Макаров М. Л. М15 Основы теории дискурса




НазваниеМакаров М. Л. М15 Основы теории дискурса
страница9/36
Дата07.09.2012
Размер4.99 Mb.
ТипДокументы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   36

70

феноменам [см.: Jodelet 1989]. По Московичи, без этого не бывает ни восприя­тия, ни мыследеятельности. По мере интеграции новых знаний, явле­ний и объектов в структуру существующих категорий, последние меняются и обновляются. Процесс конструирования и классификации явлений не ограничен рамками одного индивида: он имеет социальную природу [Flick 1995b: 76].

2.4.3 Объективизация

Второй механизм превращения незнакомого зна­ния в будто бы знакомое сводится к преобразова­нию абстрактного в «нечто почти конкретное», т. e. к перенесению того, что мы держим «в уме», на какой-либо объект во внеш­нем физическом мире [Moscovici 1984b: 29]. М. Биллиг лаконично передал его суть: «перевод эзотерической научной теории в обыденную речь» [Billig 1988: 7]. Этот процесс обычно активнее, чем анкоринг [ср.: Баранов, Сер­геев 1988а].

По С. Московичи, процесс объективизации осуществляется в следую­щем порядке: сначала «извне» поступает иконическая сущность неясной идеи или предмета, и концепт переходит в образ; затем они соотносятся со струк­турой «фигуративного ядра» (a pattern of figurative nucleus) — комплексом образов, символизирующим комплекс идей [Moscovici 1984b: 38], или «прото­типом».

Центральными компонентами процесса объективизации являются отбор и деконтекстуализация элементов теории, формирование фигуративного ядра и натурализация его компонентов, что имеет два главных следствия. Во-первых, абстрактное низводится до конкретного, и «то, что воспринимается, замещает то, что мыслится» [«what is perceived replaces what is conceived» — Moscovici 1984b: 40]. Во-вторых, как только фигуративное ядро входит в сферу нашего повседневного знания, мы вольно или невольно стремимся под­твердить его, стараемся приладить эту схему к новым действиям и восприя­тиям, опыту, впечатлениям. Так происходит социальное конструирование феномена.

Социальные представления суть результат интеракции. Именно в интер­активных процессах социальные представления рождаются, модифицируют­ся, обмениваются и распространяются по социальным группам: они кон­ституируют социальные группы и определяют их границы [Flick 1995b: 83]. С. Московичи утверждает, что социальные представления отличаются от дру­гих форм репрезентаций двояко. Во-первых, это явление более социальное, чем когнитивное. Во-вторых, данная категория рассматривается не как панкультурная, а как конкретно-историческая, отражающая специфику ряда

71

современных обществ: именно в этом смысле С. Московичи говорит об «эре социальных представлений». С другой стороны, М. Биллиг отмечает универ­сальность анкоринга: «Какой бы культурный контекст мы ни взяли, в нем всегда будут стереотипы и когнитивные схемы. Поэтому анкоринг не огра­ничивается рамками определенных обществ» [Billig 1988:6]. Теория социальных представлений «исключают саму идею мышления или восприятия без анко­ринга» [Moscovici 1984b: 36].

Процесс объективизации всегда остается чувствительным к широкому контексту, поскольку невозможен без присутствия прототипов, используемых для преобразования незнакомого абстрактного знания в «знакомое» и «кон­кретное». Для М. Биллига объективизация — это безоговорочно специфи­ческий, особенный, конкретный процесс, «в котором абстрактное перено­сится в мир объектов» [Billig 1988: 7], чем вся теория социальных представ­лений кардинально отличается от социально-когнитивных рассуждений, оперирующих универсальными категориями типа «обработка информации» или «выработка схем» [information processing; schema development — см.: Fiske, Taylor 1991].

2.4.4 Конструирование представлений: мимезис

По мере того как методы ретроспективного нар­ративного анализа [Flick 1995b: 85; 1994] получали распространение в теории социальных представ­лений, рос интерес к проблеме соотношения кол­лективной репрезентации и того фрагмента реальности, который она пред­ставляет. В социальных науках, в той или иной форме использующих дис­курс-анализ, возобновилась дискуссия по вопросу о природе репрезентатив­ности [ср.: Eco е. а. 1988; Brandom 1994 и др.].

Метафора отражения мира все чаще уступает место конструированию. Отметим, что теория социальных представлений фактически с самого мо­мента своего возникновения приняла идею социального конструкционизма (см. 2.3). Необходимо избавиться от мысли о том, что представления спо­собны заключаться в имитации средствами мысли и языка фактов и предме­тов, обладающих собственными значениями вне дискурса, вне коммуникации, где о них идет речь, поскольку «социальной или психологической реальности как таковой нет, ясного образа событий или личностей просто не существует независимо от человека, создающего этот образ» [Moscovici 1988: 230].

Большой интерес по-прежнему вызывает вопрос о том, что же все-таки происходит между репрезентацией и тем фрагментом реальности, который она представляет, каким образом объясняется процесс конструирования дей­ствительности в социальном представлении.

72

Поскольку многие исследования социальных представлений в качестве эмпирического материала используют тексты, в частности, интервью, анке­ты, транскрипты речи, документы, тексты СМИ [см.: Lahlou 1996], Уве Флик [Flick 1995b: 90] предлагает позаимствовать у литературоведов понятие миме­зис, призванное заполнить некоторый концептуальный вакуум в той части теории социальных представлений, которая смыкается с теорией социально­го конструкционизма. Переосмысление схоластического термина предложил Поль Рикёр [1990; Ricoeur 1981], понимающий мимезис как метафору дей­ствительности, отсылающую к миру реальности не для того, чтобы копиро­вать его, а для того, чтобы предписать новое прочтение: мы создаем собствен­ные версии реальности, объединяющие метафорические аспекты освоения действительности с интерпретацией ее содержания [см.: Рикёр 1990; Лакофф, Джонсон 1990; Абрамов 1996; Murphy 1996].

Мимезис, таким образом, подчеркивает обоюдонаправленный характер конструирования «реальности»: как с точки зрения создания индивидом собственных версий, так и с точки зрения их интерпретации и понимания. У П. Рикёра мимезис имеет три аспекта: мимезис, — предварительное по­нимание того, чем является человеческое действие с его семантикой, сим­волизмом и темпоральностью; мимезис2 заключается между истоком и исхо­дом текста, на этом уровне мимезис может быть определен как конфигурация действия; мимезис3 знаменует собой пересечение мира текста и мира слуша­теля или читателя [Ricoeur 1981: 20—26]. Опыт действования сначала преоб­разуется в репрезентативную конструкцию, и лишь затем она подлежит интерпретации.

2.4.5 Социальные представления и критический анализ

73

Рожденная в социальной психологии, теория социальных представлений интегрирует все три «переворота» в развитии этой дисциплины за последние десятилетия [см.: Flick 1994; 1995а; 1995b; 1995с]: исторический, когнитивный и дискурсивный. Теория социальных представлений не редуцирует свою программу до индивидуаль­ного когнитивизма. Подобно конструктивизму, она признает относительность своих объектов — социальных знаний и практики, а также результатов иссле­дования, обусловленных широким культурно-историческим контекстом. Отметим, что теория социальных представлений использует объяснительный потенциал теории социального конструкционизма.

Теория социальных представлений помогает решить проблему языковых репрезентаций (являющих собой частный случай социальных представлений), которую довольно подробно анализировал Л. В. Щерба, усмотрев трудность

в совмещении их индивидуального характера с социальной ценностью языка. Ни Völkerpsychologie Вундта, ни собирательно-индивидуальное Бодуэна де Кур­тенэ, напоминающее «среднего человека» Дильтея [1996; Dilthey 1977], не раз­решают этих затруднений [Щерба 1974: 27]. Если от языка перейти к дис­курсу, роль этой теории возрастает. Теория социальных представлений дает гуманитарным дисциплинам и особенно лингвистике возможность лучше понять соотношение психического и социального в акте речи. Можно ска­зать, что это шаг вперед и по сравнению с традиционными фреймовыми построениями искусственного интеллекта. Дискурс-анализу полезно взять на вооружение ряд положений этой теории.

Общая тенденция развития гуманитарного цикла в этом направлении под­тверждается бурным развитием (прежде всего в Европе) критического дискурс-анализа [critical discourse analysis — см.: Fairclough 1989; 1992; 1995; van Dijk 1993; Caldas-Coulthard, Coulthard 1996 и др.], изучающего отношения подчи­нения, неравенства, дискриминации, разные идеологические и политические представления, выраженные в языке и дискурсе, их общую манипулятивность [ван Дейк 1989; 1994; Шейгал 2000; Кирилина 1999; Lakoff 1990; Dant 1991; Parker 1992; Cameron e. a. 1992; Lemke 1995; Diamond 1996; Wodak 1996]. Здесь можно выделить три направления:

•  первое, основанное на постструктурализме Мишеля Фуко [1996а; 1996b; Foucault 1971; 1980], представлено в работах Нормана Фэйрклау [Fairclough 1989; 1992; 1995] в русле британской традиции, идущей от социальной семи­отики языка М. Хэллидея [Halliday 1978];

•  второе, сформулированное в работах Рут Водак [1997] и венской груп­пы, использует ряд идей франкфуртской школы, особенно критической тео­рии Юргена Хабермаса [Habermas 1981; 1985] и модель социолингвистики Бэзила Бернстайна [Bernstein 1971];

•  третье направление возглавляет Тойн ван Дейк [1989: 111—304; 1994; van Dijk 1993; 1996; 1997с], строя социокогнитивную модель представления в дискурсе расовых, этнических и других предубеждений.

Все эти направления (а в последнее время к ним готовы присоединиться исследовательские группы, работающие во Франции, Финляндии, России и других европейских странах) большое внимание уделяют как институцио­нальному дискурсу, текстам массовой коммуникации, так и бытовым разго­ворам, интервью с информантами. И хотя критический дискурс-анализ прямо не заимствует у теории социальных представлений ее аппарат и поня­тия, идейная и методологическая связь прослеживается достаточно хорошо.

74

2.5. ДИСКУРСИВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Тогда

Из глубины молчания родится

Слово,

В себе несущее

Всю полноту сознанья, воли, чувства,

Все трепеты и все сиянья жизни.

М. ВОЛОШИН «Подмастерье»

2.5.1 Преодоление кризиса психологии

Одним из оснований традиционной психологии является идея о том, что эта дисциплина принадлежит к естествознанию, по крайней мере, именно так

складывалась ее история с момента зарождения, ка­ковым принято считать открытие психологической лаборатории В. Вундтом в 1879 г. в Лейпциге. Достаточно ярко это было выражено в психологии ста­рой парадигмы — эпохи господства бихевиоризма и экспериментальных методов [Harré, Gillett 1994: 2—3]. Правда, практически с момента возникно­вения высказывались и другие точки зрения на статус, цели и методы психо­логии, так что подобная критика так же стара, как и сама наука [см.: Bühler 1927; Dilthey 1884; Giorgi 1970; 1995; Politzer 1928; Sullivan 1984].

Суть критики сводима к требованию преодоления общего кризиса со­циальных наук, который со всей полнотой выражен в традиционной психо­логии, где забвение специфики обладающего сознанием человека как объекта исследования сказалось особенно пагубно (см. 1.2). Тем не менее, сегодня тра­диционная психология широко утвердилась как социальный институт во мно­гих сферах жизни. Налицо несоответствие между внешним успехом психоло­гии и ее внутренним содержанием: «общество склонно верить в незаслуженно высокий статус и престиж психологии, не подкрепленные ее лишенным един­ства и внутренней логики содержанием» [Giorgi 1995: 24].

И все же многими исследователями осознается извечная несовместимость естественнонаучной методологии, принятой психологией в качестве единст­венно истинной философии науки, и свойствами психологических явлений, реально происходящих в повседневной жизни людей. Этим объясняются по­пытки найти новые формы психологической теории, реализовавшиеся, напри­мер, в психологике [psychologicSmedslund 1988; 1991; 1995] или работах по диалогической психологии [analogical psychology — Shotter 1995; ср.: Bax­ter, Montgomery 1996], впитавшей идеи позднего Л. Витгенштейна [1985], М. М. Бахтина [1979; 1995], В. Н. Волошинова [1929] и Л. С. Выготского [1934;

75

1982]. Наиболее заметным и интересным для лингвистов явлением безо всяко­го сомнения стала дискурсивная психология, взявшая на вооружение методо­логию дискурс-анализа. Говоря словами И. А. Бодуэна де Куртенэ [1963, II: 102], поворот в развитии науки можно описать следующим образом: «до сих пор на разные проявления общественной жизни часто смотрели материали­стически: теперь очередь за психологией и вместе с нею за наукою par excellence психологическою, какою является языкознание». Дискурсивная психология [discursive psychology — Edwards, Potter 1992; Harré, Gillett 1994; Harré, Stearns 1995; Smith e. a. 1995a; 1995b] как принципиально новый подход активно раз­рабатывается в Европе и Северной Америке большой группой авторов.

2.5.2 Эволюция когнитивизма в психологии

Важнейшим событием в развитии психологии и целого ряда наук стала так называемая когнитив­ная революция 60-х годов [см.: Кубрякова и др. 1996: 69—72]. Когнитивизм как принцип научного описания был реакцией на господство сциентизма и бихевиоризма, осо­бенно в американской психологии, поскольку в Европе всегда существовали самостоятельные школы и авторы, как, например, Жан Пиаже в Швейцарии или гештальт-психология в ФРГ.

Бихевиоризм, как известно, принципиально не занимался процессами ди­намики смыслов в «черном ящике» сознания, призывая наблюдать лишь объек­тивно фиксируемые внешние стимулы и реакции, тем самым лишая интро­спекцию права на научную доказательность. Развитие экспериментальной психологии во многом унаследовало эти недостатки. Методологически дан­ная парадигма восходит к картезианскому дуализму [см.: «дуализм как осно­ва непостижимости проблем разума, как основание натуралистической психологии» — Гуссерль 1994: 96]. Кстати, одним из первых критиков бихе­виоризма стал Н. Хомский, опубликовав знаменитую рецензию на книгу Б. Скиннера Verbal Behavior [Chomsky 1959].

Когнитивизм, наоборот, активно интересуется вопросами влияния «вну­тренних» факторов. На смену метафизическому представлению о человеке при­ходит ментализм. Под влиянием развития компьютерного моделирования, когнитивная парадигма широко применяет аналогию в передаче, обработке и хранении информации между вычислительной машиной и человеческим сознанием. Естественно, на этом этапе Когнитивизм в психологии главным образом опирается на достижения в рамках построения искусственного интеллекта и нейробиологии [см.: Eysenck 1993]. Именно этот период отмечен широким внедрением в прагматику и семантику речевого общения когнитив­ных категорий «фрейм», «план», «сценарий», «схема» и т. д.

76

Каждый раз когнитивизм проявляется по-своему: когнитивизм Ноэма Хомского или Рэя Джэкендоффа не похож на когнитивизм психологии или нейробиологии 70-х годов и уж совсем не похож на современный культурный когнитивизм Анны Вежбицкой [1997; 2001], возвращающей в новом качестве проблематику гипотезы Сепира—Уорфа [ср.: Stillings e. а. 1987; Otero 1994; Wierzbicka 1992; 1996; 1997; Jackendoff 1983; 1992; 1997]. Когнитивные подхо­ды к языку не замыкаются в рамках постгенеративной психолингвистики [Kasher 1989; Hörmann 1976; Vaina, Hintikka 1984; Altmann 1990; Altmann, Shillcock 1993; Steinberg 1993].

Большинство когнитивных подходов ограничивалось рамками отдельно взятого человека. Обращение к интроспекции, противопоставляемое установ­кам позитивизма, только усугубило этот крен. Развитие комплекса когнитив­ных наук подошло к тому пределу, за которым уже было невозможно дать исчерпывающие ответы на многие вопросы, исследуя когнитивную природу лишь одного индивида. Требовалась когнитивная интерпретация социальных процессов.

Ситуация разрешилась в 70-х годах рождением социально-когнитивной тео­рии [social cognitionFiske, Taylor 1991; Donohew e. a. 1988]. Она возникла не на пустом месте: гештальт-психология, руководствуясь восходящим к философии Канта принципом целостности восприятия, уже давно разрабо­тала феноменологический метод, который и стал одним из оснований со­циально-когнитивных исследований

Робкое проникновение идей гештальт-психологии в еще только форми­рующуюся социально-когнитивную парадигму началось в начале 50-х годов. На раннем этапе большое внимание уделялось так называемому «психоло­гическому полю», или субъективному восприятию индивидом социального окружения (что уже шло вразрез с позитивистским критерием объективно­сти). Причем психологическое поле должно было рассматриваться в комп­лексе как единое целое, как сложная «конфигурация сил». Чтобы определить природу этих сил, необходимо было включить в анализ две пары факторов: личность и ситуацию (не зная хотя бы одного из них, невозможно предска­зать или интерпретировать поведение), а также когницию и мотивацию (как функции, производные от первой пары факторов). Весьма характерно, что приблизительно в это же время в теории коммуникации, психо- и социолинг­вистике, семантике и лингвистической прагматике заметно повышается эври­стическая роль понятий «ситуативный контекст», «субъект» и «языковая лич­ность», появляется несколько разных теоретических моделей контекста.

Серьезные монографии по социально-когнитивной теории появились толь­ко в 80-х годах Именно этот момент стал поворотным в научной эволюции

77

когнитивизма. Когнитивистское истолкование социальных проблем личности серьезно изменило судьбу многих направлений. Однако хроническая сосредоточенность этого подхода на изучении индивидуального восприятия социальных реалий так и не позволила социально-когнитивной теории пре­одолеть ограниченность «старой» психологии, оставив без должной интер­претации процессы деятельности и общения, в которых участвует личность. Видимо, это послужило одной из главных причин, объясняющих, почему до сих пор нет общепризнанной когнитивной теории взаимодействия и речевой коммуникации.

Этим во многом обусловлена неудовлетворенность семантики и прагма­тики языкового общения моделями и идеями, которые современная психоло­гия может предложить языкознанию для более глубокого анализа коммуни­кативной функции языка и изучения дискурса, хотя в последнее время наме­тились сдвиги в этом направлении: использование ряда идей традиционных направлений вкупе с новыми или малоизвестными теориями, часть которых была кратко охарактеризована выше, позволяет заполнить пробелы в осмы­слении языка и дискурса, особенно их двойственной природы как индиви­дуально-психического и как социально-культурного феномена.

2.5.3 Истоки и основания дискурсивной психологии

Свое философское обоснование дискурсивная психология нашла в феноменологии. Интерпре­тацию социального дал символический интерак­ционизм. Будучи наиболее социологическим из всех социально-психологических теорий, интеракционизм в последнее вре­мя оказывает растущее влияние на психологические науки, особенно в свете синтеза идей Дж. Г. Мида, Л. С. Выготского и Л. Витгенштейна [Gergen 1991; Rundle 1990; Harré 1992; Josselson, Lieblich 1993; Shotter 1993; Strauss 1993]. Одним из главных тезисов направления, помещающего символические интер­акции в центр анализа, стал вывод о том, что мотивы, установки, эмоции, образы «Я» и «Других» — это результаты общения, конструкты, постоянно (вос)производимые в процессах коммуникации и интеракции, «творения дискурса... атрибуты коммуникативной деятельности, а не самоценные мен­тальные сущности» [discursive productions... rather than mental entities — Harré 1992: 526; см. развитие этого положения в теории координированного управ­ления смыслом — Pearce, Cronen 1980; социальном конструкционизме и дис­курсивной психологии — Burr 1995; Pearce 1994a; 1995; Shotter 1993; Shotter, Gergen 1994].

Развитию дискурсивной психологии, претендующей на статус второй когнитивной революции, ознаменовавшей собой дискурсивный переворот

78

[Harré, Gillett 1994: 18; Harré 1995], предшествовал ряд важных изменений в со­циальных науках.

Во-первых, явно возрос интерес традиционной когнитивной психологии к явлениям социального и культурного порядка. Причем ее привлекает не только и не столько проблематика узко понимаемой социальной психологии. Все чаще ее интересуют когнитивные явления в широком социокультурном контексте, воплощенные как во внутренних «движениях души», так и во внеш­нем мире эмпирических объектов, культурных артефактов, специфических форм поведения, в том числе коммуникативных (например, обычаев и ритуа­лов). Симптоматично стремление переосмыслить с когнитивных позиций общую этнографию и этнографию речи в частности. Учитывая генетическую связь американского конверсационного анализа с этнометодологией, нетруд­но увидеть в этих тенденциях предпосылку возникновения дискурсивной психологии.

Во-вторых, важным фактором развития современной науки оказалось рас­пространение и растущая популярность идей Льва Семеновича Выготского, психологическая теория социализации которого для многих ученых стала центральным концептом, трактующим язык как основной культурный ме­диум мышления и деятельности, включенный в систему социальной жизни общества, что в свою очередь тесно связано уже с изысканиями в рамках ко­гнитивной антропологии. Тем самым когнитивно-психологические и когни­тивно-антропологические проблемы все чаще решаются посредством ана­лиза языкового общения. К тому же включение культурного компонента в когнитивный анализ речевой коммуникации и жизнедеятельности человека дает некоторым ученым право заявлять о возникновении или, точнее, воз­рождении «культурной психологии» [ср.: Шпет 1996; Вежбицкая 1997: 376— 404; Much 1995; Shweder, Sullivan 1993; Wierzbicka 1992; 1997]. Сегодня и ана­лиз языка все чаще обретает отчетливую культурную направленность [ср.: Касевич 1996; 1997; Маслова 1997; Гудков 2000; Тер-Минасова 2000; Вежбиц­кая 2001; Bonvillain 1993; Hanks 1996; Wierzbicka 1992; 1996; 1997].

В-третьих, важнейшей предпосылкой всего «дискурсивного переворота» или «новой когнитивной революции» стало развитие коммуникативной лингвистики, склонной рассматривать язык как дискурс и исповедующей деятельностный принцип, провозглашенный еще Вильгельмом фон Гум­больдтом. К тому же «была признана связь языковых особенностей с миро­воззрением и настроением людей» [Бодуэн де Куртенэ 1963, II: 8].

В целом, тенденции последних десятилетий неуклонно сближали когни­тивную и социальную психологии (вовлекая соответствующие интересы антропологии и этнографии) и все больше подталкивали исследователей к

79

изучению повседневной деятельности людей через язык, дискурс [ср.: Дридзе 1980; Potter, Wetherell 1987; Nelson 1985; Parker 1992]. Добавим, что до сих пор подобные изыскания оставались на периферии современной когнитивной на­уки, по-прежнему увлеченной лабораторными экспериментами и мечтой об искусственном интеллекте.

2.5.4 Дискурс-анализ в новой психологии

Выходом из этой почти тупиковой ситуации стало обращение к дискурс-анализу. Нормальная повседнев­ная человеческая речь, а не языковая способность в по­нимании Н. Хомского стала предметом исследования на пути к познанию когнитивных процессов. Дискурс в этом направлении рас­сматривается как социальная деятельность в условиях реального мира, но не как абстрактно-теоретический конструкт или продукт лабораторного экспе­римента. Ниже приводятся психологически релевантные особенности дискурс-анализа, выдвигающие его на роль методологического инструмента новой парадигмы [см.: Edwards, Potter 1992: 28—29; Potter, Wetherell 1995]:

1. Дискурс-анализ исследует устные и письменные формы речевой комму­никации в естественных условиях «реального мира». Языковым материалом служат письменные тексты и выполненные в соответствии с принятыми нор­мами и правилами транскрипты устных дискурсов, включая интервью с ин­формантами. Этим дискурс-анализ отличается от работ в русле теории рече­вых актов и формальной прагматики, а также от большинства исследований в рамках экспериментальной психологии и социологии, обращающихся к текстовому материалу. К тому же дискурс-анализ предполагает охват более широкого круга теоретических вопросов и самого языкового материала по сравнению с конверсационным анализом.

2.  Дискурс-анализ самым тщательным образом исследует предметно-содержательную сторону языковой коммуникации, уделяя, пожалуй, больше внимания ее социальной организации, чем формально лингвистической. Этим он качественно отличается от лингвистики текста или анализа диалога, как правило, ориентированных на выработку слабо учитывающих содержание схем (например, описывающих формальную связность текста или диалога).

3.  Дискурс-анализ идейно держится «на трех китах» — трех важнейших категориях: действие, (по)строение (construction) и вариативность. Когда люди что-нибудь говорят или пишут, они тем самым совершают социальные дей­ствия. Конкретные свойства этих социальных действий определяются тем, как устный дискурс или письменный текст построены, с помощью каких именно лингвистических ресурсов, отобранных говорящим или пишущим из всего многообразия языковых средств, функциональных стилей, риторических

80

приемов и т. п. С одной стороны, весьма интересен сам процесс построения дискурса. С другой стороны, поскольку устный дискурс или письменный текст вплетены в живую ткань социальной деятельности и межличностного взаимо­действия, их вариативность воплощает особенности различных социально-деятельностных контекстов и намерений авторов.

4.  Одной из центральных характеристик дискурс-анализа является инте­рес к риторическим, аргументативным структурам в любых типах текста и жанрах речи: от политических дебатов до бытовых разговоров. Главной целью риторического анализа в данной парадигме становится стремление по­нять, как для того, чтобы раскрыть природу и коммуникативное предназна­чение какой-либо одной дискурсивной версии событий или положения дел, нам приходится иметь дело с реальными и/или гипотетическими конкури­рующими положениями дел и версиями социальных миров, эксплицитно или имплицитно доказывать несостоятельность альтернативных вариантов и правомочность своего собственного [см.: Баранов, Сергеев 1988b; Billig 1987; van Eemeren, Grootendorst 1992; Myerson 1994].

5.  Наконец, дискурс-анализ все более явно приобретает когнитивную направленность, стремление посредством изучения речи решать вопросы о соотношении и взаимодействии внешнего и внутреннего миров человека, бы­тия и мышления, индивидуального и социального. Кстати, это уже прояви­лось в пересмотре целого ряда базовых психологических категорий: установ­ка, восприятие, память, обучение, аффект и эмоции. Дискурс-анализ с осо­бым интересом изучает такие когнитивные феномены, как знания, верования и представления, факт, истина и ошибка, мнение и оценка, процессы решения проблем, логического мышления, аргументации [см.: Crimmins 1992; Donohew е. а. 1988; Bicchieri, Dalla Chiara 1992; Schank, Langer 1994; Sperber, Wilson 1995 и др.].

В рамках дискурсивной психологии разработано несколько аналитиче­ских моделей [например DAM: discursive action model — Edwards, Potter 1992].

Дискурсивная психология отнюдь не лишена недостатков и противо­речий. Как и теория социальных представлений, она, сосредоточиваясь на изучении дискурса, решительно отходит от традиционной когнитивной пара­дигмы как главного направления социальной психологии. Принципиально отказываясь от привычной когнитивной проблематики, уделяя максимум вни­мания речи, дискурсивная психология в то же время нередко игнорирует некоторые аспекты мышления, а также процессы социального распределения и конструирования знания, упускает из виду факт существования мышления до, после и параллельно с речепроизводством. В отличие от дискурсивной психологии исследовательские позиции теории социальных представлений

81

характеризуются интеграцией анализа знаний и представлений непосредст­венно с изучением социальной деятельности: теория социальных представле­ний дополняет внутренние реальности (мышление и знание) внешними (дис­курсом и коммуникацией). Поэтому с психологической точки зрения она вы­глядит более сбалансированной, хотя дискурсивная психология сегодня все же ближе лингвисту, изучающему языковое общение.

* * *

Закончив обзор научной картины мира, вернее, тех немногих фрагментов многоцветной мозаики, по которым в общих чертах угадывается замысел целого, следует признать, что в социальных теориях и современных тенден­циях их развития наблюдается определенная общность, вызванная, во-пер­вых, феноменологическими истоками их взглядов, во-вторых, признанием социокультурной обусловленности научного знания, следовательно, его относительности, и, в-третьих, приоритетом качественного, интерпретатив­ного анализа.

Коммуникация понимается как конститутивный элемент культуры, дея­тельности и социальных отношений, а не только как простой обмен инфор­мацией и репрезентативное отражение внешней действительности, объектов в мире «вещей». Это находит логическое продолжение в признании принципа социального конструкционизма, т. е. дискурсивного возведения индивидами и человеческими сообществами социально-психологических миров. В связи с этим подчеркивается интерсубъективность общения, его социокультурный характер, интерактивность и символическая обусловленность «общих» или «разделенных» смыслов (shared meanings). Также вызывают интерес особен­ности конструирования социальных представлений в языке и дискурсе, рито­рические аспекты общения и дискурсивно-психологические подходы к ана­лизу уникального феномена Человека.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   36

Похожие:

Макаров М. Л. М15 Основы теории дискурса iconМакаров М. Л. М15 Основы теории дискурса
М15 Основы теории дискурса.— М.: Итдгк «Гнозис», 2003.— 280 с. Isbn 5-94244-005-0
Макаров М. Л. М15 Основы теории дискурса iconСовременные теории дискурса мультидисциплинарный анализ
Современные теории дискурса: мультидисциплинарный анализ (Серия «Дискурсология»)– Екатеринбург: Издательский Дом «Дискурс-Пи», 2006,...
Макаров М. Л. М15 Основы теории дискурса iconЛитература 1 Бидерман В. Л
Культербаев Х. П. Основы теории колебаний. Основы теории, задачи для домашних заданий, примеры решений. Нальчик, 2003. 130 с
Макаров М. Л. М15 Основы теории дискурса iconА. И. Макаров ф е н о м е н н а д ы н д и в и д у а л ь н о й
Выявляется функциональная и смысловая структура, функции и формы бытия надындивидуальной памяти. Анализируются ключевые теории
Макаров М. Л. М15 Основы теории дискурса iconМакаров В. Г. Промышленные термопласты / Макаров В. Г. Коптернармусов В. Б
Технология полимерных материалов. Синтез. Модификация. Технологическое оформление. Рециклинг. Экологические аспекты / Под ред. В....
Макаров М. Л. М15 Основы теории дискурса icon8. Математика и ее приложения
Макконелл, Дж. Основы современных алгоритмов: учеб посоьие для вузов: пер с англ./ Дж. Макконелл. 2-е доп изд. М.: Техносфера, 2004....
Макаров М. Л. М15 Основы теории дискурса iconI. Введение Цель дисциплины
Изложить основы теории множеств и бинарных отношений, изложить основы теории вероятности и математической статистики. Изложить основы...
Макаров М. Л. М15 Основы теории дискурса iconМ. Л. Макаров Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор
Работа выполнена на кафедре теории языка и перевода Тверского государственного университета
Макаров М. Л. М15 Основы теории дискурса iconОрлова Е. И. Основы теории литературы: для отделений и факультетов журналистики государственных университетов
Сборник методических материалов по курсу «Основы теории литературы». – М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2003. – 19 с
Макаров М. Л. М15 Основы теории дискурса iconОсновы теории коммуникации
Володина Л. В. Основы теории коммуникации (спец. 30602. 65 (350400) /ивэсэп. – Спб., 2006
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница