Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова




НазваниеЛинден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова
страница15/27
Дата26.10.2012
Размер4.02 Mb.
ТипКнига
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   27
8. КОЛОНИЯ ШИМПАНЗЕ: БРУНО И БУИ

Элли, Люси и двум шимпанзе по кличке Салом и Таня скоро будет предоставлена возможность общения со своими сородича­ми. Их не вернут в колонию взрослых особей, содержащуюся в институте, а познакомят с Уошо и четырьмя другими шимпанзе: Бруно, Буи, Синди и Тельмой. Все вместе они станут ядром сообщества шимпанзе, пользующихся языком.

Бруно, Буи, Синди и Тельма начиная с 1971 года большую часть времени проводили вместе на институтском острове шим­панзе. Иногда кого-нибудь из них удаляли с острова либо за плохое поведение, либо для занятий, разлучались они и на время экзаменов, но все же в основном пребывали в компании друг с другом. Основываясь на данных по поведению именно этих обезьян, Роджер предпринял первую попытку сравнить и проанализировать различия в усвоении знаков амслена разными особями шимпанзе.

Участвовавших в этом исследовании шимпанзе прежде всего обучили десяти знакам: «шляпа», «покажи», «фрукт», «пить», «еще», «смотри», «ключ», «слушай», «веревка» и «еда». Работая вместе с Гарднерами, Футе опробовал различные методы обу­чения Уошо. Теперь же его цель была иной — не в том, чтобы найти наиболее эффективный метод обучения, а в" том, чтобы выявить различия между шимпанзе,— различия, возникающие при их обучении амслену вполне определенным методом и в кон­тролируемых условиях. Соответственно для всех четырех шим­панзе Футе использовал метод, который показал себя наиболее эффективным при обучении Уошо,— формовку и ослабление, а также процедуру двойного контроля. Футе сравнивал способ­ности шимпанзе по тем временным затратам (в минутах), кото­рые требовались каждому из них, чтобы без подсказки правиль­но назвать объект при пяти последовательных его предъявле­ниях. Футе обнаружил, что в экзаменационной обстановке результаты испытаний порой больше говорят о реакции шим­панзе на обстановку в целом, чем об их действительных дости­жениях. Он также установил, что различия в усвоении симво­лов амслена в значительной степени отражали индивидуаль­ные особенности шимпанзе, так что было бы весьма рисковано пускаться в рассуждения относительно познавательных спо­собностей шимпанзе вообще, основываясь на усвоении конкрет­ным шимпанзе конкретного набора знаков. И наконец, он от-

119

метил некоторые общие черты усвоения всеми шимпанзе тех десяти знаков, которым их обучали,— черты, которые могут кое-что поведать о том, как шимпанзе думают.

Бруно родился в институте в феврале 1968 года. Его отцом был все тот же Пан, а матерью — Пампи. Бруно рано начал учиться амслену. Первое время он проявлял мало интереса к подражанию тем странным движениям, которые его заставляли повторять вновь и вновь. Его даже прозвали гордецом. Но очень скоро он обнаружил исключительные способности. Футе рас­сказывает, что, когда он начал обучать Бруно слову «шляпа» (при этом ладонь кладется на темя), тот посмотрел на него с лег­ким любопытством, как если бы хотел сказать: «Я бы с удоволь­ствием помог тебе, но, право же, не могу понять, чего ты от меня хочешь!» Немного погодя Футе рассердился и пригрозил Бруно наказанием. Шимпанзе немедленно стал прикладывать ладонь к макушке, повторяя «шляпа», «шляпа», «шляпа»...

Буи всегда весел и временами немного несдержан. Его роди­тели неизвестны, но мы знаем, что перед тем, как попасть в ин­ститут, он перенес операцию на мозге. Такие операции, при ко­торых рассекается мозолистое тело, делают людям в случаях тяжелой эпилепсии, а шимпанзе — в экспериментах по изуче­нию свойств правого и левого полушарий мозга. Операцию Буи перенес в очень раннем возрасте, так что она почти не ска­залась на его поведении, если не считать манеры рисовать: он всегда заполнял резко различающимися каракулями два про­тивоположных угла полотна. Похоже, что учителя и воспита­тели привязались к Буи больше, чем в какой-либо другой обезья­не. Он весьма охотно и успешно учится, отчасти, вероятно, по­тому, что обожает изюм, который иногда используют в качестве вознаграждения, однако неважно выглядит на экзаменах, быть может, оттого, что вознаграждения там не выдают.

Синди и Тельма родились на воле примерно в середине 1967 года. Прежде чем попасть в институт, они обе некоторое время воспитывались в домашних условиях, но ни одна не об­ладала столь ярко выраженной индивидуальностью, как Уошо или Люси. Синди хорошо усваивала жесты амслена, поскольку ей всегда отчаянно хотелось во всем угодить учителю. Когда, обучая ее жесту «шляпа», инструктор брал ее руку и приклады­вал ладонью к макушке, Синди не убирала руки, а оставляла ее на голове, как бы желая сказать: «Если это именно то, чего вы от меня хотите,— прекрасно, пожалуйста». Тельма выгля­дит несколько рассеянной. Роджер сравнивает ее с мыслителем, то и дело отвлекающимся на всякие пустяки вроде пролетающей по клетке мухи. На экзаменах ни Синди, ни Тельма не показы­вают особых успехов: первая — из-за отсутствия инструктора, которому она хотела бы угодить, вторая — из-за недостатка сосредоточенности.

Каждому из этих шимпанзе было уже больше двух лет, когда началось обучение, а Синди — даже больше пяти. Общение с

120

преуспевающими в амслене Уошо, Люси и Элли никак не обо­гатило языка этой четверки. Некоторые результаты, получен­ные при их обучении, озадачивают. Так, все шимпанзе с трудом усваивали жест «шляпа», но с легкостью — «башмак». Слово «смотри» оказалось трудным, а «слушай» — легким. Правда, слово «смотри» обозначается прикосновением указательного пальца к глазу, и Футе подозревает, что затруднения связаны с тем, что обезьяне неприятно, когда инструктор подносит ее палец близко к глазу. Пристрастие Буи к изюму привело к то­му, что он усваивал новые слбва примерно в три раза быстрее, чем Тельма, и более чем вдвое быстрее Бруно; а вот на экзаме­не, когда изюма не было, Буи вспомнил лишь 59,72% слов, тог­да как Бруно, учивший слова без вознаграждений,— 90,28%.

В ошибках обезьян было гораздо больше общего. Когда им показывали различные пищевые продукты, они часто путали родовые понятия. Так, Буи иногда ошибочно называл пищу и фрукты словом «пить». Тельма, как правило, вообще не разли­чала отдельные виды пищи и называла все одним словом. Неко­торые ошибки возникали не из-за неспособности обезьян раз­личать самостоятельные категории, а из-за сходства тех жестов, которыми эти понятия обозначаются. Слово «слушай» изобра­жается прикосновением указательного пальца к уху, а «смот­ри» — к глазу. Буи часто путал эти жесты. Наконец, многие ошибки возникали из-за того, что у каждого шимпанзе были свои излюбленные жесты. Так, Синди очень любила знак «ве­ревка», а Тельма зачастую без всякой надобности изображала жесты, обозначающие различные пищевые продукты.

Сопоставление способностей шимпанзе к языку показало, что Уошо — не просто каприз природы. Однако ни одна из харак­терных черт в ее способах употребления языка не является уни­версальной для всех шимпанзе. Между ними существуют четкие индивидуальные различия, и не следует считать, что особен­ности, выявившиеся при обучении определенному слову одного какого-либо индивида, будут свойственны всем шимпанзе.

Этот эксперимент, как и ранее описанные опыты с Уошо, Люси и Элли, представляет собой часть программы Футса по накоплению предварительных данных для постановки последую­щей серии опытов, которые проводятся в настоящее время: изу­чение использования амслена в общении шимпанзе друг с дру­гом. Надо сказать, что задолго до того, как Футе почувствовал себя готовым начать документированное исследование общения шимпанзе на амслене, его питомцы сами начали обмениваться усвоенными жестами.

Бруно и Буи составляют неразлучную пару, и словарь каж­дого из них насчитывает около сорока слов. Бруно — прирож­денный озорник и заводила всех игр, проказ и беспорядков. Он постоянно испытывает терпение своих товарищей. Буи — его личный друг, призванный с восторгом взирать на всевозмож­ные выходки Бруно. Уже в первое мое посещение института я

121

обратил внимание на находящегося в непрерывном движении Бруно и сгнжойн» сидящего в уголке Буи.

Помню, как Стив Тёмерлин пытался выгнать Бруно из лод­ки на остров, а тот ловко ускользал у него из рук. По мере того как движения Стива становились все более угрожающими, Бруно, казалось, испытывал все большее удовольствие. Нако­нец, Стив звонким шлепком опрокинул Бруно на спину, и шим­панзе, вовремя сообразив, что терпение Стива истощилось, вы­прыгнул на берег.

Позднее, уже на берегу, Бруно не давал мне поговорить с Роджером, то и дело прыгая на меня с сиденья трактора. Вот он вскочил мне на плечи — я сбросил его на землю. Он опять взобрался на трактор и вновь прыгнул мне на плечи, на этот раз чуть более решительно. Я снова сбросил его на землю — тоже несколько решительнее. (Мне не очень хотелось всерьез связываться со здоровым пятилетним шимпанзе.) Бруно про­должал приставать все более настойчиво, пока я, наконец, не вышел из себя и не пригрозил ему; шимпанзе, презрительно проигнорировав мою угрозу, с важным видом отошел в сторону и начал играть в ветвях яблони. По дороге он наткнулся на одного из павлинов, и тот бросился от него с истерическими во­плями.

В то мое первое посещение на остров шимпанзе привезли нового обитателя — недавно приобретенного институтом дете­ныша шимпанзе мужского пола по кличке Кико. Мероприятие оказалось неудачным. Стив Тёмерлин выпустил его из лодки и попытался познакомить е Бруно и Буи. Но два старших шим­панзе безжалостно третировали маленького Кико. Они гоняли его вдоль ограды, подскакивали к нему, шлепали и удирали, прежде чем обиженный Кико успевал отплатить им тем же. Это очень напоминало то, как компания мальчишек не дает по­коя и непрерывно издевается над новичком в классе или летнем лагере. Каждый раз все кончалось тем, что Кико прибегал к Стиву и вскакивал ему на руки. В присутствии Стива Кико ста­новился ужасно храбрым. Чувствуя себя застрахованным от неприятностей, он решался на смелые вылазки и, отойдя от своего покровителя не больше чем на метр, грозил кулаком паре хулиганов, а затем быстро укрывался за спиной Стива. Всем стало ясно, что без заступничества Стива Кико будет затравлен до истерики, и его временно удалили с острова. Возвратился он на остров через несколько недель, но спокойствие духа обрел гораздо позже — когда на острове появилась Уошо.

Как уже отмечалось, при первом знакомстве с другими шим­панзе Уошо не проявляла к ним особого интереса, не считая их ровней себе, и называла «черными тварями».. По прошествии нескольких месяцев она начала относиться к своим собратьям терпимее, а затем и искренне полюбила их (хотя по-прежнему неясно, причисляет ли она шимпанзе к той же категории, что и людей). Когда Стив или Роджер посещали остров, Уошо спе-

122

шила приветствовать их крепкими объятиями, как если бы ее ■*—. титулованную особу — несправедливо поместили в общество черни, и вот теперь ей, наконец, предоставилась возможность побеседовать с персонами своего круга. В то же время в ней было что-то от Флоренс Найтингейл *: Роджер обратил вни­мание, что Уошо склонна покровительствовать преследуемым и больным шимпанзе как на острове, так и в институтской коло­нии взрослых обезьян. Поэтому вполне естественно, что ее вни­мание привлек Кико, фактически бесправный, находившийся в совершенно подчиненном положении, и она защищала его от несносных преследований со стороны Бруно и Буи.

Мы можем лишь строить гипотезы о том, что именно при­шло в голову.Уошо, когда она впервые попыталась заговорить со странными созданиями, живущими на острове и в институт­ской колонии. Отсутствие какого бы то ни было ответа с их сто­роны первое время должно было утвердить Уошо в ее изначаль­ном убеждении, что существа столь плебейского вида, как те, с которыми ей приходится иметь дело, конечно же, неспособны разговаривать. Если у нее действительно были такие мысли, то ее изумление, когда Бруно и Буи впервые ответили на ее жесты, должно было быть похоже на то изумление, которое испытали мы сами, когда Уошо впервые заговорила с нами.

С первых дней своего пребывания на острове Уошо пыталась что-то сказать на амслёне товарищам по играм. Правда, в это время она приставала ко всем, кто попадался ей на глаза,—■ в основном с просьбами забрать ее как можно скорее с острова. Но при обращении к шимпанзе она поначалу ограничивалась требованиями своей доли лакомств, которые доставлялись на остров. Ответы она стала получать, лишь когда впервые про­сигналила «подойди обнять».

Наиболее поразительные беседы Уошо вела в институтской колонии взрослых шимпанзе. В то время она вступила в пору половозрелости и у нее начались менструации. В колонии она развлекалась тем, что невинно имитировала спаривание с еще не достигшим половозрелости самцом по кличке Мэнни. Мэнни жил в соседней клетке, и во время свиданий их разделяла ре­шетка. Когда Уошо приходила в соответствующее настроение, она обращалась к Мэнни с жестом «подойди обнять», и он, хотя и не обучался амслену, быстро разгадал смысл этого сообщения и был рад последовать приглашению. Иногда Уошо делала по­добные приглашения, а сама оставалась в глубине клетки, нас­лаждаясь беспомощностью и разочарованностью самца по дру­гую сторону решетки. Первое время, когда Уошо поступала таким образом, Мэнни приходил в крайнее раздражение, но скоро и сам начал в подобной ситуации обращаться к Уошо с жестом «подойди обнять».

* Флоренс Найтингейл (1820—1910) — сестра милосердия, просла­вившаяся самоотверженным уходом за английскими ранеными в госпи­тале под Балаклавой в годы Крымской войны.— Прим. перев.

123





Буи видит, что Бруно ест изюм.



Бруно изображает знак «еда», говоря «Буи я еда», ято означает «не приставай ко мне, я ем».

Буи изображает знак «щекотать», возможно, для того, чтобы отвлечь Бруно от лакомства.

Бруно и Буи разговаривают между собой совсем немного, и в их диалогах преобладают в основном «гастрономические» темы. Порой эти беседы носят односторонний характер: Буй просит у Бруно изюм, а Бруно тем временем отбегает в сторону, чтобы побыстрее сожрать его. Вот образчик такого монолога-приставания с просьбой поделиться апельсиновым соком: «Дай еда пить... дай пить... Бруно дай». Беседа, типичная для пяти­летних, не правда ли? Футе вспоминает, что однажды ему уда­лось быть свидетелем такой беседы: Буи подошел к Бруно, ког­да тот ел изюм, и обратился к нему с просьбой «пощекотать Буи» (возможно, для того, чтобы отвлечь от еды). Бруно ответил: «Буи я еда», что, как предполагает Футе, означало: «Не при­ставай ко мне, я ем!».

Поскольку на берегу эта пара, случается, безобразничает, Роджер часто приказывает Бруно или Буи отправляться в угол клетки и сидеть там. Однажды отправленный в угол Бруно, поерзав в нем несколько минут, обратился к своему оставшему­ся безнаказанным другу: «Буи подойди». В другом случае ситуа­ция была обратной. Тогда Буи попросил: «Бруно подойди».

Такого рода разговоры между шимпанзе, пожалуй, недо­статочно многословны для великосветской беседы, это всего лишь первые дразнящие проблески тех результатов, которые могут быть получены в планируемых Футсом экспериментах на следующем поколении обезьян. Шимпанзе пользовались язы­ком, поскольку он превратился для них в удобное средство об­щения. Даже в отсутствие всяких дополнительных усилий со стороны Футса они все чаще пользовались амсленом в общении друг с другом. В грядущей серии экспериментов Футе плани­рует прибегнуть к совершенно необычному, едва ли не сверхъ­естественному средству стимулировать беседы шимпанзе,— средству, использующему страхи и аппетиты обезьян. Подоб­ные эксперименты, как мы увидим ниже, позволят нам узнать кое-что не только об общении шимпанзе с помощью человечес­кого языка, но также и о своеобразной этике их взаимоотноше­ний, когда обезьяны координируют свои усилия для достиже­ния некоторого желанного вознаграждения.

Сейчас, по-видимому, самое время вкратце рассмотреть поведение этих владеющих языком человекообразных обезьян с учетом того, чего, в сущности, от них добивались и добились исследователи. Работа Гарднеров с Уошо доказала, что шимпан­зе может общаться с человеком, используя его язык. Уошо по­нимает символические свойства языка жестов, а комбинации жестов, которыми она почти сразу же начинает пользоваться, вполне сравнимы с характерными типами предложений, упо­требляемых детьми, едва начинающими говорить. Первые ра­боты Футса с Бруно, Буи, Синди и Тельмой подтвердили, что Уошо не является редчайшим исключением; кроме того, они позволили получить некоторые данные об индивидуальных

126

особенностях шимпанзе, методах их обучения и способах про­верки успехов шимпанзе в овладении амсленом. Работа с Люсв дала возможность понять, как именно шимпанзе используют словарь для классификации окружающего мира. То обстоятель­ство, что Элли владел фактически тремя языками, было исполь­зовано для выяснения возможностей шимпанзе переводить информацию, полученную с помощью одних органов чувств, в другой сенсорный канал. Так удалось еще глубже проникнуть в сущность понимания обезьянами окружающего мира. Более того, Футе, приступил к исследованиям (результаты которых еще неопубликованы) по анализу порядка слов в комбинациях из многих слов, используемых Люси и Элли. И наконец, в про­цессе своей работы Футе обнаружил множество интригующих и неожиданных находок: ругань обезьян, изобретение новых жестов (вроде того, который символизировал «поводок»), вкла­дывание обезьянами по мере их взросления нового смысла в уже известные жесты (например, употребление Уошо сочетания «подойди обнять» или же грустное описание Люси сво§го эмо­ционального состояния словами «я плакать»).

Все эти исследования можно в каком-то смысле считать эм­пирическим эквивалентом экспериментальной хирургии. В даль­нейшем Футе надеется "изучить некоторые аспекты использова­ния обезьянами языка при общении их с людьми, прежде чем приступить к исследованию употребления языка в общении шимпанзе друг с другом. Футе хочет рассмотреть с единой точки зрения все те языковые способности, которые были обнаружены им у шимпанзе. Его стратегия состоит в том, чтобы организовать несколько различных направлений в экспериментах по амслену, проводимых в институте, а затем синтезировать их результа­ты в целостную картину, основываясь на перечне ключевых свойств языка, разработанном лингвистом Чарлзом Хоккетом.

Перечень Хоккета — это один из многих перечней, в кото­рых суммированы некие основополагающие свойства языка (сам Хоккет разработал несколько таких схем), причем в осно­ве их лежат радикально разные представления о языке. Как отмечали Гарднеры, существуют такие определения языка, ко­торым Уошо удовлетворяет уже с 1966 года, и такие, которым Уощо не сможет удовлетворить никогда. В действительности результаты работы с Уошо привели к появлению нескольких новых определений языка, в которых можно было бы усмотреть явные признаки клаустрофобии. Футе выбрал определение Хок­кета, поскольку оно широко используется в специальной линг­вистической литературе и вместе с тем говорит о существовании ключевых особенностей такого плана, которые Футе будет пы­таться постепенно, шаг за шагом, выявить в поведении шимпан­зе. Но допустим, что у шимпанзе удастся обнаружить все эти семь основополагающих свойств языка. Что тогда? Не будет ли это означать, что в наших сегодняшних представлениях о язы­ке не все верно?

1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   27

Похожие:

Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconНисбетт Р. Р 75 Человек и ситуация. Уроки социальной психологии/Пер с англ. В. В. Румынского под ред. Е. Н. Емельянова, B. C. Магу-на
В. В. Румынского под ред. Е. Н. Емельянова, B. C. Магу-на — М.: Аспект Пресс, 2000.— 429 с. Isbn 5-7567-0234-2
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconДжеффри М. Медицина неотложных состояний: пер с англ. / Дж. М. Катэрино, С. Кахан; пер с англ под ред. Д. А. Струтынского
...
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconИздательский дом: учебники • книги • журналы 115230, Москва, Варшавское шоссе, д. 44а, тел.: (499) 611-24-16, 611-13-03
«Невидимая рука» рынка / под ред. Дж. Итуэлла, М. Милгейта, П. Ньюмена; пер с англ под науч ред. Р. М. Энтова, Н. А. Макашевой М.,...
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconВып сентябрь 2008 Каф ботаники и зоологии Общей биологии и физиологии чел и жив
Язык науки / А. Азимов; [пер с англ. И. Э. Лалаянца под ред и с предисл. Б. Сергиевского; ил. А. Куташова]. Спб. Амфора, 2002. 375...
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconСписок литературы
Дейк Т. А. Язык. Познание. Коммуникация: Пер с англ. Сост. В. В. Петрова; Под ред. В. И. Герасимова; Вступ. Ст. Ю. Н. Караулова и...
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconПрограмма к учебникам под редакцией М. В. Панова
Программа к учебникам под редакцией М. В. Панова «Русский язык» для 5–9 классов общеобразовательных учреждений / Л. Н. Булатова,...
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconСписок літератури Беллман Р. Введение в теорию матриц Пер с англ. Под ред. В. Б. Лидского. М.: Наука, 1969
Беллман Р. Введение в теорию матриц Пер с англ. Под ред. В. Б. Лидского. М.: Наука, 1969. – 368с
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconСписок рекомендуемой литературы Гистология: Учебник /Ю. И. Афанасьев, Н. А. Юрина, Е. Ф. Котовский и др.; Под ред. Ю. И. Афанасьева, Н. А. Юриной. 5-е изд., перераб. И доп. М.: Медицина, 1999
Гистология: атлас: учеб пособие / Л. К. Жункейра, Ж. Карнейро; пер с англ под ред
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconБбк81. 2 П инкер Стивен Язык как инстинкт: Пер с англ. / Общ ред. В. Д. Мазо. М.: Едиториал
«Существуют ли грамматические гены?», «Способны ли шимпанзе выучить язык жестов?», «Контролирует ли наш язык наши мысли?» — вот лишь...
Линден Ю. Л 59 Обезьяны, человек и язык: Пер с англ. Е. П. Крю­ковой под ред. Е. Н. Панова iconСправочник по маркетингу / Под. Ред. Эа уткина. М. Экмос, 1998. 464 с. Котлер Ф. Маркетинг от а до Я. 80 концепций, которые должен знать каждый менеджер / Пер с англ под ред. Т. Р. Тэор. Спб. Издательский Дом «Нева», 2003. 224 с
Афанасьев, М. П. маркетинг: стратегия и практика фирмы. – М. Финстатиформ, 1995. – 102 с
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница