Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г




НазваниеИтоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г
страница3/46
Дата06.09.2012
Размер3.53 Mb.
ТипСборник статей
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46

О СУДЕБНЫХ ФУНКЦИЯХ РОССИЙСКИХ ГУБЕРНАТОРОВ В XVIII – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВВ.


Областные реформы Петра Великого привели к возникновению института губернаторов как руководителей российской провинции. Как известно, 18 декабря 1708 г. вся страна была разделена на губернии, во главе которых поставлены губернаторы. Последние назначались на должность и увольнялись именными указами государя и обладали чрезвычайными полномочиями, объединяя в своих руках административные, военные, полицейские, финансовые и судебные функции. Они являлись на местах высшими чиновниками абсолютной монархии и опирались на общегосударственные законы, дополненные особыми инструкциями («Инструкция воеводам» 1719 г., «Наказ губернаторам» 1728 г., «Наставление губернаторам» 1764 г., «Общий наказ губернаторам» 1837 г. и др.).

Стремясь преобразовать судоустройство в России, Петр I однако не смог отделить суд от администрации, и губернаторы принимали активное участие в отправлении правосудия. Указом от 4 сентября 1713 г. им и особо назначенным судьям царь поручил ведение суда в губернии1, а впоследствии на основании именных указов от 17 марта и 8 декабря 1714 г. губернаторы выслушивали апелляции на решения комендантов в городах по гражданским искам, причем жаловаться на самих областных руководителей можно было только в Сенат.2 Даже тогда, когда в ходе Судебной реформы 1719 г. в каждой губернии был создан надворный суд, а в городах – нижние суды, подчинявшиеся Юстиц-колле­гии, губернатору по указу от 4 февраля 1719 г. поручалось наблюдение за вновь открытыми судебными учреждениями.3 Кроме того, они стали «ходатаями и заступниками всех бедных людей, не могших найти правильным путем законного удовлетворения в судебных местах».1 Там, где нижние суды не открывались, судопроизводство оставалось в компетенции областных и провинциальных административных властей. 12 марта и 4 апреля 1722 г. последовали указы «об уничтожении судей от Юстиц-коллегии во всех городах, за исключением тех, где имеются надворные суды» и «об отдаче судебных дел в ведение губернаторам, вице-губернаторам и воеводам».2

При преемниках Петра 1 судебные полномочия областных руководителей были восстановлены в полном объеме, а «на­дворные суды и все лишние управители, канцелярии, конторы и комиссары упразднены, суд и расправа по делам судным и розыскным возложены на губернаторов и воевод».3 Жалобы на судебные решения последних подавались в Юстиц-коллегию и Сенат. Вплоть до реформы 1775 г. губернаторы действовали не только как администраторы, но и как судьи. Так, согласно «Наставлению» 1764 г. тяжебные (т.е. гражданские) дела рассматривались в губернской канцелярии, и в случае разногласия ее членов начальник губернии выносил решение сам.4 Вместе с тем, в вышеуказанном документе говорится о том, что губернатор «недремлющим оком в губернии своей взирает на то, чтоб все и каждый по званию своему исполнял с возможным радением свою должность, ... чтоб правосудие и истинна во всех судебных подчиненных ему местах обитали, и чтоб ни знатность вельмож, ни сила богатых, совести и правды помрачать не могли, а бедность вдов и сирот, тщетно проливая слезы, в делах справедливых утеснена не была».5

Что касается уголовных дел, то губернаторы с самого начала должны были заботиться о предупреждении преступлений, преследовать лиц без «надлежащих видов на жительство», ловить беглых, «искоренять воров», защищать частных лиц от разных насилий, включая посылку войск для уничтожения разбойничьих «шаек», наблюдать за следствием и, наконец, ему поручалось производство уголовного суда.1

Большая часть розыскных дел подлежала суду воевод, которые представляли приговоры на ревизию губернского начальника по сенатскому указу от 5 мая 1727 г.2 Дела о тяжких уголовных преступлениях (татьба, разбой, убийство, совращение православных в иную веру и т.д.) рассматривались губернатором и его товарищами (заместителями).3

Учреждения о губерниях 1775 г. сформулировали и упрочили административную и судебную систему в стране. Губернская реформа Екатерины Великой надолго становится примером широких теоретических взглядов, превосходной подготовки и глубокого понимания практической стороны дела и средств для свершения задуманного намерения законодателя. Следует отметить, что несмотря то, что на долгий и тяжелый опыт соединения административных и судебных обязанностей в руках одного лица был признан неудачным, при Екатерине II и ее наследниках начальники губернии сохранили известное участие в местном судопроизводстве, хотя и в меньшей степени, чем их предшественники. В самом Учреждении 1775 г. говорилось о том, что губернаторы не судьи. Они лишь наблюдали за правильным действием судей по гражданским делам. А наместники являлись «заступниками угнетенных и возбудителями дел безгласных», но и им воспрещалось вторгаться в отправление правосудия.4 Общее запрещение генерал-губернаторам и губернаторам рассматривать решения палат гражданского суда по тяжебным делам и приостанавливать их исполнение за немногим исключением неоднократно подчеркивалось и в дальнейшем вплоть до «Наказа губернаторам» 1837 г.1

Однако в уголовном судопроизводстве губернские руководители сохранили гораздо больший объем полномочий. Генерал-губернаторы и губернаторы утверждали приговоры уголовной палаты и даже приостанавливали их исполнение, донося о случившемся в Сенат.2 Указы от 4 августа 1781 г., 13 октября 1785 г., 18 октября 1800 г. и 23 мая 1805 г. предписывали предоставление приговоров палаты уголовного суда в отсутствие наместников прямо гражданским губернаторам.3 Со времен императора Александра 1 все следственные и уголовные дела, решаемые в палате уголовного суда, было повелено выносить на утверждение к гражданскому губернатору.4 Сенат получил право делать выговоры последнему, если он соглашался с теми решениями уголовной палаты, которые затем признавались незаконными.5 Между прочим, после «Казанского инцидента», который привел к отрешению от должности военного и гражданского губернаторов П.Д.Пущина и А.И.Муханова, в сентябре 1801 г. был издан указ Александра 1 о запрете применения пыток в России. В нем, в частности, говорилось: «С крайним огорчением дошло до сведения моего, что по случаю частых пожаров в г.Казани, взят был под подозрению в зажигательстве один тамошний гражданин под стражу, был допрошен и не признался, под пытками и мучением, исторгнуто у него признание, и он предан суду. В течение суда везде, где было можно, он, отрицаясь от вынужденного признания, утверждал свою невинность; но жестокость и предубеждение не вняли его гласу — осудили на казнь». Указывая затем Сенату на необходимость подвергать суду виновников злоупотребления властью, царь повелел «сделать повсеместно во всей империи наистрожайшие подтверждения, чтобы нигде, ни под каким видом ...никто не дерзал делать ...никаких истязаний под страхом ...наказания, чтобы самое название пытки стыд и укоризну человечеству наносящее, изглажено было навсегда из памяти народной».1 С 1832 г. высший судебный орган России уже не мог отменить приговора уголовной палаты, утвержденного губернатором и приведенного в исполнение.2 В российском законодательстве первой половины XIX в. было предусмотрено также в некоторых случаях вынесение своих приговоров по уголовным делам уездными судами, городовыми магистратами и словесным судом на утверждение к начальнику губернии.3 Кроме того, на губернатора возлагались обязанности иметь надзор за судом над чиновниками, за тюрьмами, за производством следствия и исполнением приговоров по уголовным делам и др.4

Таким образом, на протяжении ХУШ и первой половины XIX столетий все ветви власти губернской администрации сосредоточились в руках начальника губернии. Среди многочисленных обязанностей губернаторов важное место занимали его судебные функции. Все попытки реформаторов отделить суд от администрации и поставить управителей на надлежащие основания государственной ответственности встретили препятствия в самих условиях общественной жизни, в результате чего государство в лице областных руководителей взяло на себя заботы относительно развития общества, в том числе и в области обеспечения судопроизводства, прав человека и пр.

С.А.Фролова
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46

Похожие:

Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconИтоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г
История России и Татарстана: итоги и перспективы энциклопедических исследований: сборник статей итоговой научно-практической конференции...
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г icon-
История России и Татарстана: итоги и перспективы энциклопедических исследований: сборник статей итоговой научно-практической конференции...
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconОбразование и психологическое здоровье Сборник научных статей и докладов участников научно-практической конференции 10 11 ноября 2010 года Самара 2010
Сборник научных статей и докладов участников Поволжской научно-практической конференции. Самара, 10  11 ноября 2010 г.  Самара:...
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconИ прикладные аспекты сборник научных статей VII международной научно-практической конференции, 2 апреля 2010 года, Екатеринбург, Россия Екатеринбург 2010
Журнал теоретических и прикладных исследований "Образование и наука. Известия Уро рао"
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconБиологического разнообразия сборник научных статей IV международной научно-практической конференции Чебоксары, 2012
Б 63 научно-практической конференции / Под ред к б н. А. В. Димитриева, Е. А
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconПрограммаи итоги ежегодной студенческой научно-практической конференции «экономика и управление: проблемы, тенденции, перспективы» 15 марта 2011 года
Трубицына Т. И., д э н., профессор, зав кафедрой экономической теории и национальной экономики
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconСборник научно-методических статей по итогам районной научно-практической конференции «Одарённые дети приоритетное направление современного образования» [Текст]: сборник материалов под ред.

Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconКомпетентностный подход как концептуальная основа современного образования
Сборник научных статей по материалам международной научно-практической конференции (февраль 2010 г.)
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconСборник статей международной научно-практической конференции «Эволюция международной торговой системы: перспективы для развивающихся рынков» papers
Портанский Алексей Павлович, директор информационного бюро по присоединению России к вто
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconПрограмма и итоги студенческой научно-практической конференции «экономика и управление: проблемы, тенденции, перспективы» 23 апреля 2010 года
Порезанова Е. В., к э н., доцент кафедры экономической теории и национальной экономики
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница