Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова




НазваниеЛинден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова
страница3/27
Дата26.10.2012
Размер4.02 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27
19

и привилегиями, которые так украшали ее жизнь в Неваде. «Мы не должны судить ее за то, что она чувствует себя обижен­ной»,— сказал Футе, открывая дверь клетки. Уошо не могла знать ни того, что изменения в ее жизни не были беспричинны­ми, ни того, что они представляли собой составную часть про­граммы, целью которой было использовать ее в качестве своего рода катализатора, призванного обеспечить использование че­ловеческого языка как средства повседневного общения в коло­нии шимпанзе. До Оклахомы Уошо никогда не встречала дру­гих шимпанзе и не знала, что амслен не является средством повседневной коммуникации между этими животными, которых она обозвала «черными тварями».

Уошо вышла из клетки и в порыве благодарности заключила Роджера в крепкие объятия. Это была крупная молодая особа весом около 35 килограммов; движения ее производили впечат­ление основательности и сдержанной силы.

Таксономически шимпанзе (Pan) представляют собой один из трех родов крупных человекообразных обезьян. Два дру­гих — это гориллы (Gorilla) и орангутаны (Pongo). Вместе с человеком — единственным дожившим до наших дней предста­вителем семейства людей (Hominidae) — и мелкими человеко­образными обезьянами — гиббоном и сиамангом — они объе­диняются в надсемейство человекоподобных приматов (Homi-noidea). Это надсемейство, а также надсемейства широконосых и узконосых обезьян принадлежат к подотряду высших прима­тов (Anthropoidea), который вместе с низшими обезьянами сос­тавляет отряд приматов (Primates).

Из всех человекообразных обезьян шимпанзе — ближайшие современные сородичи человека. Хотя эволюционные пути че­ловека и шимпанзе разошлись примерно 14 миллионов лет назад, для шимпанзе человек является более близким сороди­чем, чем какие-либо обезьяны. Шимпанзе весят от 45 до 90 ки­лограммов, ростом они ниже человека, но несравненно силь­нее его. Объем мозга у них составляет около 500 кубических сантиметров, то есть примерно таков, как у одного из гипотети­ческих предков человека— австралопитека (Australopith­ecus). Австралопитек был полупрямоходящим существом и пользовался орудиями. Он исчез с лица Земли около миллиона лет назад.

Какие из трех крупных человекообразных обезьян умствен­но наиболее развиты, неясно. Однажды детеныш орангутана при испытании по тестам, используемым для оценки степени умственного развития детей, достиг по шкале IQ (коэффициент интеллектуальности) показателя 200. Что тут в действитель­ности — высокие природные умственные способности или оран­гутан лучше контролирует свои движения, чем ребенок того же возраста,— сказать трудно. Однако орангутаны — живот­ные, ведущие одиночный образ жизни, и это делает работу с ними более сложной, чем с общительными шимпанзе или го-

20



Люси: «фрукт»

риллами. Размеры горилл также затрудняют работу с ними, так что по практическим соображениям шимпанзе оказываются наиболее подходящими обезьянами для экспериментов вроде тех, которые были начаты Гарднерами. Не последней причиной, по которой были выбраны шимпанзе, послужила их явная склонность привязываться к своим приемным родителям.

Дикие шимпанзе живут группами по десять и более особей в джунглях и саваннах Западной и Восточной Африки. Вес их достигает веса взрослого человека, а продолжительность жиз-пи — 50 лет. Шимпанзе питаются главным образом фруктами, хотя бывает, что они употребляют в пищу падаль и даже охо­тятся. Сообщество шимпанзе высокоорганизованно, а их «куль­тура» включает множество ритуализованных форм поведения, которые проявляются при встрече особей, принадлежащих одной или разным группам. Так, например, Джейн Гудолл на­блюдала однажды группу шимпанзе, исполнявшую что-то вроде «танца дождя».

Между собой шимпанзе общаются при помощи звуков и жес­тов. Издаваемые ими звуки служат предупреждением об опас­ности, выражением агрессивности или общего возбуждения. Общение шимпанзе с помощью характерных поз и жестов все еще относительно слабо изучено. К тому моменту, как шимпанзе становится взрослым, он многому обучается, в том числе (что немаловажно) дипломатичности в общении с себе подобными. Эта способность к обучению создает интеллектуальные и со­циальные предпосылки для того, чтобы шимпанзе оказались идеальными учениками как для учителя-шимпанзе, так и для учителя-чел овека.

Разомкнув наконец объятия, Уошо взглянула на меня и спросила Роджера, кто это пришел с ним, изобразив пальцем в воздухе вопросительный знак и указав на меня. В ответ Род-

21

жер попросту свел вместе согнутые указательные пальцы обеих рук. Этот жест означает «друг». Получив необходимую информа­цию, Уошо подошла ближе и радушно обняла меня, затем взя­ла нас обоих за руки и, уподобившись трем праздношатающим­ся фланерам, мы медленно двинулись через луг. Увлекая нас за собой, Уошо направилась к яблоням. Вдруг она вспомнила о своем недавнем заточении и решила вновь обидеться: резко отскочила от нас и в отдалении продолжала неторопливо дви­гаться к яблоне. Она уже не обращала внимания на жестику­ляцию и призывные крики Роджера, который явно стал нервни­чать. «Я начинаю беспокоиться,— сказал он,— лищь в том слу­чае, если Уошо демонстративно игнорирует меня. Мое превос­ходство раздражает ее, и в такие минуты она может, раскачи­ваясь на ветке, случайно сбить меня с ног».

Учитывая сказанное, мы не стали вплотную подходить к де­реву, на котором в это время кормилась Уошо. Роджер сорвал яблоко и, предлагая его Уошо, спросил: «Что это?»

Уошо, казалось, забыла об обиде и в ответ постучала друг о друга костяшками пальцев, что означало «фрукт».

— Кто фрукт?

— Уошо фрукт

— Что Уошо фрукт?

— Пожалуйста Уошо фрукт

Помирившись с нами таким образом, Уошо предложила нам прокатиться, изобразив словами-жестами: «идти машина».

Помня о неустойчивом настроении Уошо, Футе предложил мне сесть за руль — ему надо было все время следить за своей питомицей. Уошо взгромоздилась между Футсом и мною и принялась внимательно разглядывать проплывавшую за окном местность, а Роджер тем временем рассказывал мне ее историю.

Предыстория

Первые попытки научить обезьян говорить способствовали лишь укреплению мнения, что язык присущ исключительно че­ловеку, а общение человекообразных обезьян, как и всех про­чих животных, целиком определяется ситуацией, то есть стиму­лами и реакциями на эти стимулы. Голосовые упражнения шим­панзе выглядят как набор воплей и возгласов в ответ на внеш­нюю стимуляцию. Антрополог Гордон Хьюз назвал такой спо­соб вокализации «аварийной системой». Усилия, направлен­ные на то, чтобы обучить человекообразных обезьян говорить, неизменно терпели'крах, поскольку эти животные были не спо­собны тонко контролировать работу своего голосового аппарата. В 1916 году Уильям Фернисс взялся за эксперимент над моло­дым орангутаном. Ценой невероятного терпения Ферниссу уда­лось научить обезьяну говорить «папа» и «кап» (чашка). Оран­гутан правильно употреблял эти.слова: впоследствии, умирая

22

от простуды, он многократно произносил «кап», «кап», когда просил пить. Фернисс обратил внимание на то, что ни шимпан­зе, ни орангутаны, издавая привычные для них звуки, не поль­зуются губами и языком. Слова же, которые научился произ­носить орангутан, не требовали точного управления движением губ и языка.

Тот факт, что во всех остальных отношениях шимпанзе вос­приимчивы и быстро обучаются, не мог не способствовать еще более прочному укоренению мнения, согласно которому именно язык определяет наиболее существенные различия между обезьяной и человеком. В двадцатых годах Вольфганг Кёлер, один из основоположников гештальт-психологии, провел сле­дующий эксперимент: в клетку шимпанзе помещали банан, который можно было достать только длинной палкой, составив ее из двух коротких. Прошло много часов, пока самца шимпан­зе, по имени Султан, не осенило, как именно ему следует дей­ствовать, за что он и получил соответствующее вознаграждение. С этого времени целые поколения шимпанзе были обречены иметь дело с грудами загадочных предметов, которые нужно было или открыть, или разложить парами, или водрузить друг на друга в виде пирамиды.

В конце пятидесятых годов внезапная болезнь шимпанзе положила конец еще одной попытке научить обезьяну говорить. На этот раз эксперимент состоял в широком сравнительном изучении способности к решению различных задач у шимпанзе по кличке Вики, с одной стороны, и у нескольких детей — с другой. Вики продемонстрировала, что она может успешно со­перничать со своими сверстниками-детьми и в умении разоб­раться, как открывается замок ящика, и в способности рассор­тировать предметы по таким общим признакам, как цвет, фор­ма, размеры и комплектность. Более того, в наборе однофор-матных картинок она находила изображения предметов одно­типных и различающихся по этим признакам. Незадолго до своей болезни Вики сумела заучить шесть различных последо­вательностей, в которых надо было потянуть за три разные веревки, чтобы в конечном итоге получить в качестве вознаграж­дения мяч.

Воспитатель Вики Кейт Хейз обнаружил, что успех в ис­кусстве обращения с инструментами зависел как от умения обезьяны рассуждать, так и от способности животного отказать­ся от стереотипного поведения. Обобщая значение подобного отказа от стереотипа, Хейз цитирует высказывание двух зоо­психологов Майера и Шнейрла: «Когда стандартные реакции организма перестают удовлетворять вновь возникающим пот­ребностям, происходит накопление навыков, которые позволяют сформировать новый тип поведения. Это освобождает живот­ное от следования заученным стереотипам и порождает разно­образие реакций на внешние события». Именно в этом заклю­чается преимущество, которым обладает язык по сравнению со

23

способами общения, развитыми у животных. Следовательно, можно было с полным правом рассчитывать, что Вики проявит лингвистические способности, соответствующие тому уровню знаний, которые она демонстрировала при выполнении раз­личных заданий. Но, к сожалению, Вики с трудом научилась уверенно произносить только четыре слова.

Эту неудачу можно объяснить двояко: 1) Вики обладала большими лингвистическими способностями, чем могло пока­заться, но их проявлению мешали некие физиологические за­преты; 2) Вики не сумела научиться говорить, так как ее мозг не содержал структур, необходимых для воспроизведения речи или ее понимания. Вики испытывала затруднения, когда нуж­но было различать число предметов, превышавших некий опре­деленный предел (например, если требовалось отличить пять предметов от шести, и так далее).

Поскольку обезьяна в конце концов отказалась запоминать различные программы, в соответствии с которыми она должна была тянуть ту или иную веревку в опытах на сообразитель­ность, Хейз был склонен сделать вывод, что эти трудности, как и затруднения при попытках говорить, связаны между собой. Он полагал, что способность к овладению речью, вероятно, сцеплена с математическими способностями и умением запо­минать последовательности действий, причем необходимый уровень этих способностей выше того, которым обладают шим­панзе. Такое объяснение получило широкое одобрение. Ученый мир полностью проигнорировал умение Вики выражать основ­ные мысли с помощью рук и, наоборот, все внимание обратил на ее неспособность облекать суждения в предложения и про­износить их.

Хейз снял длинный фильм об обучении Вики, и среди уче­ных, посмотревших этот фильм, оказались Гарднеры, занимав­шиеся физиологией поведения животных в Университете штата Невада в Рино. Они предположили, что затруднения, которые испытывала Вики, пытаясь произносить слова, не свидетельст­вуют о ее недостаточной сообразительности; их внимание при­влекли другие черты поведения обезьяны. Они заметили, что Вики легко можно было понять, даже если выключить звук: каждое свое «слово» она сопровождала выразительным жестом ловких и быстрых рук. Таким образом, в начале шестидесятых годов, когда о Вики вспоминали лишь для подтверждения вы­вода о том, что шимпанзе не обладают умственными способ­ностями, необходимыми для овладения речью, Гарднеры начали понимать, что дело здесь не в недостатке ума, а в ином строении голосового аппарата, и Вики, возможно, смогла бы объясняться с помощью такого языка, в котором была бы использована под­вижность рук. Примерно в это же время начали появляться сообщения о работах по изучению диких шимпанзе, откуда стало ясно, что жесты служат для них средством общения не в меньшей мере, чем разные звуки. Голландский ученый Адриа-

24

ан Кортландт наблюдал, что шимпанзе в знак подчинения стар­шему делали такой жест, словно почтительно прикасаются к шляпе, причем в одних группах обезьян этот жест был выражен сильнее, чем в других. Джейн Гудолл описала жесты, связан­ные с попрошайничеством, тревогой и адресуемым детенышу приказанием забраться па спину матери перед прыжком с ветки на ветку. Даже сейчас еще мало что известно о богатстве словаря жестов у шимпанзе, а также о сложности си­стем коммуникации, в которых он применяется, но все отчетли­вее становится впечатление, что дикие шимпанзе пользуются примитивным языком жестов *.

Фактически уже Роберт Йеркс, один из первых приматоло­гов, обратил внимание на трудности, связанные с артикуля­цией у шимпанзе; именно он еще на рубеже последнего столетия предположил, что в качестве средства двустороннего общения человека с шимпанзе наиболее пригодна жестикуляция. Однако вплоть до 19(H) года эти предположения не получили никакого развития.

Во всех экспериментах, предшествовавших опытам с Уошо, ученые исходили из убеждения, что язык и речь — это сино­нимы. Такое предположение безоговорочно изгоняет из мира владеющих языком значительное число людей, не пользующих­ся устной речью, а именно глухонемых. Гарднеров не смутила эта путаница в понятиях «язык» и «речь», и они задались во­просом, не сможет ли язык жестов помочь обойти трудности, которые возникали у шимпанзе в связи с их неспособностью хорошо управлять артикуляцией. Р. Аллен Гарднер, будучи психологом-экспериментатором, многие годы работал с кры­сами; его жена Беатриса— тоже психолог, а, кроме того, еще и этолог; ее учителем был один из первых этологов мира, лау­реат Нобелевской премии Нико Тинберген. Она приобрела известность в научных кругах своими работами по изучению охотничьего поведения пауков-скакунчиков. Гарднеры начали работу с шимпанзе при финансовой поддержке Национального института психиатрии, Национального научного фонда и На­ционального географического общества.

Уошо была отловлена в Африке, вероятно сразу же после гибели своей матери, и попала к Гарднерам в 1966 году, когда ей было уже около года. Неизвестно, сохранила ли их питомица какие-либо воспоминания о своей матери, надолго оказавшейся последней из виденных ею шимпанзе. С другими своими со­братьями Уошо встретилась много позже, уже в возрасте шести лет.

* Пока никто из зоологов, изучавших шимпанзе в природе, не ре­шился назвать мимическую сигнализацию шимпанзе «жеетовым языком», хотя бы даже и самым примитивным.— Прим. ред.

25

Жизнь в Рино

По сравнению с остальными содержащимися в неволе шим­панзе жизнь Уошо была роскошной. Домом ей служил фургон семиметровой длины, стоявший на заднем дворе Гарднеров в Рино. Он был оборудован кухонной плитой, холодильником, отсеком-столовой, ванной, уборной и спальней. Вокруг была открытая площадка для игр размером около 450 квадратных метров. Изредка Уошо «угощали» посещением университетско­го гимнастического зала, где она могла вдоволь качаться на канатах и проделывать другие обезьяньи трюки. Во время одного такого посещения Уошо вдруг выскочила из зала и по­бежала по коридорам биологического отделения, толкаясь во все двери и наслаждаясь происходящим. Одна из дверей вела в мужскую уборную. Убедившись, что дверь не заперта, Уошо ворвалась туда и, продолжая подпрыгивать, стала загляды­вать в кабины поверх дверей и под ними. Футе вдруг услышал, как мужской голос завопил: «Боже мой, здесь горилла!» — и тут же Уошо молнией вылетела из двери и исчезла, шмыгнув в пролет лестницы. Секунду спустя белое как мел лицо выгля­нуло в коридор.

Уошо воспитывалась в превосходных условиях. К ее услу­гам всегда было сколько угодно товарищей, бесчисленное мно­жество игрушек и игр, чтобы развивать ее способности и все время занимать ее внимание. Для развития ее воображения про­водились специальные тренировочные занятия, причем беседы между людьми велись на языке глухонемых, чтобы застрахо­вать Уошо от беспокойства по поводу того, что в разговорах с ней пользуются одним языком, а в разговорах друг с другом — иным. Вся жизнь Уошо была продумана таким образом, чтобы развить ее природные познавательные способности и побудить ее пользоваться амсленом для высказывания своих пожеланий. Уошо была, как заметил один наблюдатель, «шимпанзе с коэф­фициентом умственного развития, равным сотне, которую по­местили в условия для существ с коэффициентом умственного развития в две сотни». Кличку ей дали по названию графства в штате Невада, где она выросла.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

Похожие:

Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconНисбетт Р. Р 75 Человек и ситуация. Уроки социальной психологии/Пер с англ. В. В. Румынского под ред. Е. Н. Емельянова, B. C. Магу-на
В. В. Румынского под ред. Е. Н. Емельянова, B. C. Магу-на — М.: Аспект Пресс, 2000.— 429 с. Isbn 5-7567-0234-2
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconДжеффри М. Медицина неотложных состояний: пер с англ. / Дж. М. Катэрино, С. Кахан; пер с англ под ред. Д. А. Струтынского
...
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconИздательский дом: учебники • книги • журналы 115230, Москва, Варшавское шоссе, д. 44а, тел.: (499) 611-24-16, 611-13-03
«Невидимая рука» рынка / под ред. Дж. Итуэлла, М. Милгейта, П. Ньюмена; пер с англ под науч ред. Р. М. Энтова, Н. А. Макашевой М.,...
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconВып сентябрь 2008 Каф ботаники и зоологии Общей биологии и физиологии чел и жив
Язык науки / А. Азимов; [пер с англ. И. Э. Лалаянца под ред и с предисл. Б. Сергиевского; ил. А. Куташова]. Спб. Амфора, 2002. 375...
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconСписок литературы
Дейк Т. А. Язык. Познание. Коммуникация: Пер с англ. Сост. В. В. Петрова; Под ред. В. И. Герасимова; Вступ. Ст. Ю. Н. Караулова и...
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconПрограмма к учебникам под редакцией М. В. Панова
Программа к учебникам под редакцией М. В. Панова «Русский язык» для 5–9 классов общеобразовательных учреждений / Л. Н. Булатова,...
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconСписок літератури Беллман Р. Введение в теорию матриц Пер с англ. Под ред. В. Б. Лидского. М.: Наука, 1969
Беллман Р. Введение в теорию матриц Пер с англ. Под ред. В. Б. Лидского. М.: Наука, 1969. – 368с
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconСписок рекомендуемой литературы Гистология: Учебник /Ю. И. Афанасьев, Н. А. Юрина, Е. Ф. Котовский и др.; Под ред. Ю. И. Афанасьева, Н. А. Юриной. 5-е изд., перераб. И доп. М.: Медицина, 1999
Гистология: атлас: учеб пособие / Л. К. Жункейра, Ж. Карнейро; пер с англ под ред
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconБбк81. 2 П инкер Стивен Язык как инстинкт: Пер с англ. / Общ ред. В. Д. Мазо. М.: Едиториал
«Существуют ли грамматические гены?», «Способны ли шимпанзе выучить язык жестов?», «Контролирует ли наш язык наши мысли?» — вот лишь...
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconСправочник по маркетингу / Под. Ред. Эа уткина. М. Экмос, 1998. 464 с. Котлер Ф. Маркетинг от а до Я. 80 концепций, которые должен знать каждый менеджер / Пер с англ под ред. Т. Р. Тэор. Спб. Издательский Дом «Нева», 2003. 224 с
Афанасьев, М. П. маркетинг: стратегия и практика фирмы. – М. Финстатиформ, 1995. – 102 с
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница