Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г




НазваниеИтоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г
страница14/46
Дата06.09.2012
Размер3.53 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   46

Особенности социально-экономического развития аграрного сектора Экономики Казанской губернии в начале XX века


На рубеже ХIХ–ХХ вв. в аграрном секторе экономики России стали отчетливо проявляться тенденции к модернизации. Это было обусловлено становлением в стране капиталистических отношений. Для сельского хозяйства рынок стал необходимой потребностью. Большая часть крестьянских хозяйств начала равняться на рынок и учитывать его конъюнктуру. Появились регионы товарного производства хлеба и другой земледельческой продукции, среди которых особое место занимало Среднее Поволжье.

Аграрный сектор Казанской губернии находился в центре сложных процессов, характерных для поволжского региона на рубеже веков. В сословной структуре населения губернии преобладали крестьяне – 2045700 человек, или 94,3% населения. Остальные сословия были представлены незначительно: мещане – 88399 человек, или 4,1%, дворяне потомственные и личные – 15690 человек, или 0,7%, духовенство – 9598 человек или 0,4%, почетные граждане и купцы – 7124 человек, или 0,3%1. Крестьяне являлись и самыми крупными земельными собственниками, владеющими 58,75% удобной земли. Другая часть земли находилась в руках частных владельцев (до 14%), казны (около 26%), удела (0,57%), городов и посадов (0,64%), а также церквей и монастырей (0,35%)2.

Практически вся крестьянская земля Казанской губернии находилась в общинном владении, где право собственности на землю принадлежало не отдельной крестьянской семье, а всей общине. В результате реформы 1861 г. крестьянин теоретически имел право выхода из общины, но только после выплаты помещикам выкупных платежей в течение сорока девяти лет. То есть этот процесс должен был завершиться только в 1920 – 1930-е гг.

Основным правом общинника было пользование определенным земельным участком согласно разверстке земли, произведенной общиной. Разверстка осуществлялась по уравнительному принципу землепользования, с учетом изменений в численности отдельных крестьянских семей, наличия мужской рабочей силы, семейных разделов. Осуществление такого землепользования достигалось путем проведения переделов, которые могли быть частными (когда разверстке подлежала только часть общинной земли, передел которой проходил между несколькими домохозяевами) и коренными (в передел поступала вся общинная земля, а участие в разверстке принимали все домохозяева общины). Раздел участков между общинниками проводился по жребию, когда распределялись новые участки, или по взаимному соглашению, когда передел касался ранее распределенных угодий. Уравнительные переделы стали помехой дальнейшему прогрессу сельского хозяйства, тормозили развитие его производительных сил. Они породили сильную дробность крестьянских хозяйств, а вместе с тем хозяйственную неустойчивость и неуверенность в землепользовании. Количество земельных переделов в общинах с конца ХIХ в. постоянно сокращалось, многие общины или не проводили их, или растягивали сроки между ними.

Переделы неизбежно приводили к чересполосице. Наделы отдельных домохозяев часто оказывались в нескольких участках. В Казанской губернии только 1728 общин из 2992 имели свой надел в одном месте. Другим негативным моментом была многополосица, связанная с дроблением полей на десятки мелких полос (мелкополосица), разбросанных на много верст (дальноземелье). При таком положении дел много времени уходило на транспортные передвижения во время обработки земли, сбора урожая и т.п. В результате крестьяне часто запаздывали с пахотой и севом на отдельных участках. Большие затруднения возникали вследствие удаленности некоторых участков от крестьянских усадеб, построек, что ослабевало контроль над посевами.

В Казанской губернии присутствовали три типа общин: простые, раздельные и сложные. Простая община представляла собой селение, состоящее из одного сельского общества. В раздельную общину, как правило, входила лишь часть селения, включавшая в себя несколько обществ. Этот вид общины встречался в селениях бывших владельческих крестьян, в дореформенное время принадлежавших различным помещикам, а также среди населения, состоявшего из различных народностей или разрядов крестьян – бывших государственных и удельных.

Сложные общины губернии иногда включали в свой состав несколько десятков сел и деревень. Такие сложные одноплановые общины существовали в Козьмодемьянском, Ядринском, Цивильском и других уездах. Так, в Козьмодемьянском уезде из 22 общин 14 являлись сложными, в Царевококшайском – из 82 – 49, в Чебоксарском – из 15 – 111. Землепользование в них было крайне запутано. Земельные дачи сложных общин не были размежеваны между селениями. К тому же стремление крестьян равномерно распределить землю по качеству почвы между селениями общины и между душами мужского пола в отдельных обществах приводило к мелкополосице и большой чересполосице.

Общинники по сравнению с другими владельцами составляли наиболее крупный разряд собственников. К 1907 г. у крестьян Казанской губернии насчитывалось 3430472,2 дес. общинных земель, в том числе 3231687,8 дес. удобной и 198784,4 неудобной, что составляло 60,3% обрабатываемых земель губернии2. Общинное владение больше было распространено среди бывших государственных крестьян. Это не удивительно, ведь к моменту освобождения крестьян от крепостного права государственных крестьян в губернии насчитывалось 81,9%3 от всего крестьянского сословия.

Большинство крестьян-общинников губернии (71,3%) владело удобной землей в пределах 2-4 дес., остальная часть была обеспечена землей следующим образом: до 2 дес. удобной земли – 19,9% крестьян, более 4 дес. – 8,8%1. Для сравнения, минимальный прожиточный надел в Европейской России начала ХХ в. определялся по черноземной зоне примерно в 8,5 дес., по нечерноземной – 9 — 9,5 дес.2 Малоземелье было характерным явлением для всей Казанской губернии, которая по землеобеспеченности крестьянских хозяйств находилась на одном из последних мест среди черноземных губерний. По данным статистики землевладения за 1905 г., в губерниях Европейской России на один крестьянский двор приходилось в среднем 11,1 дес. земли, в Казанской – 8,8 дес.3

Общим явлением пореформенного развития в Казанской губернии, как и по всей Российской империи, было уменьшение помещичьего землевладения. Земли дворян становились предметом купли–продажи, все более втягивались в торговый оборот. В 1877–1905 гг. дворянское землевладение в Казанской губернии сократилось на 22,45%, а количество имений – с 769 до 7054. В то же время купцы, мещане и крестьяне (личные собственники) увеличили свои земельные владения в 2 раза.

В начале ХХ в. в Казанской губернии происходил процесс замены барщинного хозяйства капиталистическим. Возникла своего рода переходная система, в которой своеобразно переплетались отработочные и капиталистические элементы хозяйствования. Продолжали существовать хозяйства, использовавшие традиционный метод отработок. При этом появились хозяйства, где стал применяться труд наемных рабочих и усовершенствованный сельскохозяйственный инвентарь. Однако следует отметить, что более широко помещиками применялись отработочная система и испольщина, когда за аренду земли крестьянину приходилось отдавать определенную часть урожая собственнику земли. Так, в собственной запашке помещичьих земель было около 29% земельного участия у имений размером владения свыше 500 дес. Испольщина у этой группы составляла свыше 58%, менее крупные имения сдавали земли исполу в количестве 17%1. Многие помещики губернии сдавали в аренду крестьянам землю, количество которой находилось в прямой зависимости от размера самого имения. Преобладающей становилась аренда на один срок.

Помимо помещичьего частного землевладения, в губернии существовало и частное крестьянское землевладение. Массовая покупка земли началась после отмены крепостного права. Земельная частная собственность крестьян была представлена в формах товарищеского, единоличного и четвертного владений. Кроме перечисленных форм, имелась небольшая группа земель подворного владения, но она, отличаясь некоторыми особенностями землевладения, по сути представляла тот же вид единоличной собственности.

Одной из наиболее распространенных форм частного крестьянского землевладения в Казанской губернии, как по количеству земель, так и по числу домохозяев, являлись крестьянские земельные товарищества. Это были союзы «известного числа лиц со случайной общностью имуществ, основанные на взаимных соглашениях между собой и скрепленные товарищеским договором, по которому каждый член такого союза, за определенную плату, имел право на пользование известным земельным участком»2. Распоряжение этой землей было несколько ограничено, хотя участки распределялись по паям или по деньгам. Сделки по продаже этой земли должны были утверждаться приговором товарищества. Состав товариществ был весьма разнообразным. Так, в нем могли участвовать крестьяне одного селения или нескольких соседних, нередко довольно отдаленных друг от друга. Число участников одного товарищества было различным: существовали товарищества из 3–4 домохозяев, но встречались и такие, в которых насчитывалось 100–200 участников.

К началу XX в. в Казанской губернии общее количество земли, находившейся во владении товариществ, составляло 61463,9 дес., или 1,1%1 от всей частной земельной собственности, или чуть более половины всей частной крестьянской собственности. При этом нужно сказать, что 98,6% (60593,7 дес.)2 товарищеской земли было приобретено при содействии Крестьянского поземельного банка. Вся остальная земля была куплена товариществами непосредственно у продавцов.

Вторую группу земель частной крестьянской собственности составляли единоличные владения. Данный вид собственности отличался от товарищеского тем, что здесь каждый домохозяин безраздельно осуществлял право личной собственности на приобретенный земельный участок непосредственно с момента его покупки. Общее количество земли, находившейся к началу XX в. в единоличной собственности, включая подворное владение, составляло 50441,3 дес., или 0,9% всей частновладельческой земельной собственности3.

Что касается распределения единоличной и товарищеской собственности по национальностям, то почти 80% товарищеской и 75,2% единоличной земельной собственности оставалось за русскими крестьянами4.

Четвертное владение представляло собой промежуточную форму между частным и общинным владением и характеризовалось тем, что определенный участок земли принадлежал группе лиц на праве общей собственности, причем каждый член группы имел в этом владении определенную долю. Эти доли путем последовательных разделов могли дробиться. В отличие от настоящего собственника, у четвертного владельца отсутствовал конкретный участок земли. Следовательно, при четвертном владении имели место переделы, но только без уравнения долей владельцев.

Большое значение для понимания многих социально-экономических процессов, происходивших в многонациональной деревне Казанской губернии в начале XX в., имеет выяснение соотношения других форм землепользования. К 1907 г. значительная часть земельной собственности принадлежала казне – 1329153,3 дес., что составляло 24,8% всей удобной земли губернии, из них 32279 дес. составляли полевые угодья (2,4%). Землевладение удельного ведомства составляло 32778,1 дес., или 0,6% от всех удобных земель. К 1 января 1908 г. количество удельных земель сократилось до 29126,3 дес.1 Остальные земли принадлежали монастырям, церквям, благотворительным заведениям, городским обществам, земствам, Крестьянскому поземельному банку. В целом их земельная собственность составляла 1,5% всех земель.

Такое распределение земельного фонда сложилось исторически, в ходе длительного процесса заселения и хозяйственного освоения территории губернии. Преобладание в общем земельном фонде государственного землевладения было связано, прежде всего, с многонациональным составом населения. Правительство в силу политических соображений не решалось раздавать земли, ранее принадлежавшие коренным народам губернии, в частные руки, тем более передавать нерусских крестьян в личную зависимость русских дворян. В то же время самодержавие стремилось всеми мерами укрепить свои позиции в губернии, оставив за собой значительные земельные и лесные массивы.

По составу угодий земельный фонд Казанской губернии был неоднородным: пашня составляла 60% земель, лес – около 28%, луга – 8%, усадьбы – 2%, выгон – 2%. К 1906 г. посевные площади в Казанской губернии составляли более 1800 тыс. дес. Основной формой землепользования по-прежнему оставался трехпольный севооборот – традиционный способ хозяйствования на земле не только в Казанской губернии, но и во многих других земледельческих районах1. В условиях России переходу к многопольному севообороту мешали общинные земельные традиции: во-первых, чересполосица и многополосица сделали невозможным переход крестьянских хозяйств к многополью; во-вторых, этот вопрос был тесно связан с многовековыми устоями крестьянской жизнедеятельности. Деревня крепко держалась за прадедовскую систему земледелия, относясь с большой опаской к любым нововведениям. И прежде чем решиться на какое-либо усовершенствование, крестьянин ориентировался на опыт других хозяйств. Но, как правило, любое новое агротехническое мероприятие в системе крестьянского землепользования давало положительный результат через определенный промежуток времени. В этой ситуации крестьянину, привыкшему получать за счет хищнической эксплуатации земли сиюминутные экономические блага, элементарно не доставало терпения. Большинство крестьян не владело элементарными агрономическими знаниями. Так, одними из немногих способов улучшения плодородия земли по-прежнему оставались севооборот и внесение органических удобрений.

Не лучшим образом обстояло дело с оснащенностью крестьянского населения сельскохозяйственным инвентарем. В основном это были примитивные орудия труда. Наиболее распространенными землеобрабатывающими орудиями были соха, деревянная борона с железными зубьями, косуля.

Земледелие Казанской губернии специализировалось главным образом на производстве зерна. Основными полевыми культурами являлись так называемые серые хлеба – рожь и овес, поскольку были приспособлены преимущественно к потребностям натурального хозяйства и шли на внутрихозяйственное потребление. Выращивались полба, гречиха, ячмень, горох, просо. Увеличивались площади яровых культур. Особо стоит отметить рост площадей под пшеницей – культурой более свойственной заволжским степям Самарской губернии, которая могла вывести регион за пределы внутреннего рынка.

Интенсивное увеличение посевных площадей в губернии оттеснило на второй план животноводство, которое продолжало оставаться неприоритетным для большей части крестьян. В Казанской губернии большая часть земли находилась под посевами зерновых культур, площади пастбищ и лугов постоянно сокращались, а потому рабочий и продуктивный скот содержался для использования в качестве тягловой силы и удовлетворения потребностей крестьянской семьи в продуктах животноводства. Скотоводство было ориентировано на производство не крупного рогатого скота, а мелкого рогатого скота, который к началу ХХ в. губернии был представлен в основном овцами и козами.

Со второй половины ХIХ в. в губернии стало сокращаться поголовье лошадей. Структура стада и его поголовье подвергались значительным изменениям в результате распространения различных эпизоотий, сокращения площадей лугов и пастбищ, неурожая. Общее количество лошадей в Казанской губернии к 1905 г. составило 516900. Если еще в пореформенное время на одно хозяйство приходилось в среднем две лошади, то к 1914 г. – одна1.

В губернии неплохо было поставлено садоводство (налажено на 6500 дес. земли, причем в основном крестьянской). В этой отрасли сельского хозяйства было занято 27 тыс. хозяев. Следовательно, для 6% крестьян всех хозяйств одним из основных источников существования являлось садоводство2.

Подводя итоги, отметим, что на начало ХХ в. крестьяне представляли самый крупный социальный слой в структуре населения Казанской губернии. Характерной особенностью деревни в исследуемый период было повсеместное преобладание общинного землепользования. Его главные недостатки заключались в сохранении малоэффективной системы хозяйствования, отсутствии стимулов к повышению производительности труда, ограничении индивидуальной свободы человека. Большая часть крестьянских хозяйств базировалась на экстенсивно-зерновой системе хозяйствования с невысокой интенсивностью труда. Большие затруднения возникали вследствие неразмежеванности земель. Частное крестьянское землевладение было еще не в состоянии противопоставить себя общинным порядкам.

В сложившейся ситуации необходимо было решительно приступить к преобразованиям в сфере землеустройства и при этом, прежде всего – пробудить в крестьянине частнособственнический интерес, что дало бы толчок к разрушению средневековых земельных отношений; создать благоприятные условия для повышения товарности основных отраслей сельскохозяйственного производства. Во многом лишь благодаря скоординированной деятельности правительства, местных властей и земских учреждений можно было помочь крестьянам губернии преодолеть отсталость и перестроить хозяйства на рыночный лад.

Е.Б.Долгов
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   46

Похожие:

Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconИтоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г
История России и Татарстана: итоги и перспективы энциклопедических исследований: сборник статей итоговой научно-практической конференции...
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г icon-
История России и Татарстана: итоги и перспективы энциклопедических исследований: сборник статей итоговой научно-практической конференции...
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconОбразование и психологическое здоровье Сборник научных статей и докладов участников научно-практической конференции 10 11 ноября 2010 года Самара 2010
Сборник научных статей и докладов участников Поволжской научно-практической конференции. Самара, 10  11 ноября 2010 г.  Самара:...
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconИ прикладные аспекты сборник научных статей VII международной научно-практической конференции, 2 апреля 2010 года, Екатеринбург, Россия Екатеринбург 2010
Журнал теоретических и прикладных исследований "Образование и наука. Известия Уро рао"
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconБиологического разнообразия сборник научных статей IV международной научно-практической конференции Чебоксары, 2012
Б 63 научно-практической конференции / Под ред к б н. А. В. Димитриева, Е. А
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconПрограммаи итоги ежегодной студенческой научно-практической конференции «экономика и управление: проблемы, тенденции, перспективы» 15 марта 2011 года
Трубицына Т. И., д э н., профессор, зав кафедрой экономической теории и национальной экономики
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconСборник научно-методических статей по итогам районной научно-практической конференции «Одарённые дети приоритетное направление современного образования» [Текст]: сборник материалов под ред.

Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconКомпетентностный подход как концептуальная основа современного образования
Сборник научных статей по материалам международной научно-практической конференции (февраль 2010 г.)
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconСборник статей международной научно-практической конференции «Эволюция международной торговой системы: перспективы для развивающихся рынков» papers
Портанский Алексей Павлович, директор информационного бюро по присоединению России к вто
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 11-12 марта 2010 г iconПрограмма и итоги студенческой научно-практической конференции «экономика и управление: проблемы, тенденции, перспективы» 23 апреля 2010 года
Порезанова Е. В., к э н., доцент кафедры экономической теории и национальной экономики
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница