Сборник тезисов и статей шестой научно-практической конференции «Здоровьесберегающие технологии, их роль в развитии личности ребенка», посвященной 15-летию




НазваниеСборник тезисов и статей шестой научно-практической конференции «Здоровьесберегающие технологии, их роль в развитии личности ребенка», посвященной 15-летию
страница5/46
Дата24.10.2012
Размер3.89 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46

К вопросу о норме и патологии психического здоровья личности


«Предисловие можно назвать громоотводом» — считал немецкий ученый Г.К- Лихтенберг. И действительно, в предисловии автор обычно старается заранее оправдаться, объяснить, почему он выбрал именно эту тему и данный угол ее рассмотрения, эти, а не другие методы исследования и способы изложения. Достаточно часто психологу приходится слышать от специалистов других областей, прежде всего естественнонаучных, что психология вовсе не наука, поскольку не располагает строгими объективными методами исследования. Когда же психология стремится к формализации методов и достигает известного уровня этой формализации, то сразу же появляются обвинения — на этот раз со стороны представителей гуманитарных областей,— которые говорят о принципиальной невозможности однозначного определения человеческой личности.

Эта статья об общих проблемах психологии личности, о том, что такое психическое и личностное здоровье, о том, по каким внутренним механизмам возможно уклонение от нормы. Разумеется, автор отнюдь не претендует на окончательное решение каждого из названных вопросов. Эти вопросы вообще не имеют окончательных решений, ибо относятся скорее к категории «вечных». Как все вечное, они актуальны в любое время, но все же бывают периоды, когда они становятся, особенно остры. В психологической науке это связано с требованиями практического использования ее данных, с возрастанием роли «человеческого фактора» в производстве и общественной жизни.

В психологии бытует старая аналогия психического мира человека с всадником на лошади. Всадник — это «я», «самость», то, что воспринимает и ощущает, оценивает и сравнивает; лошадь — это эмоции, чувства, страсти, которыми призвано управлять «я». Воспользовавшись этой аллегорией, 3. Фрейд говорил о всаднике как о сознании, а о лошади — как о бессознательном. Сознание находится в безнадежном положении: оно пытается управлять значительно более сильным существом, сильным не только физически, но и своей хитростью, близостью к инстинктивной природе, умением обмануть прямолинейное сознание и поворачивать его в нужном направлении, оставляя при этом сознание в неведении относительно причин этих поворотов. Поэтому, чтобы понять механизмы развития психики, надо изучать бессознательное, ибо отдельные поступки и целые жизненные судьбы определяются этим конем, а не, близоруким наездником. В результате понятие нормы как бы повисает в воздухе, оно не связано со всем многообразием реальной психической жизни. Задача же подлинной теории личности состоит в объяснении как случаев нормального развития, ведущих в своей перспективе к гармоническому и полному раскрытию личности, так и случаев аномалий этого развития. Для этого необходимо, прежде всего, выяснить и обосновать, что является критерием нормального человеческого развития, его исходным мерилом. Отсюда возникает потребность нового пересмотра проблемы нормы и патологии, аномалий и здоровья личности.

Представления о патологии до тех пор кажутся ясными и очевидными, пока думаешь, что сумасшедший—это, обязательно бросающийся на стенку и выкрикивающий непонятное. Когда же имеешь дело не с описанием в учебнике того или иного изолированного синдрома, а с его конкретным носителем — живым человеком, со своей судьбой, интересами и особенностями,— то вопрос, что есть норма и что — патология, теряет свою ясность и простоту, становится расплывчатым и трудноуловимым. И хотя профессиональные психиатры и психологи — учатся со временем безошибочно, иногда по одному лишь жесту, слову, внешнему виду человека определять его внутреннее состояние, относить его к нормальному или патологическому, сущность и теоретические (а не интуитивно-эмпирические) основания «норма-патология» до сих пор остаются и для них самих недостаточно ясными.

Пожалуй, самым расхожим остается для многих психологов и психиатров понимание нормы как, во-первых, чего-то среднего, устоявшегося, не выделяющегося из массы и, во-вторых (что необходимо связано с первым) — наиболее приспособленного, адаптированного к окружающей среде. Такое понимание хорошо согласуется со здравым смыслом и имеет весьма глубокие корни в житейском сознании, прочно отождествляющем нормальное и общепринятое.

Данный статистически-адаптационный подход к пониманию нормы вызывает, однако, резкую критику. Которая основана на том, что отождествление нормальности с часто встречающимся - резко снижает представление о человеческом развитии, низводя его до уровня приспособления к расхожим шаблонам поведения. Французский психиатр К. Кюльер говорил, что «в тот самый день, когда больше не будет полунормальных людей, цивилизованный мир погибнет, погибнет не от избытка мудрости, а от избытка посредственности». Согласно Ч. Ломброзо, «нормальный человек — это человек, обладающий хорошим аппетитом, порядочный работник, эгоист, рутинер, терпеливый, уважающий всякую власть, домашнее животное». М. Ферри сравнивал нормального человека с готовым платьем, которое продают в больших магазинах, и т.п. «Надо помнить,— писал академик А.Н. Крылов,— что есть множество «величин», т.е. того, к чему приложимы понятия «больше» и «меньше», но величин, точно не измеримых. Например: ум и глупость, красота и безобразие, храбрость и трусость, находчивость и тупость и т.д. Для измерения этих величин нет единиц, эти величины не могут быть выражены числами...».

Непринятие статистических и адаптивных критериев нормы как достаточных звучит и во многих современных исследованиях. Приведем для примера два критических рассуждения. Первое, касающееся принципа адаптивности, принадлежит известному польскому психологу и клиницисту К. Домбровскому. Он считает, что способность всегда приспосабливаться к новым условиям и на любом уровне свидетельствует о моральной и эмоциональной неразвитости. За этой способностью скрываются отсутствие иерархии ценностей и такая жизненная позиция, которая не содержит в себе элементов, необходимых для положительного развития личности и творчества.

Второе критическое рассуждение исходит из более строгих, естественнонаучных оснований. Статистический подход предполагает необходимость количественного измерения свойств исследуемого объекта и установление с помощью математики соответствующих средних показателей. Понятно, что для столь сложного объекта, каким является психика, необходимы выделение и учет не одного и не двух, а, по крайней мере, нескольких свойств. Однако, применение такого подхода сталкивается на практике с серьезными трудностями. Это убедительно показано Ю.Б. Гиппенрейтер. Она пишет: «Пусть «нормальными» будут считаться такие степени отклонения какого-нибудь свойства от математического среднего, которыми обладает половина популяции; тогда по 1/4 популяции разместятся на обоих полюсах «оси» этого свойства в зонах «отклонения» от нормы. Если мы теперь возьмем не одно, а два независимых свойства, то при тех же условиях в «нормальной» зоне окажется уже четвертая часть популяции, а остальные 3/4 попадут в зоны «отклонения»; при пяти независимых свойствах «нормальным» окажется один человек из 32, а при десяти свойствах — один из 1024!» Так что последовательное применение статистического подхода может обернуться парадоксам — среднестатистическим нормальным окажется крайне редкое явление вопреки априорному представлению о среднем, нормальном как о наличном у большинства.

Чтобы обойти эти сложности, исследователи используют разные приемы. Наиболее простой и весьма распространенный из них — принятие негативных критериев нормы. Согласно этому подходу, норма понимается, прежде всего, как отсутствие каких-либо выраженных патологических симптомов. Если у человека не обнаруживается этих симптомов, значит, он нормален, значит, он здоров. Понятно, что данный подход в лучшем случае очерчивает границы круга, в котором следует искать специфику нормы, однако сам на эту специфику никоим образом не указывает.

Не решает проблемы и подход с позиций культурного релятивизма, Согласно этой вариации, о норме и патологии можно судить лишь на основании соотнесения особенностей культуры определенных социальных групп, к которым принадлежат исследуемые индивиды: то, что вполне нормально для одной социальной группы, для другой будет выглядеть как патология. Очевидно, что, последовательно придерживаясь этого подхода и переходя ко все более мелким подразделениям социальной среды, мы для каждого индивида получим множество критериев нормы и патологии, вплоть до представления, что «все нормально по отношению к самому себе»...», или — если воспользоваться старой русской пословицей — «всяк молодец на свой образец».

Однако такое представление в научном плане есть не что иное, как снятие проблемы нормы, капитулирование перед ее сложностью и переход к описанию индивида только как особенного, уникального в своем роде. Так, выдающийся отечественный исследователь пограничных психических состояний П. Б. Ганнушкин не раз подчеркивал относительность границ нормы. Вот, например, характерные для него высказывания: «...в таком, с одной стороны, хрупком и тонком, а с другой — в таком сложном аппарате, каким является человеческая психика, можно у каждого найти те или иные, подчас довольно диффузные, конституционально-психопатические черты»; «гармонические» натуры по большей части есть плод воображения». Он писал: «относиться к так называемым душевно здоровым, так называемым нормальным людям с тем же пониманием, с той же мягкостью, с той же вдумчивостью, но и с той же прямотой, как к душевно нездоровым; разница между теми и другими, если иметь в виду границы здоровья и болезни, вовсе не так уж велика».

Следует заметить, что приведенные взгляды не есть в строгом смысле полное снятие со счетов проблемы нормы, признание ее не существующей. Оно в основном заключается в том, что человек здоров настолько, насколько он избегает крайностей невроза или психопатии, насколько он, даже имея в себе зачатки, признаки, скрытые процессы, относящиеся к этим страданиям, не дает им разрастись дальше положенной черты. Границы (чаще всего эта граница, с теми или иными оговорками, усматривается в мере адаптивности, приспособленности к окружающему, т.е. на основании одного из уже разобранных выше критериев нормы). Иными словами, здоровье определяется через нездоровье, норма — через аномалию, но в отличие от описанных ранее чисто негативных критериев дается и некоторое содержательное представление о здоровье.

Как реакцию на такой подход можно рассматривать появление описательных критериев психического здоровья, в которых взамен психиатрической терминологии стали звучать общечеловеческие принципы и понятия. Наиболее часто отмечаются такие черты, как интерес к внешнему миру, наличие «жизненной философии», которая упорядочивает, систематизирует опыт, способность юмористически окрашивать действительность, способность к установлению душевных контактов с окружающими, целостность личности, и ряд других.

Как можно оценить такой подход? Прежде всего, он представляется необходимым шагом в изучении проблемы нормы. Негативные критерии указывают (и то весьма приблизительно) границу между обширными областями нормы и патологии. Статистические и адаптационные критерии определяют нормальность как похожесть на других и соответствие требованиям окружающих. Если культурный релятивизм все сводит к микросоциальным установкам и отсутствию патологических с точки зрения рассматриваемой культуры симптомов, то данный подход пытается выделить то позитивное, несводимое к психопатологическим понятиям, что несет в себе нормальная личность. В отличие от узко симптоматических критериев предыдущих подходов здесь широко ставится вопрос о здоровье личности как о некотором особом достоянии, полноте, а не об одном отсутствии тех или иных ущербов и недугов. Эта тенденция согласуется с общим определением, данные в Уставе Всемирной организации здравоохранения: здоровье есть состояние полного физического, духовного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней или физических дефектов. Такой подход все чаще находит отклик и в современной отечественной науке. В последние годы все более распространяется мнение, согласно которому психическое здоровье «определяется не негативным образом - лишь как отсутствие дезадаптации, а с точки зрения позитивного ее аспекта как способность к постоянному развитию и обогащению личности за счет повышения ее самостоятельности и ответственности в межличностных отношениях, более зрелого и адекватного восприятия действительности. Вместе с тем описательный подход имеет свои очевидные ограничения. Во-первых, большинство описаний не соотнесено с психологическим категориальным аппаратом и потому не может быть непосредственно использовано научной психологией. Во-вторых, как правило, описывается конечный продукт — ставшая личность, и ничего или крайне мало говорится о самом главном и ценном для теории и практики — о том процессе, который привел к ее появлению, и о тех внутренних закономерностях, что лежат в основе этого процесса. Возьмем, например, такой критерий, как «целостность», на который часто указывается как на один из главных показателей нормального развития в противовес «расщеплению личности». И действительно, целостность — важный признак здорового функционирования любой живой системы, личности в том числе. Можно сказать больше: целостность должна иметь свои градации и степень, свою меру. Если внутренняя структура слишком монолитна, спаяна, жестко состыкована, то это может стать не меньшим тормозом для развития, чем отсутствие должного связующего, структурирующего начала.

Подходы, которые рассмотрены, не дают убедительного ответа, отсылая либо к выраженной патологии (раз не болен, то здоров), либо к статистике (раз «как все», то нормален), либо к адаптивным свойствам (здоров, если хорошо приспособлен), либо к требованиям культуры (нормален, если исполняешь все ее предписания), либо к совершенным образцам (здоровье личности как атрибут выдающихся, творческих представителей человечества) и т.д.

Не спасают дело и различные вариации, объединения в разных пропорциях этих и других сходных с ними принципов. Но если каждый из представленных трех критериев (статистика, адаптация и целостность) оказался, как мы видели, недостаточным для определения нормы развития личности, то где гарантия, а главное, убедительное обоснование того, что, взятые вместе, они раскроют содержание этого понятия?

В чем же причина того, что проблема психической нормы каждый раз как бы выскальзывает из рук, незаметно покидая пределы психологии и обнаруживая себя уже в других, непсихологических областях - психопатологии, биологии, статистике и т. п.?

Чтобы избежать этих недоразумений, необходимо вернуться к двум отмеченным выше моментам рассматриваемой концепции. Во-первых, что человек всегда есть общественное существо, что он «живет миром». Во-вторых, сущность человека — не просто сумма, совокупность, но сложный ансамбль общественных отношений, т. е. их соподчинение, сопряженность, гармоническое единство, иерархия. Патология при этом часто рассматривается как увеличительное стекло, сквозь которое становится явно заметным, гипертрофированным и потому легко обозримым скрытое от нас в норме. Однако сама констатация отклонения подразумевает некое понимание меры, эталона, относительно которого оно произошло, поэтому, постулируя изучение аномалий как исходный момент, мы тем самым неизбежно (а вовсе не вследствие частных заблуждений) приходим к пониманию нормы как отсутствия недостатков, но не присутствия некоего достоинства со всей уже отмеченной ранее методологической ограниченностью этого взгляда.
Литература.

  1. Вести. МГУ. Сер. Психология. 1983. № 4. С. 20.

  2. Вопросы психологии. 1999. № 5. С. 171.

  3. Ганнушкин П. Б. Избр. труды. М., 1964. С. 49, 50.

  4. Карвасарский Б. Д. Медицинская психология. Л., 1992. С. 222.

  5. Крылов Л. И. Прикладная математика и се значение для техники. М., 1931. С. 3.

Вайнер И.Н.,
педагог-психолог МООУ Городской центр А.И. Бороздина, г. Новосибирск

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46

Похожие:

Сборник тезисов и статей шестой научно-практической конференции «Здоровьесберегающие технологии, их роль в развитии личности ребенка», посвященной 15-летию iconСборник научных работ VI открытой научно-практической конференции Студентов и молодых ученых, посвящённой 65-летию победы в великой отечественной войне Под редакцией
Сборник научных работ VI открытой научно-практической конференции студентов и молодых ученых посвящённой 65-летию победы в великой...
Сборник тезисов и статей шестой научно-практической конференции «Здоровьесберегающие технологии, их роль в развитии личности ребенка», посвященной 15-летию iconРоссийской федерации федеральное государственное образовательное учреждение
Сборник материалов межрегиональной научно-практической конференции, посвященной 50-летию экономического факультета и 40-летию кафедры...
Сборник тезисов и статей шестой научно-практической конференции «Здоровьесберегающие технологии, их роль в развитии личности ребенка», посвященной 15-летию iconАоу во дпо «Вологодский институт развития образования» Череповецкий филиал аоу во дпо «виро»
Современные образовательные технологии и их роль в развитии личности младших школьников: Сборник материалов научно-практической конференции....
Сборник тезисов и статей шестой научно-практической конференции «Здоровьесберегающие технологии, их роль в развитии личности ребенка», посвященной 15-летию iconПантюк И. В., Гурский В. Е. //Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 90-летию бгу: Кросс-культурная коммуникация и современные
Пантюк И. В., Гурский В. Е. //Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 90-летию бгу: Кросс-культурная...
Сборник тезисов и статей шестой научно-практической конференции «Здоровьесберегающие технологии, их роль в развитии личности ребенка», посвященной 15-летию iconТусур программа восьмой международной научно-практической конференции
Оргкомитет приглашает Вас принять участие в работе VIII международной научно-практической конференции «Электронные средства и системы...
Сборник тезисов и статей шестой научно-практической конференции «Здоровьесберегающие технологии, их роль в развитии личности ребенка», посвященной 15-летию iconБиологического разнообразия сборник научных статей IV международной научно-практической конференции Чебоксары, 2012
Б 63 научно-практической конференции / Под ред к б н. А. В. Димитриева, Е. А
Сборник тезисов и статей шестой научно-практической конференции «Здоровьесберегающие технологии, их роль в развитии личности ребенка», посвященной 15-летию iconЦенностные и социокультурные основы воспитания духовности и субъектности личности
Сборник научных статей по материалам V всероссийской научно-практической конференции
Сборник тезисов и статей шестой научно-практической конференции «Здоровьесберегающие технологии, их роль в развитии личности ребенка», посвященной 15-летию iconСборник статей и тезисов докладов студенческой научной конференции факультета информатики и вычислительной техники за 2011 год. Региональная научно-техническая конференция студентов и аспирантов «энергия 2011»
«Математическое моделирование и информационные технологии» : Материалы региональной научно-технической
Сборник тезисов и статей шестой научно-практической конференции «Здоровьесберегающие технологии, их роль в развитии личности ребенка», посвященной 15-летию iconНестеренко Людмила Яковлевна
Сборник трудов научно-практической конференции «Актуальные проблемы стоматологии», посвящённой 30-летию стоматологического факультета...
Сборник тезисов и статей шестой научно-практической конференции «Здоровьесберегающие технологии, их роль в развитии личности ребенка», посвященной 15-летию iconПрограмма 66-ой научно-практической конференции студентов
Сборник тезисов 66-й научно-практической конференции студентов, магистрантов и аспирантов факультета международных отношений бгу....
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница