Особенности ближневосточной политики США после «холодной войны»




НазваниеОсобенности ближневосточной политики США после «холодной войны»
страница4/5
Дата30.10.2012
Размер0.49 Mb.
ТипАвтореферат
1   2   3   4   5
третьем параграфе «Американо-иранские отношения после 2001 года: ужесточение позиций сторон» проанализированы причины отказа от попыток сближения с Ираном и дальнейшего ужесточения политики США по отношению к ИРИ.

После террористических актов 11 сентября 2001 г. главной особенностью политики США стала линия на противодействие угрозам всеми средствами, включая военные. В свете этих изменений внешней политики проблема Ирана приобрела еще большую остроту. Многие влиятельные политики США в то время считали, что международные террористические сети получают поддержку со стороны государств, враждебных США и Западу в целом, что нашло отражение в «Стратегии национальной безопасности» 2002 г. К тому времени Иран имел богатый опыт покровительства террористическим организациям, в частности движению «Хезболла», деятельность которого была направлена против прозападно ориентированных арабских правительств и Израиля.

В 2002 г. в докладе Конгрессу США о положении в стране (State of the Union Address) Дж. Буш-мл. назвал Иран, Ирак и Северную Корею странами, разрабатывающими оружие массового уничтожения и способствующими распространению терроризма, причислив их к «оси зла». После успешной антитеррористической операции в Афганистане и свержения режима С. Хусейна в Ираке одной из главных тем в международной повестке дня стал Иран.

К 2004 г. традиционная американская политика «сдерживания Ирана» постепенно стала уступать место политике «ограниченного вмешательства». Предпосылками для смены политических акцентов США стали и успехи военных операций США в Афганистане и Ираке, и майский теракт в Эр-Рияде в 2003 г. против саудовцев и американцев, который, по мнению спецслужб США, был организован сторонниками «Аль-Каиды», базирующимися в Иране.

Однако смена власти в Тегеране – приход к власти в Иране в 2005 г. Махмуда Ахмадинежада – создала наибольшую проблему для перспектив американо-иранских отношений. Новый президент Ирана взял курс на ужесточение подходов Тегерана ко всем пунктам разногласий с США, в частности, по вопросам о ядерной программе, судьбе государства Израиль, оказании помощи «Хезболле» и ХАМАС и т.д. Следствием этого стал очередной поворот в политике США и возвращение к традиционному «сдерживанию».

Администрация Буша-мл. была абсолютно убеждена, что Иран не может быть конструктивным участником политического процесса на Ближнем Востоке и повлиять на его политику дипломатическими методами невозможно. Именно поэтому администрация США рассчитывала, что возобновление в 2007 г. переговоров по арабо-израильскому мирному урегулированию объединит правительства арабских стран под эгидой США и создаст базу для организации арабо-израильского фронта против Ирана. Предполагалось также, что, опасаясь хаоса в Ираке и усиления там влияния Ирана, суннитские арабские страны объединят усилия, чтобы помочь восстановлению в Ираке функционирующего государства. Прогнозировалось, что баланс сил на Ближнем Востоке будет определяться не палестинской проблемой, а судьбой проблемных государств – Афганистана, Ирака и Ливана, где есть благодатная почва для расширения иранского влияния. Однако попытка сдержать Иран путем создания американо-арабо-израильского альянса могла бы повергнуть Афганистан, Ирак и Ливан в пучину еще большего хаоса, разжечь исламский радикализм и обречь США на длительное и дорогостоящее присутствие на Ближнем Востоке.

Придерживаясь политики «сдерживания» Ирана, США активно призывали международное сообщество занять более жесткую позицию по вопросу о введении санкций в ответ на непреклонность М. Ахмадинежада в ядерном вопросе и в отношении Израиля. Следствием этого противостояния стал рост напряженности в отношениях между Ираном и США (и шире – между Ираном и Западом), а также увеличение турбулентности в регионе в целом при том, что к концу пребывания Дж. Буша-мл. в Белом доме ни иракская, ни палестино-израильская проблемы не были решены. В то же время вероятность того, что инициативы США по налаживанию дипломатического и экономического диалога с ИРИ были бы оценены и приняты режимом М. Ахмадинежада, была невелика.

Одним из факторов, вызывающих озабоченность в США, была ядерная программа Ирана, анализу которой посвящен четвертый параграф «Ядерная проблема Ирана как фактор ближневосточной политики США».

Актуализация иранского вопроса на международной повестке дня была в немалой степени вызвана активизацией ядерной программы Ирана, а также глобальным кризисом режима ядерного нераспространения. Указывая на пример этих стран, Иран не раз высказывал недовольство двойными стандартами, применяемыми США к режиму нераспространения, поскольку близкие партнеры Соединенных Штатов – Индия и Пакистан, а также Израиль – остаются вне режима ядерного нераспространения и при этом не испытывают такого же давления, которому подвергается Иран.

Официальный Тегеран отрицает стремление к созданию собственного ядерного оружия. Однако можно предположить, что давление администрации Дж. Буша-мл. на Иран, участь режима С. Хусейна в Ираке, а также развитие стратегического потенциала в соседних Индии и Пакистане, – все это могло бы стать стимулом для начала тайной деятельности Ирана по созданию ядерного оружия. Тем более, что развитие ядерной энергетики Ирана было превращено в важнейшую общенациональную задачу страны.

Официальные власти Ирана не раз заявляли, что они в принципе готовы к подписанию Дополнительного протокола 1997 г. МАГАТЭ при условии снятия экономических санкций, которые не позволяют ИРИ получать новые ядерные технологии из стран –
участниц Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО)24. Именно этого потребовали от Ирана страны «Большой восьмерки» в совместном заявлении, подписанном 2 июня 2003 г. в Эвиане. Подписание Дополнительного протокола Ираном позволило бы снять подозрения относительно его ядерных амбиций, что помогло бы предотвратить силовое решение ядерной проблемы Ирана.

Включив Иран в «ось зла», апеллируя к военным инструментам давления, отказываясь от элементов политики «вовлечения», декларируя «максималистские цели», администрация Дж. Буша-мл. не способствовала стабилизации американо-иранских отношений, хотя вклад Тегерана в разлад между бывшими стратегическими союзниками был не меньше, если не больше вклада Вашингтона.

В заключении перечисляются особенности ближневосточной политики США после «холодной войны», а также сформулированы основные выводы исследования, выносимые на защиту.

1. Комплексный анализ политики двух президентов и их администраций позволяет говорить о преемственности внешнеполитического курса США на Ближнем Востоке после окончания «холодной войны». Прекращение противостояния двух ведущих мировых держав привело к кардинальной перемене всей системы международных отношений и вызвало необходимость пересмотра Соединенными Штатами основных стратегических целей и методов их достижения. Однако, несмотря на различие акцентов во внешнеполитических концепциях республиканской и демократической администраций, стратегическое видение и тактическое воплощение ближневосточной политики США оставались неизменными. Проведенный анализ позволяет рассматривать всю политику США на Ближнем Востоке как региональное проявление возникшего после прекращения военно-политической конфронтации двух сверхдержав состояния глобального «внеконкурентного» преобладания США.

2. Ключевой внешнеполитической миссией США в регионе было поддержание стабильности и безопасности региона в том смысле, который соответствовал задачам создания внешних условий обеспечения американской национальной безопасности. Эта первоочередная задача оставалась неизменной как для демократической, так и для республиканской администраций, и на ее выполнении были преимущественно сконцентрированы усилия Вашингтона. Эта задача была напрямую связана и с энергетическим фактором, то есть гарантией бесперебойных поставок нефти и сохранением американского влияния на процессы ценообразования на мировом рынке углеводородного сырья. По сути, достижение всеобъемлющего мирного урегулирования палестино-израильского конфликта, а также сдерживание Ирака и Ирана предпринимались ради достижения стабильности на Ближнем Востоке и решения этих политико-экономических задач.

3. Изменение международной политической системы, снижение авторитета и роли ООН в условиях роста числа региональных конфликтов позволили США претендовать на роль мирового лидера, способного справиться с нарастающей нестабильностью системы. Уже к концу 1997 г. некоторые представители американского истеблишмента заявляли о необходимости смены режима в Ираке в связи с невыполнением С. Хусейном резолюций ООН, призывающих режим к прекращению программ ОМУ. Сложившаяся к 2003 г. внутри- и внешнеполитическая ситуация позволила Дж. Бушу-мл. использовать военные методы и осуществить смену правящего режима в Ираке.

4. Анализ американской политики по отношению к палестино-израильскому конфликту позволяет констатировать стремление США играть роль одновременно инициатора, катализатора и гаранта переговорного процесса. Заключение мирного соглашения является одним из ключевых приоритетов США, поскольку напрямую взаимосвязано с возможностью стабилизации региона в целом, а следовательно, и обеспечения бесперебойных поставок нефти. Администрация У. Клинтона при помощи дипломатических методов добилась подписания ряда ключевых соглашений в деле урегулирования. Немаловажным фактором, обеспечивавшим ход переговорного процесса, был так называемый «фактор Клинтона», поскольку президент США принимал личное участие в переговорах и прекрасно ориентировался в сложной ситуации в регионе.

Администрация Дж. Буша-мл. также использовала дипломатические методы в деле урегулирования палестино-израильского конфликта, однако Дж. Буш-мл. предпочитал действовать в рамках международной коалиции коспонсоров. Представляется, что сложности внутриполитической ситуации как в США, так и в Израиле и Палестинской автономии, неспособность или нежелание участников конфликта идти на компромисс, а также отсутствие должного дипломатического давления Соединенных Штатов на стороны в конфликте не позволили достичь урегулирования.

5. На иракском направлении политика США претерпела, пожалуй, самую значительную эволюцию. При неизменности ключевых интересов США – обеспечение стабильности региона и гарантии бесперебойных поставок нефти – использовавшиеся практические подходы и методы администраций изменились. Администрация У. Клинтона изначально придерживалась идеи о необходимости ограничения односторонних военных действий за рубежом, и ключевым средством давления на Ирак оставались экономические санкции СБ ООН, гарантию исполнения которых взяли на себя США. Однако в ответ на провокационную политику С. Хусейна, позиции которого усиливались благодаря реализации программы «Нефть в обмен на продовольствие», в 1997–1998 гг. в США начала обсуждаться идея проведения более активной политики сдерживания, сочетающей политические и военные методы. Осуществление операции «Лис пустыни» позволило Америке существенно ослабить режим С. Хусейна. В то же время администрация Клинтона не решилась на осуществление смены режима в Ираке, продолжив политику сдерживания.

Позиция республиканской администрации во главе с Дж. Бушем-мл. по отношению к Ираку была более жесткой. По мнению Вашингтона, Багдад представлял угрозу безопасности в мире тем, что по-прежнему подозревался в производстве ОМУ и не оставлял попыток вновь разжечь конфликт на Ближнем Востоке путем финансирования террористических организаций в регионе. Республиканская администрация США стала выдвигать проекты, направленные на отстранение С. Хусейна от власти любыми способами, вплоть до военной операции с применением всех необходимых средств. Несмотря на отсутствие консенсуса с некоторыми трансатлантическими союзниками по данному вопросу Дж. Буш-мл. имел широкую поддержку внутри страны, позволившую ему провести операцию «Шок и трепет», в результате которой режим С. Хусейна был ликвидирован.

6. Попытки Тегерана оказывать негативное воздействие на конфликтные зоны, а также поддержка им террористических организаций сделали страну постоянным объектом американкой политики, первоочередной целью которой является обеспечение стабильности в регионе.

Ключевым методом политики США по отношению к Ирану было сдерживание, направленное на экономическую и военную изоляцию страны с целью сокращения влияния Тегерана в регионе. Некоторый отход от политики сдерживания был осуществлен администрацией в 1998 г. в связи с избранием на пост президента Ирана менее консервативного лидера М. Хатами. Однако этот период длился недолго и не принес никаких качественных изменений.

Главной особенностью политики США в отношении Ирана в период президентства Дж. Буша-мл. стала линия на противодействие угрозам всеми средствами, включая политическое давление. Дополнительным поводом для усиления давления на ИРИ было и то, что для окончательного достижения стабильности в Ираке и Афганистане США было необходимо добиться от Ирана взаимодействия, а также отказа от развития ядерной программы, направленной на получение ядерного оружия, если он имел такие планы. В то же время, включив Иран в «ось зла», апеллируя к военным инструментам давления, отказываясь от элементов политики «вовлечения», администрация Дж. Буша-мл. затрудняла диалог не только между Ираном и США, но и между Ираном и МАГАТЭ.

7. В рамках изучаемого периода происходит усиление фактора антитерроризма во внешней политике США и ее идейно-пропаган­дистском сопровождении в целом и на ближневосточном направлении в частности. Если в период президентства У. Клинтона борьба с террористической угрозой вписывалась в рамки предпринимаемых США усилий по стабилизации региона (через достижение мирного урегулирования между Израилем и арабскими государствами, сдерживание Ирака при одновременном оказании гуманитарной помощи гражданскому населению и жесткие экономические санкции против Ирана, подозревавшегося в оказании военной помощи радикальным «Хезболле» и ХАМАС), то при Дж. Буше-мл. борьба с международным терроризмом стала одной из основ внешнеполитической концепции республиканской администрации, ее главным системообразующим фактором.

Жестокость и масштабность терактов 11 сентября 2001 г. вынудила США объявить войну с терроризмом, направленную, в частности, и против радикального исламизма. Под лозунгами борьбы с терроризмом США осуществили военную операцию в Афганистане, а затем в Ираке. Одной из целей сохранения и продолжения политики сдерживания Ирана было прекращение поддержки, оказываемой им радикальным исламским организациям и группировкам. На тезисе о необходимости предотвращения и искоренения угрозы терроризма фактически базировались основные принципы американской стратегии при Дж. Буше-мл.: принцип превентивных ударов и продвижения демократии на Ближнем Востоке как альтернативы идеологии ненависти и страха, связывавшейся с терроризмом.


ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА
ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Устинова Ю.В. Некоторые аспекты противоречий США и Европы в регионе Ближнего Востока / Сборник материалов научной конференции аспирантов ИСКРАН. – М., 2003. – С. 79–87.

2. Устинова Ю.В. Раскол по-атлантически: США, Европа и иракский кризис // Космополис. – 2004. – № 3(9). – С. 117–128.

3. Устинова Ю.В. Как «правильно» начинать войну. Рецензия на книгу: Steve A. Yetiv. Explaining Foreign Policy: U.S. Decision-Making and the Persian Gulf War. Baltimore – London: The Johns Hopkins University Press, 2004. // Международные процессы. – 2005. – № 1 (7). – С. 121–124.

4. Устинова Ю.В. Амбивалентная роль США в ближневосточных кризисах // Кризисные явления в мировой экономике и политике. Мировое развитие. Выпуск 6. / Отв. ред. Ф.Г. Войтоловский, А.В. Кузнецов – М.: ИМЭМО РАН. – 2010. – С. 233–240.

5. Топычканов П.В., Устинова Ю.В. К вопросу о перспективах создания второй «исламской бомбы»: сравнение внешних факторов развития ядерных программ Пакистана и Ирана // Вестник Московского университета. Серия 25. Международные отношения и мировая политика. – 2010. – № 3. – С. 65–79.


Общий объем публикаций – 4,5 авт. л.


УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

ИНСТИТУТ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ И КАНАДЫ


1   2   3   4   5

Похожие:

Особенности ближневосточной политики США после «холодной войны» iconПредпосылки холодной войны 4
Война в Афганистане как перелом и окончание холодной войны 1979-1991г
Особенности ближневосточной политики США после «холодной войны» iconИдейно-политические позиции российских эмигрантов в эпоху «холодной войны» (середина
Охватывают прежде всего ключевые политические центры Российского зарубежья после Второй мировой войны, находившиеся в сша, Канаде,...
Особенности ближневосточной политики США после «холодной войны» icon-
Интересный факт: Россия — богатейшая страна мира — дважды в течение XX века становилась одной из самых отсталых. Первый раз — после...
Особенности ближневосточной политики США после «холодной войны» icon-
Интересный факт: Россия — богатейшая страна мира — дважды в течение XX века становилась одной из самых отсталых. Первый раз — после...
Особенности ближневосточной политики США после «холодной войны» iconМеждународные отношения на различных этапах «холодной войны» ипосле её окончания
Тема урока. Международные отношения на различных этапах «холодной войны» и после её окончания
Особенности ближневосточной политики США после «холодной войны» iconОтечественная историография о роли США в развязывании “холодной войны”. Раздел
Специальность 07. 00. 09 историография, источниковедение и методы исторического исследования
Особенности ближневосточной политики США после «холодной войны» iconРоссийской Федерации Государственный университет Высшая школа экономики
...
Особенности ближневосточной политики США после «холодной войны» iconЗверев А. М. Модернизм в литературе США. М., 1979. Кравченко А. И. Культурология: Учебное пособие для вузов. 3-е изд
Особенности экономического и социального развития Великобритании и США в начале ХХ века. Влияние I мировой войны на литературный...
Особенности ближневосточной политики США после «холодной войны» iconПояснительная записка: Актуальность темы
России в сторону разрушения авторитарных традиций и, во-вторых, необходимостью осмысления результатов социально-политических преобразований,...
Особенности ближневосточной политики США после «холодной войны» iconПрограмма дисциплины Политическая антропология России (курс по выбору) Для направления 030200. 62 Политология
России в сторону разрушения авторитарных традиций и, во-вторых, необходимостью осмысления результатов социально-политических преобразований,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница