К 100-летию со дня рождения Донецк – 2009 Алексей Лаврентьевич Симонов




НазваниеК 100-летию со дня рождения Донецк – 2009 Алексей Лаврентьевич Симонов
страница1/6
Дата12.11.2012
Размер0.74 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6





Алексей Лаврентьевич Симонов

ДОНЕЦКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ


Алексей Лаврентьевич Симонов


(к 100-летию со дня рождения)


Донецк – 2009


Алексей Лаврентьевич Симонов. К 100-летию со дня рождения./Сост.Л.Д.Ковалева.- Донецк.2009. - 94 с.


В сборнике собраны воспоминания о жизни и деятельности профессора Алексея Лаврентьевича Симонова, заведующего кафедрой "Детали машин", проректора по учебной работе, внесшего значительный вклад в дело становления и развития Донецкого национального технического университета.


Для широкого круга читателей.


Составитель – Л.Д.Ковалева, зав. музеем истории ДонНТУ.


Ответственный за выпуск – А.А.Минаев, профессор, доктор технических наук, член-корр. НАН Украины, ректор ДонНТУ.

Содержание



1.

Минаев А.А. Гордость и слава ДонНТУ…………….

5

2.

Симонов А.Л. Воспоминания о прожитых днях……

7

3.

Симонова Л.А. Памятью разбуженная боль. Наш папа…………………………………………………….


29

4.

Горелик В.С. Сын своего времени…………………..

41

5.

Зборщик М.П. Глубокая признательность учителю и наставнику…………………………………………..


46

6.

Исадченко В.С. Человек большой души…………….

49

7.

Калафатова Л.Ф. Дружба длиною в жизнь………….

52

8.

Ковалева Л.Д. Из архивов музея……………………..

54

9.

Киклевич Ю.Н. Инженер. Руководитель. Педагог. Человек………………………………………………...


58

10.

Нечепаев В.Г. А.Л.Симонов - строитель и учитель.

63

11.

Троянский А.А. Талантливый организатор учебного процесса……………………………………………….


69

12.

Шевченко Ф.Л. Светлая память о виртуальном юбиляре………………………………………………..


73

13.

Библиография…………………………………………

76

14.

Фотографии……………………………………………

86


Гордость и слава ДонНТУ


Более 70 лет жизни Алексея Лаврентьевича Симонова связаны с Донецким национальным техническим университетом. Огромен его вклад в дело становления и развития университета, факультетов, кафедры "Детали машин". За эти годы он воспитал тысячи инженеров, достойно представлявших наш вуз в промышленности, науке и высшей школе.

Профессор Алексей Лаврентьевич Симонов работал

в Донецком индустриальном институте с 1951 по 1956 годы деканом горно-механического факультета, проректором по учебной работе с 1956 по 1968 гг., заведующим кафедрой "Детали машин" с 1951 по 1976 гг., а затем профессором этой кафедры.

Все эти годы профессор А.Л. Симонов вел активную научно-исследовательскую работу, являлся автором более 30 научных работ и монографий. Благодаря его научным разработкам впервые в угольной промышленности был решен вопрос о плановой замене забойных машин на шахтах без остановки процесса угледобычи. Им же внедрен новый способ восстановления изношенных деталей забойных машин методом хромирования, опубликованный в его книге "Хромирование деталей забойных машин при их восстановлении".

Велика заслуга А.Л. Симонова как проректора по учебной работе в развитии факультетов, создании филиалов и общетехнических факультетов нашего вуза в 60-е годы прошлого века.

Алексей Лаврентьевич Симонов был членом учебно-методического совета Министерства высшего образования Украины, членом постоянно действующей комиссии по долговечности машин ГНТК при Совете Министров СССР, членом научно-технического совета института "Гипроуглемаш", председателем Донецкого областного общества польско-советской дружбы.

За заслуги в деле подготовки инженерных кадров А.Л.Симонов награжден орденом Трудового красного знамени, шестью медалями.

Имя Алексея Лаврентьевича Симонова – часть истории Донецкого национального технического университета, его гордость и слава.


А.А.Минаев,

доктор технических наук,

профессор,

член-корр. НАН Украины,

ректор ДонНТУ

Воспоминания о прожитых днях *


"Жизнь, эту лучшую из книг,

Мы невнимательно читаем,

А если что в ней подмечаем,

То забываем в тот же миг... "

Никомидес Пастор Диас -

«Испанские эпиграммы»


В детстве я любил спрашивать у родителей: "Почему я родился именно в Юзовке, а не в Москве или где-нибудь за границей?" И вот однажды, чтобы удовлетворить мою любознательность, отец мне поведал: "А родился ты в Юзовке потому, что в этом поселке жил и я, и твоя мама, а как мы попали сюда - это тебе нужно хорошо знать, чтобы ты выбрал правильную дорогу в жизни. Молодым человеком, мне было тогда около тридцати лет, в 1894 году возвратился я из армии домой в деревню Красный Клин Курской губернии, Дмитриевского уезда, Бычковской волости. Мой отец, а твой дед Кондрат и говорит мне: "Сынок, как видишь, ртов много (двадцать душ семья), а земельки всего одна десятинка, хлебушка хватает до Рождества Христова, так что иди на заработки, будешь и сам сыт, и нам помогать"!

И вот я, захватив с собою инструмент, правда из инструмента, кроме топора, ничего не было, подался в Донбасс, где слышал боль­шая потребность в рабочем люде.

Так я попал на шахту "Центральная" Юзовского Новороссийского общества, где работал крепильщиком горных выработок, со временем у меня всё устроилось: появилось жильё, постоянный заработок, и я перевёз на

* Из сборника «Профессора ДонГТУ рассказывают», изданного к 80-летию университета. / Донецк, - 2001.

жительство из деревни твою мать с твоей сестрой. Но вот однажды случилась со мной беда: раскрепился штрек, произошёл обвал, и меня засыпало горной породой - одна голова снаружи. Так я пролежал несколько часов, пока меня не освободили из завала. Но я так испугался, что сказал десятнику, что больше работать крепильщиком не буду, боюсь, перейду в стро­ительный цех Юзовского металлургического завода. К счастью шахта принадлежала этому заводу, и начальство удовлетворило мою просьбу. Вот и я проработал на этом заводе более тридцати лет. Теперь тебе понятно, почему я стремился, чтобы твои братья (а их у меня было пять человек) получили образование и стали самосто­ятельными людьми? "

Эту историю становления нашей семьи я никогда не забы­вал, и думаю, что это дало мне правильное направление в выборе жизненного пути...

Родился я 24 февраля 1909 года в поселке Юзовка в семье рабочих - Лаврентия Кондратьевича и Анны Павловны. Начальное образование получил тоже в Юзовке, окончив в 1926 году семилет­нюю школу, которая в те времена давала среднее образование, а в 1927 году поступил в Донецкий горный институт имени Артема, на горно-механический факультет, где деканом был профессор Пер­вушин Алексей Михайлович.

Какие же дисциплины предусматривали в те годы учебные планы этой специальности?

На первом курсе читались: история классовой борьбы и партии, аналитическая геометрия, дифференциальные исчисления, интегральные исчисления, физика, начертательная геометрия, тех­ническое черчение, теоретическая механика, горное дело, химия, ино­странный язык, военное дело, перманентная практика, летняя производственная практика.

На втором курсе читались: политическая экономия, интег­рирование дифференциальных уравнений, дополни-тельные разделы математики, техническое черчение, сопротивление материалов, из­влечение из сопротивления материалов, основы машиноведения, де­тали машин, часть 1, примеры по деталям машин, термодинамика, технология воды и топлива, паровые котлы, технология металлов, практические занятия в мастерских, вступление в электротехнику, электротехническая лаборатория, военное дело, иностранный язык, горное дело, перманентная практика, летняя производственная практика.

На третьем курсе - экономическая политика, исторический материализм, основы статики сооружений, детали машин, часть 2, курсовой проект по деталям машин, проект парового котла, паровые машины, теплотехническая лаборатория, гидравлика, обогаще­ние угля, механизация шахт, проект механизации шахт, электро­техника, электротехническая лаборатория, паровые турбины, прак­тическая работа в механических мастерских, проект по обогащению угля, электрические машины, химия угля, минералогия, перманент­ная практика, военное дело, летняя производственная практика.

На четвертом курсе, последнем, изучали такие дисциплины: профессиональное движение, строительное искусство, транспортные установки, насосы, вентиляторы, проект насоса и вентилятора, элек­тротехника, часть 3, электротехника в горном деле, техника безо­пасности, профессиональная гигиена и охрана труда, организация производств, калькуляция и счетоводство, техника химического анализа, примеры из строительства, двигатели внутреннего сгорания, дополнительный отдел тепловой механики, установки и эконо­мика тепловых станций, проект транспортных устройств, руднич­ные подъемники, проект рудничного подъема, рудничные металли­ческие и железобетонные конструкции, коксование и брикетирова­ние, коммутация электротока, электрические машины (2-я часть), проект электрической машины, лабораторные по машинам, переда­ча электрической энергии и линии электропередач, водоснабжение, дополнительный курс обогащения угля, лаборатория по обогаще­нию угля, перманентная практика 1, перманентная практика II.

Анализ читавшихся на этой специальности дисциплин пока­зывает, что 40% из них формировали будущего горного инженера-электромеханика. Наличие в учебном плане большого числа кур­совых проектов по прикладным дисциплинам способствовало раз­витию проектно- конструкторских знаний. Этим, вероятно, и мож­но объяснить, что первыми конструкторами в СССР в области гор­ного машиностроения были выпускники нашего института, окон­чившие электромеханический факультет.

Во время моего обучения в институте угольные шахты стра­ны влачили жалкое существование: добыча угля проводилась руч­ным способом, подземная транспортировка от так называемых "забоев", где кирками вручную отбивали уголь от пласта до места подъема на "дневную поверхность" осуществлялась с помощью конного транспорта. Врубовые машины и транспортные средства (конвейеры, электровозы) стали только появляться и преимуще­ственно ввозились в страну из Германии и Америки. Шахты До­нецкого бассейна не обеспечивали растущую потребность страны в топливе, и вот правительство Союза в 1930 году принимает реше­ние: снять с обучения всех студентов горных институтов, окончив­ших три курса, и направить их всех на шахты Донбасса с целью внедрения новой техники: врубовых машин, скрепковых транспор­теров, электровозов. Нужно было резко поднять добычу угля на всех шахтах, студенты должны были непосредственно возглавить все инженерно- технические должности, которые были на шахтах вакантными из-за отсутствия необходимых кадров. Но так как «занимать» ответственную должность на шахте (механика участ­ка, главного механика шахты) можно только при наличии офици­ального документа, юридически дающего право на ведение горных работ, студентам 1-го ноября 1930 года были выданы удостовере­ния, действительные по 1-е октября 1931 года следующего содер­жания: "Предъявитель сего, гражданин..., рождения... года, прослу­шал на рудничном отделении теоретический курс и выполнил прак­тические задания учебного плана в объеме 3-х курсов института (полный курс 4 года). На основании вышеизложенного, тов... дается звание горного техника. Директор горного института (И.М. Пугач), пом. директора по учебной работе (Ляпин), секретарь (Зубов). Удо­стоверение скреплено гербовой печатью".

Так я был направлен на шахту 10-БИС треста Сталинуголь механиком участка по внедрению угольной врубовой машины, впер­вые выпускавшейся нашим Горловским машзаводом. Какое счастье, что я встретил на шахте инженера Адамского, научившего меня работе в "забойной лаве" с новой техникой. Место, где должна была работать врубовая машина, называемое "лавой", было очень тяжелое "большой капежм (влажность сопутствующих пород), лож­ная кровля (выпадание отдельных кусков горной породы между креплениями), малая по высоте "мощность" угольного пласта- создавали очень нелегкие условия для работы машины. В этой лаве я проработал три месяца и тяжело заболел. Стал развиваться ту­беркулезный процесс легких, и мне врачи запретили работать в лаве. Администрация института направила меня на работу на Ста­линский машиностроительный завод им. Рыкова, производивший некоторое оборудование для шахт Донбасса (лебедки, насосы). Глав­ный инженер завода предложил мне должность главного энергети­ка завода, так как оборудование завода комплектовалось хаотично, индивидуальных приводов было еще мало, и завод платил большие штрафы за низкий косинус фи.

И вот я, по сути, студент третьего курса, приступаю к практи­ческому внедрению своих познаний в области электротехники, бла­го постоянная связь с кафедрой позволяла мне успешно решать практические задачи. К концу года завод перестал платить штра­фы за низкий косинус фи, а мой авторитет, как специалиста, вырос. Правда, нашлись «доброжелатели», которые похищали техничес­кую документацию (принципиальные схемы коммуникаций) на импортное оборудование, которое мне, как главному энергетику нуж­но было монтировать в строящихся новых цехах.

Но я выходил из ситуации благополучно, получая вторые экземпляры от фирм (поставщиками были заводы "Сименс-Штукерт" из Германии). В те годы советское правительство приглаша­ло на заводы горного машиностроения большое количество специ­алистов для разработки новых конструкций отечественных машин. На нашем заводе тоже работал доктор Гер-Век из Германии. Же­лая усовершенствоваться в области машиностроения, я упросил главного инженера завода освободить меня от должности энергети­ка и перевести в конструкторское бюро завода, которым руководил талантливейший инженер Н.М. Кошеленко - воспитанник нашего института. Так я попал в группу конструкторов, приступивших к проектированию первой советской подъемной машины. Это была группа бывших студентов-третьекурсников горноэлектромеханичес­кого факультета. Действовала узкая специализация: Шинелев Б.Д. занимался разработкой и конструированием редуктора подъемной машины, Козак М. - тормозами, я - индикаторами глубины. Общее руководство осуществлял сам Гер-Век. Каково же было наше разочарование и удивление, когда было установлено, что Гер-Век, делавший вид, что не понимает ничего по-русски (при нем была переводчица), прекрасно знал русский язык, и, пользуясь этим, все наши расчеты забирал и просто переписывал на немецкий язык в свою тетрадь и представлял их главному инженеру завода как свои, а из архива завода выбирал старые конструкции подшипников скольжения и компоновал их на общем виде машины. К счастью, руководство завода не без нашей помощи вскорости убедилось, что Гер-Век не тот специалист, который может внести технические но­винки в разрабатываемые конструкции, и ему предложили рабо­тать на заводе не за "золотые рубли" (иностранцам платили за труд по курсам иностранных валют), а за обычные наши советские деньги. Он был шокирован и уехал из города, а на завод приехал высококлассный специалист из Чехословакии из города Брно.

Вспоминается, что Гер-Век, носивший на лацкане своего пид­жака значок национал-социалистической партии (нам тогда это ни о чем не говорило) часто повторял: "...Подождите немного, вы, русские инженеры здесь работать не будете. Вы все будете за Ура­лом, а здесь на Украине будем мы, немецкие специалисты..." Мы, конечно, смеялись над этим, не подозревая, что его устами выража­лась строго продуманная Гитлером система порабощения нашей страны. Это мы поймем только через десять лет. Гер-Век, оказы­вается, в Германии работал обычным чертежником на заводе, а не ведущим конструктором, каким он представлялся нам, молодым специалистам, и руководству завода. Вот такая история о создании первой советской подъемной машины "ПМ-30". Но как бы там ни было, она была выпущена нашим заводом в 1935 году и описана мною в № 88 журнала "Уголь" за этот же год. В статье была поставлена актуальная для того времени задача о необходимости создания подъемных машин типовой конструкции, отказавшись от копирования Шахтостроем заграничных машин. Приведенные дан­ные ряда подобных машин, а также детальное описание основных узлов первой предлагаемой типовой конструкции позволили гор­ным электромеханикам того времени высказать свое принципи­альное мнение по затрагиваемому вопросу.

Развитие нашего отечественного горного машиностроения в последующие годы подтвердило правильность высказанных мною в статье мыслей.

Работая на заводе, я регулярно посещал занятия в вечернее время, изучая дисциплины 4-го курса и 7-го июля 1931 года получил свидетельство № 435 об окончании института и получении квалификации горного инженера-электромеханика и теперь уже законно занял место конструктора. Однако меня, кроме этого, пригласили работать с почасовой оплатой на кафедру черчения Углехимического института. Я был польщен, тем более, что мне предла­галось даже чтение курса лекций по начертательной геометрии. Надо было видеть с каким волнением и подъемом я прочел первую свою лекцию в наклонной аудитории, где когда-то сам слушал их. Я так переволновался, что заболел "крапивницей" и попал больницу, где меня быстро поставили на ноги.

Так в 1932 году началась моя педагогическая деятельность. Все шло хорошо: днем работа на заводе, вечером - преподавание в институте. Наступил 1933 год, когда опять, как и в 1930 году, всех лиц, окончивших горные институты, но не работающих на шахтах, независимо от занимаемой должности, решением правительства направили на работу непосредственно на угольные предприятия Донбасса. Так я попал на должность главного механика шахты № 25 треста "Чистяковантрацит". Можно себе представить, что чув­ствовал я на предприятии, где была в забое одна врубовая машина, а сама шахта - наклонная.

Низкая культура слесарей, отвратительная трудовая дисцип­лина (она держалась только на сквернословии), отсутствие элемен­тарных технических средств для выполнения ремонтных работ - все это выбило меня из производственной колеи, и начальник шах­ты, тоже невысокой культуры человек (он был не инженер, а так называемый "ответственник") не стал особенно возражать об осво­бождении меня от занимаемой должности. Я был несказанно рад, когда профессор Н.С. Щиренко, заведовавший в то время кафедрой прикладной математики в Донецком металлургическом институте, предложил мне работать у него ассистентом по курсу деталей ма­шин. Проф. Щиренко был разносторонним ученым: он читал курс лекций и по оборудованию цехов металлургических заводов, яв­лялся первым в СССР автором учебника и монографии по циклу этих лекций, огромного количества статей по этим проблемам. Я вел практические занятия по курсу деталей машин и курсовому проектированию. Это позволило расширить мои познания в облас­ти оборудования цехов металлургических заводов. Пришлось детально знакомиться с различными конструкциями: толкателями, механическими пилами, ножницами для резки металла, подъемни­ками, редукторами прокатных станов и т.д. Однажды пришлось прочесть и курс технической гидравлики студентам бывшего Мос­ковского института стали и сплавов, которых перевели на первый курс в Сталино (так назывался тогда наш город), из-за ликвидации в Москве их специальности.

Сколько было пережито волнений! Но опытное руководство проф. Щиренко Н.С. учебной работой позволило быстро компенси­ровать недостаток опыта и знаний.

В 1935 году имевшиеся в городе три самостоятельных инсти­тута, некогда созданные на базе горного, были объединены в один индустриальный институт, и я перешел на кафедру "Детали ма­шин", которой заведовал профессор Первушин А.М. Так бывший декан моего факультета со студенческих времен стал моим учите­лем на долгие годы жизни. Работая в институте, я не разрывал связи с угольным машиностроением. В 1939 году в журнале "Горное машиностроение" была опубликована моя работа, в которой я пытался научно обосновать ошибочность принятой Гормашпроектом Главуглемаша конструкции вагонеточных скатов на под­шипниках качения. В этой работе впервые для того времени я применил теорию упругости для определения удельных давлений в витках роликоподшипников, которые были применены в колесах шахтных вагонеток (Журнал "Горное машиностроение", № 6, 1939г.).

В 1938 году решением ВАКа от 10 апреля я был допущен к исполнению обязанностей доцента кафедры "Детали машин". Профессор А.М.Первушин поручает мне самостоятельное ведение соот­ветствующего курса студентам горного факультета. В этом же году я приступаю к работе по исследованию методов расчета шахтных копровых шкивов. С целью экспериментального исследования на Рутченковском рудоремонтном заводе был изготовлен специаль­ный копровой шкив диаметром 500 миллиметров с точеными спи­цами особой формы, позволившим следить за появлением линий Людерса при различной нагрузке обода шкива. Первоначально пред­полагалось выявить картину распределения усилий в спицах мето­дом лаковых покрытий, но затем от этого метода пришлось отка­заться и определить закон распределения усилий в спицах с помо­щью тензомеров. Эти опыты дали весьма интересные результаты, а именно: они показывали, что спицы в области угла обхвата под­вергаются деформации сжатия, а все остальные - деформации рас­тяжения, а обод, деформируясь, теряет форму правильного круга, образуя своеобразный эллипс.

Многочисленные эксперименты как в лаборатории, так и не­посредственно на шахте № 31 г. Рутченково позволили построить рабочую гипотезу, предложить формулы для расчета обода и спиц шкива. Материалы этих исследований были опубликованы в Тру­дах института (см. № 17 за 1940 г.). Однако я не стал предостав­лять работу экспериментального характера к защите на соискание ученой степени кандидата технических наук, а по совету профессо­ра Динника занялся разработкой расчета статики сооружений с помощью методов сил и деформаций. Результаты, полученные по этим методам, дали хорошие результаты совпадений (результаты отличаются друг от друга лишь на 4 %).

В 1941 году, буквально накануне войны, я выступил с сооб­щением о проделанной работе на кафедре академика Динника в Днепропетровском металлургическом институте, где получил положительный отзыв и рекомендации к защите этой работы на соискание ученой степени кандидата технических наук. Официаль­ными оппонентами по защите были утверждены: профессор Н.И. Гришкова (Днепропетровский металлургический институт) и доцент В.С. Рекшинский (Донецкий индустриальный институт). Метод расчета шахтных копровых шкивов, предложенный мною, принят Союзным ГОСТом при проектировании шкивов "велоси­педного типа" (см. сборник статей по горной механике, Углетехиздат, 1954 г.)

5 июля 1941 года, во время защиты своей диссертации, мне стало известно, что я призван в действующую армию и буквально сейчас же должен ехать на вокзал, где ждет воинский эшелон. Ответив на последний вопрос членов ученого совета, я уехал на фронт, не зная результатов голосования. О них я узнал уже после окончания Великой Отечественной войны. В армии я был помощ­ником командира танкового полка по технической части, как гово­рилось, "помтех". Был я в армии не долго, уже в 1942 году прика­зом маршала Щаденко лица, имевшие горное образование, незави­симо от занимаемой в армии должности, были демобилизированы и направлены для работы в шахты, расположенные в прифронтовой полосе. Так я попал в "Луганскуголь", где работал старшим ин­женером в комиссии Наркомугля по восстановлению шахт до мо­мента вступления немецких войск в Донбасс.

Итак, Донбасс у немцев, единственная угольная зона - Куз­нецкий бассейн. А уголь так нужен борющейся родине! И вот нар­ком угольной промышленности направляет всех инженерно-тех­нических работников, некогда работавших в Донбассе, в Кузбасс на подъем этого угольного края. Здесь оказался я в должности главного механика комбината. Мне была поставлена задача наладить ремонтную службу шахт.

Немецкие войска, заняв Донбасс, рвутся к нефтяным источ­никам Кавказа. Принимается решение создать в Сибири базу по производству бензина из угля. Мне поручается строительство заво­да "полукоксования" для получения промышленного бензина из угля шахты им. Ярославского треста Ленинск-Кузнецк. Однако и здесь я работал недолго.

Весной 1943 года меня отозвали в Москву для работы по­мощником главного механика во вновь созданном Главном уп­равлении по восстановлению шахт Донбасса. Однако в этом же году освобождается Донбасс от фашистских захватчиков, и я на­стаиваю на откомандировании меня в родные края. Благодаря по­мощи завнаркома Александра Федоровича Засядько я освобожда­юсь от работы в Наркомугле и назначаюсь главным инженером Рутченковского рудоремонтного завода комбината Сталинуголь. Какое ужасное зрелище представлял в те дни этот завод! Все зда­ния производственного назначения были разрушены, оборудование частично вывезено, частично разбито, квалифицированных кадров нет, ведь идет еще война. И вот в этих условиях мне совместно с назначенным на должность директора завода А.А.Гришиным, при­шлось приступить к восстановлению завода, к изысканию необхо­димого технологического оборудования.

Неимоверные усилия, и в 1944 году завод уже стал производить шахтное оборудование, крайне необходимое восстанавливавшимся шахтам Донбасса. Процесс восстановления завода и объем выпол­ненных работ я описал в статье "Рутченковский завод имени Хру­щева комбината Сталинуголь", опубликованной в сборнике "Исто­рия восстановления Донбасса" в 1945 году.

Придавая большое значение малой механизации, способство­вавшей быстрейшей модернизации мелких шахт, которые были ос­новным ядром в первые месяцы восстановления Донбасса, мною был организован на заводе большой конструкторский отдел, разра­ботавший конструкции тягальных лебедок, малых шахтных насо­сов и некоторых строительных машин (бетономешалок, пилограмм и др.). С целью широкой популяризации продукции завода для восстанавливаемых шахт и подготовки соответствующих кадров мною были подготовлены и изданы в этот период семь брошюр. Большую работу пришлось провести на заводе в связи с организа­цией планового заводского ремонта забойных машин и шахтных электродвигателей, что нашло отражение в моей книге "Организа­ция ремонта забойных машин на рудоремонтном заводе", изданной Углетехиздатом в 1952 году.

Учитывая важность технологии восстановления изношенных деталей как одного из факторов снижения стоимости ремонта машин, я впервые в практике машиностроительных заводов внедряю классификации деталей забойных машин, подлежащих восстанов­лению методом хромирования. В 1953 году Углетехиздат выпускает мою книгу "Хромирование деталей забойных машин при их восстановлении", которую в том же году издают в Китайской Народной Республике.

В октябре 1944 года основной состав коллектива индустри­ального института, находившегося в Кузбассе, прибыл в Сталино, При институте снова начали действовать 4 факультета: горный, горно-механический, металлургический и химико-технологический. Директором института был воспитанник института К.С.Борисенко, который и пригласил меня работать по совместительству в ин­ституте, так как обеспечить учебный процесс малочисленным со­ставом приехавших из Кузбасса преподавателей было невозмож­но. Я с большой радостью принял это предложение и по договорен­ности с руководством комбината "Сталинуголь" приезжал в днев­ное время в институт и читал лекции по деталям машин студен­там горного и горно-механического факультетов. Отсутствие необ­ходимой учебной литературы заставило меня в 1949 году написать и издать в типографии института курс лекций по деталям машин, что способствовало более успешному изучению этой дисциплины студентами института. В 1951 году дирекция Донецкого индустри­ального института обратилась к заместителю министра угольной промышленности Поченкову К.И. с просьбой откомандировать меня на постоянную работу в институт в связи с тем, что профессор Первушин А.М. уходит на пенсию. Руководство комбината "Ста­линуголь" удовлетворило просьбу. И вскоре я был избран на долж­ность заведующего кафедрой "Детали машин". Так после десяти лет перерыва я снова возвратился в родной институт.

В 1951 году меня назначают деканом горно-электромехани­ческого факультета, а в 1956 году - заместителем директора инсти­тута по учебной работе (по современной терминологии - проректо­ром по учебной работе). Много времени мне пришлось уделять совершенствованию учебных планов по специальности горное ма­шиностроение, ибо выпускники нашего института с такой квали­фикацией являлись ведущими в угольной промышленности стра­ны. С этой целью мне пришлось ознакомиться с содержанием учебно­го процесса в Остравской, Пражской и Братиславской высших шко­лах Чехословакии - наиболее развитой в те годы машиностроительной стране. Кроме этого я принимал участие в чтении лекций в Пражской высшей технической школе. Это для меня особенно приятно, ибо ректор этой школы, академик Болек - известный автор мо­нографий по деталям машин. Посещения и практическая работа в ведущих вузах Чехословакии привели меня к выводу о необходимо­сти нацеливать весь учебный процесс на конкретные темы, выдвига­емые сегодня промышленностью. Так родилась идея заключения договоров, так называемых "хозтем", между кафедрами и отраслями промышленности на проведение конкретных исследований, интере­сующих эти отрасли. Большинство же начинаний, описанных мною в отчете, направленном в Минвуз СССР после посещения Чехосло­вакии, к сожалению, не стали достоянием всех вузов.

Кроме этого, в этот период я пытаюсь установить научные связи нашего института с вузами ЧССР И ГДР. Я приобрел в этих странах много друзей: проф. Болека из Праги, проф. Немца из Брно, проф. Миларчика из Братиславы, проф. Вильгельма и проф. Флейшера из Магдебурга. Позже это способствовало и установле­нию прямых контактов большого количества наших преподавате­лей, ученых, аспирантов с родственными вузами Чехословакии и Германии. Несмотря на известные политические перемены, они не ослабевают и сейчас.

Сделано было очень много, и в 1962 году приказом Мини­стерства высшего и среднего специального образования УССР меня утверждают в должности профессора кафедры "Детали машин", а в 1967 году решением Высшей Аттестационной комиссии присваи­вается звание профессора.

В то время возглавляемая мною кафедра "Детали машин" состояла исключительно из воспитанников нашего ВУЗа. Я ста­рался, чтобы вся научная деятельность кафедры была направлена на исследование надежности и долговечности деталей машин уголь­ной и металлургической промышленностей.

В 1989 году кафедре исполнилось 60 лет. За это время было издано 317 научных работ, получено 45 авторских свидетельств на изобретения. Приятно сознавать, что 57 из них и одно авторское свидетельство на изобретение (шахтный парашют) принадлежат мне. Большим успехом у студентов всех специальностей пользо­валась книга по курсовому проектированию, подготовленная со­трудниками кафедры (Шевкоплясом Г.И. и Кончатным Д.П. под моей редакцией, изданная в 1964 году Харьковским университе­том с грифом Минвуза УССР). История кафедры пополнялась все новыми страницами.

Сейчас кафедра имеет название "Основы проектирования машин" и носит имя проф. Первушина А.М. Об этом человеке следу­ет сказать особо. Именно он в 1929 году, прибыв для работы в Донбасс из Казанского политехнического института по приглаше­нию директора Донецкого горного техникума И.М. Пугача, решал вместе с другими проблемы преобразования техникума в донецкий горный институт им. Артема. Тогда-то были созданы кафедры и среди них - кафедра "Детали машин", которую возглавил профессор Первушин Алексей Михайлович. Получивший образование в Мос­ковском высшем техническом училище, он был широко эрудиро­ванным специалистом во многих областях прикладных наук, слыл настоящим интеллигентом, которого знали не только в институте, но и в городе. Ведь по его инициативе и под его непосредственным руководством были произведены геодезические съемки города для осуществления строительства городского водопровода, спроектиро­ван и изготовлен металлический железнодорожный мост для стро­ящейся городской электрической дороги, техническое оснащение городской макаронной фабрики.

За выдающиеся заслуги в развитии науки и подготовке высо­коквалифицированных инженеров А.М. Первушину в 1945 году было присвоено почетное звание заслуженного деятеля науки и техники УССР. И это не случайно - он являлся не только прекрас­ным лектором по курсам "Детали машин", "Паровые котлы", но и великолепным организатором учебного процесса. Являясь дека­ном горно-электромеханического факультета, Первушин А.М. стал у истоков создания на кафедрах лабораторий и предметных ауди­торий. Это был прекрасный ученый и человек.

Вообще первый ректор нашего института Пугач И.М. при­гласил для работы в институте целую плеяду известных ученых: академика Динника, профессора Белявского, профессора Шевякова, профессора Смирнова, профес­сора Орленко и других. Это позволило превратить институт в на­стоящую кузницу инженерных кадров для всей страны. Техничес­кий уровень знаний стал на первом месте. Достаточно сказать, что курс "Детали машин" будущим электромеханикам читался на про­тяжении всего учебного года: требовалось выполнение домашних расчетно-графических работ по каждому разделу курса, выполне­ние курсового проекта. Именно высокий уровень технических зна­ний позволил многим воспитанникам кафедры после окончания института работать главными конструкторами на заводах, препо­давателями вузов и сотрудниками научно-исследовательских ин­ститутов. Я вспоминаю фамилии Н.М. Кошеленко, В.Г. Гейера, А.Н. Боровицкого, Я.И. Альшица и др.

Профессор Первушин А.М. проработал в нашем институте 30 лет, оставив работу в возрасте 86 лет. В связи с уходом на пенсию в 1954 году приказом по институту
за № 1233 от 31 декабря 1954 года кафедре присвоено имя ее создателя - кафедра "Детали машин имени профессора Первушина А.М.".

Так рождается история личности. А начиналась она так...

Алексей Михайлович Первушин родился 5 марта 1868 года в городе Красноуфимске Екатеринбургской губернии в семье фельд­шера. Высшее техническое образование получил в Московском высшем техническом училище. Будучи студентом МВТУ, в апреле 1894 года был арестован за революционную деятельность, содер­жался полгода в одиночной камере московской губернской тюрьмы, а затем был выслан под надзор полиции в город Пензу. Широко развертывается научно- техническая деятельность А.М. Пер-вуши­на, когда он становится преподавателем курса паровых котлов и деталей машин в Казанском политехническом институте. В это же время ученый совет института избирает его профессором. А потом... потом он приезжает в Донбасс и создает нашу кафедру, помогает предприятиям нашего города и области, является техни­ческим консультантом по вопросам внедрения передовых мето­дов в технологии обработки зубчатых колес, внедрения электро­сварки.

Научный коллектив кафедры на протяжении всех лет ее су­ществования состоял из выпускников нашего института и все, учив­шиеся у Алексея Михайловича лекторскому искусству, ведению практических задач, с благодарностью вспоминают его и поныне. Большой человек оставляет о себе большую память!

Могу ли я сравниться с этим великим человеком? Что нового и полезного сделал я? Анализируя выполненные мною работы, я могу их разделить условно на три категории:

а) конструирование и расчет горных машин;

б) научные исследования в области горных машин;

в) организация ремонта забойных машин на заводах.

Все они были посвящены мало изученной области угольного машиностроения - вопросам смазки и износа деталей забойных машин при их капитальном ремонте. Я широко использовал ме­талловедческий метод, что позволило собрать большой статисти­ческий материал по наиболее важным деталям забойных машин и дать практические рекомендации заводам - изготовителям машин и рудоремонтным заводам, их ремонтирующим. Широкое примене­ние хромирования при восстановлении изношенных поверхностей без применения предварительного упрочнения, как показали исследования, снижают усталостную прочность деталей на 0-50%, поэто­му весьма эффективными являются рекомендации по технологии упрочнения этих поверхностей.

Мои исследования и исследования кафедры проводились в тесном контакте с кафедрой "Сопротивление материалов". Вспоми­ная об этом, я не могу не сказать о большой популярности, которой пользовался среди студентов нашего института заведующий этой кафедрой Василий Семенович Рекшинский как выдающийся лек­тор и высококвалифицированный специалист в области строитель­ной механики и сопротивления материалов. Широкая эрудиция, блестящая логика, феноменальная память в сочетании с прекрас­ной речью всегда обеспечивали ему большой успех. Это был лек­тор - артист! Широко известная деятельность В.С. Рекшинского по разработке новых оригинальных методов изложения наиболее труд­ных разделов курсов сопротивления материалов, строительной ме­ханики и теории упругости. Какую бы тему ни рассматривал Васи­лий Семенович, он излагал ее всегда по-своему, оригинально, свежо и порой совершенно по-новому (графоаналитический метод, чис­тый сдвиг, расчет толстостенных труб, изгибное кручение тонко­стенных профилей и др.). Научная деятельность В.С. Рекшинского была тесно связана с проблемами строительной механики и нуж­дами горнотехнических предприятий. Им выполнено свыше 20 научных работ, половина из которых опубликована в печати. Я счастлив, что судьба одарила меня личной дружбой с этим замеча­тельным человеком!

К выдающимся лекторам нашего института отношу и таких профессоров, как Д.Н. Оглоблин - автор целого ряда монографий по маркшейдерскому делу, Н.С. Щиренко - автор первой моногра­фии в стране по оборудованию заводов металлургической промыш­ленности, профессора А.Г. Белявского, приезжавшего из Новочеркасского политехнического института для чтения лек­ций по общей электротехнике, и, безусловно, профессора математи­ки М. Орленко, красочно иллюстрировавшего свои лекции житейс­кими примерами: "Что такое бесконечно малая величина?" - воп­рошал он, и отвечал примерно таким сравнением:
"... Вообразите, что блоха, покидая родные берега, всплакнула, и ее слеза упала в воды океана..." А лекции профессора Д. Пузощатого по теплотех­нике и паровым котлам! Его рисунки на классной доске, выполненные цветными мелками, представляли целые картины, которые жалко было вытирать после окончания лекции.

Я рад, что коллектив кафедры, которой я руководил в течение 25 лет (с1951 по 1976 г.г.), воспитал и подготовил эрудированных специалистов на высоком теоретическом уровне, участвовал в научно - исследовательских работах, как кафедраль­ных, так и общеинститутских. После меня кафедрой руководил доцент Д.П. Кончатный, с 1981 года - доцент В.П. Алиферов, а с 1983г. кафедрой заведовал также воспитанник нашего института - доктор технических наук, профессор В.С.Горелик.

К моему юбилею коллектив кафедры "Технология машино­строения" обратился ко мне с посланием, написанным в стихотвор­ной форме, которым я и закончу свои воспоминания о прожитых днях:


Дорогой Алексей Лаврентьевич -

Наш товарищ и добрый друг!

Разрешите от всех технологов

Передать Вам пожатье рук!


Передать их тепло сердечное,

Благодарность за нужный труд,

За все доброе, человечное,

За неспрятанное под спуд.


За особое уважение,

К людям возраста - пожилым,

По-отцовски справедливое

Отношение к молодым.


Разрешите от всех технологов,

Да, пожалуй, и всех людей

Пожелать Вам тепла и радости

И хороших счастливых дней!


Прочитав эти строки, я невольно вспомнил слова Горького, написанные им мне (письмо из Капри я получил в ответ на мое письмо к нему): " ...Приятно сознавать, что живешь не напрасно, поставляешь радость людям..." Так и мне приятно слышать добрые слова о своей работе!

А.Л.Симонов


1993 г.

  1   2   3   4   5   6

Похожие:

К 100-летию со дня рождения Донецк – 2009 Алексей Лаврентьевич Симонов iconК 100-летию со дня рождения Донецк – 2007
Николай Антонович Киклевич. К 100-летию со дня рождения./Сост. Л. Д. Ковалева. Донецк. 2007. 64с
К 100-летию со дня рождения Донецк – 2009 Алексей Лаврентьевич Симонов iconМихаил Антонович Богомолов донецкий национальный технический университет к 75-летию Донецкой области
Ректор дии – дпи м. А. Богомолов. К 100-летию со дня рождения./Сост. Л. Д. Ковалева. Донецк. 2007. 84с
К 100-летию со дня рождения Донецк – 2009 Алексей Лаврентьевич Симонов iconМероприятия
«Люстэрка натхнёнай душы» – Интернет-конкурс, посвященный 130-летию со дня рождения Я. Купалы и Я. Колоса, 100-летию со дня рождения...
К 100-летию со дня рождения Донецк – 2009 Алексей Лаврентьевич Симонов iconПлан мероприятий, посвященных празднованию 100-летия со дня рождения академика Д. С. Лихачева
Классные часы, интеллектуальные игры, тематические программы, посвященные 100-летию со дня рождения Д. С. Лихачева
К 100-летию со дня рождения Донецк – 2009 Алексей Лаврентьевич Симонов iconМария николаевна пономарева
Мария Николаевна Пономарева. К 100-летию со дня рождения./Сост. Л. Д. Ковалева. Донецк. 2010. 46 стр
К 100-летию со дня рождения Донецк – 2009 Алексей Лаврентьевич Симонов iconКант и лаплас: сопоставительный анализ космогонисеских концепций (к 275-летию со дня рождения И. Канта и 250-летию со дня рождения П. С. Лапласа)

К 100-летию со дня рождения Донецк – 2009 Алексей Лаврентьевич Симонов iconV всероссийская конференция с международным участием, посвященная 100-летию со дня рождения В. Н. Черниговского
Всероссийская конференция с международным участием, посвященная 100-летию со дня рождения
К 100-летию со дня рождения Донецк – 2009 Алексей Лаврентьевич Симонов iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию
СПб гу итмо, посвященная 100-летию со дня рождения выдающего ученого и талантливого педагога М. М. Русинова 3 6 февраля 2009 года:...
К 100-летию со дня рождения Донецк – 2009 Алексей Лаврентьевич Симонов iconГляциологическая ассоциация международная научная конференция «гляциология в начале ХХI века» Посвящается 100-летию со дня рождения
Географический факультет мгу проводит международную научную конференцию «гляциология в начале ХХI века», посвященную 100-летию Г....
К 100-летию со дня рождения Донецк – 2009 Алексей Лаврентьевич Симонов iconБиблиографический указатель приурочен к столетию со дня рождения выдающегося петербуржца, ученого, историка-этнолога, доктора исторических и географических наук, поэта, переводчика с фарси Льва Николаевича Гумилева.
К 100-летию со дня рождения : библиографический указатель / цбс калининского района [Санкт-Петербурга], црб им. В. Г. Белинского,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница