил, отправился дискутировать на ТВ - где и получил, как говорится, «по полной программе». На экране ТВ растерявшие все свои аргументы вожди реестрового Дона выглядели бледно и даже согласились, что были неправы, «погорячились».

Уже в Ростове Водолацкий от имени всего Войска признал «ошибку». Верно, мол, нас старшие товарищи поправили. А всё лукавый попутал - в лице нач.штаба войска (за что его тут же и отправили, временно, в отставку). На прощание и тот пытался оправдаться - мол, речь шла о «реабилитации всех погибших и репрессированных казаков», и вообще «речь шла только об общественно-политической реабилитации Краснова…»

В результате, как сообщило РИА «Новости» - «Совет атаманов Ростовской области решил не просить политической реабилитации атамана Краснова. Казаки пришли к соглашению, что все заслуги Краснова перечеркиваются его сотрудничеством с фашистами».

Казалось бы – всё, решили-постановили? Ан нет! Опять же с экрана ТВ заглавный терский казак В.П.Бондарев мало того, что несколько раз повторяет категоричное «предатель» - отказывает Краснову в реабилитации на веки вечные, от имени уже всего казачества! Даже журналист, далёкий от симпатий к вождю Белого Дона, удивился:

- Но ведь он не был гражданином СССР? Формально вроде как не предатель… Может, просто не пришло время…

- Нет! - ответствовал батька-атаман. - Предатель! Он предал свою историческую Родину!..

О чём бы изначально не думал Водолацкий - вышло то, что вышло. Провокация. Готов допустить, что не злонамеренная, а от избытка «энтузиазма» - но разве от того легче? Совсем уже в итоге слова атаманов аукнулись позже. Когда после перезахоронения в Москве в некрополе Донского монастыря А.И.Деникина и, особенно, В.О.Каппеля, мы решили снова поднять вопрос об установке памятного креста на месте захоронения праха казнённых в 1947 году казачьих генералов.

Одним из наших аргументов всегда было практически всеобщее признание казаками Дона Петра Николаевича Краснова своим героем. Тем более, был и официальный ответ - что отсутствие реабилитации не может препятствовать установке памятника на могиле. Теперь же нам сказали иначе - да о чём это вы? Ведь сами же казаки объявили его «предателем»!..

Ужо постарались Виктор Петрович и Василий Павлович. За всех своих казаков - жаль только, посоветоваться с ними, как всегда, позабыли.

Такие вот советчики у нынешней власти - чего же тогда удивляться, что не может она всерьёз заниматься казаками, даже если и хочет?..


Капошко О.В.

Лесосибирский педагогический институт

филиал Сибирского федерального университета

г. Лесосибирск

ФОЛЬКЛОР И ТРАДИЦИИ СИБИРСКИХ КАЗАКОВ КАК ЭЛЕМЕНТ

ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОГО ВОСПИТАНИЯ

Самобытная народная культура Сибири пережила за столетия своего развития немало взлетов и падений. Сегодня на волне подъема казачьего движения ее возрождение приобретает неоценимое значение. Поэтому важно определить ее истоки, выяснить основные традиции, показать процесс взаимовлияния национальных культур в Сибири.

Наряду с богатым историческим опытом в сфере военной и общественной жизни, сибирским казачеством создано уникальное наследие материальной и духовной культуры, способствующее самоопределению казачества как субкультурного этноса, своеобразной духовной общности с характерной системой нравственных ценностей, особенностями хозяйственно – бытового уклада, культурными и мировоззренческими традициями. Основу казачьей субкультуры составляет христианское мировоззрение, особая государственная ответственность за судьбу Родины, высокое чувство долга.

При исследовании социального и культурного феномена казачества в контексте современных проблем становится очевидным, что его возрождение открывает перспективы применения силы духа и физической выдержки, нравственно-патриотических ценностей для воспитания молодежи.

Принадлежность к определенной этнической группе определяется не биологической наследственностью, а целенаправленными действиями по приобщению подрастающего поколения к материальной и духовной культуре. Интерес исследователей к изучению традиционных форм и методов воспитания, социализации личности появился сравнительно недавно, но уже привел к возникновению новой дисциплины - этнопедагогики. Одна из ее задач - показать, как совершалась и совершается передача культурных ценностей от поколения к поколению и таким образом сохраняется культурная преемственность. Этот процесс еще называют инкультурацией или культурной трансмиссией, когда этническая группа "передает себя по наследству". Выделяются вертикальная трансмиссия, когда ценности, умения и пр. передаются от родителей к детям, горизонтальная - от сверстников, "непрямая" - от окружающих взрослых.

Природная среда, в которой обитали сибирские казаки, позволяла им заниматься различными видами деятельности, но предпочтение они отдавали присваивающему хозяйству, прежде всего рыболовству и охоте. Как отмечают исследователи, в охотничьих и рыболовных обществах всячески поощрялась физическая мобильность. Успеха в таких занятиях достигали люди сильные, выносливые, смелые, уверенные в себе, идущие на риск, проявляющие инициативу и самостоятельность. Воспитание детей направлялось на развитие именно этих качеств. Социализация была основана на том, что родители предоставляли детям (мальчикам) максимальную свободу и поощряли независимость. Последнее было необходимо и в силу "военизации" казачества [2].

Центральной ценностной ориентацией в процессе социализации был ответ на вопрос, кем может и должен стать молодой человек, принадлежащий к той или иной общности. От этого зависел сам процесс воспитания (чего и как общество добивается от детей). У каждого этноса существовали свои представления об идеальном человеке. Именно он и был главной целью народного воспитания. Этот образ пропагандировался в фольклорных произведениях (песнях, пословицах, поговорках и пр.), назиданиях, разговорах.

Первая песня, с которой ребенок вступал в жизнь, была колыбельная. В ней отражалась не только любовь матери к своему ребенку, но и мечты о его будущем. Широко была распространена «Казачья колыбельная песня».

Эта песня так рисует представления матери о будущности своего сына:

Спи, младенец мой прекрасный,

Баюшки-баю.

Тихо смотрит месяц ясный

В колыбель твою.

Стану сказывать я сказки,

Песенку спою;

Ты ж дремли, закрывши глазки,

Баюшки-баю.

По камням струится Енисей,

Плещет мутный вал;

Зло сверкает свет очей,

Враг точит свой кинжал;

Но отец твой старый воин,

Закален в бою:

Спи, малютка, будь спокоен,

Баюшки-баю.

Сам узнаешь, будет время,

Бранное житье;

Смело вденешь ногу в стремя

И возьмешь ружье.

Я седельце боевое

Шелком разошью...

Спи, дитя мое родное,

Баюшки-баю.

Богатырь ты будешь с виду

И казак душой.

Провожать тебя я выйду -

Ты махнешь рукой...

Сколько горьких слез украдкой

Я в ту ночь пролью!..

Спи, мой ангел, тихо, сладко,

Баюшки-баю.

Стану я тоской томиться,

Безутешно ждать;

Стану целый день молиться,

По ночам гадать;

Стану думать, что скучаешь

Ты в чужом краю...

Спи ж, пока забот не знаешь,

Баюшки-баю.

Дам тебе я на дорогу

Образок святой:

Ты его, моляся богу,

Ставь перед собой;

Да готовясь в бой опасный,

Помни мать свою...

Спи, младенец мой прекрасный,

Баюшки-баю.

По свидетельству современных представителей Сибирского казачьего общества, колыбельная пелась до недавнего времени почти без изменений и это может свидетельствовать о том, что поэт очень точно передал фольклорный образец. Нарисованный идеал казака - мужчина-воин, "богатырь", который может отличиться, завоевать почет и уважение своими делами на поле брани. Идеал женщины-казачки - мать, верная жена-труженица, которая ждет домой мужа и сына. В колыбельной в простой форме представлен своеобразный курс жизневедения, где показаны основные социальные роли: отца, матери, их сына [2].

Немаловажную роль в жизни сибирских казаков играло крещение детей. Так обряд описывает Прасковья Ивановна Поливаева (род. 1915 г.), представительница казачьей общины.

Крестили, как правило, в 11 утра. Собирался народ, который желал посмотреть на обряд крещения нового казака и помолиться за его здоровье и счастье. Обряд начинался, когда священник читал «Отче наш», при этом крестя распятием воду, налитую в большую медную чашу. После прочтения молитв, священник, взяв на руки младенца из рук матери (если крестили девочку, то священнику подавал ее отец), начиная петь. Хор повторял за ним.

О, Криста крестится,

О, Криста обликуется,

Аллилуйя, аллилуйя,

Аллилуйя!

Закончив пение, священник прикрывал лицо младенца рукой, окунал его в чашу с водой 3 раза, произносил при этом слова:

Погружается раб Божий, младенец (имя)

В гордость родителям,

На славу и верность Отечеству.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

И присна и во веки веков. Аминь.

После этого крещенного новорожденного отдавали крестной матери, как правило, молодой незамужней казачке. Она брала его и говорила: - Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, даруй рожденному казаку здоровья и казацкой удали и крепости!

По словам современных представителей Енисейского казачества, обряд крещения сейчас полностью соответствует традиционному обряду крещения всех православных.

Традиционная культура все активнее превращается в одну из базовых национальных духовных ценностей. Основной предпосылкой интереса к традиционной культуре стал факт осознания того, что традиционность есть базовый элемент и основа организации духовной жизни этноса, ее ценностное ядро, фактор реальной социальной и гражданской стабильности в обществе.

Большинство теоретиков культуры (М. М. Бахтин, Д. С. Лихачев, В. В. Познанский) утверждают, что самобытность культуры страны является важнейшим фактором национального единства и солидарности, что пропаганда принципа преемственности культуры, т.е. связи настоящего с прошлым – традициями и достоянием общества, способствуют самобытности, охране культурного наследия и соединению их с потребностями развития общества [Цит. по: Бугай, 1993: с. 96-97].

На знании истоков казачества, его сакральных традиций, родного фольклора воспитывается интерес и уважение к культуре других народов.

На протяжении своего исторического развития казачество (в том числе и сибирское) как феномен российской культуры веками «работало» на строительство и укрепление российского общества и государственности, реализуя вектор социального развития. В конкретно-исторических условиях это социальное направление выразилось в идеалах казачьего образа жизни и человека казачьей культуры – свободной, ответственной личности с глубокими традиционными демократическими устоями; патриота своего Отечества, укорененного в свою малую родину; умеющего трудиться и ценить результаты своего труда; уважающего семейные традиции своих предков; почитающего старшее поколение; строящего свое жизненное мировосприятие на основе ценностей православия; служащего своему Отечеству «не за страх, а за совесть».

Подводя итоги, можно также отметить, что, поскольку для поддержки каждой культурной традиции необходимо ее постоянное воспроизводство и функционирование межпоколенной связи, в современных условиях особую значимость приобретает работа, направленная на изучение, сохранение и пропаганду лучших казачьих традиций, развитие межрегионального сотрудничества, координацию действий представителей академической науки, культуры и образования с представителями казачьих обществ. Этим же целям должны соответствовать проводящиеся конференции и фестивали, действующие Центры казачьей культуры, хранящиеся в музеях коллекции по истории и культуре сибирских казаков.

Литература

  1. Бугай Н. Ф. Казачество России: отторжение, реабилитация, возрождение // Россия и современный мир. - М., - 1993. - Т. 2.

  2. http://www.countries.ru/library/typology/cultsb.htm



Кортунов А.И.

Башкирский государственный

педагогический университет им. М. Акмуллы

г. Уфа

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ «КАЗАЧИЙ ДУХ»

Статья подготовлена при поддержке гранта РГНФ № 09-01-93214

Как известно, казачество России на протяжении всей своей истории являлось многонациональным сообществом. Оно формировалось из представителей славянских, тюркских и угро-финских народов. К тому же отмечается поликонфессиональность казачьих войск, в состав которых входили казаки-православные, мусульмане, буддисты и др. Всё это послужило складыванию среди казаков особых братских отношений, основой которых считалось равноправие всех её членов. Многовековое совместное проживание, кровосмешение, единый быт, борьба за выживание в трудных условиях отразились на характере казаков. Особо отмечается национальная и религиозная терпимость в казачьей общине. К тому же казак всегда считал себя вольным человеком, свободным представителем казачьего сообщества, т.е. он никогда не имел над собой хозяев. Можно говорить о том, что казаки никогда не знали рабства и организованного батрачества. Отметим также в характере казака некоторую двойственность, т.е., с одной стороны казак обладал обострённым чувством внутренней свободы, а с другой любовью к порядку. Мы понимаем, что без определённого порядка и жёсткой регламентации отношений в общине, и вытекающей из этого определённой системы управления, не было бы и самого казачества. Также, в казачьей общине, отмечается уважительное отношение к старшему, которое формировало самобытный «институт стариков». Здесь показательно то, что на любом казачьем собрании самые почётные места, а также последнее, главное слово, были за старейшинами. Казаки понимали, что старший был опытней, мудрее и хладнокровнее. Также, отметим, что при довольно строгом подчинении в войске младшего по званию старшему, старший по возрасту всё равно оставался неофициально главным и имел решающее слово, как более опытный.

Тесное соседство с воинственными народами сформировало в казачьем сообществе особый военный уклад жизни. Военное дело стало главным занятием мужской части общины. При этом постепенно формировался особый казачий быт, который был всецело направлен на воспитание бесстрашных и сильных воинов. Также в казаке определялась своеобразная казачья мораль.

Довольно часто, в отношении к казакам, мы слышим такое словосочетание, как, «казачий дух». Очень трудно дать определение этому понятию, но некоторые казаки всё же пытаются это сделать. Одним из них является Г.И. Чапчиков - эмигрант, полковник Донского казачьего войска. Вот как он понимает суть данного понятия: ««казачий дух» – дух беззаветного служения и бескорыстность преданности долгу и растворения отдельных личностей в общегосударственных интересах, горячая любовь к своим Родным Краям, верность лучшим заветам седой древности казачьей, врождённая любовь к военному делу, своеобразие казачьего быта, испытанное умение быстро организовываться и организованно действовать, развитое чувство взаимной выручки, энергия, природный ум, хитрость, относительная культурность массы казачьей, здоровье, предприимчивость, приспособляемость, трудолюбие, бережливость, пыл, порыв.

Но наряду с такими блестящими качествами – у казаков причудливо уживаются простодушие, легковерие и даже легкомысленность, не раз причинявшая казачеству массу страданий». [1, c.274]

Далее следует определить главные принципы, на которых строился казачий уклад жизни и под влиянием чего происходило формирование и сохранение в казачьем сообществе особого «казачьего духа». Эти принципы определяет Д.С. Писаренко – терской казак, бывший член Терского войскового правления: «суть главнейших из этих принципов: абсолютная равноправность и равнообязанность казаков, политическая, социальная и хозяйственная, народоправство в своеобразных казачьих формах, демократизм в лучшем его выражении и войсковой уклад всей общественной жизни. Последнее обозначает такой общественный строй, при котором главные жизненные блага, как, например, владение землёю, недрами, лесами, водами и другими дарами природы, в целях наисправедливейшего наиравномерного использования всеми членами общества, составляют ненарушимую собственность казачьего Войска в целом. Никто на войсковой территории не может иметь на эти богатства личной собственности или преимущественного на них права. Ими владеют равноправно все казаки в лице Войска. Следовательно, никакой помещик, никакой барин, никакой раб не может быть рождён на почве войскового уклада жизни. Наоборот, этот уклад накрепко гарантирует полное равноправие всех казаков на свободу индивидуального развития и свободу хозяйственной деятельности, обеспечивает свободу накопления и право собственности на производные блага, а сверх всего открывает широчайшие перспективы для…казачьего благосостояния». [1, c.207]

Вышесказанное подтверждает, что жизнь казачества держалась на твёрдом демократическом основании. Она, демократия, изначально легла в основу управления казачьей общиной. При этом всё было построено на принципах равенства и братства. Подтверждением этому служат известные казачьи поговорки: «казак казаку брат», «всяк всякому равен», «где нет равенства, там нет справедливости, а где нет справедливости, там нет нравственности» и др.

В историческом прошлом нашей страны можно найти подтверждение определения главных моральных качеств казаков, которые составляли основу особого «казачьего духа». Как известно, казачество активно осваивало земли, граничащие с Россией. В этом плане они смогли себя проявить как прекрасные воины-первопроходцы, непритязательные и очень сильные духом люди. Довольно большие территории, благодаря казакам, окончательно присоединялись к Русскому государству (Сибирь, часть Средней Азии и Дальнего Востока и т.д.).

Казачьи отряды всегда были самыми надёжными и верными в войнах, которые вела Россия, например, в русско-турецких, Отечественной войне 1812 г. и др. Часто отмечалось в воспоминаниях военных, участвовавших в сражениях вместе с казаками, что в отваге, смелости и военной смекалке им не было равных на поле боя. Также казаки во многих трудных ситуациях для страны оставались преданными власти, исполняя подчас не очень приятные жандармско-полицейские функции, как, например, в революциях начала XX в.

При этом в истории России мы встречаем моменты, когда казаки поднимались против законных властей. Здесь вспоминаются восстания Булавина, Разина и Пугачёва. Предводители восстаний часто пользовались легковерностью и простодушием казаков, заманивая их к себе, довольно часто, лживыми обещаниями. Показателен миф Е. Пугачёва о том, что он являлся императором Петром III, а, как известно, этого императора очень любили в народе. Казаки поддались на эту уловку. Такое их поведение связано ещё и с тем, что казачьей душе был присущ некоторый анархизм. Казак, чувствующий угрозу своей свободе, самому дорогому, что было у него, поднимался на борьбу с особой лёгкостью, и эта борьба порой принимала крайние формы.

Мы постарались выделить то, что является стержнем казачьей души, при этом, определив её основные качества: любовь к свободе, порядку, военному делу; братство, равенство, демократичность, веротерпимость, патриотизм, необычайная сила воли и т.д. Отметим то, что казачий быт, сама обстановка, окружающая жизнь воспитывала с рождения вольного казака. Каждый представитель казачьей общины с самого раннего детства привыкал сидеть на коне, искусно владеть шашкой, постоянные соревнования вызывали здоровое стремление быть лучшим. Порядок и справедливость, демократичность отношений при серьёзном почитании и подчинении старшим создавали в казачьей общине обстановку воспитывающую казака. А какой казачок не слышал от своих родителей: казак ничего никогда не боится; казак никогда не плачет; казак казаку всегда брат и т.д. Это свидетельствует о целенаправленном воспитании казака всеми сторонами самой казачьей жизни, т.е., можно сказать, что быт и особые отношения в казачьей общине формировали в её представителе особый «казачий дух».

Литература

  1. Казачество. Мысли современников о прошлом, настоящем и будущем казачества. Ростов-на-Дону, 1992. 286 c.

  2. Статья подготовлена при поддержке гранта РГНФ № 09-01-93214.



Костко О.Ю.

Тюменский Государственный Архитектурно – строительный Университет

г. Тюмень

ОБРАЗ КАЗАКА В РУССКОЙ ПЛАСТИКЕ 2-ОЙ ПОЛОВИНЫ Х1Х ВЕКА

Обращение к истории – характерная черта всего европейского искусства Х1Х века. Взаимовлияние литературных и исторических трудов, исторического жанра в живописи, который стремился оживить «дела минувших дней, сделать их ближе к современности, послужили источниками для формирования нового образа и в скульптуре, наиболее зависимой от традиций стиля классицизм в силу своей специфики. Неорусский стиль, затронувший как архитектурные ансамбли, так и бытовые предметы – мебель, посуду, ювелирные изделия, вывел несколько любимых устойчивых мотивов – былины и эпос, «мужицкая тема», фольклор и мифология, стилизация архаических мотивов и старинных техник. По мнению Костомарова в русской истории было немало белых пятен, а увлекательности сюжетов мог позавидовать сам Дюма. Проблема национального стиля не замыкалась только на художественных и эстетических проблемах, а ставила социальные, патриотические задачи, прогнозировала пути дальнейшего развития страны. 1860- 1870- е годы изобилуют работами в «национальном», традиционном стилистическом ключе, как казалось тогда, достаточно достоверном.

Существовали два основных направления творческих поисков для реальности и убедительности исторических тем, поскольку стиль реализм уже стал основополагающим в искусстве. Сближения со стариной, преодоления временной дистанции шло двумя путями : первый ратовал за этнографическую и археологическую точность, базировался на научном изучении деталей, одежды, интерьеров, в которых изображался герой, второй – опирался на метод «вживания в образ», оставляя за собой право художественного переосмысления и даже отступления от подлинной исторической фактологии, как это делал Суриков.

Для скульптора Пармена Петровича Забелло (1830 - 1917 ) в образе героя- Ермака должны были соединиться вольнонародное и государственное начало, что сделало бы казачьего Атамана и представителем официальной власти, и ее «отрицанием» одновременно.К тому же степень достоверности литературных и живописных портретов Ермака достаточно условна, и он мог полагаться только на собственную интуицию.

Русский народ приравнивал Ермака к былинным богатырям, поскольку весть о его победах, доставленная Строгановыми в Москву, позволила не только присоединить в состав Русского государства «Новую Сибирскую землю», но и основать новые города, пусть даже после смерти героя в 1584 году. Суровый климат и характеры местных жителей, реалии походного быта и постоянная боеготовность – все эти испытания на стойкость казачий атаман преодолел успешно, поэтому остался в народных преданиях с уточняющим прозвищем : « Ермак – покоритель Сибири».

Историк Карамзин писал про Ермака, что он был видом благороден, сановит, росту среднего, крепок мышцами, широк плечами. Но не только и не столько следование вышеперечисленным деталям, сколько воплощение собирательного образа – силы русской рати, богатырской мощи, интересовали П.П. Забелло при работе над скульптурой «Ермак». Высокий уровень гражданственности и возможность подчеркнуть роль народа как вершителя истории – таков был непреложный закон для художников демократов второй половины Х1Х столетия. Герцен сравнивал погружение в глубины былого с прогнозом тайн будущего, шагай назад, а пройдешь вперед.

Хотя вопрос о том, что в смерти Ермака была виновата металлическая кольчуга, не позволившая ему выплыть из вод Иртыша, остается открытым, именно образ былинного богатыря требовал подобного ратного облачения. Оригинал, находящийся в ГРМ, выполнен в бронзе, позволяющей воспроизвести мельчайшие детали с ювелирной точностью. Но удивительно, что обращаясь к тугоплавкому и вязкому чугуну, мастер не просто не утратил обаяния подробных милых взору мелочей в отливке. Заботливо воспроизведены шлем – шишак, кожаные сапоги с собранными гармошкой складками кожи на голенищах. Сам характер металла, его фактура и цвет превратили Ермака в подобие гранитной скалы, напоминающей изваяния египтян – монументальные даже при скромном размере. Еще одна аналогия – черный металл и простой мужик, от земли, от сохи. Ермак – сурового нрава,а как иначе, если ходил, согласно документам, на стругах по рекам Каме и Волге, и от той работы перенял смелость. В Сибири нужны Строганову проверенные люди.

Хотя богатырская фигура исполнена силы и величия, а нога властно попирает былые татарские владения, есть фигуре и угрюмая скорбь, предчувствие роковой развязки. Как реалист, Забелло не может обойтись только триумфальной нотой, стремится передать всю драматургию в этой истории. Но есть здесь торжество и величие, причем не от упоения собственной персоной, а гордость за народную удаль и воинскую доблесть. Отсюда и акцент на «русском духе», что убоится вражья сила – это милые четы – и нос, и борода и овал лица – все кондовое, мужицкое, «подправленное» в бою.

Юрист по образованию, дилетант в скульптуре, в хорошем смысле этого слова, Евгений Александрович Лансере (1848 -1886), уже в 1874 году признается почетным вольным общником Императорской Академии Художеств. Его произведения неоднократно отливались и тиражировались в бронзе и чугуне, участвовали на выставках в Лондоне, Париже, Филадельфии и Вене, а сегодня являются раритетными украшениями мужского кабинетного интерьера.

«Запорожец после битвы» (1873) – историко – батальное произведение, поэтому мастер придает скульптуре оттенок романтизма, как в популярных у публики парижских работах прославленных анималистов. Но он отказывается от устоявшихся романтических клише – опьяняющей схватки, динамики боя, эффектной позы торжества над поверженным врагом. Ощущение подвижности и зыбкости бытия передается благодаря энергичной, взволнованной лепке, беспокойным очертаниям силуэта самой группы. Вместо мягкой, текучей и пластичной бронзы мы видим разорванные шероховатые наросты металла, ощетинившиеся на нас всевозможными колючими предметами – лезвием шашки, стволами ружей, пикой и даже конской гривой, развевающейся по ветру. Одна из ранних работ, но очень выразительная – суровый исход поединка заставляет домыслить и сцену сражения. Усталость и «жажда крови», сабля, которая вытирается о лошадиную гриву, трофейный конь, рвущийся вспять к мертвому хозяину. Это не внешняя сторона драмы, а ее подлинная суть, вот почему фигура исполнена усталости, опустошения, а не бахвальства. Эта подлинность, мудрость сделала данный шедевр одним из самых популярных в наследии Лансере. Работа приобретена в частной коллекции Петербурга в 1959 году

«Сидящий казак» - отливка 1900-х годов по более ранней модели, точную дату которой установить пока не удалось. Небольшая камерная работа – 17 Х 12 Х 8 см. является, скорее всего, полюбившимся этюдом. Не получив образования, Лансере надеялся на собственный талант наблюдателя и упорный труд, поэтому сделал массу этюдов и зарисовок, где люди не позировали и не корректировались для выразительности пластического мотива, а изображались в прозаической обстановке – за отдыхом и работой, прощанием казака с казачкой или лесной охотой. Само название – уже исчерпало сюжетную фабулу: сидит на земле казачок, покуриваеть трубку в минуту отдыха Но образ казака не совсем прозаичен. Это лихой добрый молодец, что ощутимо в позе, посадке шапки на голове, лихо заломленной, в игривом взгляде. Романтика и экзотика, которой восторгалась публика – барашковая папаха, кинжал, черкеска с газырями, и сапоги с загнутыми носами – не просто реверанс в сторону скучающих клиентов Петербургских Салонов. Это стиль жизни, продиктованный средой. Только казаки на Кавказе могли давать достойный отпор врагу, поскольку защищали свои земли, хорошо знали повадки соперника. Поэтому костюм, продиктованный климатом, удобством носки этого обмундирования выдавал в казаках истинных воинов – бъющих врага его же оружием, осваивающих и тактику ведения боя, и стратегию и даже одежду.

Этот герой явно по душе мастеру, обладавшему несколько авантюрным складом характера, отчаянному путешественнику, жаждущему новых впечатлений. Когда Лансере изображает сюжеты хлебопашества, крестьянского быта, он явно скучает, что неминуемо передается зрителю. Пусть эта вещь менее растиражирована, но исполнена мастерства и даже особого аристократического лоска. В ТОМК попала из частной коллекции в Петербурге в 1961 году, на постаменте дарственная гравировка «Отъ уважающихъ братьевъ 6 декабря 1904 г.»

Литература

  1. Текст - авторская версия каталога «Русская скульптура из фондов ТОМК» Костко О.Ю. на правах рукописи.


1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   30

Похожие:

Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconИзобразительное искусство эпохи Возрождения
Возрождения стран Западной Европы; развивать умение анализировать произведения изобразительного искусства, отмечая особенности композиции,...
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconМонография Вид урока: презентация Ход урока Организационный момент. Приветствие. Проверка готовности учащихся к уроку. Сообщение темы урока. Слайд 1 Термин «человек Возрождения»
Возрождения Леонардо да Винчи; развивать умение анализировать художественные произведения; учить выявлять особенности композиции,...
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconНоосферная научная школа в России: итоги и перспективы
Субетто Александр Иванович Ноосферная научная школа в России: итоги и перспективы.© Субетто Александр Иванович, С. Петербург, 2012-Ноосферная...
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconЭпоха возрождения улезько И. Н. Данный
Актуальность объясняется ориентиром на ценности эпохи Возрождения как мировые культурные образцы. Творчество нидерландских и немецких...
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconИтоги и перспективы
Обсудить интересующие вопросы собрались студенты, магистранты, аспиранты и преподаватели из вузов Нижнего Новгорода: ннгу им. Н....
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconИтоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г
История России и Татарстана: итоги и перспективы энциклопедических исследований: сборник статей итоговой научно-практической конференции...
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconИтоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г
История России и Татарстана: итоги и перспективы энциклопедических исследований: сборник статей итоговой научно-практической конференции...
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconПрограмма изучения и освоения углеводородных ресурсов восточной сибири и республики саха (якутия) итоги и перспективы аркадий Сергеевич Ефимов
Программа изучения и освоения углеводородных ресурсов восточной сибири и республики саха (якутия) – итоги и перспективы
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconРекомендации по организации библиотечного обслуживания населения в связи с введением в действие федерального закона
Архангельской области «Муниципальные библиотеки Архангельской области: итоги, проблемы, перспективы развития». В ходе совещания были...
Белоногов И. А. Вопросы возрождения: итоги и перспективы iconСемінар Естетика Відродження, Просвітництва
Лосев А. Ф. Общая характеристика эстетики возрождения // Эстетика Возрождения. М., 1978
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница