Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г




НазваниеИтоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г
страница7/46
Дата06.09.2012
Размер3.53 Mb.
ТипСборник статей
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   46

Традиция урало-алтайских исследований в Казани (ХIХ – начало ХХ вв.)


В Казани и Казанском университете в ХIХ – 20-х гг. ХХ вв. сформировались и развивались научно-образовательные и просветительские школы и направления, связанные с комплексными урало-алтайскими исследованиями: лингвистическими, этнографическими, археологическими, фольклористическими, источниковедческими и др. Эти исследования стали органическим составляющим казанского востоковедения.

На протяжении этого периода в истории урало-алтайских исследований в Казани произошли важные организационные, исследовательские и социокультурные изменения. Особенно заметны научные этапы и их преемственность, свидетельствующие о роли и значении Казани в истории мировой и отечественной урало-алтаистики ХIХ – ХХ вв. История урало-алтаистических штудий включает биографии и работы казанских тюркологов, монголоведов, маньчжуроведов, финно-угроведов.

Наследие европейских и российских теоретиков и последователей урало-алтайской теории и сравнительно-исторического изучения уральских и алтайских языков было объектом и предметом научного и просветительского внимания казанских ученых и практиков. В своей университетской лекции «Вступительное чтение в курс турецко-татарского языка» (1861) Н.И.Ильминский писал: «Турецко-Татарский язык относится к семейству Урало-Алтайскому, заключающему, кроме его, языки Манджурский, Монгольский и Финские. Это семейство названо так по своей первоначальной родине. Но давно Урало-Алтайская семья разделилась на многие отрасли и широко раскинулась, занявши всю северную половину Азии и значительную часть восточной Европы».1

Начало официального преподавания урало-алтайских языков в Казани связано с Первой Казанской гимназией (1758), где с учетом географического положения и наличия тюрко-татарских манускриптов был создан класс татарского языка. В своем исследовании «История изучения тюркских языков в России» академик А.Н.Кононов, особо выделяя начало преподавания татарского языка в Казани в конце 60-х гг. XVIII в., указывал: «Именно эти годы следует считать началом научного этапа в истории отечественной тюркологии, которому предшествовал многовековой период практического знакомства русских с тюркскими языками».1

К этому периоду следует отнести истоки преподавания финской группы (марийского, удмуртского и мордовского) языков и в дальнейшем изучение историко-культурного наследия финно-угорских народов Поволжья и Приуралья в казанских духовных и светских учебных заведениях и научных обществах ХIХ – нач. ХХ вв. В XVIII – нач. XX вв. формируется и развивается система преподавания и изучения урало-алтайской общности языков – тюркского (татарского и чувашского), калмыцкого, монгольского и финно-угорских в православных духовных учебных заведениях, в частности в Казанской семинарии и академии. Изучение этих языков народов России преследовало практические интересы и обслуживало потребности внутриполитической и социокультурной деятельности самодержавия и государства. История российской урало-алтаистики XVIII – начала XX вв. ярко отражает такую позицию русской православной церкви и духовенства. Это прослеживается в создании духовных миссий, в изучении языков урало-алтайского мира в синодальных учреждениях, появлении миссионерских центров в азиатских регионах Российской империи. Два мировоззрения – светское и религиозно-православное представлены в истории урало-алтайских исследований в Казани ХIХ – нач. ХХ вв.

Известное миссионерское «классическое грамматическое сочинение» (Ашнин Ф.Д.) «Грамматика алтайского языка» (Казань, 1869 г.) стало значимым историко-научным и исследовательским свершением в российской алтаистике Х1Х в. 1

Истоки и последующая традиция урало-алтаистических исследований в Казани будут связаны с преподаванием и изучением не только одного из распространенных в России тюркских языков — татарского. Эти исследования казанских языковедов Х1Х – нач. ХХ вв. будут связаны со многими тюркскими языками, относящимися к булгарской группе (чувашский язык), огузской группе (азербайджанский, турецкий, гагаузский языки), кыпчакской группе (башкирский, казахский языки), карлукско-уйгурской группе (древнеуйгурский, узбекский языки), уйгуро-огузской группе (тофаларский, тувинский, хакасский языки), киргизско-кыпчакской группе (алтайский и киргизский языки) и якутской группе (якутский язык). Не все основные направления изучения тюркских языков были в полной мере представлены в казанском востоковедении. Тем не менее, с последней четверти ХVШ в. и до 1920-х гг. история казанской тюркологии насыщена материалами об основных направлениях исследований: преподавании тюркских языков в светских и духовных учебных заведениях Казани, сравнительном изучении их грамматического строя и лексики, источниковедческом исследовании тюркских материальных и письменных памятников, классификации тюркских языков и т.д.

Также формирование и развитие общей урало-алтаистики в Казани будет связано с научным финно-угроведением, наиболее ярко представленным в университете в последней четверти ХIХ в. – 1920-х гг.

Эти две основные направления урало-алтаистики развивались самостоятельно и активно взаимодействовали в Казани в 1769-1929 гг.

Следует выделить наиболее важные историко-научные события и наследие некоторых казанских ученых, свидетельствующие о преемственности комплексных урало-алтайских исследований. В истории урало-алтаистики в Казани до начала ХХ в. заметны не только важные научные свершения, но и потеря ряда перспективных учебно-педагогических и исследовательских направлений в изучении языка, истории, этнографии, материальной и духовной культуры народов урало-алтайского мира.

Как известно, преподавание татарского языка в гимназии началось с 22 октября 1769 г. Первыми преподавателями татарского языка на протяжении многих лет были известные педагоги-просветители Сагит Хальфин (1732–1785, преподавал в 1769–1785 гг.), Исхак Хальфин (ум.в 1800, преподавал в 1785-1800 гг.) и Ибрагим Хальфин (1778–1829, преподавал в 1800 – 1829 гг.)1.

В истории преподавания ряда урало-алтайских языков в Первой Казанской гимназии и его развитии выделяются значимые хронологические периоды – до 1836 г.; 1840-е гг. и 1854–1855 гг., когда Министерством народного просвещения были приняты официальные меры «к упразднению в Казанском университете и в I-й здешней гимназии преподавания Восточных языков»2 и об «оставлении в последней, по уважению местных обстоятельств края, преподавания татарского языка» с учителем М.-Г.Махмудовым.3

В первой половине XIX в. в светских средних учебных заведениях России сформировалась определенная система подготовки знатоков языков урало-алтайской семьи, переводчиков и кандидатов для последующего обучения в восточных отделениях институтов и университетов. Первая Казанская гимназия и в особенности разряд восточной словесности Казанского университета сыграли исключительную роль в подготовке учителей урало-алтайских языков для учебных заведений империи, а также ученых, изучающих урало-алтайское историко-культурное наследие.

В 20-е – первой половине 30-х гг. XIX в. в Первой Казанской гимназии идет формирование организационной и учебно-методической базы системы преподавания языков урало-алтайской общности. В 1826 г. на должность преподавателя был назначен Мирза Казем-Бек; в 1828 г. А.Онисифоров стал преподавателем татарского языка; в 1833 г. А.Попов был утвержден преподавателем монгольского языка; в 1835 г. Мирза А.Казем-Бек стал преподавать турецко-татарский язык; в июне 1835 г. по докладу министра народного просвещения С.С.Ува­рова утвержден указ Николая I о введении преподавания в программу гимназии г. Казани азиатских языков, в том числе, татарского и монгольского языков с целью подготовки переводчиков для ведомств империи и т.д.1 Эти официальные мероприятия расширили круг урало-алтайских языков и определили статус среднего учебного заведения в России в первой половине XIX в.

В 30–50-е гг. XIX в. был сформирован основной преподавательский состав по изучению воспитанниками гимназии урало-алтайских языков. В апреле 1836 г. на должности преподавателей и практикантов были утверждены – М.Казем-Бек (турецко-татарский язык), А.Попов (монгольский язык), лама Г.Никитуев (практические занятия по монгольскому языку), мулла М.Алиев (практические занятия по турецкому языку); в 1842 г. Г.Гомбоев назначен преподавателем монгольского языка; в январе-феврале 1843 г. М.- Г.Махмудов был назначен преподавателем восточной каллиграфии и до 1870 г. преподавал в гимназии татарский язык; в сентябре 1845 г. Абд. Казем-Бек определен сверхштатным лектором турецко-татарского языка; в 1845 г начинается преподавание маньчуржского языка И.П.Войце­ховским; в 1848 г. на должность преподавателя был назначен – В.Михайлов (татарский язык); в 1853 г. К.Голстунский стал исполнять должность учителя монгольского языка и была утверждена новая «таблица распределения уроков по классам» с языками – турецко-татарский, монгольский, маньчжурский и т.д.1

Особый интерес представляют «распределения преподавания восточных языков», в том числе урало-алтайских. Часть этих «распределений преподавания восточных языков в гимназии» была опубликована, часть сохранилась в рукописных вариантах, составленных в 1830–40-х гг.2

В Первой Казанской гимназии в 1851 г. были сформулированы новые методические положения, затрагивающие процесс изучения языков урало-алтайской семьи: изучение восточных языков имело целью «особенное» образование воспитанников и начиналось с IV класса гимназии, так как они «должны основательно знать языки русский и французский» и иметь предварительный запас сведений для большего понимания теории «языков восточных сравнительно с другими языками»; преподавание монгольского языка дополнялось изучением турецко-татарского, как самого ближайшего к монгольскому языку «в лексическом и синтаксическом отношении»; «преподавание восточных языков в I-й Казанской гимназии должно быть теоретическое и практическое», осуществляемое старшими учителями и надзирателями «из иноверцев»; старшие учителя преподают восточные языки в каждом классе по 2 урока или во всех четырех классах по 8 уроков, а надзиратели ведут занятия в свободное от общего преподавания время 8 уроков в неделю или по 2 урока в класс «под наблюдением старших учителей»; для изучения азиатских языков избираются «отличнейшие казенные воспитанники, преимущественно оказывающие способности в языкознании». Также «в I-й Казанской гимназии, как единственном учебном заведении в России, предназначенном для образования молодых людей по разным отделам восточного языковедения, должно быть положено казенных воспитанников для изучения азиатских языков 40 человек, из которых 15 назначаются по разряду арабско-турецко-татарского языка, 8 армянско-персидского, 8 монгольско-турецко-татарского, 5 маньчжурско-китайского и 4 армянско-татарского»; выпускники гимназии, желающие поступить в университет, зачисляются в штат казенных студентов или становятся стипендиатами Первой Казанской гимназии по разряду восточных языков.1

Профессорами и преподавателями были составлены новые программы преподавания восточных языков в Первой Казанской гимназии, которые сохранились в фондах Национального архива Республики Татарстан.2

В середине ХIХ в. восточное отделение Первой Казанской гимназии было закрыто и здесь прекращено преподавание урало-алтайских языков (за исключением татарского языка, 22 октября 1854 г.). Профессора и преподаватели были переведены на факультет восточных языков Санкт-Петербургского университета или оставили свои преподавательские должности и т.д.1 Так была прервана комплексная традиция обучения в гимназии языкам урало-алтайской семьи.

Казанская университетская урало-алтаистика продемонстрировала крупные учебные и научно-организационные изменения в ХIХ – нач. ХХ вв. В результате официальных мероприятий к середине XIX в. разряд восточной словесности стал известным очагом университетской урало-алтаистики в России и Европе. На протяжении XIX – нач. ХХ вв. Казань и Казанский университет становятся центрами организации изучения языков урало-алтайской семьи. Один из основоположников казанского университетского монголоведения О.М.Ковалевский в «Кратком обозрении хода и успехов преподавания азиатских языков при Казанском университете» отмечал, что Казань «в последнее десятилетие... после столицы, приобрела известность как рассадник азиатской учености».2 Именно в XIX в. формируется высшая школа урало-алтаистики в Казанском университете. Главной особенностью стало формирование и развитие системы отечественного комплексного урало-алтаистического образования и науки в Казани.

В казанской университетской урало-алтаистике XIX – ХХ вв. наиболее заметны два направления исследований. Первое – непосредственное близкое знакомство и изучение истории и культуры народов урало-алтайской общности в конкретном географическом пространстве Поволжья и Приуралья, Бурятии, Монголии, Сибири. Второе – преподавание урало-алтайских языков, исследование письменного и материального наследия народов Евразии. Эти два направления во второй половине XIX – начале XX вв. станут органичным и характерным для российских университетских и академических центров. Казанская школа урало-алтаистики продемонстрировала тесное соприкосновение с тюркским, финно-угорским, монгольским мирами на основе научных путешествий. Эти путешествия, направляемые из университетских центров России (Казань, Санкт-Петербург и др.), обозначили перелом в обществе и развитии отечественных урало-алтаистических исследований. История отечественной урало-алтаистики пройдет под знаком этой передовой научной и просветительской традиции – непосредственного восприятия и изучения историко-культурного наследия урало-алтайских народов.

Особое значение имеет изучение истории формирования и деятельности кафедр разряда восточной словесности Казанского университета первой половины ХIХ в., исследовавших крупнейшие ареалы урало-алтайского мира, имеет. Судьба этих кафедр университета и их учебно-педагогическая и научная роль была неоднозначной. Основной базой университетских комплексных урало-алтайских исследований в 1807-1854 гг. стали турецко-татарская (1828), монгольская (1833), и калмыцкая (1846) кафедры.

В первой половине – середине XIX в. разряд восточной словесности Казанского университета становится учебным и научным центром изучения истории и культуры народов урало-алтайского мира. Этот период связан с развитием ключевых научных дисциплин – тюркологии, монголоведения, маньчжуроведения. Цивилизации, страны и народы урало-алтайского мира широко представлены в разнообразных трудах и статьях казанских университетских востоковедов – Х.Д.Френа, И.Халь­фина, Ф.И.Эрдмана, А.К.Казем-Бека, И.Н.Березина, В.Ф.Дит­теля, И.Ф.Готвальда, О.М.Ковалевского, А.В.Попова, И.П.Вой­цеховского, В.П.Васильева и др.

Исследование истории и культуры народов урало-алтайского мира было связано со следующими основными направлениями – преподавание и изучение языков, истории, этнографии и культурного наследия народов урало-алтайского мира; подготовка и издание учебных программ, пособий, учебников, хрестоматий, словарей; комплектация фонда рукописей и книг; сбор, изучение, и публикация письменных и материальных памятников и источников; подготовка переводов эпиграфических и литературных текстов; осуществление научных путешествий; издание оригинальных филологических, исторических, культурологических, естественно-географических, археологических и этнографических публикаций и т.д.

С закрытием в университете разряда восточной словесности научно-исследовательская и педагогическая традиция комплексного и систематического изучения традиционных обществ и государств урало-алтайской цивилизации была прервана, но не прекратилась.

Перевод «Восточного разряда» историко-филологического факультета в 1854–1855 гг. и мероприятия по централизации изучения Востока в С.-Петербурге сказались на характере и общем объеме преподавания урало-алтайских языков и исследовательской работе представителей «казанского ориентализма» во второй половине XIX в. – 1920-е гг. Тем не менее во второй половине XIX – начале XX вв. предпринимались меры по воссозданию кафедр и преподаванию языков урало-алтайской семьи.

В 1885 г. приказом министра народного просвещения И.Д.Делянова на историко-филологическом факультете Казанского университета было введено «необязательное преподавание тюркско-татарских и финских наречий». В 1916 г. измененный устав университетов сохранил в штатах Казанского императорского университета должности экстраординарных профессоров восточных языков.1

В целом в 80-х гг. XIX в. обозначился новый этап в преподавании учебных урало-алтайских дисциплин в университете и в целом в развитии исследований в Казани. Этот важный и интересный многими оригинальными материалами период продолжался до 1917–1920-х гг. В эти годы исключительную роль в возрождении урало-алтаистики в университете сыграли – И.Ф.Готвальд (1813–1897), В.В.Радлов (1837–1918), Н.В.Кру­шевский (1851–1887), И.А.Бодуэн де Куртенэ (1845–1929), М.П.Веске (1843–1890), Н.Ф.Катанов (1862–1922), Н.И.Андер­сон (1845–1905), В.А.Богородицкий (1857–1941), И.Н.Смирнов (1856–1904), Н.И.Ашмарин (1870–1933), Н.В.Никольский (1878–1961), Я.Г.Калима (род. в 1884 г.) и другие. С их именами связаны урало-алтаистические исследования в Казани в конце XIX – первых десятилетиях XX вв. и тесные научные контакты с российскими и зарубежными учеными-алтаистами.

У истоков создания урало-алтаистических кафедр Казанского университета в середине 80-х гг. XIX в. – угро-финской и турецко-татарской филологии стоял профессор И.А.Бодуэн де Куртенэ.

Одна из главных идей профессора И.А.Бодуэна де Куртенэ заключалась в развитии финско-тюркской филологии, «которая дала бы Казанскому университету возможность стать во главе лингвистическо-этнографических изследований восточных областей России».1 Возглавить кафедру «языков тюркских» Казанского университета он предложил В.В.Радлову, который в казанский период научной и административной деятельности занимал пост инспектора татарских, башкирских и киргизских (точнее казахских) школ Казанского учебного округа.2

В июне 1883 г. комиссия историко-филологического факультета, созданная для окончательного обсуждения вопроса «о введении преподавания... в университете восточных языков», предложила в качестве «необязательных предметов курсы «тюркско-татарских наречий» и «финских наречий», а также присоединив «обозрение истории и этнографии племен, живущих в империи и говорящих на этих наречиях».1 Избрание В.В.Радлова ординарным академиком по литературе и истории азиатских народов (июнь 1884 г.) помешало осуществлению важных и перспективных мероприятий в университете по преподаванию урало-алтайских языков. Возрождение традиции сравнительных тюркологических исследований в университете началось только через десять лет и будет связано с именем выпускника арабско-персидско-турецко-татарского разряда факультета восточных языков Петербургского университета Н.Ф.Катанова.1

В конце 80-х гг. XIX в. началось преподавание финно-угорских языков в университете, связанное с педагогической деятельностью лектора эстонского языка Дерптского университета и доктора философии М.П.Веске. Он был назначен благодаря содействию В.В.Радлова и И.А.Бодуэна де Куртенэ преподавателем Казанского университета приказом Министра народного просвещения 8 февраля 1886 г.1 В период 1887–1890 гг. М.П.Веске преподавал финские наречия. Тема его вступительной лекции, прочитанной 3 сентября 1887 г., была сформулирована следующим образом: «О значении и успехах финнологии».2 Он был представителем Лейпцигской лингвистической школы, получившим европейскую подготовку по сравнительно-историческому языкознанию. Научная и преподавательская деятельность М.П.Веске в Казани будет связана уже с новым этапом развития финно-угроведения, когда наметилось сближение методов исследования финно-угорских языков со строгими методами сравнительно-исторического индоевропейского языкознания.1 В казанский период научно-педагогической деятельности им был опубликован ряд работ, посвященных актуальным проблемам финно-угроведения.2

Казанские университетские угро-финноведы М.П.Веске и И.Н.Смирнов в 80-90-е гг. XIX в. совершили научные этнографические поездки в Нижегородскую и Симбирскую губернии (М.П.Веске) и Вятскую, Пермскую, Нижегородскую и Пензенскую губернии (И.Н.Смирнов).3

В последней четверти XIX в. – 1920-х гг. в Казанском университете традиции отечественного финно-угроведения получили свое дальнейшее развитие. В середине 90-х гг. XIX в. – первых десятилетиях XX в. кафедра финно-угорских наречий Казанского университета замещалась Н.И.Андерсоном в 1894–1905 гг. и с 1917 г. был избран Я.Г.Калима. С их именами связано преподавание финно-угорских наречий и исследование истории и культуры финно-угорских народов Поволжья и Приуралья.4

В XIX – начале XX в. Казань стала официальным центром империи в осуществлении практики и идеологии православного миссионерства и русификации урало-алтайских народов. В своем донесении в Министерство народного просвещения 25 апреля 1840 г. попечитель Казанского учебного округа М.Н.Мусин-Пушкин писал: «Желая чтобы отделение (отделение восточных языков Казанского университета – Р.В.) столь важное могло приносить пользу всем ведомствам Государственного управления, я честь имею представить Вам... на усмотрение не изволите ли Вы найти удобным снестись с г. Обер-прокурором святейшего Синода, о назначении нескольких способных студентов из духовных академий, для изучения в Казанском университете Восточных языков, с тем, чтобы они могли быть со временем употреблены Святейшим Синодом в качестве миссионеров, для проповедования и распространения слова Божия, между инородцами в Сибири и за Кавказом. Само по себе, разумеется, что студенты эти не будут принадлежать ведомству учебному, но останутся в совершенной зависимости и распоряжении Духовного начальства. Я убедился в совершенной пользе и основательности этой меры, свиданием с проезжавшим здесь в Сибирь миссионером архимандритом Макарием, не знающим языков Восточных, и по этому, не имеющим средств, при всей своей готовности, принести ожидаемой от него пользы».1 Архимандрит М.Я.Макарий (М.Я.Глухарев, 1792–1847) был основателем и первым начальником Алтайской духовной миссии (1830–1843).1

Важное значение имело образование в январе 1845 г. в составе Казанской духовной академии двух восточных разрядов (кафедр) – монгольско-калмыцкого и турецко-татарского (арабского), просуществовавших до 1854 г.2

Преподавание урало-алтайских языков и исследование различных материалов приняло относительно устойчивое положение в середине – во второй половине XIX в. Истоки традиции научной урало-алтаистики в православных учебных заведениях Казани справедливо соотносятся с деятельностью А.А.Бобров­никова (1821–1865), Н.И.Ильминского (1822–1891) и Г.С.Саб­лукова (1804–1880).3

В 1856 г. в связи с предполагаемым введением в штат Академии наук должности двух адъюнктов восточных языков Н.И.Ильминскому было предложено занять одну из них. В письме к академику А.А.Кунику, отказываясь от места «среди ученых академиков», Н.И.Ильминский писал: «Диалекты обширного татарского семейства совершенно неисследованы, татарская филология не существует. Для европейской науки закрыт доступ к тайнам татарского языка, по той причине, что он весьма мало имеет памятников, а потому нельзя его обрабатывать сидя в кабинете. Так как татарский язык представляет собою почти нетронутое поле; то первый прием в исследовании его должно быть описательный, надобно привести в известность несколько сочинений на джагатайском языке и в уйгурских письменах, чрез точное издание их с хороших рукописей. За тем надобно объехать все доступные нам поселения татарских племен в Сибири, Оренбургском крае, Астрахани и на Кавказе, чтобы собрать точные и подробные сведения о настоящих наречиях которыми теперь говорят эти племена. Эти разъезды дадут материал для татарского Словаря и Грамматики. Второй шаг филологии — микроскопический анализ форм слов и их состава, при свете более обширного сравнения, но до этого еще далеко, и первоначальная описательная работа займет много времени. В духе этого взгляда на потребности настоящего татарского языкознания, чтобы иметь некоторые сколько нибудь точные данные для филологических соображений, я предпринял издать Бабер-намэ, находил бы нужным издать сочинение Рубгузи по академической рукописи. Если Академия имеет необходимую надобность точно исследовать татарский язык, то я откровенно высказал Вам мою идею о этой работе и добросовестно указываю каким образом и в каких раритетах Академия могла бы ожидать от меня пользы. Если она рассчитывает на меня как на ученого специалиста, то это есть заблуждение, из которого я как честный человек должен ее вывести».1

В 1854 г. Указ Святейшего Синода, который ликвидировал в духовной академии восточные разряды и открыл миссионерские отделения, где были представлены язык и этнография татар, монгольский и калмыцкий языки, а также языки и этнография языческих народов России,1 положил начало новому этапу в истории казанской миссионерской урало-алтаистики второй половины XIX – начала XX вв.

В целом во второй половине XIX – первых двух десятилетиях XX вв. в Казани урало-алтайские исследования характеризуются преподаванием и изучением ряда языков урало-алтайской семьи в Казанском университете и Казанской духовной академии, активной деятельностью гуманитарных обществ – «Восточного общества» (1855 г.), «Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете» (1878-1929 гг.) и новых учебных заведений и обществ (Северо-Восточный археологический и этнографический институт, 1917-1921 гг., Восточная академия, 1921-1922 гг., Научное общество татароведения, 1923-1929).


М.З.Хабибуллин
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   46

Похожие:

Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconИтоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г
История России и Татарстана: итоги и перспективы энциклопедических исследований: сборник статей итоговой научно-практической конференции...
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г icon-
История России и Татарстана: итоги и перспективы энциклопедических исследований: сборник статей итоговой научно-практической конференции...
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconОбразование и психологическое здоровье Сборник научных статей и докладов участников научно-практической конференции 10 11 ноября 2010 года Самара 2010
Сборник научных статей и докладов участников Поволжской научно-практической конференции. Самара, 10  11 ноября 2010 г.  Самара:...
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconИ прикладные аспекты сборник научных статей VII международной научно-практической конференции, 2 апреля 2010 года, Екатеринбург, Россия Екатеринбург 2010
Журнал теоретических и прикладных исследований "Образование и наука. Известия Уро рао"
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconБиологического разнообразия сборник научных статей IV международной научно-практической конференции Чебоксары, 2012
Б 63 научно-практической конференции / Под ред к б н. А. В. Димитриева, Е. А
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconПрограммаи итоги ежегодной студенческой научно-практической конференции «экономика и управление: проблемы, тенденции, перспективы» 15 марта 2011 года
Трубицына Т. И., д э н., профессор, зав кафедрой экономической теории и национальной экономики
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconСборник научно-методических статей по итогам районной научно-практической конференции «Одарённые дети приоритетное направление современного образования» [Текст]: сборник материалов под ред.

Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconКомпетентностный подход как концептуальная основа современного образования
Сборник научных статей по материалам международной научно-практической конференции (февраль 2010 г.)
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconСборник статей международной научно-практической конференции «Эволюция международной торговой системы: перспективы для развивающихся рынков» papers
Портанский Алексей Павлович, директор информационного бюро по присоединению России к вто
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconПрограмма и итоги студенческой научно-практической конференции «экономика и управление: проблемы, тенденции, перспективы» 23 апреля 2010 года
Порезанова Е. В., к э н., доцент кафедры экономической теории и национальной экономики
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница