Доклад по кубановедению на тему: «Культура Кубани конца XIX начала XX века»




Скачать 194.96 Kb.
НазваниеДоклад по кубановедению на тему: «Культура Кубани конца XIX начала XX века»
Дата08.09.2012
Размер194.96 Kb.
ТипДоклад
Министерство образования и науки Российской Федерации


Доклад по кубановедению


на тему: «Культура Кубани конца XIX начала XX века».


Подготовила ученица 9 «Г» класса


Киселева Ирина.


Учитель кубановедения, истории и обществознания:


Лупина Виктория Петровна.


Г. Краснодар


2010 г.






Введение.


Актуальность темы исследования обусловлена тем вниманием, которое в современном обществе уделяется изучению региональной истории и культуры. В образовательные программы средних учебных заведений Краснодарского края введен новый предмет - «Кубановедение», в рамках которого предусмотрено знакомство учащихся с художественной культурой Кубани. Для того чтобы наиболее полно раскрыть события и явления духовной жизни нашего региона на протяжении всей его истории, необходимо определить роль выдающихся деятелей культуры Кубани, их личный вклад в развитие социокультурной инфраструктуры Кубанской области.

Одним из крупнейших деятелей культурной жизни Кубани конца XIX - начала XX столетия, безусловно, является Ф. А. Коваленко (1866-1919), основатель первой на Северном Кавказе картинной галереи, неутомимый организатор периодических выставок картин, председатель правления Екатеринодарского художественного кружка. Федор Акимович как менеджер художественного музея обладал талантом организатора, проявлял деликатность по отношению к художникам, располагал их к себе бескорыстной влюбленностью в искусство, аккуратностью и обязательностью. Он был убежден в том, что человеку, независимо от его социального положения, необходимо общение с прекрасным, а у подрастающего поколения, наряду с другими положительными качествами, следует воспитывать потребность в красоте.

Ф. А. Коваленко вел обширную переписку с Императорской Академией художеств, ведущими российскими музеями, творческими объединениями и художниками, которая сохранилась в Государственном архиве Краснодарского края (ГАКК). Особый интерес для исследователей представляют письма многочисленных художников, так как они содержат богатейшую информацию об их сотрудничестве с Кубанью, о выставочной деятельности Екатеринодарской картинной галереи и в совокупности позволяют по-новому взглянуть на вклад Ф. А. Коваленко в художественную культуру Кубани конца XIX - начала XX столетия.

Степень научной разработанности проблемы. Современный взгляд на историко-культурные процессы России изложен в трудах И. В. Кондакова, С. Н. Иконниковой, П. С. Гуревич, М. С. Кагана, В. В. Селиванова, Э. В. Соколова, А. А. Пилипенко и др. Проблемы теории и истории художественной культуры России рассматривались в работах Д. С. Лихачева, Ю. М. Лотмана, Г. Ю. Стернина, Н. А. Хренова и К. Б. Соколова, В. П. Лапшина, Е. Г. Киселевой, Т. И Головиной, В. А. Матецкого и др. Проблемы художественной культуры Кубани разрабатывались И. И. Горловой, А. Н. Еремеевой, В. Н. Анисимовой, В. И. Лях, Н. И. Денисовым и др.

Письмам деятелей культуры и искусства в теоретическом и историческом аспектах исследует монографически известный украинский литературовед М. Ф. Коцюбинская, в статьях отдельные аспекты проблем публикации и интерпретации писем рассматривают А. И. Герцен, М. П. Алексеев, Л. Я. Гинзбург, Б. Ф. Егоров, А. А. Елистратова, Р. Т. Киреев, Г. С. Кухарский, В. Я. Лакшин, А. М. Малахова, И. М. Семенко, А. И. Слуцкий, В. К. Чумаченко и др.


К деятельности Ф. А. Коваленко, как основателя и попечителя Екатеринодарской картинной галереи обращались многие исследователи культуры Кубани (С. А. Кукушкина, В. Ф. Беломыцева, А. Н. Еремеева, В. Н. Анисимова, И. Д. Золотарева, Е. А. Косопойко, С. Н. Пыхтина, Ю. А. Солодовников, С. М. Гонтарь, В. П. Бардадым и др.). В частности, С. А. Кукушкина пишет о деятельности художественного кружка, созданного Ф. А. Коваленко при городской картинной галерее. В. Ф. Беломыцева обращается к проблеме сотрудничества Ф. А. Коваленко с молодыми художниками. А. Н. Еремеева в ряде работ раскрывает деятельность Ф. А. Коваленко в годы Гражданской войны. В. Н. Анисимова рассматривает просветительскую деятельность картинной галереи им. Ф. А. Коваленко и ее значение в развитии изобразительного искусства и культуры Кубани в начале XX века. О. Г. Садковская освещает роль городской думы в основании и дальнейшей судьбе галереи (1903-1919), объект ее исследования - журналы Екатеринодарской городской думы. И. Д. Золотарева рассказывает об утрате галереей части фондов в 1914-1918 гг., а также выявляет роль Ф. А. Коваленко и Б. М. Городецкого в становлении художественного образования на Кубани. Е. А. Косопойко сделано описание документов, связанных с деятельностью основателя Екатеринодарской картинной галереи, в архиве Краснодарского художественного музея и в ГАКК. Н. А. Корсакова высвечивает неизвестные ранее стороны характера Ф. А. Коваленко, которые проявились в его дружбе с М. Р. и А. Г. Яловыми. С. Н. Пыхтина касается деятельности основателя художественного музея в целом, дает обзор экспозиции «Наследие Ф. А. Коваленко», характеризует участие художника Н. В. Харитонова в Екатеринодарских периодических выставках. О. В. Гармаш анализирует, как формировалась коллекция произведений В. Д. Поленова в собрании Краснодарского художественного музея на протяжении 1905-1944 гг., публикуя четыре письма Ф. А. Коваленко к этому художнику, которые хранятся в архиве Государственной Третьяковской галереи. Семь писем и телеграмм И. Е. Репина и одно письмо его сына Юрия Ильича публикует и комментирует Н. Л. Панаиоти. Ю. А. Солодовникова интересует история творческой дружбы между основателем галереи и известным фотографом-художником В. Н. Сокорновым, нашедшая отражение в ряде писем художника. Кубанский краевед В. П. Бардадым в своих исследованиях затрагивает некоторые стороны деятельности Ф. А. Коваленко и посвящает отдельные статьи жизни и творчеству на Кубани ряда художников (Н. Д. Шариков, В. М. Ступников и др.).

Таким образом, многие исследователи в том или ином аспекте писали о деятельности Ф. А. Коваленко и некоторые из них цитировали или публиковали отдельные письма из его архива в ряде своих работ. Однако переписка основателя картинной галереи с деятелями культуры как комплексный источник личного происхождения не была объектом специального исследования, а содержащаяся в ней информация о культурно-организационной деятельности «кубанского Третьякова» и его вкладе в художественную культуру Кубани никем не рассматривалась.

Источниковой базой нашего исследования стали архивные документы; публикации в дореволюционной печати; личная переписка автора с музеями России и Украины; энциклопедические и справочные издания по теме диссертации.


Нами изучены следующие фонды Государственного архива Краснодарского края: 796-й - «Коваленко Федор Акимович - организатор Екатеринодарской картинной галереи», 557-й - «Правление Екатеринодарского художественного кружка при городской галерее им. Ф. А. Коваленко», 498-й - «Екатеринодарская городская управа». Кроме того, мы использовали материалы архива Краснодарского краевого художественного музея им. Ф. А. Коваленко; Государственного архива Ростовской области; Российского государственного исторического архива; Черниговского художественного музея; Волынского краеведческого музея; Феодосийской картинной галереи им. И. К. Айвазовского; Музея истории литературы и искусства им. Я. Райниса; Мемориального музея им. Т. Залькалина и др.

Ценная информация извлечена нами из дореволюционной региональной печати (газеты «Приазовский край», «Новая заря», «Кубанские областные ведомости», «Кубанский край», «Кубанский курьер», «Северный Кавказ» и др.).

Мы проанализировали каталоги Екатеринодарской картинной галереи 1904-1919 гг., Краснодарского краевого художественного музея им. Ф. А. Коваленко, весенних выставок картин Ростовско-Нахичеванского-на-Дону общества изящных искусств, Ростовского областной музея изобразительного искусства, художественного отдела Волынского краеведческого музея, энциклопедические и справочные издания: «Золотой век художественных объединений в России и СССР», «Меценаты и коллекционеры», «Императорская Академия художеств: 2-я пол. XIX - начала XX в.», «Забытые имена. Русская живопись XIX в.», «Художники народов СССР: Биобиблиографический словарь: В 6 томах», «Художники Русского Зарубежья. 1917-1939», «Русский пейзаж», «Энциклопедия русской живописи», «Большой энциклопедический словарь изобразительного искусства», «Екатеринодар-Краснодар. Два века города в датах, событиях, воспоминаниях: Материалы к Летописи», Энциклопедический словарь по истории Кубани с древнейших времен до октября 1917 г.», «Митщ УкраТни: Енциклопедичний довщник», «Словник художниюв Украшы», «Киев: энциклопедический справочник» и др.

Теоретико-методологическую основу диссертации составили труды российских и зарубежных ученых по философии, семиотике, теории культуры, истории художественной культуры. В своей работе мы используем исследования А. С. Лаппо-Данилевского, В. В. Иванова, Д. С. Лихачева, Ю. М. Лотмана, Б. А. Успенского, И. В. Кондакова, М. С. Кагана, С. Н. Иконниковой, А. А. Пилипенко, М. Б. Туровского, С. С. Минц, Т. И. Головиной, Р. Барта, Х. Г. Гадамера, П. Рикера и др.

Методологическую основу нашей работы составляет совокупность принципов, методов и подходов, которые, по нашему мнению, могут быть применены при изучении деятельности выдающихся участников культурного процесса и их вклада в художественную культуру на базе значительного комплекса их переписки. В основе исследования лежат принципы объективности, комплексности, единства исторического и логического. Для изучения жизни и деятельности Ф. А. Коваленко нами был использован биографический метод. Мы посчитали оправданным обращение к методу источниковедения - источниковедческому анализу и синтезу. Следуя ему, мы применяли при изучении писем интерпретацию текста с учетом герменевтического подхода, позволяющего расширять границы интерпретации и рассматривать письмо как явление культуры. Наша работа строилась на основе системного подхода: отдельные письма рассматривались как элементы комплекса переписки, а эпистолярий Ф. А. Коваленко - как составляющая культурного наследия Кубани конца XIX, начала XX в. Кроме того, мы использовали метод количественной обработки содержания документов – контент-анализ и метод типологии, которые позволили нам на этапе упорядочения знаний свести весь массив переписки к нескольким типам. В нашей работе используется также сравнительно-исторический анализ.

Таким образом, последовательное применение указанных методов исследования и подходов к изучению писем позволяет проанализировать информацию, заключенную в них, и на этой основе определить вклад Ф. А. Коваленко в художественную жизнь Кубани конца XIX - начала XX в. Поскольку методика анализа эпистолярного наследия требует специального обоснования, мы отвели ей значительное место в первой главе диссертации.

Объект исследования - культурно-организационная деятельность Ф. А. Коваленко.

Предмет исследования - деятельность Ф. А. Коваленко по формированию фондов Екатеринодарской картинной галереи, организации периодических выставок, созданию школы живописи и рисования, развитию сотрудничества с украинскими художниками в его переписке с Императорской Академией художеств, столичными и провинциальными музеями, устроителями художественных выставок и художниками.

Цель исследования - определить вклад Ф. А. Коваленко в художественную культуру Кубани конца XIX - начала XX в. Эта цель реализуется в следующих задачах:

- обосновать необходимость введения в научный оборот эпистолярного наследия Ф. А. Коваленко для освещения его вклада в культурную жизнь Кубани;

- рассмотреть деятельность Ф. А. Коваленко по формированию фондов Екатеринодарской картинной галереи;

- проанализировать организационные аспекты учрежденных Ф. А. Коваленко Екатеринодарских периодических выставок, выяснить их роль и значение для художественной жизни региона;

- реконструировать основные этапы работы Ф. А. Коваленко по созданию школы живописи и рисования, которую он осуществлял в качестве председателя правления Екатеринодарского художественного кружка;

- охарактеризовать сотрудничество Ф. А. Коваленко и Екатеринодарской картинной галереи с украинскими художниками.

Хронологические рамки исследования охватывают период с середины 80-х гг. XIX в. (когда Ф. А. Коваленко начал собирательскую деятельность) по 1919 г. (когда основатель и бессменный директор галереи скончался и в ее истории начался новый период).

Территориальные рамки исследования определяются нами в границах Кубанской области. При этом мы учитываем географию основных корреспондентов Ф. А. Коваленко.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

- определен вклад Ф. А. Коваленко в художественную культуру Кубани на основе информации, содержащейся в не изученных ранее источниках;

- обоснована необходимость введения в научный оборот эпистолярного наследия Ф. А. Коваленко для освещения его вклада в культурную жизнь Кубани, начата публикация наиболее информативных документов;

- рассмотрена деятельность Ф. А. Коваленко по формированию фондов Екатеринодарской картинной галереи, пути и способы пополнения собрания разнообразными экспонатами;

- изучены документы о деятельности Ф. А. Коваленко по организации Екатеринодарских периодических выставок, выявлены роль и значение этих выставок для художественной жизни региона;

- впервые проанализированы документы о попытках Ф. А. Коваленко экспонировать Екатеринодарские выставки в Ростов-на-Дону и Екатеринослав;

- реконструированы основные этапы создания школы живописи и рисования под руководством Ф. А. Коваленко;

- впервые раскрыто сотрудничество Ф. А. Коваленко с украинскими художниками, творческими объединениями и периодическими изданиями конца XIX - начала XX в.


На защиту нами выносятся следующие положения:

1. Ф. А. Коваленко проявил себя как создатель первой на Северном Кавказе картинной галереи, учредитель периодических выставок, основатель начальной школы живописи и рисования в Екатеринодаре и тем самым внес вклад в культурную жизнь Кубани конца XIX - начала XX в.

2. Введение в научный оборот отложившихся в архиве Ф. А. Коваленко писем деятелей культуры и других документов значительно расширяет источниковедческую базу художественной культуры Кубани. Начатая нами публикация наиболее информативных документов проливает свет на «белые пятна» в истории региональной культуры, в частности, позволяет в деталях раскрыть малоизученные стороны культурно-организационной деятельности Ф. А. Коваленко. Письма его корреспондентов-художников дают материал биографам и исследователям их творческого наследия.

3. В эпистолярии Ф. А. Коваленко содержится ценная информация о том, как он сформировал фонды Екатеринодарской картинной галереи и какие источники и пути пополнения собрания достойными экспонатами находил в дальнейшем. Благодаря его многократным настойчивым обращениям в Императорскую Академию художеств, галерея пополнилась значительными произведениями известных художников, которые были переданы ей для использования в постоянной экспозиции без права отчуждения. Основатель галереи добился помощи Общества имени А. И. Куинджи. Для пополнения фондов он заказывал художникам изготовление оригинальных работ и копий картин, целенаправленно приобретал произведения на выставках, у поставщиков картин, в художественных магазинах Санкт-Петербурга и Москвы.

4. Учрежденные Ф. А. Коваленко при Екатеринодарской картинной галерее периодические художественные выставки принесли музею широкую известность, что подтверждает переписка устроителя выставок с художниками из многих регионов России. Выставки прививали населению интерес к изобразительному искусству, знакомили кубанцев с творчеством талантливых художников как местных, так и иногородних, с различными направлениями в изобразительном искусстве. Они способствовали развитию на Кубани художественной критики; многие репортажи с выставок свидетельствуют о заинтересованности кубанских журналистов в развитии выставочной деятельности, в объективном освещении представленных работ. С выставками связана издательская деятельность Ф. А. Коваленко - подготовка и выпуск каталогов, сохранившихся до наших дней. Организация выставок способствовала развитию информационной деятельности, которая включала разработку и распространение писем с условиями для экспонентов и обеспечение всех участников выставок печатными материалами (каталоги, репродукции, вырезки из газет с обзорами выставок). Ф. А. Коваленко стремился познакомить с Екатеринодарскими выставками население других регионов Юга России и предпринимал попытки экспонировать присланные ему картины с согласия их авторов в Ростов-на-Дону и Екатеринослав.

5. Ф. А. Коваленко содействовал формированию на Кубани собственной художественной среды. Он учредил при Екатеринодарской картинной галерее художественный кружок, одной из главных задач которого стало создание среднего художественного учебного заведения. Правлению кружка удалось открыть начальную городскую школу живописи и рисования и добиться для нее субсидии и методической помощи Императорской Академии художеств. Информация, которая содержится в эпистолярии Ф. А. Коваленко, подтверждает, что данная школа задумывалась создателями как образцовое учебное заведение. К обсуждению ее программы были привлечены петербургские, московские, украинские художники, ее учредительные документы тщательно разрабатывались на основе устава Киевского художественного училища, а решение кадрового вопроса было передано ИАХ. Для поддержания школы и ее учащихся в годы Первой мировой и Гражданской войн Ф. А. Коваленко использовал различные пути, которые освещаются в его переписке с городскими управой и думой, а также в информационных письмах, рассылаемых им членам правления художественного кружка.


6. Эпистолярий Ф. А. Коваленко содержит ценнейшую информацию о его сотрудничестве с украинскими художниками, творческими объединениями, журналистами. В письмах украинских художников раскрывается деятельность Ф. А. Коваленко как основателя, попечителя и директора Екатеринодарской картинной галереи, дается оценка его вклада в художественную культуру Кубани и в развитие русско-украинских художественных связей.-, Украинские художники составляли более половины экспонентов Екатеринодарских выставок, поэтому их письма в своей совокупности освещают выставочную деятельность галереи в 1905-1919 гг. Участие украинских художников в Екатеринодарских периодических выставках отразилось в многочисленных обзорах и рецензиях кубанской прессы. Их письма содержат замечания и советы устроителю, а также отклики на прозвучавшую в местной печати критику. Материалы о художественной жизни, присланные украинскими корреспондентами Ф. А. Коваленко, заключают в себе ценную информацию о деятельности творческих объединений, о выставках произведений изобразительного искусства в Киеве и других городах юга Российской империи. В автобиографиях, написанных художниками по просьбе Ф. А. Коваленко, заключаются сведения о их жизни и творчестве, которые дополняют уже опубликованные материалы и представляют интерес для исследователей творчества этих художников. Письма некоторых ныне забытых живописцев являются единственным источником информации о них.

Теоретическая значимость исследования заключается в рассмотрении нами проблем методологии изучения значительного массива переписки. В частности, проанализированы достоинства и недостатки различных способов типологизации писем, обоснован как наиболее предпочтительный содержательный подход. Нами существенно уточнены коммуникативные функции письма как эффективного средства объединения деятелей культуры для решения насущных творческих и организационных вопросов.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что данные разработки могут быть использованы при написании отдельных глав монографий, посвященных истории художественной жизни России конца XIX - начала XX в., пособий по кубановедению, по истории культуры и изобразительного искусства Краснодарского края и северокавказского региона. Наша работа может послужить методической основой для дальнейшего изучения эпистолярного наследия деятелей культуры Кубани. Кроме того, диссертация представляет интерес для исследователей творчества украинских художников.

Апробация диссертационного исследования состоялась на международной научно-практической конференции «Единое информационное пространство России: федеральный и региональный компоненты» (Краснодар - Геленджик, 21-24 сентября 2004 г.), на южно-российской научно-практической конференции «Интеграция науки и высшего образования в социально-культурной сфере» (Геленджик, сентябрь 2004 г.), на международной научно-практической конференции «Информационная культура и эффективное развитие общества» (Краснодар - Геленджик, сентябрь 2005 г.). Кроме того, основные идеи исследования нашли отражение в статьях, опубликованных в различных научных изданиях России и Украины.

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка архивных источников и использованной литературы.


Письмо как феномен культуры.

Несмотря на то, что в последнее десятилетие гуманитарные науки проявляют повышенный интерес к жанру письма, оно остается наименее изученным и недостаточно вовлеченным в научный оборот по сравнению с другими источниками личного происхождения и требует разработки стройной методики анализа. Литературоведение рассматривает письмо как малую эпическую форму, социология проявляет интерес к его информационной составляющей, источниковедение подходит к нему как к источнику личного происхождения, исторические науки оно интересует как вторичный документ. Однако как феномен культуры до настоящего времени письмо еще не изучалось. Мы считаем, что культурологии необходимо изучать письмо как средство коммуникации, как источник ценной информации о состоянии культуры той эпохи, к которой принадлежит автор, о личности автора, о его эстетических и иных пристрастиях.

Поскольку важной составляющей теоретического знания являются литературоведческие разработки эпистолярного жанра, которые могут быть использованы в культурологическом исследовании, мы сочли необходимым предпринять экскурс в историю изучения письма как литературного жанра для того, чтобы определить его функции, жанрово-стилистические особенности, проанализировать отношение к нему в обществе на разных этапах его развития, исследовать современные взгляды на эпистолярный жанр.

Письмо является одной из древнейших форм коммуникации. «Как комедия и трагедия родились из карнавальных шествий и масок, так повествование в литературе имело своим предвестием письменное сообщение на бересте или глиняных табличках». С тех пор как появилась письменность, письмо стало принадлежностью культуры. Сопровождая человечество на всем пути его исторического развития, бытовое письмо как явление частной жизни претерпевало существенную трансформацию под влиянием эпохи, среды, но к числу его неизменных признаков можно отнести письменную форму, информативность и утилитарность.

Письмо имеет также ряд сложившихся формальных признаков, составляющих эпистолярный этикет: дата, обращение адресанта к адресату в начале и в конце письма и др.

В науке существуют разные взгляды на бытовое письмо. Вообще, можно сказать, что история изучения письма уходит своими корнями в античность и простирается до наших дней. Переписка, ставшая общественным явлением, которое сопровождает человеческую цивилизацию на всех этапах ее развития, продолжает привлекать внимание исследователей и в наши дни. В основном, теоретические выкладки эпистолярного жанра по крупицам рассыпаны во всевозможных предисловиях и вступительных статьях к изданиям писем. Авторы таких работ (среди них - Л. Я. Гинзбург, Б. Ф. Егоров, Р. Т. Киреев, В. Я. Лакшин, А. М. Малахова) не ставят своей целью глобальную разработку эпистолярного жанра, а лишь поднимают некоторые вопросы, касающиеся особенностей письма или как явления культуры, или как литературного жанра.

Так, Л. Я. Гинзбург пишет: «Этот род словесности многообразен. Он бывает совершенно стихийным, даже безграмотным; он строится иногда по книжным канонам или, напротив того, стремится создать иллюзию устной речи. В определенной эпохе или определенной среде письмо тесно соотносится с современной ему литературой. И все же в любом случае оно сохраняет специфику промежуточного рода высказывания». В другой, более поздней статье исследователь, размышляя о функциях письма как одного из средств человеческого общения, останавливает свое внимание на том, что письма «несут всевозможную информацию, они содержат размышления, наблюдения или выражают эмоции. Они удовлетворяют настоятельную потребность человека в самоотчете, в том, чтобы осознавать и фиксировать протекание своей жизни. Те же функции выполняют письма писателей или тех, кто осуществлял свой литературный дар именно в эпистолярной форме... Письма писателя не всегда литература.

Но и в этом случае часто есть связь между ними и его писательскими задачами».


Иную точку зрения высказывает Р. Т. Киреев: «Умышленно не делаю различия между так называемыми частными письмами и письмами, предназначенными для публики, поскольку четкой границы между ними все-таки нет». Он также особо выделяет информационную ценность эпистолярия: «Письма несут богатейшую информацию, они, непосредственные и неподкупные свидетели, воскрешают ушедшие эпохи, их нравы, вкусы и устремления, они мимоходом запечатлевают как мельчайшие подробности, так и события исторического масштаба (что знали бы мы о гибели Помпеи под огнем Везувия, не сохранись двух писем Плиния-младшего к Тапиту?), но все таки прежде всего и ярче всего они повествуют о душе человеческой. О драмах, которые разыгрываются в ней».

Как интеллектуальный продукт особого рода определяет письмо украинский исследователь М. Ф. Коцюбинская. Письмо осуществляет различные функции - от коммуникативных (приземленных, житейских) до высших проявлений человеческого духа. Исследователь подчеркивает смежный характер этого явления, стоящего на стыке разных уровней самосознания. Отсюда жанры эпистолярного творчества, которые она называет: «Открытая исповедь; скрупулезный дневник; философско-эстетический трактат; спонтанные творческие откровения; бесценные наблюдения психологии творчества; «горячая» характеристика проблем и персонажей конкретной среды; хроника, полная теплых, живых деталей, которые, не будучи зафиксированы сегодня, уже завтра будут забыты; автопортреты и портреты людей — от ситуативных миниатюр до монументальных полотен...».

Некоторые авторы, в частности А. М. Малахова, выделяют письма беллетристов из совокупности частной переписки. «Писательское письмо, получившее распространение через печать, выходит за границы частного интереса и становится литературным явлением; и не только эпистолярным, но в известном смысле - художественным».

Однако, по мнению Л. Я. Гинзбург, частные письма писателя не должны идентифицироваться с эпистолярными трактатами, размышлениями, не говоря уже о романах и путешествиях в письмах. Если бытовое письмо, написанное писателем, осознается им как «потенциальный литературный факт», то необходимо отличать его от письма «с заведомо литературной функцией... У них разные субъекты высказывания. В бытовом письме человек может себя моделировать (например, молодой Герцен в своей романтической переписке с невестой... предназначил себе роль демонической личности, а невесте роль носительницы Вечной женственности, спасающей «демона»), но даже в самом литературном бытовом письме он ведь не равнозначен ни лирическому я, ни автору повествования, отрешенному от автора как эмпирической личности. В бытовом письме к литературным моделям возводится именно эмпирический человек. В этих письмах отношение к ценностям предстает непосредственным, не прошедшим через условия художественной структуры. Письма деятельных участников культурного процесса (именно их письма больше всего сохраняются и изучаются) представляют собой особенно наглядное, незаменимое другими свидетельство о состоянии данного исторического сознания, в частности о его ценностных ориентациях». Близость писательского письма к художественной литературе отмечает М. П. Алексеев, который усматривает в нем «...не только историческое свидетельство; оно имеет свои отличия от любого другого бытового письменного памятника, архивной записи или даже прочих эпистолярных документов; письмо находится в непосредственной близости к художественной литературе и может порой превращаться в особый вид художественного творчества (выделено нами. - Авт.), видоизменяя свои формы в соответствии с литературным развитием, сопутствуя последнему и предупреждая его будущие жанровые и стилистические особенности».

Итак, в спорах о принадлежности писем к литературе как виду искусства не существует единого мнения. Но, следуя традиции и оставив в стороне.


Информация взята на сайте http://www.nauka-shop.com.







Похожие:

Доклад по кубановедению на тему: «Культура Кубани конца XIX начала XX века» iconРусская культура конца
Х век» ч. 1, М.; «Клио – Софт» 2001г., репродукции картин художников Серебряного века из цикла «Художественная культура», выставка...
Доклад по кубановедению на тему: «Культура Кубани конца XIX начала XX века» iconРабочая программа дисциплины Культура XIX века
Курс «Культура XIX века» закладывает необходимые основы для дальнейшего освоения дисциплин профессионального цикла Б. 3 Фгос «Культура...
Доклад по кубановедению на тему: «Культура Кубани конца XIX начала XX века» iconМосковский индивидуальный книжный переплет конца XIX начала XX века
Охватывают период с последней четверти XIX в до 1917 г включительно. Выбор данного временного промежутка связан с рядом причин
Доклад по кубановедению на тему: «Культура Кубани конца XIX начала XX века» iconТатарская общественно-политическая мысль в литературе и публицистике конца XIX начала XX вв
Охватывают главным образом Поволжье и Приуралье. Выбор территориальных рамок связан, во-первых, со спецификой развития татарской...
Доклад по кубановедению на тему: «Культура Кубани конца XIX начала XX века» iconРеферат по литературе на тему: «Образ «маленького человека»
Место темы «маленького человека» в русской литературе конца xviii-начала XIX века
Доклад по кубановедению на тему: «Культура Кубани конца XIX начала XX века» iconУчебно-методический комплекс дисциплины «История русской литературы конца XIX начала XX века» по специальности 021400 «Журналистика» для 3 курса дневного и заочного отделений Ростов-на-Дону
...
Доклад по кубановедению на тему: «Культура Кубани конца XIX начала XX века» iconУрок 23. Новые идеи в искусстве конца 19 начала 20 века
Цели: рассмотреть многообразие направлений в искусстве конца 19 – начала 20 века
Доклад по кубановедению на тему: «Культура Кубани конца XIX начала XX века» iconДружинкина Н. Г. Роль церковно-приходских благотворительных обществ в художественной жизни Санкт-Петербурга конца XIX начала XX в
Объект исследования церковно-приходские благотворительные общества как субъекты, социальные организации, являющиеся неотъемлемым...
Доклад по кубановедению на тему: «Культура Кубани конца XIX начала XX века» iconДуховная жизнь населения кубани в конце ХVIII хх в в.: Динамика и традиции народной культуры
Охватывают более чем двухсотлетний период: с конца ХVIII века до начала III тысячелетия. Выбор
Доклад по кубановедению на тему: «Культура Кубани конца XIX начала XX века» iconНаучно-исследовательская программа
...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница