Бесовщина как социокультурный и экзистенциальный феномен




Скачать 360.22 Kb.
НазваниеБесовщина как социокультурный и экзистенциальный феномен
страница1/3
Дата07.11.2012
Размер360.22 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2   3


На правах рукописи


ПРОКОПЬЕВА МАРИНА ЮРЬЕВНА


БЕСОВЩИНА КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ

И ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ ФЕНОМЕН


специальность 09.00.13 философская антропология, философия культуры


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук


Омск 2012

Работа выполнена на кафедре философии

ФГБОУ ВПО «Курганский государственный университет»


Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

СТЕПАНОВА Инга Николаевна


Официальные оппоненты: ДЕНИСОВА Любовь Владиленовна

доктор философских наук, профессор,

начальник кафедры философии

и политологии Омской академии

Министерства внутренних дел

Российской Федерации

КАРПОВА Лариса Михайловна

кандидат философских наук, доцент

кафедры философии Омского

государственного педагогического

университета

Ведущая организация ФГБОУ ВПО «Российский государственный

профессионально-педагогический

университет»


Защита состоится 17 мая 2012 г. в 15.00 часов на заседании совета Д 212. 177. 03 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Омском государственном педагогическом университете по адресу: 644099, г. Омск, наб. Тухачевского 14, ауд. 212.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Омского государственного педагогического университета.


Автореферат разослан 16 апреля 2012 г.




Ученый секретарь

диссертационного совета Максименко Л.А.


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования обусловлена рядом социокультурных причин. Прежде всего, огромными по масштабам проявлениями человеческой деструктивности в ХХ в.: мировые войны, ведущиеся с крайней жестокостью по отношению к мирному населению; создание тоталитарных режимов, осуществляющих массовые репрессии внутри своих стран и стремящихся к мировому господству; международный терроризм, использующий физическое насилие против масс людей и угрозу насилием, что ведет к дезорганизации общественной жизни; различные формы экстремизма, которому присущи насаждение образов врага в обществе и приверженность к нетерпимости, крайним взглядам и действиям. Все это свидетельствует о том, что в мире стала доминировать тенденция разрушительных сил человеческого духа, которые не может сдержать культура. Люди утратили веру в ее спасительность, ибо она развивается односторонне, с акцентом на развлечения и досуговые удовольствия человека, избегая серьезных социальных и психологических тем. В результате в общественном сознании укрепляется бездуховность, культ прагматических потребностей и ценностей, релятивистская мораль, антагонизм цивилизационных ценностей.

Обращение к теме человеческой деструктивности связано и с тем, что бесовщина как ее феномен не имеет философского статуса, не исследованы ее причины, формы, проявления, следствия, онтологические и аксиологические смыслы. Монополия на ее рассмотрение принадлежит религиоведению, этике, политологии, социологии. Не разработан категориальный аппарат ее анализа, не выделены основные проблемы.

Немаловажное значение для выбора данной темы имеет необходимость рассмотрения того периода российской истории (последняя треть XIX – начало ХХ вв.), который представляет генезис бесовщины. Он чрезвычайно мало изучен в философии, хотя именно в этот период обнаружились глубокие противоречия в российском обществе: раскол власти и народа, раскол интеллигенции – наряду с либеральной и «веховской» появляется революционная интеллигенция – и раскол общественного сознания, столкновение в нем противоположных представлений о будущем России и стратегий поведения интеллигенции в историческом развитии России. В ментальности революционной интеллигенции укрепляются идеи и психологические установки нигилизма, радикализма, мессианизма в форме создания фетишизированных идеалов революции и конструирования утопических представлений о новом обществе справедливости и равенства. Весь этот клубок общественных противоречий, не имея возможности выхода в легальные формы протеста, разрешается путем создания революционных подпольных организаций и проведения террористических актов, подготовки и осуществления революций. Вся эта трагическая история России получила оценку лишь в работах русских философов Серебряного века и только сегодня начинает осмысляться современной отечественной философией.

Степень научной разработанности проблемы. Отдельные аспекты человеческой деструктивности и бесовщины как ее феномена рассматривались при исследовании ряда проблем. В первую очередь, к ним можно отнести философские проблемы Ничто, природы человека, свободы, человеческого существования, сверхчеловека, Я, идентичности человека-индивида.

Анализ фундаментальной проблемы Ничто в ее соотношении с бытием получил различное понимание в западной (А. Августин, Аристотель, М. Бубер, Г.В.Ф. Гегель, Ж. Деррида, И. Кант, С. Кьеркегор, Парменид, Платон, Плотин, Ж.-П. Сартр, М. Экхарт, М. Хайдеггер), русской религиозной (С.Н. Булгаков, Л. Шестов, С. Франк) и современной отечественной философии (Д.В. Воробьев, В.А. Конев, В.А. Кутырев, В. Лехциер, Ю.А. Разинов, А.И. Селиванов, Н.М. Солодухо). Особенно значимыми являются идеи экзистенциализма, признающего присутствие Ничто в человеческом мире.

Человеческая природа, ее противоречия, деструктивность и агрессивность человека изучались в западной философии представителями фрейдизма и неофрейдизма (А. Камю, В. Райх, К. Хорни, З. Фрейд, Э. Фромм) и постмодернизма (Ф. Гваттари, Ж. Делез, М. Фуко) и отечественной философии (В.А. Бачинин, Б.Т. Григорьян, Л.С. Драгунская, В. Дубин, Н.С. Курек, Б.В. Марков, В.В. Николин, Г.С. Румянцева). Человеческая агрессивность, которая либо отождествляется с человеческой деструктивностью, либо считается родственной ей, рассматривается в психологии (Р. Бэрон, К. Бютнер, Р.Г. Джин, К. Лоренц, Д. Ричардсон, Г.Л. Сноуп, Д. Стоннер, Х. Хекхаузен и др.).

Некоторые аспекты связи свободы, особенно своевольной свободы и ее искушений, с человеческой деструктивностью были раскрыты в работах Н.А. Бердяева, Ж. Бодрийяра, С.Н. Булгакова, К.С. Гаджиева, Г.В.Ф. Гегеля, Ю. Давыдова, С.Ф. Денисова, Ф.М. Достоевского, И.И. Евлампиева, И.А. Ильина, К.Г. Исупова, В.А. Конева, С. Кьеркегора, П. Куртца, Р. Лайта, Н.О. Лосского, А. Мацейны, В.И. Мусолова, С.А. Никольского, Ж.-П. Сартра, В.В. Розанова, В.С. Соловьева, Е. Трубецкого, С.Л. Франка.

Присутствие в человеческой деструктивности экзистенциалов человеческого существования исследовалось в классическом экзистенциализме (Ж.-П. Сартр, М. Хайдеггер) и экзистенциальной антропологии (М.М. Бахтин, Ч.А. Горбачевский, Г. Гюнгер, Н.В. Живолупова, В.И. Красиков, Я. Кротов, О. Мартыненко, Л. Свендсен, Р.С. Семыкина, Д.А. Толстиков).

Проблема воли к власти и сверхчеловека разрабатывалась как в западной (Л. Берг, М.А. Курчинский, Ф. Ницше, М. Штирнер), так и в русской философии (С.Н. Булгаков, В.Д. Губин, Г.Д. Джемаль, В.К. Кантор, О.В. Летов, Ю.В. Синеокая, В.С. Соловьев, И.Н. Степанова).

Философия в ХХ в. большое внимание уделяла разработке проблем идентичности человека-индивида и конструктивистскому подходу к Я (А.К. Абишева, М.М.Бахтин, Г.В. Гигишвили, А. Доброхотов, А.П. Мальцева, С.А. Никольский, Ж.-П. Сартр, Е.О. Труфанова, В.Франкл, В. Хёсле, Э. Эриксон). Проблема создания Я виртуальных психологических реальностей рассматривается в работах Т.А. Кирик, Н.А. Носова, А.Е. Войнскунского.

Второй круг исследований посвящен рассмотрению проблем мировоззрения, ментальности, идеала. В ряде работ эти феномены анализировались безотносительно к российской истории (К. Манхейм, Ф. Ницше, М. Хайдеггер, Е. Шацкий), в других речь шла о ментальности российской интеллигенции, русском национальном идеале, расколотом сознании в российском обществе, русской идее, созидательных и разрушительных тенденциях духа (В.У. Бабушкин, Н.И. Баскакова, Н.А. Бердяев, В.И. Гидиринский, А.А. Горелов, А.В. Гулыга, И.И. Евлампиев, Вяч. Иванов, Р.И. Иванов-Разумник, И.А. Ильин, И.В. Кондаков, Р.Л. Лившиц, В.В. Лазуткин, Д.В. Овсянико-Куликовский, А.С. Панарин, В.М. Петров, В.С. Соловьев, Ж.Т. Тощенко, Е.С. Троицкий, А.С. Хомяков, П.Я. Чаадаев, И.В. Шабалин, В.А. Шишкин).

Нигилизм, радикализм, утопизм, мессианизм как ментальные установки исследовались такими философами как Д.И. Авцинова, В.Д. Бакулов, Э.Л. Баталов, А.И. Володин, А.Р. Геворкян, Е.В. Голошумов, Ю. Давыдов, А.И. Демидов, С.М. Климова, С.Н. Кочеров, В.Л. Курабцев, И.М. Кутасова, В.И. Мильдон, Н.К. Михайловский, Ф. Ницше, А.И. Новиков, Д.И. Писарев, В.Н. Порус, В.Н. Садовников, Н. Симаков, И.Н. Степанова, В.М. Сторчак, Н. Страхов, Г.В.Флоровский, В.Г. Хорос, М. Хайдеггер, И.В. Шаркова, Е. Шацкий, Е.Л. Черткова. Но разработанные ими идеи не экстраполируются на исторические события в России последней трети XIX – начала ХХ вв.

Третий круг работ составляют исследования, в которых рассматривалась история русского терроризма в жанре революционной мемуаристики или публицистики (М.А. Бакунин, К.В. Гусев, Б. Савинков, С.М. Степняк-Кравчинский, Л.А. Тихомиров, П.Н. Ткачев), или давался философский и исторический анализ генезиса бесовщины (А.С.Ахиезер, Н.А.Бердяев, О.В. Будницкий, М.О. Гершензон, Ф.М. Достоевский, Б.В. Емельянов, В.Д. Жукоцкий, А. Камю, В.К. Кантор, Д.С. Мережковский, И.К. Пантин, Т.А. Сабурова, К.Б. Соколов, Ф.А. Степун, П.Б. Струве, М.И. Туган-Барановский, Г.П. Федотов, Г.В. Флоровский, С.Л. Франк, Ф.П. Фурман).

Проблематика человеческой деструктивности, в частности бесовщины, получила воплощение и в русской художественной литературе (Ч. Айтматов, Л.Н. Андреев, Вен. Ерофеев, Ф.М. Достоевский, В. Маканин, А. Платонов, М.Е. Салтыков-Щедрин, Н.Г. Чернышевский).

Вместе с тем имеются работы, где человеческая деструктивность является не одним из аспектов исследования различных философских проблем, а главным объектом рассмотрения. К числу таких работ относится, в первую очередь, «Анатомия человеческой деструктивности» Э. Фромма, в которой дан критический анализ понимания человеческой деструктивности в теориях инстинктивизма и разработана концепция человеческой деструктивности на основе системы идей динамической концепции характера, а также произведения представителей русской метафизической антропологии (Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, В.П. Вышеславцев, Ф.М. Достоевский, И.А. Ильин, Н.О. Лосский, В.В. Розанов, В.С. Соловьев, С.Л. Франк). Одним из первых диссертационных исследований по человеческой деструктивности в отечественной философии является работа Е.В. Сатыбаловой «Человеческая деструктивность: основания и формы проявления» (2002), в которой она предпринимает попытку объединить при рассмотрении феномена человеческой деструктивности метафизику и постмодернизм.

Проблема исследования заключается в квалификации бесовщины как феномена человеческой деструктивности, антропологической основой которой является своевольная свобода, проявляющаяся в нигилистическом мировоззрении, разрушительной деятельности и «подполье» души. Эта проблема может быть выражена в следующих вопросах: В чем заключается методологическое значение философского понятия «ничто» для раскрытия содержания диссертационного исследования? Каковы мировоззренческие основы бесовщины? Как бесовщина связана со своевольной свободой человека? Какие можно выделить искушения своевольной свободы? Как рассматриваются эти искушения в русской философии и русской художественной литературе XIX-ХХ вв.?

Целью исследования является теоретическое осмысление бесовщины как феномена человеческой деструктивности на материале философских учений и произведений русской художественной литературы XIX-ХХ вв.

Задачи исследования:

- осуществить анализ историко-философских учений о Ничто;

- раскрыть мировоззренческие основы бесовщины;

- рассмотреть бесовщину в социокультурном поле веры и знания (религии и философской антропологии);

- проанализировать понимание своевольной свободы и ее искушений в русской философии;

- прояснить социально-исторические и экзистенциально-антропологические смыслы искушений своевольной свободы, рассмотренных в русской философии и художественной литературе XIX-ХХ вв.

Методологическая и теоретическая база исследования. В работе использовались герменевтический метод при выяснении смыслов текстов русской художественной литературы; исторический метод при исследовании социальных условий возникновения бесовщины; историко-антропологический подход при исследовании ментальности русской революционной интеллигенции, биографический метод при рассмотрении феномена бесовщины в русской художественной литературе, а также некоторые общелогические методы (анализ, синтез, обобщение, абстрагирование, дедукция).

Особо важное методологическое значение в работе имеет философская категория «ничто» для концептуального раскрытия содержания темы. Значимыми теоретическими источниками диссертационного исследования выступают, в первую очередь, концепция человеческой деструктивности, разработанная Э. Фроммом, а также идеи и концепции русских религиозных философов XIX-ХХ вв. о русской интеллигенции, ее «кумирах», роли в революции, своевольной свободе и ее искушениях.

Научная новизна исследования:

  1. Предложена классификация историко-философских учений о Ничто.

  2. Эксплицирован смысл понятия «бесовщина» через ряд родственных философских понятий: «ничто», «зло», «человеческая деструктивность», «разрушительные тенденции духа», «пре-ступление границы» (общечеловеческих ценностей и норм), «социальный хаос», «своевольная свобода», и дано философско-антропологическое определение бесовщины.

  3. Раскрыты мировоззренческие основы бесовщины в форме нигилизма, радикализма, утопизма, мессианизма.

  4. На основе текстов Библии и работ русских философов XIX-ХХ вв. выделены четыре искушения человека: искушение «земными хлебами», искушение чудом, искушение царством и искушение собственным Я. Первое искушение охарактеризовано в рамках проблемы свобода и рабство; второе как понимание чуда в ряде парадигм; третье как проблема мифа о государстве и сверхчеловеке; четвертое как проблема человеческого Я, его экзистенциальных переживаний и ментальных конструкций рассудка («эвклидова ума»), представляющих психологические виртуальные реальности Я.

Основные положения, выносимые на защиту.

1.Феномен бесовщины философски осмыслен в теоретическом пространстве категории «ничто», фетишизированных идеалов («кумиров»), разрушительных тенденций духа, человеческой деструктивности, своевольной свободы, соблазнов, человеческого Я.

2. Выявлены мировоззренческие основы феномена бесовщины: нигилизм – радикализм – утопизм - мессианизм.

3. Дано определение бесовщины в единстве 1) социокультурного и экзистенциального измерений; 2) различных аспектов философского знания: онтологического, этического, антропологического. С точки зрения философской антропологии и применительно к истории России последней трети XIX - начала ХХ вв., бесовщину можно определить как феномен человеческой деструктивности, которая выражается в коллективной ментальности как одержимость социальным конструированием и проектированием в форме утопизма, соединяющего исторические, религиозные и ценностные аспекты, и как стремление любыми средствами воплотить фетишизированный социальный идеал и в деятельности, направленной на разрушение общества, его социальных институтов и осуществление насилия над человеком.

4. Исходным понятием для исследования темы является категория «ничто», историко-философский анализ которой позволил выделить четыре модели ее понимания: «ничто-становление», «ничто-отрицание», «ничто-творение», «ничто-экзистенция», которые выполняют методологическую роль для понимания нигилизма, характеризующего мировоззрение русской революционной интеллигенции последней трети XIX – начала ХХ вв.; осмысления своевольной свободы, имеющей разрушительный характер; понимания искушения чудом; создания фетишизированных идеалов и образов Я «подпольного человека» как ментальных конструктов, сотворенных человеком «из себя самого» и относящихся к реальности умственных построений, подменявшей действительность.

5. Воздействие своевольной свободы на человека эксплицировано как искушение, соблазн, прельщение, самообман.

6. Искушение человека «земными хлебами» осмыслено как связь искушения утопией «хрустального дворца» с искушением революцией. Выявлены особенности искушения чудом в таких парадигмах как религиозная, атеистическая, научная, идеологическая, антропологическая. Искушение царством понимается как проблема мифа о государстве и сверхчеловеке. Искушение собственным Я охарактеризовано как конструирование образов Я с опорой на идеи экзистенциальной антропологии и произведения русской художественной литературы XIX-ХХ вв. о «подполье» человеческой души и «подпольном человеке».

  1   2   3

Похожие:

Бесовщина как социокультурный и экзистенциальный феномен iconHomo somaticus: аксиология человеческого тела. М., 2000
Быховская И. М. Телесность как социокультурный феномен // Культурология. ХХ век : Словарь. – М., 1996. – С. 464–467
Бесовщина как социокультурный и экзистенциальный феномен iconНепрофильное образование как социокультурный феномен: тенденции развития в условиях современной россии
Диссертация выполнена на кафедре социологии культуры, воспитания и безопасности социологического факультета Московского государственного...
Бесовщина как социокультурный и экзистенциальный феномен iconИмидж библиотек как социокультурный феномен
Охватывают только некоторые жанры и преимущественно отечественные источники (работы О. Андреевой, А. В. Блюма, И. Г. Моргенштерна,...
Бесовщина как социокультурный и экзистенциальный феномен iconЕ. А. Яблонская феномен медитации и музыкальная культура последней
Постмодернистская теория интертекстуальности как поливалентный феномен в опоре на
Бесовщина как социокультурный и экзистенциальный феномен iconТрансграничный регион как социокультурный феномен: дальневосточная модель
Охватывает все основные сферы его жизнедеятельности. При этом ключевую роль в кросскультурном сотрудничестве играют торгово-экономические...
Бесовщина как социокультурный и экзистенциальный феномен iconКак феномен культуры сыктывкар 2005 удк 168. 522
Историческое произведение как феномен культуры: Сборник научных статей / Отв ред. А. Ю. Котылев, А. А. Павлов. Сыктывкар: Изд-во...
Бесовщина как социокультурный и экзистенциальный феномен iconИсторическое произведение к ак феномен культуры выпуск 3 Сыктывкар 2008 удк 168. 522
Историческое произведение как феномен культуры: сборник научных статей / отв ред. А. Ю. Котылев, А. А. Павлов. – Сыктывкар: Изд-во...
Бесовщина как социокультурный и экзистенциальный феномен iconГуманистически-экзистенциальный подход к мудрости: способы постижения истинного я и призвания человека

Бесовщина как социокультурный и экзистенциальный феномен iconКрылатые выражения из советских кинофильмов и их употребление в современном русском языке
Социокультурный аспект языка и социокультурная компетенция как часть коммуникативного процесса 8
Бесовщина как социокультурный и экзистенциальный феномен iconРеклама как социокультурный фактор формирования ценностных ориентаций молодежи
Работа выполнена на кафедре маркетинга и муниципального управления Тюменского государственного нефтегазового университета
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница