Институт Проблем Экологии и Эволюции им. А. Н. Северцова ран кафедра Биологической Эволюции мгу государственный Дарвиновский музей




НазваниеИнститут Проблем Экологии и Эволюции им. А. Н. Северцова ран кафедра Биологической Эволюции мгу государственный Дарвиновский музей
страница11/40
Дата05.09.2012
Размер5.58 Mb.
ТипДокументы
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   40

Периферические популяции – эволюционные форпосты вида


Ивантер Э.В.


Петрозаводский государственный университет, Петрозаводск 185910, Россия

e-mail: ivanter@petrsu.ru


При всей очевидной значимости углубленного изучения сформировавшейся в процессе эволюции популяционной организации политипических видов организмов, решение этой фундаментальной задачи по-прежнему далеко от завершения. Основная причина – отсутствие специальных исследований, выполненных на конкретных видах животных в условиях периферии их ареалов. Именно это определило цели и содержание проведенного исследования, объектами которого выбран ряд фоновых, представляющих разные адаптивные типы видов млекопитающих Севера, и расшифровка на этой основе экологических механизмов адаптации периферических популяций, способствующих экспансии видов на Север и успешному их закреплению на новой территории.

Анализ географических особенностей популяционной организации и динамики численности ряда широко распространённых, политипических видов мелких млекопитающих (рыжая, красная и тёмная полевки, лесная мышовка, обыкновенная, малая и средняя бурозубки и др.) подтвердил известное положение о том, что в экологическом центре (оптимуме) видового ареала плотность популяций не только выше, но и устойчивее, тогда как на периферии она колеблется в широком диапазоне (с большей амплитудой). В условиях пессимума популяция сильно разрежена, не обладает достаточно действенным популяционным контролем, и численность её лимитируется в основном внешними факторами, отличающимися крайним непостоянством и аритмией. Напротив, в зоне оптимума при высокой плотности населения и совершенстве внутренней организации популяция более устойчива и ритмична. Она находится в стабильно благоприятных условиях и вооружена более эффективными механизмами компенсаторной регуляции, приводящей плотность популяции в соответствие с ресурсами биоценоза. Резкие флуктуации периферических популяций способствуют генетическому обороту (через «популяционные волны») и наряду с ужесточением отбора, специфической перестройкой пространственной, возрастной и генетической структуры, возникновением временных изолятов, сокращением обмена генами, усилением хромосомных рекомбинаций и другими явлениями, создающими предпосылки для быстрого обновления генофонда и преодоления эволюционной инертности популяций, обеспечивают эволюционные преобразования, ведущие к завоеванию видом новых территорий, смене экологической ниши, формированию новых популяций и даже видов. К периферии видового ареала «рассыпается» оптимальный комплекс абиотических и биотических условий существования данного вида и в связи с этим проявляется мозаичность распределения популяций, формирование небольших по размерам и численности микропопуляций и характерное изменение наследственной внутри- и междупопуляционной изменчивости. На периферии видовых ареалов повышается вероятность существования относительно небольших и изолированных друг от друга популяций, в связи с чем возрастает вероятность выщепления и гомозиготизации рецессивных мутаций. Этим самым периферия видового ареала может поставлять «кандидатов» для процессов первичного формообразования. Более выражены и гораздо чётче и рельефнее проявляются в периферийных зонах видового ареала и такие специфические структурно-популяционные адаптации, как эффект Деннеля, закономерная смена сезонно-возрастных генераций, компенсаторная авторегуляция численности и ряда других.

Рассмотренные особенности пространственной дифференциации вида определяет их значение в качестве важных эколого-генетических механизмов микроэволюционного процесса, протекающего по-разному в центре и на периферии видового ареала. Отсюда неоднозначность выполняемых центральными и периферическими популяциями эволюционных функций. Первые обеспечивают поддержание фенотипической специфичности вида, сохранение его экологической и генетической нормы (посредством стабилизирующего отбора, усиления обмена генами, унификации генофонда и т. д.), вторые составляют эволюционный резерв вида и реализуют его тенденции к экспансии за границы ареала и переходу в новую экологическую нишу. Периферические популяции – важнейшие эволюционные форпосты вида. Именно здесь разворачиваются главные эволюционные события, приводящие к адаптивному формообразованию и открывающие пути к дальнейшему расселению вида. Адаптация периферических популяций находится в стадии становления, и то обстоятельство, что полной приспособленности так и не достигается, определяет постоянную готовность вида к эволюционным перестройкам в ответ на изменения среды.

Разработка концепции периферических популяций важна не только для успешного развития современной эволюционной теории, в частности изучения процессов микроэволюции, но и в связи с практическими вопросами поддержания и контроля численности важных для человека популяций и сообществ, расположенных на границах видового ареала.


«Взрыв» видообразования люмбрикулид (Lumbriculidae; Oligochaeta) в Байкале


Кайгородова И.А., Ливенцева В.Г.


Лимнологический институт СО РАН, Иркутск 664033, Россия

e-mail: irina@lin.irk.ru


Семейство Lumbriculidae Vejdovsky, 1884 представляет собой наиболее разнообразную видовую группу олигохет озера Байкал. Мировая фауна люмбрикулид насчитывает около 200 видов, почти треть из них обитает в озере Байкал. По современным данным 49 из 56 видов, населяющих это озеро, являются эндемиками (Семерной 2004), уровень эндемизма составляет 87.5%. В связи с тем, что определение таксономического статуса большинства видов затруднено благодаря скудности внешний морфологии и из-за недостатка однозначных диагностических признаков, реальность существования многих видов остается под вопросом.

Недавние исследования эволюции байкальских олигохет, основанные, главным образом, на молекулярных данных (Кайгородова 2000; Martin 2004) выявили несколько монофилетических групп близко родственных видов олигохет («букеты» видов), обитающих в озере. В надежде выяснить филогенетическое положение байкальских люмбрикулид и раскрыть тайну эволюционного сценария образования байкальских «букетов» видов были выполнено комплексное исследование этой группы. Филогенетические отношения байкальских Lumbriculidae проанализированы с использованием наборов данных как ядерных (18 rDNA), так и митохондриальных (mtCOI) генных фрагментов. В анализ были включены виды 6 наиболее представительных родов, населяющих озеро: Lamprodrilus, Agriodrilus, Teleuscolex, Stylodrilus, Styloscolex. и Rhynchelmis. В то же время, учитывая тот факт, что построение систематической классификации все еще не возможно без привлечения морфологических данных (Wiens 2004), в настоящей работе проведена попытка применить современные филогенетические методы для анализа морфологических признаков, с целью разрешить трудные пункты систематики люмбрикулид.

При помощи современных методов молекулярно-филогенетического анализа определено положение байкальской группы люмбрикулид в системе Clitellata (Кайгородова, Щербаков 2006). Подтверждается гипотеза о близком родстве Hirudinea, Acanthobdellida, Branchiobdellida и Lumbriculidae. Показано, что пиявки, бранхиобделлиды и люмбрикулиды образуют три независимые параллельные ветви эволюции. Наши данные свидетельствуют о роли семейства Lumbriculidae в качестве связующего звена между паразитическими и свободноживущими группами клителлят. Монофилия большинства люмбрикулидных родов, за исключением двух родов Lamprodrilus и Rhynchelmis, была подтверждена как морфологическими, так и молекулярными данными.

Данные морфологической ревизии рода Rhynchelmis Hoffmeister, 1843 согласуются с выводами, полученными в результате молекулярно-филогенетических исследований. Филогенетические реконструкции были выведены на основе сравнения 65 морфологических и экологических признаков 34 известных таксонов, приписываемых в настоящее время к роду Rhynchelmis. Результаты этого анализа не поддерживают монофилию рода, одновременно обеспечивая понимание филогенетического положения таксономически проблематичных видов рода. Полифилия современных представителей рода Rhynchelmis соответствует идее S. Hrabe (1982) о выделении отдельного рода Pseudorhynchelmis. Мы предлагаем восстановить род Pseudorhynchelmis Hrabe 1982 для девяти видов (Rh. alyonae, Rh. anomala, Rh. dissimilis, Rh. minimaris, Rh. olchonensis, Rh. paraolchonensis, Rh. parva, Rh. shamanensis, Rh. spermatochaeta), ранее относившимся к роду Rhynchelmis (Kaygorodova & Liventseva 2007).

В то время, как монофилетическая природа родов Styloscolex и Stylodrilus не вызывает сомнения, полученная нами схема молекулярной филогении показывает, что группа "Lamprodrilus" слабо разрешена, а виды родов Agriodrilus, Teleuscolex и Lamprodrilus, входящие в эту группу, близко родственны. Кроме того, порядок ветвления в пределах группы предполагает, что процесс видообразования в этой группе происходил относительно синхронно. Группа «Lamprodrilus» имеет общего предка и поэтому представляет истинный букет видов. Несмотря на филогенетическую близость видов группы «Lamprodrilus» тщательный морфологический анализ видов отвергает идею объединения родов Agriodrilus, Teleuscolex и Lamprodrilus в один род, ранее предлагавшуюся другими авторами (Cook 1971; Brinkhurst 1989).

Реальность событий взрывного видообразования была доказана с помощью теста исследуемых отклонений в наблюдаемых скоростях кладогенеза. Обнаруженный факт одновременного ускоренного образования большой группы видов позволил нам оценить время, прошедшее с момента начала этой радиации. «Взрыв» видообразования люмбрикулид приходится на период около 3.5 миллионов лет назад и совпадает с драматическими событиями в геологической и палеоклиматической истории озера (Kaygorodova et al. 2007). Учитывая характер распределения видов по Байкалу, выдвинута гипотеза о симпатрическом видообразовании для групп «Lamprodrilus» и «Rhynchelmis».


Млекопитающие Эфиопского нагорья как модель в эволюционных исследованиях


Лавренченко Л.А.


Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н.Северцова РАН, Москва 119071, Россия e-mail: lavrenchenko@hotmail.com


Со времен Ч. Дарвина изучение изолированных фаун играло особую роль в разработке основных концепций эволюционной биологии. Детальное исследование генетических основ процессов адаптивной радиации и оценка их временных параметров стали возможными благодаря интенсивному развитию методов молекулярной филогении в последнее время. Уникальность фауны Эфиопского нагорья обусловлена его изолированным положением, выраженным высотным градиентом природных условий, их резкими изменениями в плейстоцене, исключительно разнообразной геоморфологией и островным характером современных горных местообитаний. Вследствие этого, мелкие млекопитающие данной территории представляют удобную модель для изучения особенностей генезиса эндемичной фауны в условиях изоляции, экологических аспектов эволюции и эмпирической проверки двух конкурирующих гипотез видообразования ("градиентной" модели и модели "рефугиумов"). С использованием молекулярно-генетических и цитогенетических анализов, а также методов многомерной морфометрии, изучены процессы диверсификации у мелких млекопитающих – эндемиков Эфиопского нагорья из родов Crocidura, Lophuromys, Stenocephalemys, Desmomys и Otomys. На основе выявленных филогеографических паттернов, датировок времени дивергенции отдельных форм (полученных с использованием методов молекулярных часов) и особенностей современного распространения данных модельных групп предпринята попытка реконструкции их эволюционных историй.

Полученные данные свидетельствуют о независимом происхождении лесной фауны мелких млекопитающих Эфиопии и противоречат традиционным представлениям о том, что ныне узко локализованные афро-альпийские биоты восточной Африки имеют относительно недавнее происхождение, являясь дериватом лесных сообществ более низких высот (Kingdon, 1989; Wasser, Lovett, 1993).

Предположено, что обедненность лесной фауны мелких млекопитающих Эфиопского нагорья в раннем и среднем плейстоцене явилась фактором, "провоцирующим" адаптивную радиацию ряда модельных групп и поразительно быструю морфологическую эволюцию их отдельных представителей. Показано, что эндемичный род Stenocephalemys представляет яркий пример несоответствия темпов молекулярной, хромосомной и морфологической эволюции.

Использование митохондриальных и ядерных генетических маркеров позволило показать значительную роль разновозрастных процессов множественной интрогрессивной гибридизации в эволюции эфиопских Lophuromys flavopunctatus s.l. Показано, что этот уникальный в своем разнообразии “букет” видов практически не имеет аналогов среди млекопитающих как по числу форм, вовлеченных в ретикулярные процессы, так и по степени аллохронности последних. Результаты филогеографического анализа свидетельствуют об эфиопском происхождении данного надвидового комплекса и более поздних неоднократных событиях колонизации остальной части ареала. Предположено, что длительное сосуществование различных эволюционных линий привело как к большему морфологическому разнообразию (вследствие адаптивной радиации), так и к интенсивным ретикулярным процессам у L. flavopunctatus s.l. Эфиопского нагорья. Выдвинута гипотеза о "провоцировании" периодическими изменениями климата как дивергентных, так и ретикулярных процессов в эволюции горных видов.

Реконструированные филогении двух модельных групп (Stenocephalemys spp. и Lophuromys flavopunctatus s.l.) не выявили особой близости форм, обитающих в смежных высотных поясах единого горного массива. Таким образом, полученные данные не подтверждают "градиентную" модель формообразования, предсказывающую паттерны распространения близких форм, при которых сестринские таксоны занимают соседние, но сильно отличающиеся местообитания (Moritz et al. 2000, Schluter 2001). Есть все основания полагать, что специфические адаптации отдельных представителей данных групп к различающимся местообитаниям являются результатом независимой длительной эволюции и не связаны напрямую с их происхождением. Результаты подобных исследований видовых комплексов южноамериканских Sigmodontinae, распространенных на восточных склонах Анд, также не подтвердили справедливости "градиентной" модели и свидетельствуют скорее в пользу аллопатрического пути видообразования (Patton et al. 1990, Patton & Smith 1992). Таким образом, имеющиеся молекулярно-генетические данные по грызунам, населяющим смежные пояса горных массивов в тропиках, не подтверждают реальности видообразования без изоляции (за счет различных направлений отбора на градиенте природных условий) и представлений о значительной роли подобных процессов в формировании современного тропического биоразнообразия (Smith et al. 1997, 2005). Видимо, ярко выраженное разделение высотного градиента относительно близкими видами грызунов горных тропиков в большинстве случаев носит вторичный характер, а "градиентная" модель формообразования справедлива скорее в случаях значительной морфологической дифференциации на внутривидовом уровне.


Эпигенетические вариации жизненных стратегий микижи Parasalmo mykiss (Walb.)


Павлов Д.С., Савваитова К.А., Кузищин К.В., Груздева М.А., Павлов С.Д.


Биологический ф-т МГУ, кафедра ихтиологии, Москва 119992, Россия

e-mail: savvaitova@mail.ru


Работа посвящена решению фундаментальных проблем экологии, связанных с формированием жизненных стратегий рыб на основе адаптаций и микроэволюции в водных экосистемах разного типа. Микижа Камчатки - единственный представитель благородных лососей в Азии, редкий вид, включенный в Красную книгу РФ, в настоящем исследовании является видом-индикатором, в жизненных стратегиях и структуре популяций которого отражаются условия жизни в пресной воде и море. Микижа, обитающая в ненарушенных местообитаниях и сохранившая в них свойственную виду первозданную структуру, демонстрирует большие вариации жизненной стратегии.

При выполнении работы использованы современные комплексные подходы и методы, включая разработки последних лет. Для изучения строения речных систем, как местообитания микижи, использовали анализ спутниковых изображений исследованных речных бассейнов в формате GIS, акустические и термические датчики. Регистрирующие структуры изучали методами световой микроскопии (Кузищин и др. 1999); для определения жизненной стратегии анализировали их микроэлементный (кальций/стронций) состав (Зиммерман и др. 2003). Для изучения популяционной структуры вида использовали молекулярно-генетические методы: анализ мтДНК, микросателлитной ДНК, изоферментного состава (Павлов 2000; Павлов и др. 2004).

На основании многолетних исследований авторами впервые установлены типы жизненной стратегии: анадромные, транзитивные и резидентные (Павлов и др. 1999), разработаны ключи для их определения; изучены вариации жизненной стратегии на ареале вида на Камчатке и далеко за его пределами в условиях интродукции в Южной Америке; исследованы вариации жизненных стратегий и структура популяций в разные годы в зависимости от колебаний климата (Савваитова и др. 1999, 2003); установлена связь между гидрогеоморфологической структурой речных бассейнов, их продуктивностью и разнообразием жизненных стратегий у микижи (Павлов и др. 2001). Показано, что вид микижа представляет собой динамичную систему, на ареале и в рамках одной популяции выявляется континуум жизненных стратегий. Их вариации зависят от наследственной генетической программы и окружающих условий и являются эпигенетическими по своей природе. Среда действует как переключатель, определяющий развитие по анадромному или резидентному типу. Под воздействием определенных условий жизненная стратегия может меняться на альтернативную в течение жизни одного поколения. Индивидуумы с разной жизненной стратегией имеют неодинаковые сроки хода в реки на нерест, продолжительность жизни в реке и море, возраст полового созревания. Изменения этих параметров имеют колебательную природу. Выявлены факторы и пусковые механизмы, определяющие реализацию анадромной или резидентной стратегии. В реках, различающихся по степени гидрогеоморфологической сложности их бассейнов, соотношение проходных и резидентных рыб неодинаково и возрастает в пользу резидентных в сложных речных системах, где имеется высокая продуктивность и достаточная кормовая база для созревания и реализации полного жизненного цикла в пресной воде без выхода в море.


Фотопериод Субарктики как фактор дифференциации популяций у воробьиных птиц


Рыжановский В.Н.


Институт экологии растений и животных УрО РАН, Екатеринбург 620219, Россия

e-mail: ryzhanovsky@ecology.uran.ru


Северный Полярный круг разделяет северное полушарие Земли на зону с ежесуточным чередованием дня и ночи и зону, где часть года длится день, часть года – ночь. Для воробьиных умеренных широт установлено влияние фотопериодических условий на весь годовой цикл сезонных явлений (Носков, 1989). Комплекс явлений зимне-весенней части цикла находится под контролем фотопериодической реакции на увеличивающуюся длину дня, а летне-осенней – на сокращающуюся длину дня (Wolfson, 1965; Носков, Рымкевич, 1988). Северные перелетные птицы с растущей длиной дня сталкиваются на зимовках, если это не экватор и не южное полушарие, и во время весенней миграции. Но уже на подлете к Полярному кругу они попадают в условия полярного дня. Сокращение длины дня после перехода от круглосуточного освещения к чередованию светлой и темной фаз суток в Субарктике и тем более в Арктике начинается значительно позднее, чем в умеренных широтах, в середине  конце лета. На севере Субарктики часть птиц, главным образом насекомоядные виды, даже отлет начинает до наступления темных ночей.

В весенне-осенней части годового цикла северных птиц имеют место две критические, зависимые от длины дня точки: период формирования гонад и период постювенальной и послебрачной линек.

Н.Н. Данилов (1966) указывал на связь особенностей освоения Субарктики с пороговыми величинами чувствительности гонад к освещенности: у субарктов они выше, чем у проникающих в Субарктику видов. Наши эксперименты по содержанию прилетающих на широту Полярного круга птиц в разных фотопериодических условиях, свидетельствуют о необходимости стимуляции гонад круглосуточным днем не только видов-субарктов, но и видов, освоивших Субарктику. Пеночки-веснички, овсянки-крошки, тростниковые овсянки, гнездящиеся в тундровой зоне, имеют более высокие пороги освещенности, чем эти птицы из таежной зоны. Можно предполагать существование популяций, адаптированных к гнездованию при световых режимах определенных широт.

Исследования (Рыжановский, 1997) показали, что у ряда широко распространенных видов при освоении высоких широт происходит перестройка механизмов контроля постювенальной линьки. Краткость летнего периода требует раннего отлета птиц и предшествующего отлету скорейшего окончания линьки, но круглосуточный полярный день не способствует увеличению её темпов и ускорению отлета. Поэтому некоторые виды на северном пределе ареала сократили количество заменяемого оперения, другие перенесли линьку на постмиграционный период, но у части видов произошла замена фотопериодического контроля линьки на эндогенный. В последнем случае линька начинается в определенном, как правило, весьма раннем возрасте, и на первых её этапах замена оперения идет высокими, независимыми от фотопериодических условий темпами как продолжение роста-развития, что существенно ускоряет время отлета. В Нижнем Приобье выявлено пять таких видов – желтая и белая трясогузки, дрозд-рябинник, пеночка-теньковка и тростниковая овсянка. Переход от фотопериодического контроля к эндогенному произошел, несомненно, на популяционном уровне; южнее Полярного круга существуют границы между популяциями, но выделить их в настоящее время удалось только у белой трясогузки (Рыжановский, 2005). Ясно, что эти границы проходят в широтном направлении. Протекание послебрачной линьки также требует определенных фотопериодических условий. У многих северных воробьиных (видов, популяций) отсутствует верхняя граница фотопериодического интервала линьки, т.е. она начинается и идет высокими темпами при круглосуточном освещении, что невозможно для воробьиных умеренных широт.

Роль фотопериодических условий в формировании географических популяций недооценивается. Широтные границы ареалов больших популяций могут определяться фотопериодическими интервалами, в которых созревают гонады, начинается и проходит линька. Это требует более внимательного отношения к такому фактору физической среды, как фотопериод.


Эволюционный стазис и прогрессивная эволюция


Северцов А.С.


Биологический факультет МГУ, кафедра биологической эволюции, Москва 119992, Россия

e-mail: asevertsov@soil.msu.ru


1. Эволюционный стазис – длительное, в течение сотен тысяч и миллионов лет, существование видов в фенотипически неизменном состоянии – палеонтологический факт.

2. Объяснение эволюционного стазиса стабилизирующим отбором не удовлетворительно. Этот отбор действует только через элиминацию генетических уклонений при условии постоянства соотношения адаптивности отбираемых признаков и условий, к которым они адаптированы. Поскольку среда обитания любой популяции не постоянна, а приспособленность не абсолютна, стабилизирующий отбор не может идти одновременно по всем признакам фенотипа.

3. Эволюционный стазис обусловлен контрбалансом векторов движущего отбора, действующих в популяции. Экологическая ниша многомерна, на популяцию действует множество разнонаправленных векторов отбора.

4. На материале селективных процессов, действующих в популяциях травяной лягушки, и по литературным данным показано, что разнонаправленные векторы отбора противодействуют друг другу. Усиление отбора в каком-либо направлении автоматически приводит к усилению отбора в противоположном направлении. Эволюция буксует, возникает стазис.

5. В свою очередь, эволюционный стазис уравновешивая соотношение организации и условий существования, создает основу для стабилизирующего отбора.

6. Нарушение стазиса, переход к прогрессивной эволюции происходят либо при возникновении нового, не сбалансированного вектора отбора, либо при возникновении дисбаланса уже существующих векторов. Первая ситуация характерна для антропогенных воздействий. Вторая – для существенных изменений фундаментальной ниши вида.


Конкуренция и кооперация как механизмы естественного отбора: краткий обзор проблемы


Сурова Г.С.


Биологический факультет МГУ, кафедра биологической эволюции, Москва 119992, Россия

e-mail: avs@avs.bio.msu.su; surova@hotbox.ru


Проблема сохранения целостности групп животных различного статуса (от семей до популяций) является одной из фундаментальных проблем современной эволюционной биологии. Попытки ее разрешения в рамках эколого-морфологического подхода обозначены в теории группового отбора И.И. Шмальгаузена (1946, 1969). Она давала возможность объяснить функциональное разнообразие различных объединений особей и особенности их распределения в пространстве, но не снимала проблемы соотношения между индивидуальной конкуренцией и положительными кооперативными взаимодействиями во внутривидовых объединениях особей. Объяснение целостности систем, основанные на конкуренции внутрипопуляционных стратегий с различным достоинством генетических вкладов (Hamilton 1964) на современном этапе развития эволюционной экологии оказываются явно недостаточными и в значительной мере искусственными. Эти попытки нельзя считать удачными, прежде всего потому, что для объяснения они используют несовместимые подходы: целостность системы не может длительно сохраняться при конкурентных взаимодействиях составляющих ее элементов (Пригожин, Стенгерс 2000). В последнее время широко развиваются подходы с моделированием эволюции кооперативных взаимодействий, базирующиеся на теории игр (Maynard, Smith 1982). Однако этим подходам явно недостает проверки реальными данными, полученными в естественных жизненных ситуациях. Между тем проблема перехода от индивидуальной конкуренции (повышающей приспособленность особей по основным биологически важным признакам) к кооперативному взаимодействию особей (дающему преимущество группе индивидов и изменяющему их отношения друг с другом и со средой) остается одной из самых интригующих в эволюционной биологии (Панов 2001). Кооперативные взаимодействия особей разных видов ведут к образованию симбиозов (в широком смысле) и укладываются в рамки современной эволюционной теории. Их возникновение между особями одного вида, сходных по морфо-функциональным особенностям, занимающих одну экологическую нишу и между которыми по теории должны возникать наиболее сильные конкурентные взаимодействия, не объясняется известными механизмами эволюции в рамках теории естественного отбора.

Следующий шаг в разрешении данной проблемы был сделан А.С. Северцовым (1996). Он показал, что механизм сохранения групповой адаптации основан на том, что каждый член группы получает часть выгоды группы. То есть успех как бы поровну распределяется на всех членов группы, что возможно только при снижении жесткости индивидуальных конкурентных взаимодействий. Это чисто функциональный подход, основанный на выгоде индивидов. В последнее время появляются работы, демонстрирующие, что взаимодействия животных могут быть важны сами по себе, так как несут информацию о состоянии популяции и вида (Никольский, 2003). Это сообщения о наличии не мотивированных утилитарной выгодой взаимодействиях в группах птиц и млекопитающих, которые, возможно, и служат объединяющим началом (Плюснин 1990; Панов 2001). Нашими исследованиями группового поведения личинок амфибий показаны существенные межвидовые различия в форме индивидуального и группового поведения видов, собирающихся во временные скопления с различными функциями (Rana) и видов, образующих регулярные стаи, которым не удается приписать никакого утилитарного значения (Bufo) (Сурова и др. 2005; Surova 2006). Одним из объяснений может быть снятие стресса в присутствии знакомых особей, что приводит к повышению жизнеспособности особей. Важность совместного нахождения в стае для физиологического состояния особей показана на рыбах (Герасимов 1983). Однако до сих пор не выявлены конкретные механизмы отбора, способные совместить подобные кооперативные взаимодействия с индивидуальной конкуренцией особей внутри групп. Из предложенного нами краткого анализа состояния проблемы с очевидностью вытекает необходимость детальных исследований в природных популяциях различных типов взаимодействий между особями одного вида, приводящих к сохранению целостности и адаптивной значимости внутригрупповых группировок разного ранга.

Таким образом, эволюция каждого вида представляется как равнодействующая двух составляющих: индивидуальных адаптаций по биологически значимым функциям и кооперативных взаимодействий между особями своего или чужих видов, поддерживающих целостность биологических систем разного уровня – от семей до многовидовых сообществ. Получение информации о соседях делает условия жизни в конкретном пространстве-времени более прогнозируемыми. Это существенно снижает влияние случайности в жизни популяций и видов и способствует направленности эволюционных преобразований.


Стендовые доклады


Внутривидовая изменчивость и структура вида у гельминтов рыб


Аникиева Л.В.


Институт биологии КарНЦ РАН, Петрозаводск 185910, Россия

e-mail: Anikieva@krc.karelia.ru


Известно, что паразиты обладают широкой морфологической изменчивостью. По глубине и масштабу перестроек паразитические организмы не имеют аналогов в животном мире и могут быть сравнимы только с растениями (Завадский 1968; Фрезе 1977). Однако большинство исследований было посвящено изучению отдельных признаков с целью определения их значимости как критерия вида. Признание сложной структуры вида, его политипичности обусловили новый качественный этап изучения морфологической изменчивости паразитов. На данном этапе популяция становится основной единицей исследования, а статистические методы – главным аналитическим инструментом.

Изучение внутривидовой изменчивости гельминтов рыб в настоящее время – одно из приоритетных направлений паразитологии. Анализ работ показывает, что спектр групп гельминтов, вовлекаемых в исследования с позиций популяций, сравнительно широк и охватывает разные систематические группы: моногеней, трематод, цестод, скребней (Шульман–Альбова 1952; Фортунато 1987; Пугачев 1988, Евланов 1992; Гиченок 1995; Аникиева 2000; Аникиева, Харин 2003 и др.). Разрабатываются разные аспекты и подходы изучения внутривидовой изменчивости гельминтов: на индивидуальном (организменном) уровне - как нормы реакции, и популяционном - как отражение отношений между паразитом и хозяином на воздействие внешних факторов; изучение разнородности популяций методами фенетики, биометрии, специальными методами популяционной морфологии и др. Анализ признаков гельминтов рыб в зависимости от абиотических и биотических факторов среды выявил наличие структурной и функциональной типов изменчивости, которые имеют временной, меристический и полиморфный характер и существуют в форме возрастной, биотопической и хронографической изменчивости. Эти типы и формы изменчивости свойственны и свободноживущим видам животных и растений (Яблоков 1966; Мамаев 1972).

Наряду с указанными общими чертами, внутривидовая изменчивость гельминтов рыб обладает рядом отличий. Специфика формирования внутривидовой изменчивости паразитов связана с особенностями их существования, которые определяют специфический аспект популяционного подхода к изучению их внутривидовой изменчивости: изучение адаптивных реакций паразитов и хозяев в процессе их взаимодействия (Ройтман, Казаков 1977; Фрезе 1977). Установлено, что ключевую роль в формировании внутривидовой изменчивости гельминтов рыб играет фактор гостальности. В разных видах хозяев гельминты образуют экологические формы, морфологическая структура и разнообразие которых формируются под воздействием условий гостальной экологической ниши: систематического положения хозяина, особенностей его биологии и экологии. Выявлен широкий спектр гостальных различий между экоформами, проявляющийся в наборе фенотипов и их соотношении, а также в значениях количественных признаков. В основных хозяевах спектр возможных значений признаков вида у гельминтов реализуется наиболее полно. В дополнительных хозяевах норма реакции сужена.

Изучение внутри и межпопуляционной изменчивости гельминтов рыб показало, что популяция у паразитов имеет сложную фенотипическую структуру, ядро которой составляет небольшое число доминирующих фенотипов, а разнообразие определяется встречаемостью редких фенотипов. Выявлено, что фенотипическая изменчивость в ареале вида связана с характером специфичности паразита и представленностью хозяев в водоеме. Структура вида полигостальных гельминтов может включать как комплекс фенотипически сходных популяций, так и достоверно различающиеся на уровне подвида популяции, формируемые разными гостальными экоформами (Пугачев 1988). Монотипичные виды в разных частях видового ареала проявляют слабую географическую изменчивость и характеризуются высокой устойчивостью доминирующих вариаций, сочетающейся с пластичностью морфометрических признаков (Аникиева 2005).


Филогенетический анализ двух форм серебряного карася Carassius auratus gibelio (Bloch) в дальневосточных водоемах


Апаликова О.В.


Институт биологии моря ДВО РАН, Владивосток 630041, Россия

e-mail: ovapal@yahoo.com


Серебряный карась Carassius auratus gibelio - один из немногих известных в настоящее время вид рыб, у которого отмечается наличие как полового, так и бесполого способов репродукции, причем половое размножение характерно для диплоидной формы этого вида, а гиногенез – для полиплоидной (три- и тетраплоидной) формы. На Дальнем Востоке серебряный карась широко распространен, причем обе формы встречаются в популяциях региона в различных соотношениях. До настоящего времени проблема происхождения триплоидной формы серебряного карася не решена.

В качестве одного из подходов к решению проблемы о филогенетических отношениях между диплоидной и триплоидной формами серебряного карася мы использовали метод сравнения нуклеотидных последовательностей различных участков митохондриальной ДНК (мтДНК) у особей с различной плоидностью. Выбор метода обусловлен тем, что мтДНК передается только по материнской линии, эволюционирует с большей скоростью, чем большинство ядерных генов, и в ней отсутствуют механизмы рекомбинации. Целью работы было установить, имеется ли взаимосвязь между филогруппами мтДНК и уровнем плоидности в природных популяциях серебряного карася. В данной работе представлены результаты ПДРФ-анализа мтДНК и уровня плоидности, полученные для восьми природных популяций серебряного карася. Выборки были взяты из различных географических зон: от п-ова Камчатка до юга Хасанского района Приморья. Для определения плоидности использованы два метода: определения количества ДНК в ядрах клеток по Фельгену и метод определения количества ядрышек в ядрах эритроцитов, окрашенных нитратом серебра.

При анализе полиморфизма длины рестрикционных фрагментов двух участков мтДНК (ND3/ND4 и 13SrRNA/16SrRNA) в нескольких популяциях серебряного карася, были выявлены две основные филогруппы мтДНК, отличающиеся 2.5% нуклеотидных замен, и, соответственно, дивергировавших 1.25 млн. лет назад. При этом обнаружились определенные закономерности. Среди триплоидных особей были выявлены гаплотипы, относящиеся только к одной филогруппе, тогда как среди диплоидов встречались особи с гаплотипами как первой, так и второй филогруппы.

Было выявлено несколько мономорфных популяций. Особи из двух озерных популяций (оз. Красиковское на п-ове Камчатка и оз. на о-ве Большой Пелис в заливе Петра Великого), где отсутствуют другие виды карповых, имеют гаплотипы, относящиеся к характерной для диплоидов филогруппе. Цитологические методы подтвердили, что особи этих выборок являются диплоидами. Доля самцов (50%) также характеризует выборки как диплоидные. В популяциях реки Амура и озера Ханка обнаружены гаплотипы, относящиеся ко второй филогруппе, и отмечена иная, чем в диплоидных популяциях доля самцов (от 15 до 30%). Цитологический анализ плоидности подтверждает смешанный характер этих популяций. Таким образом, полученные данные свидетельствуют, что особи одной из разошедшихся филогрупп размножаются только половым путем, тогда как особи второй филогруппы дали начало триплоидной форме с гиногенетическим способом размножения. Тем не менее, при участии в размножении гиногенетических самок и, по-видимому, диплоидных самцов серебряного карася периодически возможно образование диплоидных особей, т.е. бисексуальной формы.


Микроэволюция голубянки Polyommatus icarus Rott. (Lepidoptera, Lycaenidae)


Артемьева Е. А.


Ульяновский государственный педагогический университет, Ульяновск 432700, Россия

e-mail: e.artemyeva@nxt.ru


Вопросы филогении близких форм в составе обширных эволюционно молодых комплексов околовидового уровня составляют одну из центральных проблем теории микроэволюции. Установление родственных связей низших таксонов чешуекрылых представляется наиболее эффективным на основе комплексного подхода, сочетающего оценку данных морфологии крылового рисунка на основе концепции прототипа рисунка Шванвича (1953) и географии фенотипов на основе метода феногеографии (Ларина, Еремина 1982; Яблоков, Ларина 1985), а также сведений о пространственных и репродуктивных взаимоотношениях форм. Работа посвящена выяснению закономерностей микроэволюции и таксономических отношений форм политипического вида на примере внутривидовой изменчивости крылового рисунка голубянки Polyommatus icarus Rott.

Исследуемый вид представлен 178 выборками (2687 экз.) из различных областей ареала, сравнительно-морфологический материал представлен 156 выборками (7339 экз.). Кроме личного использован музейный материал Зоологического института РАН (Санкт-Петербург), Института зоологии им. И. И. Шмальгаузена НАН Украины и Зоологического музея Киевского государственного университета им. Т. Г. Шевченко (Киев), Института систематики и экологии животных СО РАН (Новосибирск), Зоологического музея МГУ (Москва), а также материалы частных коллекций. Объем материала составляет 334 выборки (10 026 экз.).

В результате исследования проведен анализ внутривидовой изменчивости 29 признаков крылового рисунка и показано, что крыловой рисунок чешуекрылых – это единая морфологическая система признаков. Результаты показывают значительное различие большинства форм политипического комплекса P. icarus по признакам крылового рисунка. Отмечен клинальный характер изменчивости всех признаков крылового рисунка в широтном направлении. Выявлено 12 фенотипов крылового рисунка, которые маркируют формы P. icarus и области ареалов. Выявлены межпопуляционные границы по признакам-маркерам, которые проходят как в меридиональном (по течению Енисея), так и широтном направлениях (горные пояса Европы и Северо-Восточной Азии).

По проявлению признаков крылового рисунка в составе комплекса P. icarus выявляются две группы форм, - западная и восточная, в составе которых в свою очередь различимы северо-западная (формы icarus, sibirica) и юго-западная (формы zelleri, amethystina, icarinus, turanica, candiope), а также северо-восточная (форма ammosovi) и юго-восточная (формы kashgarensis, glauca, icadius, fuchsi) подгруппы. Формы каждой из групп имеют собственные тенденции в развитии крылового рисунка

Для западной группы форм характерны увеличение числа постдискальных глазков переднего крыла – 62.7 %; 4 постдискальных глазка заднего крыла – 59.1; вытягивание дискальных пятен – 53.3; потемнение окраски фона нижней поверхности крыльев до черновато-бурой – 89.8 %. Для восточной группы форм характерны сокращение числа и площади субмаргинальных лунок – 95.1%; редукция экстернальных элементов – 66.2; сокращение числа и площади маргинальных глазков переднего крыла – 78.5; разрыв и усиление кривизны ряда маргинальных глазков заднего крыла – 64.6; осветление окраски базальной области задних крыльев до бледно-бирюзовой вплоть до полного исчезновения оптических чешуек – 87.7; исчезновение белого мазка задних крыльев – 84.4 %.

Анализ крылового рисунка P. icarus в ареале позволил провести реконструкцию микрофилогенеза этого вида чешуекрылых. Особенности филогеографии политипического комплекса P. icarus отражает схема дивергенции форм P. icarus, построенная на основе изменчивости крылового рисунка. Высокая изменчивость крылового рисунка, а также широкий набор вариантов репродуктивных взаимоотношений отдельных форм (включая явления интерградации, наличие зон межвидовой гибридизации и полную репродуктивную изоляцию в условиях широкой симпатрии) позволяют рассматривать политипический комплекс P. icarus в качестве эволюционно молодой группы.

Западную и восточную группы популяций предлагается рассматривать как надвидовые группировки типа superspecies. Западная группа включает политипический вид icarus (подвиды icarus, sibirica, zelleri, icarinus), а также виды amethystina, candiope (подвиды candiope, turanica), имеющие, вероятно, независимое друг от друга происхождение. Восточная группа включает монотипические виды ammosovi, icadius и политипический вид fuchsi (подвиды fuchsi, kashgarensis, glauca). Реконструкция ареалов форм P. icarus показывает, что данный политипический вид является относительно молодым и бурно дифференцирующимся. В результате микроэволюции в группах популяций чешуекрылых формируется максимально интегрированный фенотип крылового рисунка, который соответствует нимфалоидному прототипу.

Выявлено 12 фенотипов крылового рисунка, которые могут маркировать границы между популяциями и границы распространения форм P. icarus, на основе чего определены различия между группами популяций, которые, вероятно, могут отражать процессы видообразования. Уточнены пространственные взаимоотношения между выделенными формами. Выявлены зоны симпатрии и установлен характер взаимоотношений между формами комплекса P. icarus. Выдвинута и обоснована гипотеза гибридного происхождения некоторых форм комплекса P. icarus. Дана оценка филогенетических взаимоотношений форм комплекса P. icarus и предложена принципиально новая схема их филогенетических отношений.


Преобразование изменчивости количественных признаков под действием разных типов отбора в лабораторной популяции Drosophila melanogaster


Багринцева Ю.А.


Биологический факультет МГУ, кафедра биологической эволюции, Москва 119992, Россия

e-mail: irbis80@mail.ru


Роль отбора, как искусственного, так и естественного, не исчерпывается его прямым влиянием на отбираемые признаки (в случае естественного отбора таковыми являются компоненты приспособленности). Весьма существенным может оказаться косвенное воздействие отбора на систему коррелированных признаков, их изменчивость и структуру. Для оценки этого воздействия в гетерогенной популяции Drosophila melanogaster проводились разные варианты отбора по числу абдоминальных щетинок на IV и V сегментах брюшка. В качестве вариантов был выбран движущий отбор в "+" и "-" направлениях, а также циклический отбор. Коррелированные эффекты отбора оценивали по изменчивости общего числа абдоминальных щетинок, числа стерноплевральных щетинок, длины груди, а также ряда признаков крыловой пластинки.

Полученные результаты продемонстрировали существенные различия в поведении коррелированных признаков. Динамика коррелированного ответа на отбор по общему числу абдоминальных щетинок соответствует динамике отбираемого признака, что и следовало ожидать. Однако, детальный анализ выявил, что при разных направлениях движущего отбора у самок мух меняется градиент по числу щетинок на отдельных сегментах брюшка - при отборе в "+" направлении он уменьшается, а при отборе в "-" направлении возрастает. Таким образом, косвенное воздействие отбора сказалось на самой структуре признака, т.е. его морфогенезе.

Еще более сложным образом сказались последствия отбора на стерноплевральных щетинках. Во всех вариантах опыта, кроме контроля, независимо от направления и типа отбора их среднее число возрастало. При этом в отличие от абдоминальных щетинок, наблюдалось расхождение популяций, подвергшихся одинаковому селективному воздействию. Особенно ярко это проявляется в условиях циклического отбора. Следовательно, отбор как таковой по основному признаку, нарушая равновесность популяции или устойчивость морфогенеза, может провоцировать однонаправленный сдвиг другого признака и дивергенцию популяций независимо от направления конкретного вектора отбора.

Полученные данные говорят о неоднозначном коррелированном воздействии отбора на изменчивость количественных признаков у Drosophila melanogaster. В одном случае это воздействие определяется сложившимися генетическими корреляциями признаков, в другом случае (стерноплевральные щетинки) косвенные последствия отбора нарушают эти корреляции или устоявшуюся сбалансированную систему векторов отбора. Наконец, при рассмотрении абдоминальных щетинок как целостной структуры, наблюдается ее собственное преобразование.

Помимо сказанного в качестве косвенных последствий селективного воздействия на группу популяций следует рассматривать тенденцию к их расхождению под действием не дизруптивного, а движущего и циклического типов отбора.


1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   40

Похожие:

Институт Проблем Экологии и Эволюции им. А. Н. Северцова ран кафедра Биологической Эволюции мгу государственный Дарвиновский музей iconВ. В. Неронов Институт проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова ран, Москва
Зональные экотоны северной евразии: история изучения и структурно-функциональная организация
Институт Проблем Экологии и Эволюции им. А. Н. Северцова ран кафедра Биологической Эволюции мгу государственный Дарвиновский музей iconВ. А. Геодакян Россия, Москва, Институт проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова, ран
«asynchronous» theories are needed. This article suggests a theory, which gives interpretations and predictions
Институт Проблем Экологии и Эволюции им. А. Н. Северцова ран кафедра Биологической Эволюции мгу государственный Дарвиновский музей iconПрограмма курса Автор и составитель программы: д б. н. Геодакян Виген Артаваздович, ведущий научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции ран им. А. Н. Северцова Длительность курса 30 часов
Автор и составитель программы: д б н. Геодакян Виген Артаваздович, ведущий научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции...
Институт Проблем Экологии и Эволюции им. А. Н. Северцова ран кафедра Биологической Эволюции мгу государственный Дарвиновский музей iconОтчет о деятельности Комиссии мгу по биоэтике в период с 5 марта 2008 г по 15 апреля 2009 г
Комиссию мгу по биоэтике была утверждена приказом Ректора мгу №144 от 5 марта в составе 19 представителей разных факультетов мгу...
Институт Проблем Экологии и Эволюции им. А. Н. Северцова ран кафедра Биологической Эволюции мгу государственный Дарвиновский музей iconРеконструкция природных условий Внутренней Азии в позднеледниковье и голоцене (по материалам диатомового и палинологического анализов озерных осадков Монголии)
Работа выполнена в лаборатории экологии аридных территорий Института проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова ран
Институт Проблем Экологии и Эволюции им. А. Н. Северцова ран кафедра Биологической Эволюции мгу государственный Дарвиновский музей iconМужчины и женщины: кто творец эволюции и для кого она делается?
О том, почему именно пол по-прежнему является главным вызовом и загадкой в теории эволюции, а мужчины — первыми жертвами экстремальных...
Институт Проблем Экологии и Эволюции им. А. Н. Северцова ран кафедра Биологической Эволюции мгу государственный Дарвиновский музей iconУчебное пособие Москва
И. И. Сидорова; профессор института проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова
Институт Проблем Экологии и Эволюции им. А. Н. Северцова ран кафедра Биологической Эволюции мгу государственный Дарвиновский музей iconВ. А. Геодакян Институт эволюционной морфологии и экологии животных
Института эволюционной морфологии и экологии животных им. А. Н. Северцова ан СССР. Биолог-теоретик. Научные интересы связанные с...
Институт Проблем Экологии и Эволюции им. А. Н. Северцова ран кафедра Биологической Эволюции мгу государственный Дарвиновский музей iconЕ. Н. Панов Институт проблем экологии и эволюции ран
В этом заключена принципиальная разница между языком человека и животных. Другими словами, язык человека — это не только дар Божий,...
Институт Проблем Экологии и Эволюции им. А. Н. Северцова ран кафедра Биологической Эволюции мгу государственный Дарвиновский музей iconДоклад сделан на семинаре «Моделирование популяционных процессов» в Институте управления ран 29 января 2008 г
Предлагается гипотеза, рассматривающая эволюции живой природы с точки зрения гармонизации планетарного окислительно-восстановительного...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница