Государственная идеология в россии второй четверти XIX века: пропаганда и реализация




Скачать 348.48 Kb.
НазваниеГосударственная идеология в россии второй четверти XIX века: пропаганда и реализация
страница1/3
Дата22.10.2012
Размер348.48 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2   3



На правах рукописи


УДАЛОВ Сергей Валерьевич


ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИДЕОЛОГИЯ В РОССИИ

ВТОРОЙ ЧЕТВЕРТИ XIX ВЕКА:

ПРОПАГАНДА И РЕАЛИЗАЦИЯ


Специальность

07.00.02. – Отечественная история


АВТОРЕФЕРАТ


диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук


Саратов 2005


Работа выполнена на кафедре истории России Саратовского государственного университета


Научный руководитель:

доктор исторических наук, профессор

Троицкий Николай Алексеевич


Официальные оппоненты:


доктор исторических наук, профессор

Донин Александр Николаевич


доктор исторических наук, профессор

Лобачева Галина Викторовна


Ведущая организация – Санкт-Петербургский институт истории Российской академии наук


Защита состоится « 9 » февраля 2006 г. в ____часов на заседании диссертационного совета Д. 212.243.03. при Саратовском государственном университете по адресу: 410026, Саратов, ул. Астраханская, 83, исторический факультет, корп. XI, ауд. 515.


С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Саратовского государственного университета по адресу: Саратов, ул. Университетская, 42.


Автореферат разослан «___» _______________2005 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета Герман А. А.


Общая характеристика работы


Актуальность темы. В современной историографии проявляется все большее внимание к тем вопросам исторического развития России, которые в советский период получали поверхностную и, в большинстве своем, одностороннюю оценку. Большой интерес для исследователей представляет правительственный консерватизм и связанные с ним идеологические программы русского самодержавия. По иному оценивается проблема взаимоотношений власти и общества.

Наименее исследованным, с точки зрения указанных выше аспектов, долгое время оставался период правления Николая I. Стремление более детально изучить процессы, происходившие в России второй четверти XIX в. заставляет историков все чаще обращаться именно к идеологической сфере николаевского царствования, которая являлась прямым отражением складывающейся в этот период политической системы. В то же время оформившаяся во второй четверти XIX в. политическая концепция власти теоретически обосновывала и модель взаимоотношений власти и общества. При этом правительство стремилось укрепить свои позиции путем идеологического давления на общество и внедрения в общественное сознание заложенного в доктрине комплекса идеологем.

До сих пор исследование различных аспектов официальной доктрины царствования Николая I ограничивалось главным образом изучением ее генезиса, идеологических истоков и содержательной структуры. При этом практически не изучались механизмы ее пропаганды и реализации. Их изучение в свете современных научных представлений об идеологии николаевского правления является актуальной научной проблемой.

Объектом исследования является идеологическая сфера николаевского царствования, как неотъемлемая часть внутриполитического курса правительства в исследуемую эпоху.

В качестве предмета исследования выбраны основные механизмы внедрения государственной идеологии в общественное сознание через историографию, публицистику, художественную литературу.

Степень научной разработки темы. В истории темы можно выделить три периода: дореволюционный, советский и современный.

В дореволюционной историографии попытки критического анализа доктрины «православия, самодержавия, народности» связаны, в большей степени, с работами А. Н. Пыпина, который, собственно, и ввел в научный оборот понятие теория «официальной народности»1. Им же была сформулирована либерально-критическая трактовка как уваровской триады, так и всего идеологического наполнения николаевского царствования. Во многом развивая идеи Пыпина, А. А. Корнилов показал связь идей «официальной народности» с политическими взглядами Н. М. Карамзина2.

В целом можно сказать, что историки конца XIX в. – начала XX в. мало обращались к анализу непосредственно официальной идеологии и механизмов ее внедрения. Больше всего их интересовали вопросы, связанные с политикой правительства в области образования3 и цензуры4.

В советской историографии каких-либо серьезных шагов в направлении изучения генезиса, дальнейшего развития и пропаганды государственной идеологии николаевского царствования сделано не было. Исследование проблем, связанных с историей XIX в., проводилось главным образом с точки зрения освободительного движения. Акцент, как правило, делался на изучении революционного и, значительно реже, либерального направлений в общественной мысли России. Сюжеты, связанные с идеологической программой Уварова и ее реализацией, затрагивались лишь в контексте анализа вышеуказанных явлений и получали при этом неизменно негативную оценку. Редким исключением является работа известного русского философа Г. Г. Шпета, написанная в 20-е гг. XX в. Автор впервые обратил внимание на связь, существующую между идеологической программой Уварова и идеями немецкого романтизма начала XIX в.5

В дальнейшем в работах, посвященных общественному движению второй четверти XIX в., лишь вскользь упоминалось о реакционном течении, выразителем которого являлись С. С. Уваров, М. П. Погодин и т. д. При этом практически все авторы определяли теорию «официальной народности» как ограниченную, реакционно-охранительную и не допускавшую никакого движения вперед, ни малейших изменений в русской действительности6. В 1957 г. С. Б. Окунь попытался более подробно рассмотреть сущность этой теории на примере взглядов М. П. Погодина, однако и он лишь подверг ее жесткой критике, употребляя такие уничижительные определения, как «квасной патриотизм», «пьяный угар официальной народности» и др.7 С указанных позиций оценивалась и в целом деятельность С. С. Уварова в области просвещения и цензуры8. Наиболее интересной, в данном случае, является работа Л. А. Булгаковой, посвященная сословной политике правительства в области образования9. В общих чертах представлена общественно-политическая позиция отдельных печатных органов («Москвитянин», «Северная пчела», «Маяк»), которые являлись наиболее яркими представителями консервативного направления общественной мысли10.

В 80-е гг. XX в. впервые появляются попытки более объективно взглянуть на проблемы, связанные с официальной идеологией и деятельностью Уварова в области просвещения. Однако в этот период уваровская идеологическая программа по-прежнему рассматривается лишь в связи с либеральным движением11. Началом нового этапа в изучении идеологической сферы николаевского царствования можно считать статьи Н. И. Казакова и И. Л. Качалова, вышедшие в конце 1980-х – начале 1990-х гг.12 Несмотря на спорность некоторых выводов, авторы попытались отказаться от установленных ранее стереотипов в восприятии проблемы идеологического творчества в России второй четверти XIX в., и более детально изучить связанные с ней вопросы.

Изменения в политическом строе, произошедшие в России в конце 1980-х – начале 90-х гг., отразились и на исторической науке. В исследовательской литературе смещаются акценты. Изучение революционного и либерального движения в России XIX в. заметно потеснил повышенный интерес к консервативному направлению общественной мысли и близким к нему официальным идеологическим программам. На фоне этих изменений растет интерес и к идеологической доктрине Уварова. Однако серьезных работ, подробно анализирующих официальную идеологию и, тем более, ее пропаганду в обществе до сих пор вышло сравнительно немного. Статьи П. В. Акульшина, В. Хотеенкова, В. Чернеты, О. А. Иванова, носят, в большинстве своем, общий характер13.

Более плодотворными оказались в этом плане исследования А. Л. Зорина. Развивая идеи Г. Г. Шпета о существующей связи между триадой Уварова и идеями немецкого романтизма, Зорин по новому раскрыл проблему идеологических истоков созданной министром просвещения доктрины, детально изучив, при этом, и ее содержательную структуру14. Московский историк М. М. Шевченко, рассматривая политику правительства в области образования и цензуры в первой половине XIX в., также отдельное внимание уделил ее идеологическому обоснованию15.

В историографии сравнительно мало внимания уделяется проблеме развития низших и средних учебных заведений во второй четверти XIX в. Значительно больше работ посвящено университетам. Среди них особенно следует выделить капитальный труд Ф. А. Петрова о формировании системы университетского образования в первой половине XIX в., в котором дана, в целом, положительная оценка деятельности Уварова в этом направлении16. Значительным событием в исторической науке стала подготовка в начале 2000-х гг. сотрудниками Московского университета шеститомных «Очерков русской культуры XIX века». Наиболее интересным для нас является второй том, посвященный взаимоотношениям власти и культуры17. Определенный интерес представляют работы, посвященные общественным деятелям, развивавшим и внедрявшим официальную идеологию18.

В зарубежной историографии необходимо выделить, прежде всего, работы Н. В. Рязановского и Ц. Х. Виттекер. Книга Рязановского «Николай I и официальная народность в России 1825 – 1855.», написанная автором еще в 50-х гг. XX в., до сих пор представляет собой единственную попытку изобразить общую картину формирования и дальнейшего развития официальной доктрины19. В свою очередь монография Ц. Виттекер является сегодня единственным крупным исследованием, посвященным основным этапам биографии графа С. С. Уварова20. Интересен подход американского историка Р. Уортмана, который рассматривает создание официальной доктрины в контексте оформившегося в николаевское царствование династического сценария21.

Таким образом, современное состояние проблемы характеризуется, с одной стороны, несомненными достижениями в плане изучения отдельных аспектов без учета их внутренней связи, а, с другой, отсутствием синтетического исследования николаевской идеологии как сложного процесса взаимоотношений власти и общества.

Цели и задачи диссертационной работы. Целью данного исследования является всестороннее изучение основных механизмов реализации идеологической программы самодержавия в России второй четверти XIX в., а также анализ развития и эволюции самой идеологии в процессе ее пропаганды.

Достижение этой цели предполагается путем решения следующих задач:

1) Исследование основных этапов формирования официальной идеологии в период царствования Николая I в контексте оформления внутри- и внешнеполитического курса;

2) Рассмотрение политики правительства в области образования и цензуры в министерство С. С. Уварова, направленной на создание базы идеологического влияния;

3) Определение степени идеологического влияния на национальные окраины империи;

4) Выявление и анализ идей «официальной народности» в университетских курсах и научных публикациях, а также в художественных и публицистических произведениях.

Методологическая основа исследования. В диссертации используются специально-исторические методы исследования. Применение историко-генетического метода способствовало наиболее полному раскрытию вопросов, связанных, не только с генезисом идеологической доктрины, но и ее последующим развитием и определенной эволюцией на фоне выработки и применения основных методов ее пропаганды. Системный подход позволил представить общую картину деятельности правительства, направленной на пропаганду идеологии, внедрение ее в общественное сознание, включая и национальную политику центральной власти, которая также активно влияла на дальнейшее развитие идеологической концепции. При этом использовался, как синхронный метод исследования, ориентированный на определение взаимосвязи между различными явлениями и событиями, происходящими в данный период, и указывающий на функциональную значимость их по отношению друг к другу, так и диахронный, позволяющий выделить и охарактеризовать наиболее важные этапы реализации идеологической программы.

В связи с обширностью темы, заключающейся не столько во временном отрезке изучаемого периода, сколько в количестве исследуемых вопросов, вполне обоснованным выглядит применение проблемно-хронологического метода исследования, позволяющего более полно рассмотреть многочисленные аспекты деятельности русского правительства в области пропаганды государственной идеологии.

Хронологические рамки исследования охватывают весь период правления Николая I, включая и годы Крымской войны. Основное внимание уделено 30 – 40-м гг. XIX в., так как именно на эти годы приходятся наиболее активные попытки правительства реализовать сформулированную министром просвещения идеологическую программу. Такой подход обусловлен стремлением не только выявить и наиболее полно раскрыть основные этапы формирования идеологии и ее пропаганды, но на фоне этого проследить ее дальнейшее развитие и эволюцию.

Источниковая основа диссертации. Исследование проводится на основе анализа обширной источниковой базы, включающей в себя как опубликованные, так и не публиковавшиеся ранее материалы.

Для выявления общих тенденций в политике правительства в области цензуры и образования, направленных на установление государственного контроля и создание базы идеологического влияния, важное значение имеют документы официального характера. Основные этапы законодательного творчества в области народного просвещения и цензуры отражены в Полном собрании законов Российской империи и более специальных, имеющих ведомственное значение, «Сборнике постановлений по министерству народного просвещения» и «Сборнике постановлений и распоряжений по цензуре с 1720 по 1862 гг.» (СПб., 1862). Эти собрания содержат в себе все основные нормативные акты по данной проблеме. Публикуемые в «Журнале министерства народного просвещения» ежегодные отчеты министра С. С. Уварова представляют ценность при рассмотрении проблемы реализации идеологической программы николаевского царствования. Особое значение имеют материалы, раскрывающие содержательную структуру уваровской триады: доклады и отчеты Уварова, составленные им на имя императора22. Для анализа последующей эволюции официальной идеологии бесспорно ценным источником являются также доклады министра народного просвещения и главы III отделения по поводу раскрытия Кирилло-Мефодиевского общества23.

Помимо материалов имеющих чисто официальный характер в работе активно используются и документы личного происхождения: дневники, воспоминания, переписка Николая I, государственных деятелей и чиновников различных ведомств, общественных деятелей М. П. Погодина, С. П. Шевырева, М. Н. Загоскина, Ф. Ф. Вигеля, Ф. В. Булгарина, М. А. Максимовича, П. В. и И. В. Киреевских и др.

Воспоминания известных литературных критиков и писателей второй четверти XIX в. заслуживают интерес благодаря изображаемой в них общей картине литературных и в целом общественных процессов, происходивших в то время. Многие авторы воспоминаний являлись в свое время студентами университетов. В силу этого наибольшее значение приобретают характеристики преподавательского состава и в целом системы преподавания. В данном случае особо значимыми являются воспоминания П. В. Анненкова, И. И. Панаева, М. А. Дмитриева, А. Д. Галахова, А. В. Никитенко, Б. Н. Чичерина, С. М. Соловьева, А. И. Георгиевского, А. Н. Афанасьева и П. Д. Шестакова, Ф. Н. Фортунатова, Н. М. Колмакова, Н. Овсянникова24 и др. Интересным представляется и неопубликованный дневник С. П. Шевырева, хранящийся в отделе рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ. Ф. 850. Ед. хр. 14 – 17), и ранее практически не использовавшийся исследователями.

В виду специфики заявленной темы одно из наиболее приоритетных мест в исследовании занимают такие типы источников как научные, художественные и публицистические произведения, в которых нашли свое отражение основные положения идеологической доктрины. В отборе источников этого направления в первую очередь акцентировалось внимание на статьях помещенных в такие издания, как «Журнал министерства народного просвещения», «Москвитянин», «Северная пчела». В меньшей степени использовались материалы из «Отечественных записок», литературных прибавлений к «Русскому инвалиду», «Московского наблюдателя» и т. д. Учитывались и отдельные научные труды Н. Г. Устрялова, М. П. Погодина, С. П. Шевырева и др.

При анализе художественных произведений делался акцент прежде всего на выявлении в них общих тенденций, имеющих явный идеологический подтекст или направленных на демонстрацию политической концепции в переработанном, популяризированном виде. Особое место в этом ряду занимают произведения Ф. В. Булгарина25. Обращалось также внимание на ту роль, какую играла литература в процессе мифологизации некоторых значимых для развития российской государственности исторических событий в рамках идеологических установок.

Помимо опубликованных источников в исследовании привлечены и неопубликованные материалы, выявленные в центральных архивах. Более объективному восприятию основных процессов, происходивших во второй четверти XIX в. в области просвещения и цензуры способствуют документы, хранящиеся в фондах Российского государственного исторического архива (РГИА). В фонде 744 собрана коллекция правительственных указов и постановлений, затрагивающих интересующие нас вопросы. Однако наибольший интерес представляет фонд Департамента народного просвещения, куда вошли документы по Санкт-Петербургскому, Виленскому, Варшавскому, Дерптскому и другим учебным округам (РГИА. Ф. 733. Оп. 22, 56, 57, 62, 77). Собранные здесь материалы содержат документы различного характера: многочисленные инструкции и постановления, отчеты комиссий по инспекции состояния учебных округов, доклады и донесения попечителей округов, их переписку с центральным управлением министерства народного просвещения, в том числе и с самим С. С. Уваровым.

Особый интерес при исследовании проблемы взаимодействия идеологической доктрины и национальной политики правительства, вызывают материалы по Дерптскому и Варшавскому учебным округам. В фонде Департамента народного просвещения сохранился значительный пласт документов, отражающих в себе попытки правительства интегрировать учебные заведения этих регионов в государственную систему образования (РГИА. Ф. 733. Оп. 56. Ед. хр. 506, 553, 602; Оп. 57. Ед. хр. 4, 78; Оп. 77. Ед. хр. 1, 29. 44, 60).

По цензурному ведомству помимо материалов Главного управления цензуры (РГИА. Ф. 722), для нашей темы представляет несомненный интерес коллекция цензурных материалов, собранная в ОР РНБ (Ф. 831). Большое количество дополнений, не вошедших в основную публикацию, содержит рукописный вариант, составленного В. В. Стасовым, по заданию директора Императорской публичной библиотеки М. А. Корфа «Обзора деятельности цензуры при императоре Николае I», сохранившийся в личном фонде автора (ОР РНБ. Ф. 738. Ед. хр. 12, 13, 14).

Научная новизна исследования. Данное диссертационное исследование является первой в отечественной историографии попыткой комплексного исследования основных механизмов реализации идеологической программы самодержавия в России второй четверти XIX века. В работе детально изучен именно идеологический аспект развития просвещения в России исследуемой эпохи и политики правительства в этой сфере. Впервые на основе обширного круга источников прослежена дальнейшая эволюция самой идеологической доктрины в процессе ее пропаганды. В контексте этой проблемы по-новому оценивается деятельность Ф. В. Булгарина как главного популяризатора официальной идеологии. Впервые детально изучена взаимосвязь между реализацией идеологической программы русского самодержавия и политикой правительства на национальных окраинах Российской империи.

Практическая значимость исследования. Решение поставленных в диссертации задач способствует более объективному восприятию процессов, происходивших в России во второй четверти XIX в., и позволяет на ином уровне оценить значение сформировавшейся в этот период политической концепции власти для русского самодержавия. Материалы диссертации могут быть использованы при подготовке обобщающих и специальных работ по общественно-политической истории России второй четверти XIX века, а также при разработке лекционных курсов, спецкурсов, учебных и методических пособий по истории России.

Апробация результатов. Основное содержание работы отражено в трех статьях, а также докладах на всероссийских научных конференциях. Исследовательский проект по теме диссертации получил поддержку Федерального агентства по образованию.

Диссертация обсуждалась на кафедре истории России Саратовского государственного университета.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

  1   2   3

Похожие:

Государственная идеология в россии второй четверти XIX века: пропаганда и реализация iconИстория русской литературы второй четверти XIX века (1826-1855 гг.)
Периодизация литературного процесса второй четверти XIX в.: 1)1826 1842 гг. (т н. Зо-е годы) сложное соотношение и переплетение романтических...
Государственная идеология в россии второй четверти XIX века: пропаганда и реализация iconВопросы к экзамену по спецкурсу «Славяноведение в России в XIX начале XX вв» для 3 и 4 курса кафедры истории южных и западных славян мгу
Определение славяноведения. Содержание предмета. Состояние знаний в России о зарубежных славянах в первой четверти XIX века
Государственная идеология в россии второй четверти XIX века: пропаганда и реализация iconСуд присяжных в россии во второй половине XIX начале XX века (на примере пензенской губернии)
Охватывают Пензенскую губернию и составлявшие ее в конце XIX – начале XX века 10 уездов: Городищенский, Инсарский, Чембарский, Керенский,...
Государственная идеология в россии второй четверти XIX века: пропаганда и реализация iconРоссия в конце XVIII первой четверти XIX века. Внутренняя и внешняя политика России в период правления Павла I и Александра I
Тема Россия в конце XVIII первой четверти XIX века. Внутренняя и внешняя политика России в период правления Павла I и Александра...
Государственная идеология в россии второй четверти XIX века: пропаганда и реализация iconИдеология российского государственного национализма второй половины XIX начала XX вв. (Историографический аспект)
Охватывают период с середины XIX в., когда в ходе журнальной полемики стали появляться первые критические статьи о М. Н. Каткове...
Государственная идеология в россии второй четверти XIX века: пропаганда и реализация iconМетодические указания для написания рефератов по курсу «Товароведение упаковочных материалов и тары для продовольственных товаров»
Производство деревянной тары (бочек), сосудов из стекла, бумаги, картона, металлической тары (банок, туб), полимеров. Суть упаковочной...
Государственная идеология в россии второй четверти XIX века: пропаганда и реализация iconРабочая программа учебного курса «История»
Пояснительная записка к рабочей программе по Всеобщей истории. Истории Нового времени XIX – начало XX века, Истории России. XIX века,...
Государственная идеология в россии второй четверти XIX века: пропаганда и реализация iconМосковский индивидуальный книжный переплет конца XIX начала XX века
Охватывают период с последней четверти XIX в до 1917 г включительно. Выбор данного временного промежутка связан с рядом причин
Государственная идеология в россии второй четверти XIX века: пропаганда и реализация iconПрограмма вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 10. 01. 01 «Русская литература»
Программы, предполагающие знакомство с источниками и научной литературой, включенными в приведенные ниже списки. Первый и второй...
Государственная идеология в россии второй четверти XIX века: пропаганда и реализация iconК. А. Соловьев C;lb a2obke >@8A0 8 ;510 во властных отношениях древней Руси XI нача­ла XII века
От Северной войны до войн Рос­сии против Наполеона. (II); Первая половина XIX века. (От войн России против Наполеона до Парижского...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница