Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова




НазваниеЛинден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова
страница2/27
Дата26.10.2012
Размер4.02 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27
9

чески сваленными в одну кучу. Это молчаливо предполагает, что они не могут иметь качественных различий между собой и при противопоставлении человеческому языку выступают как однородная масса».

Хотя Ю. Линден и упоминает о разнообразии способов об­щения у пчел, рыб, птиц и млекопитающих, эта мысль, как мне кажется, недостаточно развита в дальнейшем — в част­ности там, где автор, аппелируя к успехам Уошо, стремится «реабилитировать» умственные способности животных вообще, а не только человекообразных обезьян.

Все сказанное, разумеется, ни в коей мере не перечеркивает того научного интереса, который вызывают у биологов, психо­логов и лингвистов опыты Гарднеров, Футса, Примака и дру­гих исследователей, обучающих шимпанзе языку знаков. По­добные эксперименты окончательно утверждают нас в мысли, что. шимпанзе обладают несомненной способностью к символи­зации внешнего мира, то есть именно тем качеством, которое лежит в самой основе человеческого языка. Эта способность' сегодня может быть значительно развита у шимпанзе за счет длительного и кропотливого обучения их человеком. Та же способность, претерпевая многообразные количественные и ка­чественные преобразования за миллионы лет эволюции и антро­погенеза, послужила фундаментом становления языка человека. О том, как именно это могло произойти, читатель узнает из тех глав книги, в которых Ю. Линден рассматривает различные гипотезы возникновения человеческого языка.

Спорность трактовок — вещь неизбежная при обсуждении столь сложной ъ интригующей темы, как эволюция человече­ского языка и интеллекта в их связи с эволюцией поведения дру­гих обитателей нашей планеты. В этой «горячей точке» столк­новения и взаимопроникновения гуманитарных и естественных наук не место мирному согласию и самоуспокоенности ученых. Заслуга Ю. Линдена не только в том, что он попытался разоб­раться в многообразии подходов и точек зрения по основным вопросам сущности языка и его преобразований в ходе антро­погенеза и индивидуального развития личности. Писательский и журналистский талант автора позволил ему нарисовать яр­кую и живую картину той обстановки научных споров и накала страстей, которую вызвала шимпанзе по кличке Уошо. Трудно не согласиться с автором в том, что феномен Уошо — явление сложное и противоречивое. Неудивительно поэтому, что книга Ю. Линдена не относится к числу чисто развлекательных про­изведений, легко доступных для восприятия. Она заставляет читателя учиться и думать — и в этом ее основное и неоспори­мое достоинство.

Е. Панов

Моим родителям

ВВЕДЕНИЕ

В апреле 1967 года малыш попросил своих приемных роди­телей «дать вкусненького», и это событие вызвало легкое вол­нение на поверхности наук о поведении — волнение, которое вскоре перешло в сокрушительное землетрясение. Событие это было эпохальным потому, что малышом была молодая сам­ка шимпанзе и просьбу свою она выразила на человеческом языке. Впоследствии эта шимпанзе, по кличке Уошо, вела все б'олее сложные беседы со множеством людей, в том числе и с автором данной книги. Тому же языку позднее были обучены еще несколько шимпанзе, и некоторые из них начали исполь­зовать его для общения между собой. Цель этой книги — опи­сать достигнутые к настоящему времени успехи шимпанзе в освоении языка, а также попытаться осмыслить эти достижения.

Характер самих проблем требует особо внимательного под­хода к ним. Обсуждение проблем языка и мышления в связи с противопоставлением говорящего и думающего человека немым и бездумным животным было и остается весьма популярной те­мой: у каждого есть что сказать по этому поводу. Общение как таковое является предметом изучения ошеломляющего числа научных дисциплин, исследующих проблемы языка и общения животных со столь же ошеломляющего числа различных пози­ций; лишь немногие из этих дисциплин сходятся друг с другом в определении того, что есть язык. Рассматривать поведение Уошо и ее язык с позиций какой-либо конкретной дисциплины означало бы создать ложное впечатление о существовании еди­ной точки зрения на природу языка, равно как и единственно истинной позиции, с которой следовало бы оценивать значение диалога между человеком и шимпанзе. До «пришествия Уошо» все были согласны относительно языка лишь в одном: у чело­века язык есть, а у животных его нет.

Эта книга построена не в форме нагромождения различных взглядов на природу языка; мы рассмотрим вавилонское стол­потворение различных точек зрения в новой перспективе, от­крытой перед нами действиями шимпанзе. Разбираясь в раз­личных гипотезах относительно языка, мы познакомимся с тем, как выглядят эти гипотезы в свете достижений Уошо и ее собратьев. Мы последуем за Уошо в храм языка, проследим, как она робко входит в область наук о поведении, осторожно переступая на цыпочках, пока иные из неверующих не восклик­нут: «Невероятно, но факт!», что даст нам возможность обсу­дить некоторые важные аспекты сущности языка. В каком-то смысле Уошо. пользуясь языком, прибегает одновременно к не-

11

скольким разным способам проникнуть в этот храм, другими словами, продолжая нашу метафору, ее походка остается не­изменной, меняется лишь обувь на ногах. Соответственно на протяжении всей книги на свет будут последовательно извле­каться различные признаки языка, важные для понимания по­ведения Уошо. Их рассмотрение по мере развития наших пред­ставлений будет углубляться, а это в свою очередь позволит шире развернуть картину использования обезьяной челове­ческого языка.

В первой части книги, в главах 1—4, автор рассказывает об Уошо и той сенсации, которую она при своем появлении про­извела в мире науки. В главах 5—10 описываются дом, где сейчас живут Уошо и ее коллеги — люди и шимпанзе, и дерз­кий эксперимент, цель которого — помочь обитателям колонии шимпанзе научиться использовать человеческий язык в по­вседневном общении между собой. В главе 11 предпринята по­пытка подчеркнуть определенные аспекты поведения, затро­нутые в предыдущих главах, чтобы вопреки традиционным пред­ставлениям уяснить себе некоторые недвусмысленные различия между человеком и шимпанзе. В главах 12 и 13 обсуждаются перспективы тех работ, которые были начаты с Уошо, и состоя­ние предпринятых одновременно с ними исследований совер­шенно иного направления, но также связанных с попытками установить общение с шимпанзе- В главе 14 рассматриваются общекультурные аспекты возможностей, которые дает человеку способность «разговаривать» с животными.

Во второй части книги главы 15—20 посвящены описанию событий, послуживших причиной появления Уошо на сцене, и тем изменениям, которые принесло в мир науки и повсед­невную жизнь человека овладение ею языком знаков. Я закон­чу книгу попыткой описать истоки и природу давнего мира идей, для которого феномен Уошо явился неожиданностью, в сравнении с другой, еще только рождающейся системой пред­ставлений, где ее дебют оказался вполне оправданным.



I. ПРОБЛЕМА: ШИМПАНЗЕ, КОТОРЫЙ УМЕЕТ РУГАТЬСЯ

Иосиф Флавий, историк времен древнего Рима, в своих «Иу­дейских древностях» писал, что, когда человек был изгнан из рая, он в числе прочего утратил способность разговаривать с животными. Пересказывая библейскую книгу Бытие, Иосиф Флавий отразил общую для древних евреев веру в то, что до грехопадения человек мог говорить с животными. Миф о грехо­падении воспринимался как отражение пришедших из глубокой древности воспоминаний о первых победах человека над при­родой. Во времена Иосифа Флавия платой за эти победы было отчуждение человека от природы, проявившееся в развитии человеческого языка, отличного от языка животных. Однако мы знаем, что это отчуждение воспринималось как нечто положи­тельное: по мере увеличения разрыва между человеком и при­родой человек якобы приобретал возможность и моральное пра­во управлять окружающим миром. Люди очень скоро забыли, что заплатили за свое пренебрежение к законам природы поте­рей способности разговаривать на языке животных, и вместо этого стали подчеркивать, что животные не умеют говорить на их языке. Если рассуждать подобным образом, то изоляция человека начинает восприниматься не как бедствие, а как три­умф, который даровал ему привилегию использовать слова по своему желанию.

Библия появилась в странах с пустынным климатом, и весь­ма вероятно, что ее составители, никогда не видевшие существ, которые были бы промежуточным звеном между животными и человеком, стремились построить философскую систему, про­никнутую идеей отчуждения от природы и оправдывающую полную свободу для человека делать с ней все что угодно. Весь­ма вероятно также, что другие народы, например обитатели джунглей, живущие в тесном контакте с высшими обезьянами, которые наглядно демонстрируют существование связи между животными и человеком, не смогли бы создать подобную сис­тему. В отличие от племен, населяющих джунгли, мы оказа­лись плохо подготовленными к тому, чтобы объяснить существо­вание человекообразных обезьян, когда в роли завоевателей и исследователей проникли в тропические леса и столкнулись там с приматами — этим связующим звеном между животными и человеком.

14

Ну, и какова же была наша реакция? Когда миновало время случайных встреч с этими существами и остались далеко позади волнения, вызываемые их непривычностью, мы решили обучить нескольких живущих в неволе человекообразных обезьян раз­говаривать подобно людям. Однако такие попытки не увенча­лись успехом, поскольку для достижения цели следовало раз­рушить то отношение к природе, согласно которому постепенно сформировалось представление о совершенно удивительной уникальности человека, И тем не менее с обнаружением этих находящихся на особой эволюционной ступени животных стало ясно, что человек непременно займется их изучением, чтобы ра­зобраться, что же они собой представляют. Лишь спустя сто лет после Дарвина, впервые открывшего перед Европой истин­ное значение сделанных в джунглях находок, уроки дарвинизма стали проникать в сознание ученых, которые исследовали по­ведение животных и, в частности, пытались научить шимпанзе говорить. Как раз над этим работала одна супружеская пара из города Рино, штат Невада (США).

В июне 1966 года Аллен и Беатриса Гарднеры приобрели мо­лодую самку шимпанзе и немедленно предприняли попытки научить ее «говорить». В качестве средства общения они избра­ли американский язык жестов (амслен), которым пользуются многие глухонемые люди. Идея использования жестов вместо обычного разговорного языка оказалась блестящей, и шимпан­зе, названная Уошо, подтвердила это той быстротой, с которой она начала овладевать знаками этого языка. В амслене каждому слову соответствует определенный жест, а каждый жест состоит из ряда исходных сигнальных элементов. Первым словом Уошо было не «папа», и не «мама», а «еще», для передачи которого нужно несколько раз свести вместе кисти, чтобы кончики паль­цев обеих рук соприкоснулись друг с другом. К этому знаку Уошо охотно прибегала и тогда, когда по-детски просила, чтобы ее пощекотали, обняли или угостили, и когда у нее возникало желание пополнить свой словарь. Через пять лет, когда обезь­яна покидала Неваду, она знала уже 160 слов, которые умела использовать в различных разговорных ситуациях как по от­дельности, так и в сочетаниях друг с другом. Уошо переехала из Невады в Оклахомский университет в сопровождении док­тора Роджера Футса, ее непосредственного воспитателя, до это­го бывшего главным ассистентом Гарднеров.

В 1972 году состоялась моя первая из двух поездок в Окла­хому, предпринятая для того, чтобы познакомиться с Уошо и доктором Футсом, а также и для того, чтобы оценить возмож­ности Уошо как собеседницы. Но оказалось, что таких Уошо уже несколько. Со времени ее приезда еще с десяток шимпанзе интенсивно обучались амслену. Программы их обучения были организованы по новому принципу, в соответствии с которым обезьяны должны были пользоваться амсленом при общении ДРУГ с другом.

15



Уошо: «еще»

Новый дом Уошо, Институт по изучению приматов, был пост­роен на территории старой фермы. В центре института — боль­шой пруд с тремя искусственными островками, на которых раз­мещались колонии бледнолицых капуцинов, нервозных гиббо­нов и буроватых шимпанзе. Большую часть времени Уошо про­водит среди своих собратьев на островке или же в вольерах, примыкающих к дому директора. В институте помимо шимпан­зе живут и другие животные. В вольерах под тенью дубов оби­тают свинохвостые и медвежьи макаки; стада овец и коров бро­дят по окрестным лугам. Напротив вольер шимпанзе — боль­шой навес, под которым содержатся сиаманги, саймири и дру­гие более мелкие приматы. Вокруг огороженной территории расхаживают истеричные самцы павлинов с таким видом, слов­но они предпочли бы сменить свое оперение, предмет их само­довольной гордости, на что-нибудь попроще, лишь бы не прив­лекать внимания молодых шимпанзе, разгуливающих побли­зости и время от времени беспокоящих их. Жизнь здесь напол­нена гамом и криками животных, шумом постоянных стычек, который доносится со всех сторон благодаря несдержанному поведению шимпанзе.

В день моего знакомства с Уошо она оказалась инициатором одного из таких скандалов. Правда, причина его была не в несдержанности обезьяны, а в том, что у нее отняли свободу передвижения: она гуляла по берегу и только направилась от острова шимпанзе в сторону вольера взрослых обезьян, как ее схватили и насильно посадили в тесную клетку, служив­шую ей временным домом. Вцепившись в решетку, Уошо ярост­но дергала ее, то и дело испуская серию криков, которые в кон­це концов сливались в оглушительный вой. Вопли перемежа­лись жестами, представлявшими гораздо больший интерес для наблюдателей, чем столь характерные для обезьян вокальные

16



Когда Уошо ругается, она изображает знак «грязный». Сейчас она обзывает «грязной обезьяной» сидящую в клетке мартышку.

упражнения. Как только кто-нибудь, кого она знала, проходил мимо, она приставляла большой палец руки ко рту или торо­пливо делала несколько жестов. Один из служителей работал поблизости от ее клетки. Сначала он игнорировал все просьбы обезьяны дать ей попить или отпустить ее на свободу, но потом заметил, что, перед тем как просигналить на языке жестов его имя, Уошо делала какой-то непонятный знак: ударяла себя тыльной стороной ладони снизу по подбородку. Тогда он спро­сил другого служителя, что означает этот жест. Оказалось, что этим способом изображается слово «грязный». Уошо гово­рила: «Грязный Джек, дай пить». Ее учили употреблять слово «грязный» в смысле «запачканный», но сейчас она была настоль­ко взбешена, что использовала его как ругательство.

Когда некоторое время спустя Футе присоединился ко мне, я рассказал ему об этом происшествии. Он невозмутимо ответил, что это не первый случай, когда Уошо употребляет слово «гряз­ный» подобным образом. Он вполне был готов к тому, что его подопечные будут проделывать удивительные вещи, и за все время моего первого визита больше наслаждался моим изумле­нием, нежели вызывавшим его поведением обезьян. Футе уже привык жить в мире, где шимпанзе умеют ругаться.

Поскольку мы испокон веков благополучно существовали в уверенности, что подобное поведение обезьян немыслимо, изум­ление, вызываемое сквернословием Уошо, явно нарушало наш □окой. Уошо подрывала основы не только науки о поведении животных, которую ее ругательства затрагивали самым не­посредственным образом, но и наших обыденных представле­ний о мире. Ведь ее сквернословие ставило новые проблемы даже перед людьми, никогда не видевшими шимпанзе.

2. УОШО

Непосредственной причиной дурного настроения Уонто в день нашего знакомства было то, что ее временно заперли в клетку. В ту пору она еще не привыкла к институту и другим обезьянам и была оскорблена событием, которое расценила как ничем не оправданное низложение до уровня животного. Рань­ше, в Рино, подобострастные ассистенты на лету ловили каждый ее жест; теперь же, в Оклахоме, ее запихнули к каким-то гряз­ным, невнимательным и неинтересным существам, о которых она не могла составить ясного мнения, хотя определенно знала, что это не люди. После того как, выучив человеческий язык, она поднялась на новый интеллектуальный уровень, ее снова бро­сили к немым тварям, и она хотела знать, за что ее постигла такая участь. Итак, в тот день она была не в самом своем об­щительном настроении, и, смущенный отчасти мощью ее лег­ких, отчасти только что увиденным, я подходил к Уошо с неко­торой робостью. Футсу же было очень весело. «Различия между человеком и шимпанзе постепенно сглаживаются, когда вы с ними работаете»,— говорил он мне, пока мы шли к клетке.

Для Роджера Футса различия между человеком и шимпанзе сгладились уже давно, поскольку большую часть своей жизни в науке он проработал с Уошо. Аспирантура Футса и последую­щая научная деятельность начались с «Проекта Уошо» в Уни­верситете штата Невада. Его первая научная статья, опубли­кованная в 1972 году в «Журнале сравнительной и физиоло­гической психологии», была посвящена методике, которой он пользовался при обучении Уошо. Впоследствии он опублико­вал шесть статей, подготовил еще семь и получил множество писем, касавшихся различных аспектов его работы с Уошо и другими обезьянами, объясняющимися на амслене. Учитывая тесную зависимость между развитием языковых способностей Уошо и профессиональным ростом Футса, не приходится удив­ляться, что в мире, в котором шимпанзе разговаривают, он чувствует себя как дома.

Когда мы подошли ближе, Уошо успокоилась. Футса она знала и доверяла ему больше, чем кому бы то ни было, за исклю­чением, быть может, лишь Гарднеров, которые первыми стали ее обучать. Сопровождая Уошо в Оклахому, Футе оказался перед сложной задачей: ему предстояло объяснить Уошо, по­чему она больше не пользуется тем безграничным вниманием

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

Похожие:

Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconНисбетт Р. Р 75 Человек и ситуация. Уроки социальной психологии/Пер с англ. В. В. Румынского под ред. Е. Н. Емельянова, B. C. Магу-на
В. В. Румынского под ред. Е. Н. Емельянова, B. C. Магу-на — М.: Аспект Пресс, 2000.— 429 с. Isbn 5-7567-0234-2
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconДжеффри М. Медицина неотложных состояний: пер с англ. / Дж. М. Катэрино, С. Кахан; пер с англ под ред. Д. А. Струтынского
...
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconИздательский дом: учебники • книги • журналы 115230, Москва, Варшавское шоссе, д. 44а, тел.: (499) 611-24-16, 611-13-03
«Невидимая рука» рынка / под ред. Дж. Итуэлла, М. Милгейта, П. Ньюмена; пер с англ под науч ред. Р. М. Энтова, Н. А. Макашевой М.,...
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconВып сентябрь 2008 Каф ботаники и зоологии Общей биологии и физиологии чел и жив
Язык науки / А. Азимов; [пер с англ. И. Э. Лалаянца под ред и с предисл. Б. Сергиевского; ил. А. Куташова]. Спб. Амфора, 2002. 375...
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconСписок литературы
Дейк Т. А. Язык. Познание. Коммуникация: Пер с англ. Сост. В. В. Петрова; Под ред. В. И. Герасимова; Вступ. Ст. Ю. Н. Караулова и...
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconПрограмма к учебникам под редакцией М. В. Панова
Программа к учебникам под редакцией М. В. Панова «Русский язык» для 5–9 классов общеобразовательных учреждений / Л. Н. Булатова,...
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconСписок літератури Беллман Р. Введение в теорию матриц Пер с англ. Под ред. В. Б. Лидского. М.: Наука, 1969
Беллман Р. Введение в теорию матриц Пер с англ. Под ред. В. Б. Лидского. М.: Наука, 1969. – 368с
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconСписок рекомендуемой литературы Гистология: Учебник /Ю. И. Афанасьев, Н. А. Юрина, Е. Ф. Котовский и др.; Под ред. Ю. И. Афанасьева, Н. А. Юриной. 5-е изд., перераб. И доп. М.: Медицина, 1999
Гистология: атлас: учеб пособие / Л. К. Жункейра, Ж. Карнейро; пер с англ под ред
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconБбк81. 2 П инкер Стивен Язык как инстинкт: Пер с англ. / Общ ред. В. Д. Мазо. М.: Едиториал
«Существуют ли грамматические гены?», «Способны ли шимпанзе выучить язык жестов?», «Контролирует ли наш язык наши мысли?» — вот лишь...
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconСправочник по маркетингу / Под. Ред. Эа уткина. М. Экмос, 1998. 464 с. Котлер Ф. Маркетинг от а до Я. 80 концепций, которые должен знать каждый менеджер / Пер с англ под ред. Т. Р. Тэор. Спб. Издательский Дом «Нева», 2003. 224 с
Афанасьев, М. П. маркетинг: стратегия и практика фирмы. – М. Финстатиформ, 1995. – 102 с
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница