Криминологический аспект




Скачать 261.23 Kb.
НазваниеКриминологический аспект
страница1/2
Дата21.11.2012
Размер261.23 Kb.
ТипДокументы
  1   2


Ю. КОРОТКОВ,

кандидат юридических наук

КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

ДУХОВНО–НРАВСТВЕННОГО РЕГРЕССА:

ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ

Регресс (от лат. regressus — обратное движение) — темп развития, для которого характерны переход от высшего к низшему, понижение уровня организации, утрата способности к выполнению тех или иных функций. С понятием «регресс» связывают и моменты застоя, или возврата, к изжившим себя формам и структурам общественного или государственного устройства1.

Регресс — направление развития от высшего к низшему, движение назад, упадок, деградация2.

Итак, понятие «регресс» отождествляется с двумя ключевыми словами — «застой» и «деградация». Первый термин означает отсутствие развития, т. е. отсутствие движения вперед, что характерно для общества. Второй — происходит от фр. degradation и означает упадок, постепенное ухудшение, утрата ранее накопленных духовных свойств и качеств. С этим понятием связывают состояние личности и даже человечества вообще.

Рассмотрим регрессирующие признаки, проявившиеся в жизни обществ (цивилизаций), тесно связанные с самим человеком.

Прогресс и регресс в общественном развитии — противоположные формы развития общества в целом или его отдельных сторон, означающие соответственно либо поступательное развитие общества по восходящей линии, его расцвет, либо возврат к старым, изжившим себя формам, застой и деградацию. Критерием общественного прогресса служит степень развития личности, возрастания общественной свободы. Марксизм-ленинизм считает, что прогресс как поступательное развитие без рецидивов регресса возможен только в не антагонистическом, коммунистическом обществе1. Представляется, что это идеологическое заблуждение, вызванное неприятием эволюционного развития общественно-экономической формации, субъективный взгляд на объективное развитие природы, общества и познания. Ведь теория революционного развития общества возникла в XIX в., а общество как самоорганизующаяся система существует не одно тысячелетие. Объективное эволюционное развитие природы, общества и познания классики марксизма-ленинизма пытались объединить с революционным, с их быстрым (скачкообразным) качественным изменением. Поэтому они заявили, что эволюция и революция — взаимообусловленные и неразрывно связанные стороны развития каких-либо явлений природы, общества и познания, что, на наш взгляд, противоречит объективному закону перехода количественных изменений в качественные. Этот всеобщий объективный закон развития (что означает его действие и в природе, и в обществе, и в познании) не требует никакого субъективного вмешательства. Он срабатывает тогда, когда незаметное и постепенное накопление количественных изменений достигло своего критического момента; только после этого происходит необратимое качественное изменение. Субъективное (революционное) вмешательство в эти процессы развития никогда не приносило положительных результатов, об этом свидетельствует практика общественного развития тех государств, которых постигла участь революционных переворотов.

Если с революционным обновлением общества ничего не получилось, то природа никогда не развивалась революционным путем, если только не брать во внимание бездумное, субъективное вмешательство в нее человека. Природа, так же как и общество, представляет собой объективную реальность, существующую вне сознания и независимо от него. В своем развитии неорганическая природа закономерно порождает органическую (биосферу) природу, а она подготавливает все необходимые биологические условия для возникновения и развития биологической жизни, в том числе человеческой.

Однако классики марксизма-ленинизма считают, что решающим фактором в процессе возникновения человека является формирование общества1. Этот тезис, как и утверждение о том, что прогресс возможен только в коммунистическом обществе, противоречит элементарной логике: как, каким образом человеческое общество может быть решающим фактором возникновения человека? Конечно же, человек возник далеко раньше самого общества, в которое он самоорганизовался потом. Ведь общество есть совокупность исторически сложившихся форм совместной деятельности людей, которое впоследствии проявилось в конкретном типе социальной системы, в определенной форме социальных отношений.

Природа, повторяем, сама не может развиваться революционным путем, так как революции всегда связаны с субъективизмом и волюнтаризмом, с конкретными действиями людей, с насилием и произволом, с низвержением, что означает падение чего-то уже существующего и замену его новым.

Познание, на наш взгляд, также не может развиваться революционным (насильственным) путем. Оно (познание) — процесс отражения и воспроизведения действительности в мышлении. Это взаимодействие субъекта (человека) и объекта (какого-либо предмета, явления), результатом которого является новое знание об окружающем мире. Высказав мнение о том, что революция — качественное изменение (заметьте, о количественном изменении марксизм ничего не говорил) в развитии каких-либо явлений природы, общества и познания2, классики марксизма-ленинизма не приводят никаких примеров революционного развития природы и познания, зато объясняют понятие социальной революции3.

Эти отступления необходимы, так как, рассматривая категории «прогресс» и «регресс», мы сталкиваемся с материалистическим пониманием и отождествлением прогресса с революцией, а регресса — с эволюцией, так как последнее предполагает такое развитие природы, общества и познания, при котором встречаются периоды и регрессивного, что не может наблюдаться при их революционном изменении.

При внимательном рассмотрении периоды развития общества представляют собой некую скачкообразную линию на «листе» исторического развития, на котором запечатлеваются и моменты застоя, и возврат к прежним социально-экономическим системам, и бурный расцвет, и исчезновение целых цивилизаций. Значит, общество развивается и по пути совершенствования, процесс которого связан с переходом от одного состояния (низшего) в другое, более высокое, и в направлении умирания, если можно назвать это развитием, так как оно находится в состоянии стагнации — процесса протекания (а не развития), связанного с упадком экономики, торговли, политической жизни и т. д.

В истории древних цивилизаций можно обнаружить необычную динамику развития. Например, та или иная цивилизация неожиданно делает стремительный скачок вперед, а затем останавливается и, медленно угасая, исчезает. Так происходило с цивилизациями My, Лемурии, шумерами, майя. После прохождения апогея развития, цивилизации шумеров и майя стали в интеллектуальном отношении быстро гаснуть. И, как бы перехватив эстафетную палочку, в лидеры гонки к разуму вырвались египтяне, а когда к XXIX в. до н. э. великая египетская цивилизация стала угасать, на смену ей пришла китайская цивилизация, а затем настал черед и Европы в лице греко-римской цивилизации. Развитие этих цивилизаций сопровождается рождением талантливых людей, которые преуспели в науках, искусстве, литературе и философии.

Постоянный рост числа знаменитостей среди русской народности наметился только с XVIII в. В XVIII в., с исторически значимого для России периода царствования Петра I, Русь «проснулась» от многовековой спячки. В последующие века развитие русского народа находилось на очень высоком уровне, обогнав в XIX–XX вв. все остальные развитые народы мира. Появление русских талантов достигало сотен человек в течение столетия. Недаром некоторые теософские (или мистические) источники утверждают, что за Россией — будущее мира.

Права ли теософия, покажет время. Но древневосточные тайные учения и теософия утверждают, что появление и эволюция жизни, в том числе разумной, есть результат внешнего управления развитием земли неким космическим разумом. По «плану космической эволюции» «космическими» учителями заранее намечаются места возникновения новых стран, крупных городов. Для этого небесные иерархи или их представители оставляют задолго до возникновения стран и городов в нужных местах нашей планеты некие «магниты». Возможно, это особые генераторы неизвестной ныне жизни, которая влияет на рост духовных и интеллектуальных способностей людей. В этих местах затем возникают новые города и страны.

От такой гипотетической информации можно было бы отмахнуться, как от наукообразной чепухи, однако статистические исследования показывают, что максимумы и минимумы рождаемости талантливых людей в отдельных регионах и странах лучше объясняются теософскими доктринами, чем корреляциями дат рождений с периодами солнечной активности или другими физическими причинами. Поэтому возникает мысль о том, что цивилизациями управляют внешние силы.

Сегодняшняя цивилизация заметно отличается от прошлых, об этом свидетельствуют научные данные, основанные на фактическом материале геохимии, геофизики, географии, экологии. Первое обобщение такого рода сделал А.Е. Ферсман в 1934 г.: «Хозяйственная и промышленная деятельность человека по своему масштабу и значению сделалась сравнимою с процессами самой природы. Вещество и энергия не беспредельны в сравнении с растущими потребностями человечества; природные геохимические законы распространения и концентрирования элементов сравнимы с «химическими преобразованиями, вносимыми промышленностью и сельским хозяйством. Человек геохимически переделывает мир»1.

О стихийном характере глобальной деятельности человека справедливо говорили и американские ученые Барбара Уорд и Рене Дюбо2. Однако им возразил академик И.П. Герасимов, заметив, что «вывод о стихийности производственной деятельности, причиняющей ущерб природе, делается на основе фактов из практики ведущих капиталистических держав. Поэтому перенос его на человечество в целом неуместен»1.

Подобные несправедливые упреки высказывались и в адрес концепции техносферы Р.К. Баландина. Критики указывали на недопустимость выпячивания роли техники и недооценки значения разума и труда человека, а значит, решительного противоречия с учением В.И. Вернадского о ноосфере (сфере разума). Его концепция опирается на силу цивилизованного человечества, которая, якобы благодаря научной мысли, может без ущерба (а значит, благотворно) изменить всю планету2.

Вторая, противоположная точка зрения, которую еще в 1934 г. высказал Н.А. Бердяев, заключается в том, что именно технологическая цивилизация не только перерождает лицо земли, но и дегуманизирует и обезличивает самого человека, что ведет к краху всего живого на земле3.

Согласно имеющимся оценкам, техновещество расходует потенциальную энергию биосферы, накопленную за многие миллионы лет, примерно в 10 раз быстрее, чем она аккумулируется живым веществом. Вопреки мнению Вернадского и Ферсмана, техногенез резко увеличивает энтропию окружающей природной среды, загрязняет и разрушает биосферу, уменьшает разнообразие экосистемы и биологических видов4.

Р.К. Баландин обращает наше внимание еще на одно важное обстоятельство: «…лишь несколько процентов используемых веществ и энергии человек тратит на собственные нужды, а все остальное идет на создание и поддержание активности технических систем. Кроме того, в отличие от живых организмов, техновещество расходует не «даровую»... энергию Солнца, а продукцию биосферы, главным образом ее невосполнимые ресурсы»5.

Если цивилизации прошлого были локальными, в виде отдельных очагов, о чем говорилось выше, то за последние два-три столетия сформировалась глобальная техническая цивилизация. И еще один момент: в прошлом цивилизации, достигнув предельного расцвета, умирали, уходили в небытие. А что может случиться с нашей глобальной технологической цивилизацией? Ответ напрашивается один — вселенская катастрофа.

И эту катастрофу детерминирует сам человек: ничем не сдерживаемое потребление даров природы и их хищническое использование, крайним следствием чего становится некомпенсируемое расхищение природных богатств, насилие над окружающей средой, в конце концов, делающие ее непригодной для обитания как человека, так и других живых существ. «Человек перестает жить прислоненным к земле, — писал Н.А. Бердяев, — окруженным растениями и животными. Он живет в новой металлической действительности, дышит иным, отравленным воздухом»1. С XIX столетия техногенная цивилизация стала еще более динамичной и агрессивной. Обладая мощной техникой, она давит на традиционные общества, колонизирует, трансформирует и разрушает их. Примеров экологического кризиса предостаточно. Например, Институт космических исследований NASA выступил с сенсационным заявлением: антропогенная деятельность человека вызывает не только глобальное потепление климата, но и глобальное потемнение. Российские ученые не отрицают этот факт и считают, что мы до конца не представляем, какие опасности поджидают нашу планету, так как знаем лишь о 30–40% факторов, влияющих на потепление или похолодание климата2.

Некоторые положения из доклада сотрудников Пентагона для Президента США опубликованы в «Российской газете». В частности, предполагаемые климатические изменения в ближайшие 20 лет будут стоить жизни миллионам людей. Земля начнет жесткий процесс сокращения своего населения, доводя его до «посильной» для прокорма черты. Повторится то же, что произошло на планете 8 тысяч 200 лет назад, когда климатические потрясения принесли гигантского размаха засуху, гибель урожая, голод, эпидемии и массовый исход населения с пострадавших территорий1.

Не менее опасны антропологические воздействия на человека, на его организм, психику. Резко возросло число мутагенных факторов, разрушающих генетику человека. Обследования студентов МГУ (в сравнении с данными 25-летней давности) показали, что наблюдается ухудшение физических кондиций, субтильность. Изменяется и форма головы: черепа стали более вытянутыми. Есть тенденция к удлинению и сужению лица2.

На рост интенсивности мутагенеза (изменений) влияет загрязнение среды, стрессы, потребление наркотиков, транквилизаторов, что влечет за собой увеличение числа рождаемых дебилов и количества генетических заболеваний3. Крайне опасны неконтролируемые генетические опыты. Сегодня техногенная цивилизация ставит гигантский эксперимент над самой биологической сущностью человека. При определенном уровне интенсивности мутагенеза любой биологический вид теряет стабильность и обречен на деградацию (регрессивное развитие) и вымирание.

Изменяется химический и биотический состав, режим поверхностных и подземных вод, преображается гидрографическая сеть, создаются техногенные формы рельефа, перераспределяются гигантские массы пород верхней части земной коры. Возникают техногенные землетрясения при мощных взрывах, устройстве водохранилищ, крупных откачках нефти, газа, воды. Созданы техногенные горные породы, минералы и кристаллы, даже химические элементы. Техносфера излучает в космос поток коротких волн в миллионы раз, превышающий естественный фон. Иными словами, наша прекрасная планета Земля покрылась язвами экологического варварства, как человек, больной проказой. Это, считает Н.В. Мотрошилова, следствие идеологии господства человека над природой, к выработке и утверждению которой причастна и философия. Еще Декарт говорил, что люди «должны сделаться хозяевами и господами природы»1. «Именно принцип покорения природы, господства над нею, явочным порядком принятый во всей истории цивилизации, сегодня со всей очевидностью обнаруживает свою историческую несостоятельность»2.

Создается впечатление, что человечество стихийно, наделяя техновещество интеллектом, который по некоторым параметрам даже превосходит естественный, готовится к уходу с мировой арены. На это обстоятельство также обращал внимание Бердяев: «Иногда представляется такая страшная утопия. Настает время, когда будут совершенные машины, которыми человек мог бы управлять миром, но человека больше не будет. Машины сами будут действовать в совершенстве и достигать максимальных результатов. Последние люди сами превратятся в машины, но затем и они исчезнут за ненадобностью и невозможностью для них органического дыхания и кровообращения... Природа будет покорена технике. Новая действительность, созданная техникой, останется в космической жизни. Но человека не будет, не будет органической жизни»3.

Собственно говоря, мечта о некоем всемогущем помощнике, чьи возможности многократно превосходили бы человеческие, беспрекословно выполняющем приказания и при этом не требующем ни злата-серебра, ни даже еды или питья, не оставляла человека с тех самых пор, как в поте лица начал добывать он хлеб свой.

Впрочем, первые отклики на создание «умных машин» отделены от нас толщей столетий. Особенно преуспели на этом поприще часовых дел мастера, удивлявшие мир механическими птичками и животными, а также прочими забавными игрушками.

Уже в XX в. первые, еще достаточно примитивные, «интеллектуальные» компьютерные программы фокусируются на древнейших умственных играх. Дитрих Принц, один из творцов машины «Марк — 1», прародителя современных компьютеров, в 1951 г. придумал для него шахматную программу. В 1952 г. англичанин Кристофер Стрэги создал в Оксфорде программу для игры в шашки, способную довести партию до логического конца и при этом не раздумывать над ходами бесконечно долго. Первопроходцем же в области искусственного интеллекта считается англичанин Алан Тюринг из Кембриджа, который в 1935 г., когда никаких компьютеров еще не существовало, описал абстрактную вычислительную машину, основными компонентами которой были память и сканер, считывавший ячейки этой памяти символ за символом в поисках нужных решений и записывающий новые символы. По сути своей, все поколения компьютеров вышли из придуманной 71 год назад «универсальной машины Тюринга».

В обыденном сознании понятие «искусственный интеллект» (или «искусственный разум») мгновенно рождает образы, навеянные классиками жанра в литературе, кино и на телевидении. Пока фантастика развлекала, увлекала и пугала, машинный «разум» незаметно, исподволь проникал в нашу жизнь и прочно с ней сливался.

Слово «робот» придумал чешский писатель Карел Чапек в 1923 г. В этом термине нет ничего мистического или таинственного, даже ничего фантастического, происходит он от знакомого нам снова «работник», только по-чешски. Сейчас роботы1 трудятся в сферах электроники, электротехники, автомобилестроения, деревообработки, транспорта, медицины, на вредных и опасных производствах. Мало кто сомневается, что в ближайшие 10–15 лет, во всяком случае в технически развитых странах, человек перепоручит профессии, связанные с монотонным повторением одних и тех же действий, работу на конвейере и автозаправках, бронирование мест на транспорте и в отелях, продажу билетов, выдачу блюд в ресторанах быстрого питания, расчет с покупателями в магазинах самообслуживания, как считает автор указанной статьи2.

По мнению американского футуролога Маршалла Брейна, уже к 2030 г. человек уступит роботам большинство нынешних рабочих мест. Его коллега Эдвин Тоффлер полагает, что благодаря роботизации сократятся и рабочая неделя, и возраст людей, уходящих на пенсию.

К 2040 г. быстродействие компьютеров достигнет 10 квадриллионов (миллионов миллиардов) операций в секунду! Компьютер сравняется по своим возможностям с человеческим мозгом. Путь, который у человечества согласно версии ученых занял несколько миллионов лет, наши изобретения — микрочипы, пройдут за какое-то столетие. И тогда, по мнению ученых, наступит стадия самосовершенствования, которое пойдет в миллионы раз быстрее, чем совершенствование человеческого мозга путем биологического естественного отбора. За короткий срок электронный мозг превзойдет человеческий в тысячи раз. Ему не надо будет тратить десятки лет на овладение багажом накопленных человечеством знаний, весь процесс «обучения» будет занимать ровно столько времени, сколько требуется, чтобы загрузить в свою индивидуальную память базы данных или программы. Судя по темпам компьютерного прогресса, уходить на это будут доли секунды. А поскольку в истории происхождения и эволюции видов, как говорят ученые, не было случая, чтобы более высокий разум был в подчинении у более низкого, человеческая цивилизация выполнит свою историческую миссию и должна будет освободить трон для более совершенной цивилизации.

«Люди боятся, как бы искусственный интеллект не превратился в нового Франкенштейна, — говорит доктор Боб Фишер из Эдинбургского университета. — Их тревожит быстрый прогресс техники и связанные с ним изменения. Большинство же исследователей, работающих в области искусственного интеллекта, считают эти страхи преувеличенными: заря эпохи злокозненных машин даже и не думала пока заниматься»1. Этот оптимизм связан с различием работы человеческого и компьютерного мозга, с разницей в понимании и знания. Компьютер, например, может объяснить ход своих рассуждений в форме, понятной человеку, но именно потому, что принимает решения на основе правил, заложенных человеком.

Однако наши рассуждения заключаются в том, что технический прогресс не означает равное движение в сторону аналогичного развития духовности и нравственности в человеке. Наоборот, грехопадение первозданных людей, развращение духовности и нравственности убило в первых людях знания, которые питались Божественным проникновением. Ф.М. Достоевский в рассказе «Сон смешного человека» словами своего героя скажет: «Пусть мы лживы, злы и несправедливы, мы знаем это и плачем об этом... но у нас есть наука, и через нее мы отыщем вновь истину, но примем ее уже сознательно, знание выше чувства, сознание жизни выше жизни. Наука даст нам премудрость, премудрость откроет законы, а знание законов счастья — выше счастья»1.

Но бездуховность порождает и бездуховную, т. е. обреченную на погибель, цивилизацию. Вспомним библейское повествование. После изгнания Адама и Евы из рая, у них родились два сына — Каин и Авель. Имена, данные сыновьям, пророчески определили их духовное устроение. Имя Каин (от древнееврейского глагола «канна» — приобретение) означает «приобретать собственность», а имя Авель («Гевел» — дыхание) означает «дуть», «дышать». В их именах вся сущность каждого из братьев. Каина раздражает высокая духовность, праведность его брата: человек плотский ненавидит духовность человека, завидует ему и стремится его устранить2.

«И... восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его» (Быт. 4:8)3. С тех пор «дух, который вышел из Авеля, убитого своим братом Каином...жалуется на него, пока семя его (Каина) не будет изглажено с лица земли и из семени людей не будет уничтожено его семя»4.

Слова «семя Авеля» и «семя Каина» означают не только кровное потомство Каина и Авеля, но и тех людей, которые духовно следуют по пути того или другого.

В конечном счете, все человечество, независимо от его социального, расового, национального состава, делится на две далеко не равные части: любящих Единого Бога и ближнего своего, и на ненавистников Его, гонителей, убийц духовных и физических ближних своих, почитающих Бога. Авель — это первый мученик на земле, убитый по «религиозным» соображениям1. А Каин, убив Авеля и страшась гнева Божьего и ближних своих, прячется от них в «городе», огородив себя стенами от всего мира. Первый город, т. е. цивилизацию материального типа, строит убийца.

Итак, потомки Каина (каиниты), к которым, за исключением людей праведных, живущих в вере и любви к Иисусу Христу и ближним, относится все человечество, — это погибающий тип цивилизации. Сын Каина Енох рождает духовно падшего Ирода, а тот — забывшего Бога и Богом забытого Мехиаеля. От него рождается желающий смерти себе и другим Мафусал. Все эти имена каинитов символизируют этапы не только падения их цивилизации, но и внутреннего «развития» каждого плотского человека, идущего по стопам Каина. Такой человек, все более опускаясь духовно и нравственно, не хочет жить, просит себе смерти.

Сегодняшний технический прогресс свидетельствует о неминуемой кончине всего человечества на Земле, которое само себя уничтожит в связи с очевидным опережением развития науки «роста» духовности, которого не наблюдается. Такова судьба потомков Каина — каинтов, которые стали основателями цивилизации безбожного, материалистического, технократического, гибнущего типа.

Кроме отдельных гипотез, есть точки зрения ученых и объективные факты жизнедеятельности нашего общества, свидетельствующие о его регрессивном развитии. Например, академик В. Степин, директор института философии РАН, отмечает, что в древних цивилизациях природа воспринималась как живой организм, а деятельность человека — как приспособление к этому организму. Поэтому цивилизации жили подолгу: например, древнеегипетская существовала тысячелетия. Древнее, Среднее, Новое царства мало чем отличались друг от друга. Поощрялись не инновации (новообразования), а традиции: надо жить так, как учили отцы и деды, герои и мудрецы, которые оставили святые книги и образцы постулатов. Развитие шло медленно. Ускорение связано с появлением техногенной цивилизации. Ее духовная матрица возникла в эпоху Ренессанса, Реформации и Просвещения. Эта цивилизация существует примерно 400 лет. По сравнению с древними обществами, срок ничтожный. Но за это время она преобразовала облик Земли, кардинально изменила образ жизни людей.

Даже время в нашей цивилизации рассматривается иначе, нежели в традиционных культурах. Возникла идея прогресса: «золотой век» в будущем, которое всегда лучше настоящего. В традиционных же обществах время чаще всего понимается как циклическое. И «золотой век», согласно этим взглядам, наоборот, в прошлом. Вот почему в Библии встречается совершенно фантастический с точки зрения современности возраст героев — 600, 900 лет. Западному профаустовско-прометеевскому духу покорения природы там противостоял древнекитайский принцип «у-вэй». Он учил, что необходимо чувствовать ритм живого мира и способствовать росту, как можно меньше вмешиваясь в процесс его развития1.

Выше указывалось, что современная технологическая цивилизация отличается от ранее существовавших тем, что носит глобальный характер, т. е. ею охвачено почти все человечество. Поэтому ее негативными последствиями поражены все государства и Запада, и Востока. Не обошли они и Россию. Например, такие черты целостных сдвигов, характерных для Запада, как утрата человеком контроля над социальными процессами, восприятие их как квазиприродных, неспособность человека и общества контролировать перемены, ситуация неопределенности, неспособность человека к планированию и достижению долговременных целей, жизненных стратегий, также проявляются в российском обществе.

Негативный «одномерный человек», не имеющий связи с прошлым и не ориентированный на будущее, находится в ситуации потери норм и ценностей (аномии) и изоляции.

Несомненно, наблюдается потеря доверия и идеалов, этих важных черт социального и культурного капитала. Краткосрочность, отсутствие стратегических целей — вот черта российской жизни сверху донизу. Наблюдается рост социальных дисфункций. «Эксплуатация имеет место, но все более в России социальный конфликт идет по линии исключения больших слоев населения из социальной и экономической жизни...»1. Потребительский стандарт стал и по-прежнему будет одним из ведущих факторов поведения людей. Как показала практика развития западных стран, высшие достижения технического и экономического прогресса постиндустриальных обществ не ведут к аналогичному прогрессу в морали и обществе.

Особенно сильным изменениям подвергаются отношения людей. Разрушается институт семьи, который характеризуется неустойчивостью, ростом разводов, низкой рождаемостью и большим числом детей, рожденных вне брака.

Экономический успех западных обществ, образование женщин и их эмансипация лишают семью экономических функций, а слом традиционных ценностей утверждает в семье более безличные связи. Последние оцениваются нередко как спасающие от обязательств, связанные с чувством и замененные у порядочных людей рядом формальных контрактных обязательств, о которых заранее договорились, а у других, менее порядочных, с отсутствием таковых2. Хотя не подтверждено, что люди стали меньше общаться, но все равно их связи становятся менее постоянными, имеющими меньше обязательств. Индивидуализация оказывается мнимой, всего лишь формой одиночества массового человека. «Индивид при этом обретает качества социотехнического субъекта», — говорит С. Лэш3.

Состояние одиночества в технологическом обществе не обязательно объективно. Оно нередко присуще людям, живущим в благополучных и даже счастливых семьях. Оно не всегда связано и с изоляцией человека от общества. По мнению психологов, существует одиночество в толпе, при тесном общении, при наличии друзей, занятости, творческой работе. Например, Н.Е. Покровский определяет одиночество как внутренний субъективный опыт дефицита социальных связей и общения1.

Забытый было термин «солипсизм»2 сегодня получил новую жизнь. Можно говорить, например, о растущем солипсизме творческих личностей и об апатии нетворческих, вращающихся в колесе массовой культуре.

По мнению Ф. Фукуямы, увеличение количества новых стилей жизни и вмешательство в природу человека превращает «моральную автономию в ранг высшего блага человека... ни философы, ни общество в виде либерального государства не будут тебе говорить, как прожить жизнь. Они предоставять это решать тебе. Они лишь установят некоторые процедурные правила, гарантирующие, что выбранный тобой жизненней план не станет мешать планам твоих сограждан»3. Он крайне обеспокоен исчезновением общих оснований морали и свободой индивидуального конструирования реальности своей жизни индивидом исключительно на основе своих склонностей.
  1   2

Похожие:

Криминологический аспект iconЭкологической модернизации градообразующих предприятий: региональный аспект
Кулясов И. П. Динамика экологического движения: экополитический аспект на примере Вологодского региона // Спектрум: Экология в Северо-западном...
Криминологический аспект iconПлан Введение Глава Исторический и правовой аспект организации военной службы в РФ > 1 Исторический аспект организации военной службы в РФ 2 Сущность и правовой аспект государственной службы
Можно по-разному относиться к происшедшим переменам, но одно ясно мы вступили в новую эру общественных отношений. Такой резкий переход...
Криминологический аспект iconУрока: Познавательный аспект
Познавательный аспект: Сформировать у обучающихся представление о русском национальном герое, истинно христианском правителе, благоверном...
Криминологический аспект iconИх решения (правовой аспект) Воронеж-2006
Зеленков М. Ю. Межнациональные конфликты: проблемы и пути их решения (правовой аспект). – Воронеж: вгу, 2006. – 262 с
Криминологический аспект iconОбластное государственное учреждение «Региональный центр развития образования» А. И. Панов Педагогическое творчество: структурно-аналитический аспект (методические рекомендации)
Панов А. И. Педагогическое творчество: структурно-аналитический аспект. Томск, огу «рцро», 2003
Криминологический аспект iconЕ. Г. Трубецкова русская литература ХХ века: синергетический аспект (учебно-методическое пособие)
Лекционный курс «Русская литература ХХ века: синергетический аспект» адресован магистрам второго года обучения (6 курс) факультета...
Криминологический аспект iconЛингвокультурологический аспект системного моделирования дискурса
Олешков М. Ю. Лингвокультурологический аспект системного моделирования дискурса // Русский язык за рубежом, 2008, № – С. 59–64
Криминологический аспект icon1. Программно-методический аспект преподавания курса за рубежом
Тесты «Ги Б». Тема Программно-методический аспект преподавания курса за рубежом
Криминологический аспект iconИнформационно-библиотечной системы российской академии наук (организационно-методический аспект) Учебное пособие Новосибирск 2003
Д36 лиотечной системы Российской академии наук (организационно-методический аспект): Учеб пособие.– Новосибирск, 2003. – 128 с
Криминологический аспект iconПрактикум по теории и методике обучения информатике (технологический аспект обеспечения информатизации образования в регионе)
Поличка А. Е. Практикум по теории и методике обучения информатике (технологический аспект обеспечения информатизации образования...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница